Глава 7. ПАТРИОТИЧЕСКИЙ ПОРЫВ

Апеллировать к патриотическим мотивам в рекламе легко, ведь именно они накрепко связывает как граждан страны в целом, так и отдельно взятого региона в частности. Чувство патриотизма, чувство любви к Родине с большой буквы, и к своей малой родине, к месту, где ты родился и вырос, где прошли лучшие и самые беззаботные годы жизни, к улице и дому – все это давно и успешно используется в рекламе.

Патриотизм в национальных масштабах прочно поселился в отечественном креативе, выражаясь в гордости за национального производителя и в призывах к аудитории отдавать предпочтение отечественной продукции (слоган «покупай отечественное!»).

Здесь в какой-то степени коммерческая реклама даже выполняет социальную функцию, во многом подменяя собой агитацию и пропаганду. В данном аспекте особо важной представляется роль телевидения как наиболее массового рекламоносителя, охватывающего весь спектр современного социума. Однако стать идеологической основой для современного общества рекламе удастся вряд ли – проблема в том, что, по данным современных социологических опросов, около 50 % респондентов негативно относятся к рекламе в целом. Более того, в 90-х гг. ХХ в. к рекламе в России относились еще хуже: согласно данных опроса 1994 г. [27], 60 % респондентов реклама раздражает, и мешает им, а согласно аналогичному опросу, проведенному в 1997 г. [28], отрицательное отношение к рекламе проявляли 74 % опрошенных.

Региональный патриотизм в рекламе не распространен широко, т. к. он изначально ограничен рамками конкретного региона. Однако мотивации подобного рода достаточно привлекательны для потребителей, и местные бренды, основываясь на них, могут успешно противостоять атакам «чужаков». Ведь не секрет, что в регионах чрезвычайно любят информацию о разнообразных событиях местного масштаба.

Также следует выделить «узколокальные» патриотические привязанности – в масштабах одного города (по большому счету, любого населенного пункта, лишь бы «родного») и более широкую разновидность, такую как «региональный» патриотизм. В последнем случае под определение «свои» попадают все региональные бренды, противопоставляемые «чужакам», причем потребитель может отдавать предпочтение торговой марке из другого города (но расположенного в рамках «своего» региона), и не трактовать это как «измену» – вполне возможно, что эта ТМ по потребительским качествам превосходит бренд из его города.

А вот в случае «узколокального» патриотизма потребитель будет идентифицировать как «свои» лишь бренды из родного города. Все остальные – пусть даже из близлежащих городков этой же области, станут восприниматься как «чужаки», а иногда и как конкистадоры (в лучшем случае – как конкуренция между «своими» и «почти своими»).

Некоторые производители откровенно подчеркивают эту разницу даже в названии товара. Так, один из региональных молокозаводов ввел торговые марки «Наш кефир», «Наша ряженка» и т. п. Все конкурирующие продукты, по определению, попадали в разряд «чужих» для покупателя – по крайней мере, так хотелось производителю.

Как тут не вспомнить «Мастера и Маргариту» Булгакова, со знаменитым диалогом на Патриарших, когда «неизвестный» решил прийти на выручку поэту Бездомному, у которого закончились сигареты:

– Какие предпочитаете? – повторил неизвестный.

– Ну, «Нашу марку», – злобно ответил Бездомный.

Незнакомец немедленно вытащил из кармана портсигар и предложил его Бездомному:

– «Наша марка»[29].

В итоге патриотические чувства советского поэта были удовлетворены (что за этим последовало – другой вопрос, и весьма интересный).

Идеальным случаем для владельцев бренда является мутация патриотического чувства в корпоративное, т. е. в приверженность к торговой марке, ощущение себя практически ее частью. Все интерактивные акции стремятся вложить в головы потребителей мысль о том, что, потребляя данный продукт, человек становится частью некого социума и этим сразу же прибавляет себе ряд положительных качеств.

Патриотическое начало может заключаться и в том, чтобы сохранить традиционные названия в товарной линейке местного бренда и, несмотря на всепроникающую глобализацию, не перестраивать эту линейку на конкистадорский лад. Иначе будет потеряна неповторимость продукта, его местный колорит, и, главное, потребителю будет слишком легко сравнивать товар региональной торговой марки с продукцией «чужаков». А легкость сравнения, в свою очередь, уменьшает количество патриотических мотивов, способных удержать целевую группу.

В региональной линейке могут иметься названия, отдающие «дремучей провинциальностью» (на взгляд «продвинутых» брендологов). Но в том-то и дело, что сбыт у локальщиков сосредоточен в своем регионе, в пресловутой провинции! И названия товаров – особенно, если они годами продаются под этими марками, ассоциируются у местного потребителя с чем-то своим, привычным, «родным» (в других регионах они могут вызвать недоумение, насмешку и т. п.).

Один из региональных молочных комбинатов несколько лет назад стал выпускать свою продукцию под ТМ «Белые берега». Думаю, что у большинства покупателей это название ассоциировалась со сказочным «Молочные реки, кисельные берега», или же звездным «Млечным путем»… но, как оказалось, «Белые берега» – это еще и название одного из любимых мест отдыха в окрестностях города, где расположен данный молочный комбинат. То есть само по себе название двояко: оно и патриотично (на узкорегиональном, местном уровне), и вызывает ассоциации с молочной продукцией.

А вот у пивоваров хорошо прослеживается разрушение «традиционных» линеек региональных торговых марок, когда местные, неповторимые, оригинальные наименования видов пива (непонятные большинству жителей страны, но понятные конкретному региону) постепенно заменяются на прагматично-безликие «светлое», «темное», премиум» и т. д.

В итоге потребитель априори будет сравнивать товар региональной торговой марки с конкистадорским, носящим такое же имя (при «провинциальной» линейке такие сравнения сделать сложнее, т. к ход мыслей должен быть не таким прямолинейным). К сожалению, «прямые» сравнения не всегда в пользу местных брендов. Итак, сохраняем традиции!

Ярким примером использования исторического наследия российской промышленности стал запуск в 2009 г. холдингом «Объединённые кондитеры» серии наборов шоколадных конфет под знаменитым дореволюционным брендом «Эйнемъ».

На коробках шоколадных конфет «Эйнемъ» изображена необычная Москва – в том виде, в котором столицу представляли люди в конце XIX в. Аэропланы над Лубянской площадью, аэросани на Ленинградском шоссе, тени дирижаблей на Кремле – все это существовало не только в мечтах людей прошлого, но и на старинных открытках «Товарищества Эйнемъ». Футуристические «почтовые карточки» с разными видами Москвы будущего были созданы в 1904–1918 гг. и также вкладывались в коробки конфет. В новых наборах можно найти копии этих открыток, узнать о воздушных и наземных трассах в Москве 2259 года, прочитать краткое описание вымышленной картины, изложенное в стиле Серебряного века[30].

Существует немало примеров использования ностальгически-патриотичных (традиционных) мотивов при создании или возрождении брендов.

Так, среди советских продуктов питания были «всесоюзные бренды», для которых была характерна удачная рецептура (например, напиток «Байкал», шоколад «Чайка» и т. д.), причем не имело принципиального значения, какой завод выпускал данный продукт – «бренд» любили по всей стране.

Именно поэтому различными производителями пива время от времени предпринимаются попытки вывести на «советский» уровень популярности ТМ «Жигулевское». Степень успеха различна – у кого-то из пивоваров эта торговая марка закрепляется в товарной линейке, а иные компании со временем снимают это пиво с производства.

«Жигулевское» – это пиво-ностальжи, легкая грусть за ушедшей советской эпохой, точнее – за тем хорошим, что в ней было (по меньшей мере, молодость большинства нынешних потребителей данной марки). Именно поэтому круг ее почитателей ограничен, а молодое поколение – то самое, активно приобщаемое производителями к «пивной культуре», попросту не понимает суть бренда, в силу своего возраста. Что же касается кардинального ребрендинга ТМ «Жигулевское» (с ориентацией на молодых потребителей), то так можно запросто загубить марку, враз потеряв традиционных приверженцев – ведь сохранить при этом «ностальжи» удастся вряд ли.

По данным исследований, проведенных в 2006 г. «ROMIR Monitoring», пиво «Жигулевское» знает 75 % опрошенного населения. Эту марку чаще упоминали респонденты старшей возрастной группы, с низким уровнем дохода и образования, сельские жители. «Жигулевское» менее распространено среди населения Центрального и Северо-западного округов, мегаполисов, однако находится на втором месте по частоте потребления – каждый пятый (21 %) опрошенный указал, что пьет данное пиво чаще всего.

И уж совсем в стиле советского «ностальжи» слоган вина «Портвейн «777» – «Вспомни, как все было». Конечно, молодое поколение задумку не поймет, да и вряд ли захочет потреблять тот же продукт, что и их отцы и деды (хотя бы из духа противоречия, свойственного молодежи), но товар явно ориентирован на другую аудиторию – на тех, «кому за 40», чья бурная юность прошла под знаком «трех семерок».

В 2006 г. положено начало возрождению советского бренда «Электроника» – на заводе «Видеофон» в Воронеже по заказу торговой сети «М. Видео» и «Rolsen» (производитель бытовой техники) производят телевизоры под этой маркой. Шанс у бренда есть – ТМ «Электроника» хорошо помнят несколько поколений, дело за оптимальным соотношением цены и качества. Возрождена и марка телевизоров «Рубин» – если в 1996 г. предприятие выпустило всего с полтыщи единиц ТВ, то в 2003 г. составил уже 800 тыс. шт.

В различных сферах производства до сих пор ведутся споры о владении «советскими» ТМ (общеизвестными, изготавливающиеся и сейчас – по унифицированной, «советской» рецептуре). В кондитерской отрасли это, к примеру, конфеты «Белочка».

С другой стороны, во времена СССР многие популярные товары, имевшие определенное место происхождения (вологодское масло, жигулевское пиво и т. д.) оказались «национализированы» – законное право производить товар под популярными марками получили все предприятия Советского Союза, а не только расположенные в регионе, где продукт был изначально придуман и создан. К сожалению, при таком подходе не выдерживались традиционные качественные характеристики, размывалась историческая связь товара с местом его происхождения и нарушались эксклюзивные права местных производителей на торговую марку[31].

Тем не менее, «ностальгирующий» потребитель, чья молодость прошла под шелест красных знамен советской империи, зачастую ищет на полках «старые», знакомые товары: традиционную «Докторскую» колбасу, традиционный сыр «Янтарь», традиционное печенье «Юбилейное» – просто в силу привычки, помня, что раньше этот товар пользовался спросом. Когда российский завод-производитель продает молоко в стеклянных бутылках (казалось бы, неудобных и тяжелых – если сравнивать с пакетами, но в СССР была именно такая упаковка), это означает, что «ностальгическая» тема по-прежнему помогает продавать товар.

В Сибири как-то провели эксперимент-дегустацию: одни и те же конфеты положили в разные коробочки и предложили попробовать покупателям магазина традиционное «Птичье молоко» и якобы новую «Птичку молочную». Конфеты из коробочки со «старым», привычным дизайном большинство покупателей посчитали более вкусными[32].

Российская компания «Краснобаковские молочные продукты» в 2007 г. вывела на рынок новую торговую марку плавленого сливочного сыра «Главплавсыр» («ностальгическое» название – словно из советской эпохи). Торговая марка позиционируется как дешевый натуральный продукт, а этикетка, что как и следовало ожидать, выполнена в ретро-стиле.

Одна из российских компаний использует «ностальгические» мотивы при подборе оригинальной упаковки к презенту. В качестве упаковки используются… старые газеты, но не просто старые, а вышедшие в день рождения именинника. Такую «упаковку» именинник наверняка захочет сохранить – ведь каждому интересно узнать, что писали газеты в тот день, когда ты появился на свет!

Интересное открытие сделала компания «Инмарко», производящая мороженое. Судя по результатам опросов, старшее поколение считает современные пломбиры менее вкусными, нежели «советские» аналоги – мол, чего-то не хватает. Оказалось, что раньше у мороженого особый вкус появлялся из-за того, что оно слегка пригорало к стенкам старых пастеризаторов. А вот на современном оборудовании мороженое не пригорает – если, конечно, не сделать это исскуственно: движение смеси в пастеризаторе останавливают на несколько секунд, и мороженое «прожаривается», приобретая в итоге приятный привкус топленого молока. Именно так поступила «Инмарко», выпустив «ностальгическое» мороженое «Пломбир 15 %».

С 2006 г. группа компаний «Заводы Гросс» начала выпускать знаменитый водочный бренд «Русская», который во времена СССР был одним из самых популярных. Впрочем, в отличие от простых бутылок советской эпохи, возрожденная «Русская» имеет все признаки современного продукта: рельефное лого на бутылке, высокий колпачок, этикетка с элементами тиснения золотой фольгой и т. д.

Интересно, что «Столичная» водка, сохраняющая почти неизменный внешний вид, смотрится тоже стильно – но за счет традиционной этикетки (которая ну никак не соотносится с нынешними веяниями дизайна) и имиджа торговой марки, сформировавшегося как на постсоветском пространстве, так и за его пределами.

На рынке крепкого алкоголя имеют место и откровенно-ностальгические марки, в той или иной степени стилизованные под водку советской эпохи. Это многочисленные «столично-пшенично-московские» водки. Названия могут чуть-чуть отличаться – как говорится, во избежание, но этикетки обязательно выполнены в стиле «советских оригиналов» (на «пшеничных» – доминанта белого цвета, на «столичных» – красного, на «московских», соответственно, зеленого). Есть и более оригинальные стилизации. Например, в России есть водочные марки «3,62» и «4,12» (подразумевается цена в советских рублях), а в Украине – красно-белая «Казенка» с серпом и молотом на этикетке. Близка к ностальгическим советским традициям и стилистика водки «Товарищ!», в дизайне этикетки которой используются «революционные» мотивы.

Главным дизайнерским прорывом на российском алкогольном рынке последнего десятилетия эксперты называют бренд «Главспирттрест – Зеленая марка», созданный в начале 2003 г. Оригинальный внешний вид продукта ассоциируется с алкогольными традициями середины ХХ в.: простая форма бутылки, незамысловатая этикетка, прицепленная на горлышко бечевка с ярлыком «Зеленая марка». Также была разработана линейка брендированных сувениров – граненые 50-миллилитровые стаканы с логотипом ГЗМ на донышке, деревянный ящик с четырьмя бутылками водки, льняные портфели с двумя бутылками и тремя стаканами (для «соображения на троих»), а также граненые графины в качестве альтернативной, застольной тары. В местах продажи водки были организованы масштабные промоакции, героини которых внешне напоминали типичных советских буфетчиц в белых кокошниках. Именно обыгрывание хорошо знакомых покупателю образов предопределило успех этой кампании[33].

Интересно, что вслед за «Зеленой маркой» на рынке один за другим стали появляться бренды, в названиях которых так или иначе обыгрывается советская тема: «Трехрублевая», «Госспиртконтроль» (явное подражание «Главспирттресту»), «Буфетная» и др.

Одна из московских фирм даже вышла на рынок с маркой «СССР – Самые Свежие Салаты России», причем особо тратиться на рекламу не пришлось, т. к. броское название сразу привлекло внимание торговых сетей.

Московская фабрика «Новая Заря» продолжает выпускать одеколоны, бывшие популярными еще в советское время: «О’Жен», «Спортклуб» и др. Одновременно на фабрике с 1997 г. разливают туалетную воду «Мэр», позиционируемую как посвященную Москве именную линейку ароматов от Юрия Лужкова. А в 2005 г. по просьбе Юрия Лужкова и при его участии специалисты «Новой Зари создали новый, более современный аромат «Мэр Energy».

Холдинг «Объединенные кондитеры» (полтора десятка кондитерских фабрик по всей России – «Рот Фронт», «Красный Октябрь», «Бабаевский» и др.) продолжает выпускать шоколад «Аленка» в упаковке, от которой так и веет ностальгическими мотивами (в 2011 г. знаменитому советскому шоколаду «Аленка» исполняется 45 лет).

В Украине тоже продолжают производить «Аленку» (на украинском языке название шоколада звучит как «Оленка»). Если сравнивать упаковку, то «Оленки» выглядят уже более современными, а на продукции Киевской кондитерской фабрики (ТМ «Roshen») девочка стала брюнеткой, и одета в сорочку и платок, вышитые узорами в украинском национальном стиле.

Есть еще одна причина сделать ставку на патриотизм. Пускай она несколько странновата, но смысл ее в том, что потребитель в массе своей ленив, и стремится сэкономить свое время. Последнее достигается путем лояльности одному бренду, не исключая, правда, своеобразных «походов налево» – просто для сравнения с другими торговыми марками. Стремление сэкономить время у «ленивого» потребителя выражено тем сильнее, чем больше конкурирующих брендов предлагает рынок. Такого покупателя можно завоевать, если, упреждая момент выбора, сыграть на мотивах «патриотизма» – местного, локального, т. е. на любви к своей малой родине (городу, региону). А в итоге – трансформировать эти положительные эмоции в соответствующее отношение к товарам местных производителей.

Еще о традиционных привязанностях потребителей. Если с региональными производителями все просто – товар местный, то у конкистадоров случаются сюрпризы для покупателей, и не всегда приятные. Дело в том, что у лидеров национального рынка есть тенденция покупать успешных производителей (в целом, или отдельные производственные мощности – заводы, фабрики) вместе с брендами, опять-таки успешными.

А дальше начинается самое интересное: имея в своем распоряжении несколько заводов и некоторое количество брендов, компания может «тасовать колоду», т. е. выпускать ту или иную торговую марку на том заводе, где это целесообразнее (скажем, с точки зрения логистики), не оглядываясь ни на историю бренда, ни на то, где его производили ранее.

Все в порядке? Почти – ведь целевую аудиторию, за редким исключением, мало интересует наименование компании-владельца. Однако постоянные потребители данной категории товаров прекрасно знают, что в таком-то городе, на таком-то заводе уже много лет выпускают бренд N. Представьте теперь удивление дотошного покупателя, который досмотрел (на этикетке, бутылке и т. д.), что его любимый бренд стали производить в другом городе! А уж если чуток изменились привычные потребительские качества – все, разочарование неизбежно. По меньшей мере, вся славная история бренда, связанная с неизменным местом производства, враз уходит в небытие, отпадая, как хвост у ящерицы.

Ну, а у региональных брендов такое практически исключено, поэтому говорить в рекламе можно не только о местном патриотизме, но и об исторических фактах, связанных с торговыми марками.

Мотивы знаменитой Полтавской битвы активно используются для продвижения местных товаров и услуг. Например, в Полтаве есть ресторан «Четвертый редут», оформленный в стилистике состоявшегося сражения – здесь можно увидеть российских воинов в форме 1709 г. (манекены), а также картины с видами Полтавской битвы. Меню в том же стиле – здесь есть как «Обед Петра I», так и «Обед Карла XII», а также специальные блюда – «Редут», «Петровские шашлычки» и т. д. А еще в Полтаве ликеро-водочный завод выпускает водку в специальной сувенирной упаковке (фарфоровые бутылки в виде фигур Петра I и гетмана Мазепы).

Известные бренды часто проводят подарочные акции, приуроченные к общенациональным праздникам. А региональные торговые марки к тому же могут использовать региональные памятные даты, День Города и т. д., используя в рекламе местные патриотические мотивы. А вместо того, чтобы привычно использовать в качестве акционных призов брендированные сувениры, лучше, когда подарок покупателю от продвигаемой продукции будет перекликаться с праздничной датой или спонсируемым мероприятием.

В 2005–2006 гг., весной и осенью в крупных российских городах прошли «Пшеничные свадьбы» – молодожены получали подарки от ТМ «Пшеничная слеза». Действо проходило в городских парках, с посадкой «дерева счастья» на Аллеях молодоженов и при стечении гостей – посетителей парков.

От одной из торговых марок шампанского в сезон свадеб или выпускных вечеров потребителям дарились фотоальбомы с символикой бренда, а в прессе организовывались конкурсы на лучшее свадебное или выпускное фото с призами от этого бренда[34].

Соответственно, региональным производителям, чья продукция сопутствует приятным жизненным событиям, стоит задействовать в своих кампаниях подобные промоакции (с учетом местных особенностей, естественно).

Именно различия в целевой аудитории продукта обусловливает содержание проводимых владельцами бренда акций. Например, для продвижения «Зеленой марки» использовались мероприятия вроде Дня граненого стакана, на котором строилась пирамида из 2 000 стаканов, а бренд «Журавли» спонсировал джазовые фестивали и другие светские мероприятия.

Немного о «западничестве». Если вам противодействует конкистадор международного масштаба, то в его кампаниях будут прослеживаться те же тенденции, что и за рубежом. Однако, как говорили когда-то, «два мира – два образа жизни»! И если на Западе массовое увлечение здоровым образом жизни (выражающемся и в потреблении «здоровых» продуктов питания) – это свершившийся факт, то у нас – дело будущего, и не столь близкого.

Стоит ли копировать «чужака» – в плане акцентов на здоровый образ жизни? Стоит… лет эдак через десять-двадцать.

По данным компании «Nielsen», в России явно прослеживается рост потребления не слишком-то полезных продуктов. Так, в период с апреля 2007 года по март 2008 года, совокупные розничные продажи картофельных чипсов, сушеных морепродуктов, сухариков, соленых орешков и других снековых категорий выросли на 14 % в стоимостном выражении[35].

Наш потребитель более гедонистичен (видимо, сказываются годы советского «изобилия») и стремится получить удовольствие от процесса потребления. Например, если европейцы предпочитают «здоровое» нежирное мороженое, то отечественные покупатели – наоборот, т. е. более жирное, но и более вкусное! На последнем качестве и стоит делать акцент при продвижении «нашего» мороженого.

Кроме того, у отечественных потребителей собственные вкусы. Например, у нас очень популярно сгущеное молоко как ингредиент (в отличие от Европы, где нет подобного продукта), поэтому зачастую производители даже стараются стилизовать дизайн упаковки под банку сгущенки (это относится не только к мороженому, но и к молочным продуктам – глазированным сыркам, десертам и т. п.). Кроме исконно «советских» наполнителей, наш потребитель предпочитает добавки, экзотические для наших просторов (киви, банан, маракуйя и т. д.), тогда как в европейских странах отдают предпочтение вкусу дикой природы (например, такому ингредиенту, как «лесная ягода»). Интересно, что крупные российские производители мороженого «родом» из суровой Сибири – Барнаул, Новосибирск. Хотя, по логике вещей, особую активность в производстве мороженого должны бы проявлять регионы с более жарким климатом.

В последнее время набирает обороты выпуск продукции, приуроченной к событиям различного рода, религиозным и общественным праздникам.

Компания «Хлебный дом» во время Великого и Рождественского постов продает пряники «Лаврские. Постные», а также другие хлебобулочные изделия, в состав которых входят только растительные ингредиенты.

Компания «Петрохолод» выпускает продукцию под религиозно-патриотической ТМ «Русь Православная» – пельмени, блинчики и котлеты для мясоеда и поста с разнообразными начинками, изготовленные по старинной рецептуре. Примечательно, что десятую часть прибыли от продажи продуктов под данной ТМ компания планирует отчислять на церковные нужды.

Группа компаний «НМЖК» под маркой «Сдобри» перед Великим постом вывела на рынок майонез «Постный Провансаль» (не содержит продуктов животного происхождения), разработанный совместно с представителями Нижегородской Епархии. В Самаре, Перми и Н.Новгороде информация о выпуске «Постного Провансаля» будет опубликована в православных изданиях, а в церквях прихожане смогут получить календари «Сдобри» с отмеченными на них религиозными праздниками и постами.

Компания «Конти» выпускает продукцию для постящихся (без использования животных жиров) под ТМ «Постные сладости», со специально разработанным дизайном в старославянском стиле. В серию «Постные сладости» входят помадные конфеты, сахарное печенье, карамель и черный шоколад.

Отдельно стоит сказать об использовании в рекламе знаменитостей – «звезд» разного масштаба, от местечковых «суперстар» до всемирно известных героев современности. Такой способ влияния на симпатии потребителей не является новым, с течением времени меняются лишь «звездные» лица и акцент на профессии (актуальные, популярные, значимые на момент рекламы), а вот бренды могут оставаться неизменными много лет.

Знаменитостей мирового и национального масштаба мы ежедневно можем видеть в телероликах, на страницах газет и журналов, они улыбаются нам с рекламных щитов. А вот региональные «звездочки», чья известность локализована на территории города или области, в рекламе встречаются куда реже, и этому есть ряд причин.

Во-первых, финансовый вопрос. Региональные торговые марки в этом плане обычно слабее конкистадоров, а значит, далеко не всегда могут позволить себе заметную и затратную рекламную кампанию даже в масштабах региона. А нет мощной кампании – теряет смысл и привлечение знаменитости: сообщение попросту не дойдет до большей части целевой аудитории, а гонорар «звезды» окажется весомой частью в бюджете проводимой кампании.

Во-вторых, сомнения в эффективности привлечения местной «звезды». Уж в чем-чем, а в «раскрученности», в известности всем и каждому региональные знаменитости практически всегда проигрывают всемирным «суперстар» (если брать процент охвата, разумеется). И не потому, что их популярность намного меньше, опять-таки в процентном отношении.

Ежедневно целая орава масс-медиа пристально следит за каждым шагом мировых знаменитостей – кто, что, где, когда и с кем! А потом оперативно вкладывает эту информацию в глаза и уши рядового гражданина. И не хотел бы, так узнаешь о перипетиях семейных отношений Бритни Спирс, о беременности Анжелины Джоли, о том, у кого из голливудских старлеток и на каком мероприятии грудь вывалилась из декольте. Несмотря на то, что большинство опрошенных не назовет и пару фильмов с участием той же Джоли, те же респонденты с легкостью приведут ряд фактов из ее биографии (муж, усыновленные дети и т. д.).

Внешняя раскрученность дает «суперстарам» возможность загребать миллионы на рекламных контрактах. Узнаваемое личико и значимый имидж – вот только соответствует ли этот образ целевой аудитории, хотят ли потребители отождествлять себя именно с этой «звездой»? А еще бывает, что «раскрученность» знаменитости никак не соотносится с рекламируемым продуктов. Тогда товар на фоне «звезды» смотрится блекло, невыгодно и неестественно – фактически привлечение знаменитости оборачивается антирекламой продукта…

С региональными знаменитостями дело обстоит иначе. Редко когда их знают все жители города и региона – не только в лицо, но и по роду деятельности, чтобы бренд мог извлечь из этой узнаваемости реальную пользу, привлекая «звезду» к продвижению товара или услуги.

Чаще «звезда» популярна в узком профессиональном кругу, внутри той целевой группы (она, кстати, может быть велика по численности), где ее успех в данной профессии или сфере жизни значим и является примером для подражания. Но вот незадача: к данной целевой группе могут не относиться ни потенциальные покупатели продукта, ни сами владельцы торговой марки (т. е. люди, принимающие решение о привлечении «звезд» к рекламной кампании), поэтому их решение в данном случае предсказать легко.

В третьих, вопросы этического характера. В отличии от всемирно известных «суперстар», которые в регионе никогда не были и вряд ли когда приедут, местные «звезды» живут с потребителями рекламируемого товара в одном городе, ходят по одним улицам, посещают одни и те же магазины, супермаркеты, рестораны, театры…

И если покупатель останется разочарован товаром, который рекламировала мировая «звезда», что тут поделать? Разве что мысленно плевать каждый раз в телеэкран, когда в нем появляется продажная знаменитость? А вот с местными «звездами» проще: можно ведь при случае и прямо в лицо высказать – все что думает потребитель о товаре, который рекламировался, и о личных качествах «звезды».

Вот поэтому-то региональные знаменитости трижды подумают, прежде чем связать (а фактически – продать во временное пользование) свое доброе имя, свой авторитет, годами нарабатывавшийся, какому-нибудь бренду. Что деньги – песок сквозь пальцы! А доброе имя – это да, раз пятно поставишь, потом век отмываться будешь…

Так стоит ли региональным торговым маркам привлекать к рекламе местных «звезд»?

Да, но при этом следует соблюдать несколько несложных правил:

1. Быть уверенным в качестве продвигаемого товара.

2. Соотносить целевую группу вашего бренда с потенциальной аудиторией привлекаемой «звезды» (среди которой она однозначно популярна), и с общим отношением к будущему герою рекламы в городе или регионе.

3. Соизмерять «звездный» гонорар с бюджетом рекламной кампании и планируемым ростом продаж, а также располагать достаточными средствами для охвата целевой аудитории торговой марки.

Кто может стать «звездным двигателем рекламы»? Практически любая местная знаменитость – лишь бы целевая группа вашей торговой марки поняла, кто перед ними, чем он знаменит и почему ему стоит доверять. Спортсмены и артисты, певцы и музыканты, врачи и изобретатели, люди, добившиеся успеха в любой сферы жизни – каждый из них может стать героем рекламы. А вот сдвинуть продажи – увы, не каждый (см. чуть выше – Правило 2).

Какие еще есть нюансы привлечения местных знаменитостей? Следует учитывать, что рекламная кампания рассчитана на продолжительный период времени, и имидж снявшейся в рекламе «звезды» никак не должен упасть – только вверх, и вперед! Иначе произойдет следующее: потребитель подсознательно (или, того хуже, сознательно) перенесет неудачу «звезды» на рекламируемый товар. Получим эффект, обратный ожидаемому.

Подобные казусы в основном возможны при задействовании в рекламе героев спорта (выступающих сейчас, а не легенд прошлого, т. к. с последними все стабильно) – ведь могут враз проиграть, разнеся в клочки положительный имидж (и свой, и товара). Правда, потом могут выиграть – и восстановить статус-кво… хорошо бы, чтоб от поражения до победы прошло минимум времени!

Бренды, являющиеся спонсорами трансляций, официальными партнерами национальных и олимпийских сборных и т. д., обычно привлекают для съемок рекламы (размещаемой в период соревнований) наиболее известных спортсменов. Если наши выигрывают – то все в порядке, положительные эмоции, испытываемые болельщиками, достаются и рекламируемым брендам. А если все наоборот – то увы, горечь поражения автоматически переносится на продвигаемые таким способом товары и услуги.

У региональных торговых марок, использующих в рекламе, скажем, лидеров городской футбольной команды, могут быть аналогичные проблемы. Проиграли – болельщики (целевая группа) скажут, что нужно было не в рекламе сниматься, деньгу заколачивая, а тренироваться побольше!

Кроме «покупных» знаменитостей (используемых лишь в рекламе торговых марок), не стоит сбрасывать со счетов и значение для продвижения продукта личностей, имеющих самое непосредственное отношение к компании, и, более того, олицетворяющих собой завод, фабрику, банк и т. п. (в основном это первые лица компаний). Называем бренд – подразумеваем вполне конкретного человека. И здесь дело не в эмоциональном отношении (как к богачу, как к политику и т. д.), здесь вопрос больше в доверии – либо к коллективу профессионалов, возглавляемому талантливым менеджером, либо лично к владельцу (руководителю) компании. Последнее действует в случае, если он признанный профессионал своего дела, и всю жизнь посвятил любимой работе – например, если известный врач возглавляет частную клинику, то доверие к эскулапу будет проецироваться и на возглавляемую им структуру.

При покупательском выборе в регионах роль первых лиц проявляется даже ярче, чем в масштабах страны – по причинам любви местных потребителей к своей «малой родине», к ее героям, к тем» своим», кто сумел добиться успеха и признания. Причем авторитетами могут быть и носители традиционной местной культуры – т. е. люди ориентируются на ту или иную товарную группу просто в силу привычки, предпочитая то, что потребляют их родители и друзья.

Очень часто в региональных рекламных роликах мы можем наблюдать практически идеальный образ счастливой семьи – любящие супруги и родители, окруженные заботой дети, доброжелательные бабушки и дедушки, романтические влюбленные и т. д. В данном случае реклама апеллируют к традициям, к положительным стереотипам аудитории. Следует признать, апеллирует небескорыстно, упаковывая продвигаемый товар в красивую оболочку и потакая желаниям целевой группы.

Хорошо это или плохо, но далеко не все национальные производители позиционируют свои бренды по готовым зарубежным калькам. Кстати, по тем самым, что чуть ли не довели традиционную западную рекламу и маркетинг до кризиса – мол, «традиционный» маркетинг уже не работает, реклама не продает…

Где-то в середине 90-х гг. прошлого века начались активные попытки со стороны властей поддерживать отечественных производителей – те как раз к этому времени прошли период становления и в некоторых сферах бизнеса (прежде всего на рынке продуктов и напитков) стали вполне реально составлять конкуренцию как глобальным брендам, так и временщикам – малоизвестным компаниям, вовремя пришедшим на отечественный рынок (как раз на этапе всеобщего дефицита).

Именно в этот период стали появляться ТМ с «отечественными» названиями – «Чудо», «Любимый сад», «Домик в деревне» и др. По словам представителей компании «Вимм-Билль-Данн», владеющей ТМ «Домик в деревне», данное название имеет некоторое отношение к русской классической литературе, т. к. «сложилось» из пушкинского «Домика в Коломне» и тургеневского «Месяца в деревне».

Многие глобальные также используют патриотические мотивы. Например, в 2006 г. на ТВ активно транслировалась реклама шоколадных батончиков «Snickers», основанная на традициях древнерусских былин и сказок. По сюжету ролика богатырь с помощью батончика «Snickers» одерживает победу над «ненасытным супостатом» Змеем Горынычем, причем в качестве звукового ряда выступают гусляры-бояны, а визуальное отображение слогана «Нереально сытный батончик!» выполнено шрифтом в древнерусском стиле.

Попытки отечественного фаст-фуда составить конкуренцию «McDonald’s» обычно зиждятся на патриотических чувствах, т. е. на национальной кухне. В России в качестве примера можно привести «Русское бистро», а в Украине – сетевые закусочные «Швидко», в основе ассортимента которых лежит традиционная кухня.

У одного из российских производителей имеется линейка водки «Славянская» («широкий» патриотизм, к тому же апеллирующий к общей истории славянских народов). Существуют также водочные бренды «Царская», «Русский лед», «Государев Заказ», от которых веет мощью российской державы времен всесильных самодержцев. Существуют и торговые марки, чьи названия стойко ассоциируются с культурными традициями и социальными реалиями региона-производителя: «Тамбовский волк» (Тамбов), «Левша» (Тула) и др.

А вот «Мягкая», «Кристальная», «Мягков» – эти названия водок призваны сказать о качестве продукта, потому что для отечественного потребителя признаком хорошей водки является ее мягкость. Казалось бы, а как иначе? Ну, например, китайцы любят водку с резким запахом и добавками (змеи, скорпионы и т. п.), способными повергнуть в шок российских ценителей сорокоградусной.

Национальный патриотизм в сфере рекламы, маркетинга и PR может сыграть против конкистадоров международного масштаба – еще не так давно звучали антиглобалистские призывы не покупать американские товары, «отомстив» таким образом американским компаниям за политику их властей и войну в Ираке.

В 2003 г. в Германии общественная организация «Потребители против войны» даже составила перечень американских компаний, от чьих товаров следовало отказаться. Возглавили «черный» список наиболее известные глобальные бренды – «Coca-Cola», «Microsoft», «McDonald’s» и др.

Бойкоты, правда, длились недолго – ведь при их масштабной реализации во многом пострадали бы и граждане из других стран, работающие на предприятиях, где производятся товары для транснациональных гигантов (увы, от глобализации никуда не деться).

Нашлось чем ответить и заокеанским бизнесменам-патриотам – в Америке появились «патриотичные» заправки, где предлагается бензин из нефти, произведенной в исключительно в лояльных к Америке странах (например – Мексики, Норвегии и др.). «Патриотичный» бензин стоит дороже, но таким образом облагодетельствованы добропорядочные граждане, не желающие поддерживать своим кровным долларом производителей из стран, где тайно или явно симпатизируют международному терроризму или, по меньшей мере, не радуются нарастающей всемирной американской экспансии.

Патриотические чувства могут принимать самые разнообразные формы, в чем пришлось убедиться такому яркому и известному российскому конкистадору, как «Евросеть». Эта компания частенько использует в своей рекламе провокационные слоганы («Евросеть», «Евросеть» – цены просто о…ть!»; «Ни… себе – все людям» и т. п.), стремится выторговать у поставщиков мобильных телефонов наиболее привлекательные для себя условия и цены, открывает все новые и новые точки продаж на постсоветской территории, собирается выходить на «дальние» рынки. Такого конкистадора и не захочешь, а заметишь!

Заметили «Евросеть» и на Украине. Вначале возмущались конкуренты – владельцы магазинов по продаже мобильных телефонов: на городских мусорных урнах появились ярко-желтые (фирменный цвет «Евросети») наклейки с призывом «Не сори деньгами! Рядом – дешевле!», причем оклеены были именно те урны, которые были расположены около магазинов-конкурентов, продающими мобилки.

В 2006 г. украинские национал-патриоты выступили с заявлением, что, дескать, российский флаг на вывесках «Евросети» в украинских городах – это чуть ли не угроза независимости Украины (вполне возможно, что если бы торговых точек было бы меньшее количество, данный факт не привлек бы внимание украинские националистов). На данное заявление «Евросеть» отреагировала быстро, причем с минимальными затратами на реконструкцию вывесок – «флажок» в логотипе попросту сделали декоративным элементом, содержащим 4–5 полосок различных цветов.

Иногда политические мотивы смешиваются с региональным патриотизмом. Так, в Украине после президентских выборов 2004 г. создалась ситуация, когда страна фактически раскололась на два политических лагеря, причем географический водораздел по областям и регионам тоже просматривался очень четко. Его условно можно классифицировать так: «Запад» – сторонники Виктора Ющенко (в итоге победившего в третьем туре), «Восток» – приверженцы Виктора Януковича.

Символом «Востока» являлся город Донецк – Виктор Янукович пользовался там огромной поддержкой и, до того, как стать премьер-министром, был губернатором Донецкой области. В данном регионе, помимо угледобывающей отрасли (являющейся символом Донбасса), мощно развита и перерабатывающая промышленность – производство продуктов питания, напитков и т. д. Так вот, в регионах, жители которых поддерживали Виктора Ющенко, дистрибуторы некоторых известных торговых марок, произведенных в Донецке и Донецкой области, после выборов столкнулись со спадом продаж – свои политические пристрастия граждане легко переносили и на товары «родом» из региона, символизирующего политических противников. Так продолжалось несколько месяцев, потом страсти постепенно поутихли…

Однако региональный патриотизм не сводится только к политическим пристрастиям избирателей – бренды-конкистадоры при продвижении своих товаров тоже используют региональные мотивы – если эти регионы чем-то знамениты (к тому же, обычно они имеют непосредственное отношение к компании-производителю). Так, по мнению большинства операторов рынка замороженных полуфабрикатов, основные объемы реализации приходятся на «родные» регионы, затем идет столица и другие города-миллионники[36].

Летом 2006 г. производители вина под ТМ «Легенда Крыма» провели акцию, базирующуюся на региональных особенностях, на восприятии Крыма как символа туризма и отдыха. Каждый покупатель бутылки вина данной торговой марки получал в подарок автомобильную карту Крыма, плюс имел шанс стать обладателем главного приза – турпутевки. Легко догадаться, куда – в Крым!

В рекламе и упаковке товаров известных брендов часто присутствуют национально-патриотические мотивы. Вот несколько примеров: «Русский шоколад» – с российскими мотивами в оформлении упаковки; слоган для шоколадной фабрики: «Россия» – щедрая душа!»; реклама украинской водки «Хлебный Дар» со слоганом «Водка хлебной державы» и абрисом карты Украины из колосьев пшеницы.

В начале 2007 года на заводе «Балтика – Санкт-Петербург» началось производство 5-литровых бочонков пива «Арсенальное Традиционное», приуроченное к празднованию Дня Защитника Отечества. Компания позиционирует этот бренд как «универсальный подарок к 23 Февраля, как доступный всем продукт, который можно подарить любому настоящему мужчине».

Для рынка украинского крепкого алкоголя вообще привычно использование в наименованиях продукции патриотических мотивов. Так, на этикетке водки «Байка» (т. е. история, в которой больше вымысла, чем правды) изображен козак верхом на боевом… слоне – мол, и об этом в байках сказывают. В начале XXI в. под «зонтичным» брендом «Гетьман» на украинский рынок были выведены сразу несколько «патриотических» водочных марок. ТМ «Песня» уже своей упаковкой навевала ассоциации с традиционной украинской хатой (рельефное «окошечко» на бутылке), а кроме того, этикетка была выполнена с использованием национальных узоров. ТМ «Энеида» уже одним своим названием отсылала к фольклору, к известному произведению Котляревского, а ТМ «Наливайко» (имя героя козацкого эпоса) на этикетках трех сортов этой водки призывала поднять различные тосты («За свободу!», «За судьбу!», «За любовь!»).

Отдельно стоит сказать о ТМ «Первак», продолжительное время бывшей в числе лидеров украинского рынка (производитель позиционировал эту водку только в нижнем ценовом сегменте, что и открыло возможности для атаки конкурентам, которые вовремя дополнили свои линейки недорогой водкой – под основным брендом). Бутылка «Первака» была специально создана такой формы («пузатенькая», с высоким горлышком), чтобы сразу вызвать ассоциации с домашним «натурпродуктом», т. е. попросту говоря, с самогоном – «первой», высшей очистки, отсюда и название. Недаром один из продуктов этой торговой марки именовался «Первак Домашний», причем и на вид он был «мутноватый», как и положено традиционному самогону.

Продвижение «Первака» сопровождалось яркой, агрессивной рекламой, базирующейся все на тех же патриархально-патриотических мотивах: традиционные национальные образы героев рекламы подкреплялись слоганом, в оригинале звучащим «Первак» – не лiвак, щоб стояв у кожнiй хатi!» (т. е. не «левый» продукт, который просто обязан стоять на столе в каждом доме).

В данном слогане имеется двусмысленное выражение «стоял» – относящееся как к присутствию в доме водки ТМ «Первак», так и откровенного намека на «мужскую силу». Последнее пришлось не по вкусу адептам феминизма и гендерного равенства, трактующих подобную рекламу как «подтверждение сексуализованности украинской рекламы в ее наиболее грубых и откровенных формах» – т. к. реклама утверждает, что для мужчин главное удовольствие – наличие в доме водки (самогона), а для женщин – уже сам факт наличия в доме мужчины [37].

Однако патриотические мотивы в рекламе апеллируют именно к подобным ценностям – достаточно обратиться к национальному фольклору, в котором нет и не было места нынешним принципам политкорректности и толерантности – кстати, доведенным на Западе почти до абсурда, когда призы и премии на всевозможных конкурсах присуждаются с позиции пресловутой политкорректности, а не художественной ценности произведения (кинофильма, книги и т. д.).

Но насколько важен патриотизм для создания образа национального бренда? Не является ли он в этом процессе чем-то второстепенным? Рассмотрим пару примеров.

Патриотический мотив использовался производителем соков «Сандора», при выводе на рынок новой ТМ «Садочок» (в более низком ценовом сегменте): «Соки «Садочок» – свое, родное!», а вот в рекламе флагманских соков «Sandora» и «Sandora Gold» упор делался на престиж, на высокое качество товара.

Схожую стратегию избрал и Миргородский завод минеральных вод (ТМ «Миргородская» – один из лидеров рынка) запустив бренд «Сорочинская» (в более дешевом сегменте, чем бренд-флагман).

Кроме «патриотического» названия (в Сорочинцах ежегодно проходит знаменитая ярмарка, к тому же и ярмарку, и эту местность увековечил в своих произведениях Н. В. Гоголь) производитель активно использовал национальные мотивы в оформлении пластиковой бутылки: женщина в народной одежде, традиционная украинская хата, а также – тест одной из народных украинских песен (тексты с течением времени меняются – такой себе эффект обновления упаковки). Как видим, в обеих случаях «рекламный патриотизм» использовался для торговых марок, находящихся в более низком ценовом сегменте, чем флагманский бренд.

Означает ли это, что региональные бренды, использующие мотив патриотизма как доминирующий, должны быть по цене ниже, чем аналог у «чужаков»?

Скорее да, чем нет. И дело тут не столько в, возможно, завышенной ценовой политике конкистадоров, сколько в ценовых ожиданиях местных потребителей. По их представлениям, «свое» должно стоить дешевле. Не потому, что оно уступает по качеству, вовсе нет. Просто товар местный, не привезенный за тридевять земель, при его изготовлении используется местная рабочая сила (сколько на конкретный момент платят «своим», в регионе знают), а в определенных сферах бизнеса – и сырье. И попробуйте найти разумное обоснование тому, что аналогичный товар «чужаков» стоит дешевле (имеется в виду товар, не уступающий по качеству – мы здесь не берем дешевые подделки, а также не продукт высоких технологий – в регионы они доходят позже).

Что получаем в итоге: местный производитель – патриотизм в рекламе – невысокие цены. Это связка, способная завоевать сердца и кошельки потребителей «своего» региона (при достойном качестве, разумеется).

Патриотические мотивы в рекламе – не просто модная тенденция, это активная социальная позиция, это решительное «нет!» унифицированному будущему, глобальному миру, где доминируют бренды транснациональных корпораций, где в рекламе используются одни и те же лица, образы и ценности.

Недаром во многих рекламных сюжетах, продвигающих глобальные бренды, в качестве «декораций» используется либо футуристический город будущего (где отсутствуют какие бы то ни было признаки культурной традиции и идентификации), либо пейзажи современных мегаполисов, становящихся уже слабо различимыми между собой.

 

[27]Меня реклама раздражает, она мне мешает // http://bd.fom.ru/report/cat/smi/recl/of19940707

[28]Россияне не любят телерекламу // http://bd.fom.ru/report/cat/smi/recl /of19971103

[29]Булгаков М. А. Мастер и Маргарита. – М.: Эксмо, 2006. – С.17.

[30]Возвращение шоколадного Короля // http://www.advertology.ru/article69681.htm

[31]Овчинникова Е. Бренд всея губернии // http://www.sostav.ru/articles/2007/12/28/ko2/

[32]Ищенко Н. «Каракум» станет «Каракурумом» // http://www.advertology.ru/article64175.htm

[33]Россоховатская Д. Игра в бутылочку // http://www.sostav.ru/articles/2009/06/22/ko2/

[34]Практик Маркетинг Клуб: «Под чертой» ориентируются все! // Маркетинг и реклама. – 2006. – № 5. – С.35.

[35]Продажи снеков и однопорционных продуктов растут вместе с темпами жизни // http://www.advertology.ru/article63797.htm

[36]Производители замороженных продуктов. // Маркетинг и реклама. – 2006. – № 3. – С.38.

[37]Суковатая В. Гендерный анализ рекламы. // Социология: теория, методы, маркетинг. – 2002. – № 2. – С.181.

Оглавление

Обращение к пользователям