Глава 42

Издательство Clever
Издательство Clever

О вышел прямо через парадную дверь кирпичного особняка, оставив ее широко распахнутой. Пока он брел вниз по дороге, снег кружился в холодном ветре.

Образ на портрете возникал в голове снова и снова, никак не исчезая. Он убил свою женщину. Забил ее до смерти. Боже… он должен был отвезти ее к доктору. А может, если бы Брат со шрамом не забрал ее, она бы выжила? Может она умерла из-за перевозки?

Так ее убил О? Или она бы выжила, останься с ним? Что если — Твою мать! Поиски истины — это полная херня. Она мертва, а ему даже некого похоронить, потому что это долбаный брат забрал ее. Точка.

Внезапно он заметил свет фар приближавшейся машины. Подойдя поближе, он увидел черный внедорожник, остановившийся у ворот.

Проклятый Бэта. Что за ерунду он творит? О еще не звонил убийце, чтобы тот его подобрал, к тому же это было не то место. Подождите, это же Рендж Ровер, а не Эксплорер.

О побежал по снегу, оставаясь в тени. Он был всего в паре ярдов от ворот, когда опустилось стекло Рендж Ровера.

Он услышал женский голос:

— Учитывая все произошедшее с Бэллой, не думаю, что ее мама вообще принимает гостей. В любом случае, мы можем попытаться.

О подошел к воротом и достал пистолет, прячась за одной из колонн. Он заметил, как сверкнули рыжие волосы, когда женщина за рулем наклонилась и позвонила в интерком. Рядом с ней, на пассажирском сиденье сидела блондинка с короткими волосами. Она что-то произнесла, и рыжеволосая в ответ улыбнулась, обнажая клыки.

Когда она снова нажала интерком, О громко произнес:

— Никого нет дома.

Рыжеволосая обернулась, и он навел на нее свой Смит&Вессон.

— Сэйрелл, беги! — закричала женщина.

О нажал на курок.

* * *

Джон углубился в раздумья, и был готов лбом вышибить окно от перенапряжения мозгов, когда кто-то постучал в дверь. Он посвистел, не отрывая взгляда от тетради.

— Привет, сынок, — сказал Тор. — Как обучение?

Джон потянулся руками за головой, а потом показал знаками.

«Лучше чем физическая подготовка».

— Не беспокойся об этом. Придет со временем.

«Может быть».

— Точно тебе говорю. Я был таким же до превращения. Во всем. Поверь, все станет лучше.

Джон улыбнулся.

«Ты сегодня рано».

— На самом деле, я собирался в тренировочный центр, заняться административной работой. Хочешь со мной? Можешь поучиться в моем кабинете.

Джон кивнул, затем взял шерстяную куртку и сложил книги. Было бы неплохо сменить обстановку. Он уже засыпал, хотя должен был изучить еще двадцать две страницы: убраться подальше от своей кровати — определенно хорошая мысль.

Они шли по коридору, когда Тор неожиданно покачнулся и врезался в стену. Его рука взметнулась к груди, и казалось, что он задыхался.

Джон ухватился за него, напуганный цветом лица брата. Он фактически побелел.

— Я в порядке… — Тор потер грудь. Вздрогнул. Пару раз глубоко вдохнул через рот. — Нет, это… просто боль или что-то подобное. Может, отравился фигней из Тако Хелл[80] по пути домой. Я в норме.

Но он все еще выглядел бледным и нездоровым, когда они вошли в гараж и направились к Вольво.

— Я заставил Велси взять Рендж Ровер сегодня, — объяснил Тор, когда они сели в машину. — Поставил цепи на колеса для нее. Ненавижу, когда она ездит по снегу. — Казалось, он говорил, лишь чтобы что-то сказать, торопливо и несдержанно. — Она считает, что я слишком оберегаю ее.

«Ты уверен, что нам стоит ехать? — Показал Джон. — Ты плохо выглядишь».

Тор поколебался, прежде чем завести автомобиль, до сих пор потирая грудь под кожаной курткой.

— Хм, да. Я буду в порядке. Ничего страшного.

* * *

Бутч наблюдал, как Хэйверс начал колдовать над Фьюри: руки доктора спокойно и уверенно снимали повязку.

Фьюри был очень недоволен своей ролью пациента. Он сидел на краю, сняв футболку, его тело казалось слишком большим для этой комнаты, и он надулся словно людоед, сошедший со страниц сказки Братьев Грим.

— Зажило не так, как должно было, — произнес Хэйверс. — Вы сказали, что получили ранение прошлой ночью, так? Значит должен остаться лишь шрам. Рана же едва закрылась.

Бутч послал Фьюри взгляд типа «я же тебе говорил».

Брат ответил губами: «Укуси меня», — затем проворчал:

— Все в порядке.

— Нет, сэр. Когда в последний раз вы питались?

— Не помню. Недавно. — Фьюри приподнялся и посмотрел на рану. Он нахмурился, удивляясь тому, что она так плохо выглядела.

— Вам нужно питаться. — Доктор достал марлевый тампон и прикрыл рану. Прибинтовав к ней белый квадратик, он произнес. — Вы должны сделать это сегодня.

Хэйверс стянул перчатки и бросил их в корзину, и что-то записал в карточке. Он помедлил у двери.

— Есть кто-нибудь, к кому вы могли бы обратиться?

Фьюри покачал головой, натягивая футболку.

— Я разберусь с этим. Спасибо, док.

Когда они остались наедине, Бутч произнес:

— Здоровяк, ну и куда тебя отвезти?

— В центр. Время для охоты.

— Ага, сейчас. Слыхал, что сказал парень со стетоскопом? Или думаешь, он над тобой прикалывается?

Фьюри соскользнул со стола, громко стукнув ботинками по полу. Он отвернулся, потянувшись за ножнами для кинжалов.

— Слушай, коп, уйдет время, пока я найду для себя кого-нибудь, — сказал он. — Потому что я не… учитывая какой я есть, я могу пойти только к определенным женщинам, и сперва должен договориться с ними. Ну знаешь, позволят ли они взять их вену. Целибат все осложняет.

— Значит, звони сейчас. Ты не в форме для сражения, и ты знаешь это.

— Так используй меня.

Бутч и Фьюри резко повернулись к двери. Бэлла стояла в проходе.

— Не хотела подслушивать, — произнесла она, — Просто дверь была открыта и я зашла. Мой… брат только что ушел.

Бутч взглянул на Фьюри. Мужчина застыл словно статуя.

— Что изменилось? — Прошептал Фьюри охрипшим голосом.

— Ничего. Я все еще хочу помочь тебе. И снова даю возможность принять помощь.

— Ты не могла пройти через это двенадцать часов назад.

— Нет, могла. Это ты сказал «нет».

— Ты проревела бы все время.

Вау. Как хорошо он все понимал.

Бутч двинулся к выходу.

— Я выйду…

— Коп, останься, — попросил Фьюри. — Если не возражаешь.

Выругавшись, Бутч осмотрел комнату. Рядом с выходом стояло кресло. Он опустил туда свою задницу и попытался притвориться неодушевленным предметом.

— Зейдист…

Бэлла прервала его:

— Это касается тебя. Не его.

Наступило молчание. А затем в воздухе распространилось что-то похожее на пряный аромат, исходивший от Фьюри.

Приняв запах за положительный ответ, Бэлла вошла в комнату, закрыла дверь и начала закатывать рукав.

Бутч посмотрел на Фьюри и обнаружил, что парень дрожал, его глаза сияли словно солнце, а тело… Хм, коли на то пошло, начало возбуждаться.

Тааак, пора уходить

— Коп, я хочу, чтобы ты остался, пока мы делаем это, — практически прорычал Фьюри.

Бутч застонал, хотя знал наверняка, почему Брат не хотел оставаться наедине с этой женщиной. Он излучал эротические флюиды словно жеребец.

— Бутч?

— Окей, я останусь. — Но он точно не собирался смотреть. Ни за что на свете. Создавалось впечатление, будто он сидел в первом ряду, пока Фьюри занимался сексом на сцене.

Выругавшись, он уперся руками в колени, подпер лоб, и уставился на туфли от Феррагамо[81].

Послышался шуршащий звук, как если бы кто-то, взобравшись на стол, подвинул салфетки. Затем раздался шорох одежды.

Тишина.

Черт. Он должен глянуть.

Бутч быстро посмотрел, и потом, хоть убей, не мог оторвать глаз. Бэлла сидела на столе, свесив ноги, внутренняя часть запястья покоилась на бедре. Фьюри смотрел на нее с жаждой в глазах и любовью на лице, опустившись на колени. Трясущимися руками он взял ее ладонь и предплечье, и обнажил клыки. Штуковины стали огромными, настолько длинными, что он не смог бы полностью закрыть рот.

С шипением он опустил голову к руке Бэллы. Она вздрогнула, когда он укусил, а бессмысленный взгляд уставился на стену перед ней. Но вскоре Фьюри дернулся, отклонился и уставился на нее.

Как быстро.

— Почему ты остановился? — Спросила Бэлла.

— Потому что ты…

Фьюри посмотрел на Бутча. Который покраснел и снова уставился на туфли.

Брат прошептал:

— У тебя уже были менструации?

Бэлла поморщилась. О, да. Это было слишком неловко.

— Бэлла, ты не можешь быть беременна?

Черт… это было ужасно неловко.

— Хотите, чтоб я ушел? — Спросил Бутч, надеясь, что его выгонят.

Когда оба сказали «нет», он вернулся к созерцанию туфель.

— Нет, — сказала Бэлла. — Я на самом деле не… ну ты знаешь. В смысле, я… спазмы уже были. Совсем скоро будет и кровотечение, а потом все закончится.

— Хэйверсу нужно тебя осмотреть.

— Ты хочешь пить или нет?

И снова молчание. Раздалось шипение. За которым последовал низкий стон.

Бутч поднял глаза. Фьюри впился в запястье Бэллы, ее изящная рука попала в ловушку его тела, пока он жадно пил. Бэлла смотрела на него. Мгновенье спустя она протянула руку и притронулась к разноцветным волосам. Касание было нежным. А в глазах заблестели слезы.

Бутч поднялся и выскользнул из комнаты, оставляя их наедине. Печальная интимность происходящего между ними не нуждалась в зрителях.

Покинув комнату, он прислонился к стене, до сих пор завороженный драмой, которую он уже и не наблюдал.

— Здравствуй, Бутч.

Он резко повернул голову. Марисса стояла в другом конце коридора.

Боже мой.

Когда она подошла к нему, он мог чувствовать ее запах, свежий аромат океана ворвался в его нос, в мозг и кровь. Она была одета в желтое платье с завышенной талией, волосы высоко убраны.

Господи… Большинство блондинок выглядели бы мертвецки бледными в таком цвете. Она же сияла.

Он прочистил горло.

— Привет, Марисса. Как дела?

— Ты хорошо выглядишь.

— Спасибо.

Она выглядела изумительно, но он держал язык за зубами.

«Черт, будто в меня воткнули нож», — подумал он.

Да… Видеть эту женщину и получить шесть дюймов стали прямо в грудь — всего лишь разные стороны одной гребаной монеты.

Дерьмо. Все, о чем он мог думать — это она в Бэнтли с тем мужчиной.

— Как ты?

Как он? Он вел себя как слюнявый идиот в течение последних пяти месяцев.

— Хорошо. Очень даже.

— Бутч, я…

Он улыбнулся ей, потом выпрямился.

— Слушай, можешь сделать мне одолжение? Я собираюсь подождать в машине. Скажешь об этом Фьюри? Когда он покажется? Спасибо. — Он поправил свой галстук, застегнул пиджак и запахнул пальто. — Береги себя, Марисса.

И направился прямиком к лифту.

— Бутч, подожди.

С божьей помощью он остановился.

— Так как… ты? — Спросила она.

Он хотел было обернуться, но сдержался.

— Как я уже сказал, без особых происшествий, спасибо за участие. Береги себя, Марисса.

Черт. Он снова это сказал, так?

— Я хочу… — Она замерла. — Ты мне позвонишь? Когда-нибудь?

Это вынудило его повернуться. О, Пресвятая Мария, матерь Божья… Она была прекрасна. Красива как Грейс Келли. И ее правильная речь, и аристократичные манеры заставляли его чувствовать себя идиотом, лепетать и заикаться, несмотря на дорогие тряпки.

— Бутч? Может, ты мог бы… позвонить мне.

— Зачем мне это делать?

Она покраснела и сразу поникла.

— Я надеялась…

— Надеялась на что?

— Что ты мог бы позвонить мне. Если будет время. Возможно, даже навестить меня.

Господи. Он и так приходил, но она отказалась его видеть. Черта с два он еще раз подпишется на интенсивные курсы битья по его самолюбию. Эта женщина, особь женского пола… неважно… была способна выпороть его задницу, и ему не нужны эти занозы снова, спасибо, нам хватило. К тому же, Мистер Бэнтли маячил у ее дверей.

На этой мысли темная, собственническая его часть задалась вопросом, осталась ли она девственницей, какой была прошлым летом, когда они встретились. Скорее всего, нет. Несмотря на свою застенчивость, сейчас она была далеко от Рофа, а значит, должна была завести любовника. Черт, Бутч на собственном опыте познал, как она может целовать мужчину; это случилось лишь однажды, но она заставила его оторвать ручку от кресла, настолько сильно он завелся. Так что, да… она точно нашла мужчину. А, может, и двух. И показала им потрясный секс.

Когда она открыла свой идеальный, похожий на бутон розы рот, он перебил ее.

— Нет. Я не стану тебе звонить. И я говорю, что думаю. Я надеюсь…что ты позаботишься о себе.

Мда, он трижды произнес эту фразу. Ему пора сваливать, иначе он скажет и в четвертый.

Бутч зашагал к лифту. Каким-то чудом он открылся сразу же после нажатия кнопки. Бутч вошел внутрь, не смотря на нее.

Когда двери закрылись, ему послышалось, что она снова назвала его имя. Но, зная себя, он решил, что ему это померещилось. Потому что он, правда, хотел…

О, заткнись, О’Нил. Просто заткнись и завязывай с этим.

Выйдя из клиники, он шел быстро, практически бежал.

 

[80]Тако Хелл (Taco Hell, «hell» — ад (англ.)) — ироничное переименование Тако Белл (Taco Bell) — сети ресторанов быстрого питания, принадлежащей компании Yum! Brands, специализирующейся на мексиканской кухне.

[81]Феррагамо — итальянский производитель премиум-сегмента.

Оглавление