4

Фэннер пил кофе, когда раздался звонок в дверь. Он пошел открывать, недоумевая, кто бы это мог быть так рано. В дверях жизнерадостно улыбался невысокий крепыш.

– Я Джон Доил. Городская полиция. Не слишком рано?

– Входите. Я завтракаю.

– Капитан сказал, чтобы я зашел к вам. – Доил бросил шляпу на стул и сел. – Вы теперь представляете Блэндиша, не так ли?

Фэннер налил кофе во вторую чашку.

– Похоже на то. Сахар?

– Спасибо, нет. – Доил закурил. – Вот уже два месяца я слежу за Борг. Надеюсь, что Райли явится к ней, хотя капитан считал, что зря тратим время. С сегодняшнего дня я снят с наблюдения, и вот принес вам свои ежедневные доклады; вдруг что-нибудь да пригодится. Не знаешь, где найдешь… – Он достал из кармана пухлый конверт и протянул Фэннеру.

– Я как раз собирался навестить ее сегодня утром, – сказал Фэннер. – Это единственная ниточка к Райли. Непохоже, что он бросил ее. Возможно, перед тем как скрыться, он что-нибудь сообщил ей.

– Потеряете время, – покачал головой Доил. – Мы допрашивали ее часами. Райли действительно ушел от нее. Доказательство тому – ее связь с Эдди Шульцем. Если бы у нее был шанс тратить денежки Райли, она не жила бы с Шульцем.

– Все равно поговорю с ней. Больше и зацепиться не за что.

– Лучше, чтобы Шульц не видел, что вы с ней встречаетесь. Берегитесь его.

– Постараюсь.

– Вчера я был в «Парадизе». Решил взглянуть на ее номер. Он того стоил. У нее определенный талант, ей место на Бродвее.

– Не могу понять, как банда Гриссона смогла открыть столь шикарное заведение. Клад они нашли, что ли?

– Да, я помню этот клуб, когда хозяином был Рокко. И посмотрите теперь! Все бандитские рожи в смокингах, кроме Ловкача. Тот не переменился.

Фэннер поморщился:

– Да, это тип хуже некуда.

– Согласен. Прошлой ночью он здорово напугал меня. Пока Борг танцевала, я подумал; что неплохо бы под шумок осмотреть помещение. Когда свет погас, я направился наверх. Девушка в гардеробе отвлеклась, так как один из пришедших гостей нечаянно задел чашку, куда ей бросают мелочь, монеты рассыпались, все бросились поднимать, и я проскользнул наверх.

Там оказалось семь комнат. Шесть из них спальни, а дверь седьмой почему-то закрывалась снаружи на замок и задвижку. Это удивило меня. Зачем задвижка? Кто-то заперт там? За дверью слышался работающий телевизор. Я потрогал дверь, она оказалась запертой изнутри. Времени не оставалось, Анна заканчивала номер, и я пошел обратно к лестнице. Когда я уже начал спускаться, какой-то звук заставил меня оглянуться. В проеме распахнутой седьмой комнаты стоял Ловкач, держа в руке нож. Его вид напугал бы кого угодно. Прыгая через три ступеньки, я сбежал вниз. Девушка в гардеробе посмотрела на меня как на привидение. Уже у входа я услышал окрик и увидел подбегавшего Эдди Шульца. Вышибала пытался меня задержать, но я врезал ему как следует и вырвался. Ну и бежал же я! Шульц сначала погнался следом, потом вернулся в клуб.

– Да, хотел бы я посмотреть на эту картину! Похоже, Ма Гриссон содержит наверху бордель. Доложили об этом Бреннану?

– Разумеется. Но что может сделать полиция? В клубе бывают влиятельные люди, нам просто не позволят устроить там обыск. Сам клуб напоминает крепость, стальные двери, стальные ставни на окнах.

– Как вы думаете, что там, за закрытой дверью?

– Вот уж понятия не имею.

– Где мне найти Анну Борг?

– У них с Шульцем квартира в Мальверн Коурт. Берегитесь Шульца. Лучше, чтобы его не было дома. Он опасен.

Когда Доил ушел, Фэннер в течение часа изучал его донесения. Из них он почерпнул только то, что Шульц уходит в клуб каждый день в одиннадцать часов дня, а Анна в час, прямо к ленчу.

Фэннер позвонил Поле:

– Буду после часа. Есть что-нибудь?

– Звонил Блэндиш. Спрашивал, нет ли новостей.

– Позвоню ему позже. Что еще?

– Толстая старуха хотела, чтобы ты разыскал ее собаку, – хихикнула она. – Я сказала, что у тебя аллергия на собак. Я права?

– Может быть. А деньги у нее были?

– Конечно нет. – Она помолчала. – Мне бы хотелось, чтобы у тебя появилась аллергия на танцовщиц.

– Может быть, она возникнет у меня после разговора с Анной Борг, – ответил Фэннер и повесил трубку. Потом позвонил Блэндишу:

– Считаю, что Анна Борг может прояснить обстановку. Все зависит от того, сумею ли я найти с ней общий язык. Полиция долго и безуспешно допрашивала ее. Надо попробовать подкупить ее. Вы сказали, что я могу не стесняться в деньгах. Это еще в силе?

– Разумеется, – отозвался Блэндиш. – Что вы задумали?

– Я пообещаю, что вы поможете ей попасть на Бродвей. Возможно, на это она клюнет.

– Ну что ж, пытайтесь.

– О результатах сообщу. – И Фэннер повесил трубку.

Оглавление