ГЛАВА ШЕСТАЯ

— А Бахайя? Ей родители тоже уже выбрали мужа? — поинтересовалась англичанка.

— Бахайя замужем, — неожиданно объявил Рашид. — Она вышла замуж за человека, которого нашел наш отец и одобрил дед.

— Неужели? — искренне удивилась Полли.

Ничто в сестре принца не выдавало замужнюю даму. Для Полли эта новость стала полной неожиданностью.

— А я могла его видеть во дворце? — осторожно осведомилась она.

— Нет, они уже некоторое время не живут вместе. К сожалению, этот брак не заладился с самого начала. И на семейном совете было принято решение, что Бахайя должна вернуться домой.

— Но они не разведены? — догадалась Полли.

— Нет, не разведены, — нехотя подтвердил Рашид. — Муж категорически отказывается давать сестре развод.

— И она ничего не может сделать в сложившейся ситуации?

— Практически ничего, — со вздохом подтвердил принц. — В нашей стране процедура развода гораздо сложнее, нежели у вас.

— И даже тот факт, что она внучка короля, не может повлиять на ситуацию? — изумилась Полли.

— Если члены королевской семьи не будут законопослушными гражданами, как мы сможем требовать это от других? — отозвался Рашид.

— И как давно они не живут вместе? — спросила девушка.

— Четыре года, — ответил он.

— Четыре года! — изумилась Полли. — Четыре года молодая женщина не может устроить свою судьбу!

— Я тоже ей очень сочувствую. Но давай не будем драматизировать… Когда арабский мужчина берет женщину в жены, он обязуется заботиться о ней до конца своих дней. Только тогда их души сольются воедино и встретятся в вечности. Как говорится у вас: в болезни и в здравии… Но в браке моей сестры все было по-другому. Муж своих обязанностей не выполнял. Но в суде он станет говорить иное. У него своя версия событий. А человек он весьма изощренный. Мы не хотим, чтобы он публично порочил имя Бахайи. Он тоже представитель уважаемого старинного рода… Сестру очень угнетает ее двойственное положение. Но она держится. Она мудрая и сильная женщина. И верит, что однажды все разрешится к лучшему.

— Дай-то бог, — вздохнула Поллианна.

— Она предпринимала неимоверные усилия, чтобы сохранить этот брак, сделать отношения уважительными… Но увы…

— Очень грустно, — констатировала Полли и посмотрела на Рашида так, словно только ему одному было подвластно развеять ее печаль.

Их губы непроизвольно потянулись, друг к другу и очень скоро встретились. Всего на мгновение они оторвались друг от друга, но затем вновь отдались томительному жаркому поцелую.

Рашид обнял Полли за плечи, и она доверчиво прильнула к его широкой груди. Она и не представляла прежде, сколь волнительно чувствовать на себе вес мужского тела. Ей показалось, что она задыхается от восторга, перед глазами все поплыло…

— Полли? — окликнул ее принц. — Как ты? Я принесу воды…

Девушка тяжело дышала и пыталась прийти в себя, пока Рашид бегал за водой.

Он протянул ей стакан и вновь присел рядом, тревожно глядя на нее.

— Какая же ты красивая, — не сдержавшись, произнес он. Полли действительно была сказочно хороша в экзотическом восточном одеянии.

Полли сделала несколько глотков и поставила стакан на маленький столик.

Прохладная влага, что осталась в уголках ее мягких губ, в буквальном смысле загипнотизировала принца. Не отдавая себе отчет в том, что делает, Рашид наклонился к Полли и взял ее лицо в свои ладони. Он подобрал остатки влаги языком и ворвался в сладкие глубины ее рта. Принц наслаждался аппетитной спелостью и мягкостью нежной девичьей плоти. Вкус Полли был настолько будоражащим, что принц в буквальном смысле обезумел от нахлынувших на него чувств.

Полли тоже забыла об осторожности. Она прильнула к Рашиду, всем своим видом давая понять, что хочет его не меньше и готова пойти до конца.

Когда еще, если не сейчас? Ведь они находились в чертоге любви, построенном по приказу короля. В приюте предков, которые пошли наперекор условностям ради нескольких счастливых мгновений. Рашид теснил ее все глубже на диван, лаская гибкую девичью спину, покрывая поцелуями шею и плечи.

Он случайно задел резной столик, и стакан, стоявший на нем, упал и разбился. Остатки воды растеклись по расписному кафельному полу.

— Твой стакан разбился, — объявил очевидное Рашид.

Он хотел собрать осколки, но Полли потянула его за руку, сладко прошептав: «Оставь…»

Принц взглянул на девушку. Казалось, вокруг нее стояло волшебное марево, подрагивающее и звенящее, словно мираж над раскаленным золотом барханов. И он увидел в этой дымке неотвратимость. Ее свежесть и красота переливались всеми цветами радуги, не позволяя отвести взгляд.

— Становится жарко, — пробормотал мужчина.

Шелковое одеяние Полли будоражило воображение шейха. Он невольно представлял роскошное тело, скрытое под ним.

— Безумно жарко, — подтвердила Полли. Грудь ее вздымалась и опускалась.

— Если мы сейчас не вернемся во дворец… — начал шейх.

— Ты прав, — спохватилась Полли. — Нам лучше поторопиться…

Шейх встал и протянул ей руку.

Зачем она это сказала? — спрашивала себя Поллианна. За секунду до того она знала, на что идет, и сгорала от желания. Но стоило принцу заговорить, как стыдливое благоразумие взяло верх.

— Рашид, — печально проговорила сестра и обняла брата. — Представь себе, я знаю, что тебя так мучает… И это не болезнь отца. Как ни прискорбно, мы уже давно готовы к худшему… Поверь мне, брат, Полли ничего не знает про ту сделку с конем.

— Возможно, — нехотя согласился принц.

— Я подробно расспросила Полли о ее жизни в замке Шелтон. Полагаю, ей нелегко приходится со всей этой сводной родней. Она выбивается из сил, чтобы удержать замок на плаву. Мне кажется, Полли из тех, кто в любой, даже самой пиковой ситуации рассчитывает только на себя. Как я могла понять, молодой герцог — человек со странностями. Но Полли об этом не распространяется. Семья очень много значит для нее. У этой девушки есть четкий кодекс чести, и она строго придерживается его.

— Молодой герцог — неуч, бездарь и лентяй и не ровен час пустит все поместье под откос! Ханиф сдружился с ним на почве студенческих шалостей. Но, в отличие от нашего брата, Энтони как был оболтусом, так им и остался. Он и жену себе выбрал под стать, такая же тщеславная бездельница! — без обиняков отозвался принц о сводном брате своей очаровательной гостьи.

— То есть он тебе неприятен? — без какой-либо надобности уточнила Бахайя, просто чтобы поддержать разговор.

— «Неприятен» — еще мягко сказано, — усмехнулся Рашид.

— Полли говорила, что он слабый и безвольный человек.

— По мне, так он слаб на голову, — прогремел голос принца.

— Меня удивляет, почему Полли не бросит все это? Не предоставит негоднику самому решать свои проблемы, справляться с делами? Зачем тратить свою жизнь на то, что ей не принадлежит и никогда принадлежать не будет? Неужели любовь к груде камей в ней настолько сильна? Почему она не выберет свободу?! — воскликнула в недоумении Бахайя.

— Из-за матери. Она не может бросить ее, а не замок. Герцогиня хоть и не стара еще, но нуждается в постоянном уходе. Она инвалид после катастрофы, убившей ее второго мужа. В Шелтоне прошли лучшие годы ее жизни. И порой мне кажется — возможно, я ошибаюсь, но все же скажу… Ее вполне устраивает неспособность Энтони вести дела замка и поместья. По сути, этот индюк зависит от своей деятельной и предприимчивой мачехи. Он беззастенчиво пользуется ее находчивостью и самоотверженностью Полли. Тогда как сам не прилагает никаких усилий для поддержания хозяйства. Зато вдовствующая герцогиня по-прежнему чувствует себя хозяйкой и рада, что дочь всегда рядом с ней, — рассудил проницательный араб.

— Значит, ты подозреваешь мать Полли в таком чудовищном коварстве? — изумилась Бахайя.

— Какое же это коварство, дорогая? Банальный человеческий эгоизм. В каждом из нас на бессознательном уровне сидит желание привязать к себе дорогого человека. И сделать так, чтобы он посвятил нам свою жизнь.

— Ты говоришь страшные вещи, Рашид! — напустилась на него сестра. — Но ты прав, — удрученно признала она. — Хотя мне кажется, что тебе нужно быть снисходительнее. Прости мне эти слова. Бесспорно, ты знаешь жизнь, неплохо изучил людей, за милю чувствуешь неискренность или корыстность побуждений. Но именно из-за этого ты не способен любить всем своим существом, не оглядываясь, не копаясь в деталях, не анализируя. А ведь ты мог бы стать чудесным мужем и отцом. Любовь бы тебя исцелила.

— А ты никогда не думала о том, что ни мне, ни тебе, ни Ханифу никто не нужен? Наши предки столь преуспели в амурных делах, что их опыта нам с лихвой хватит. Ведь посуди сама, все хорошо как есть. Стоит ли что-то менять?! — воскликнул Рашид.

— А вот в этом ты категорически не прав, брат! Я не могу с тобой согласиться. В тебе говорит усталость. Ты сам только что осуждал маму Полли. Она дважды вдова и инвалид, но тем не менее в ней живет жажда жизни. А ты почему-то раскис. Нет, Рашид, так нельзя, ты должен взять себя в руки! — решительно заявила сестра.

Оглавление