Глава 13

Макгрегор явно ничего не подозревал об этих мыслях Джейн и продолжал вести себя по-преж- нему. Он, казалось, ничего не знал о том, как и где она провела тот самый злополучный день, показывал ей планы канала, который предполагал строить, и объяснял ей все подробности. Джейн искренне заинтересовалась его рассказом: после той бедности, которую она видела вокруг, проекты графа вызвали у нее настоящий энтузиазм, и она без колебаний сказала ему об этом.

Ему, казалось, была приятна ее похвала.

Да, надеюсь, что мои усилия сделают этот край процветающим, — видит Бог, людям это не помешает. Я вырос в Англии, но искренне полюбил эти места, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь местным жителям. Вы сами видели, они влачат жалкое существование. К сожалению, они пока не испытывают к моим планам ничего, кроме недоверия, но ничего другого я и не ожидал. Надеюсь, когда здесь появится работа для мужчин, когда доходы людей возрастут, они убедятся в том, что я желал им только добра.

— Я уверена, что так и будет. Макгрегор пожал плечами.

Хотел бы я разделить ваш оптимизм. Боюсь, мой дядя принадлежал к старой гвардии. Насколько мне известно, он узнал об этих планах несколько лет назад и отверг их без всяких колебаний. Для него канал, проложенный через его земли, был всего-навсего неудобством, которого он хотел избежать. Это, видишь ли, могло испортить ему охоту.

Судя по всему, ваш дядя был колоритной личностью. Но почему все местные жители так им восхищаются? Он ведь был довольно крутым по характеру помещиком, да и хозяином неважным.

Макгрегор снова пожал плечами.

Думаю, все объясняется древней клановой системой, хотя я знаю, что англичанину ее нелегко понять. Дядя жил в убеждении, что глава клана является для прочих чем-то вроде отца. И я должен признать, что он и относился к своим подданным как к детям: презирал их всех одинаково, разжигал между ними ссоры. Конечно, сейчас это кажется абсурдом— даже при жизни дяди его поведение было анахронизмом. Клановая система делает людей зависимыми, вместо того чтобы приучать их отвечать за себя. Неудивительно, что они веками живут в нищите и не могут ничего добиться. Система задавила у них всю инициативу. — Макгрегор поморщился. — Хотя, боюсь, мои взгляды выводят некоторых из себя. Я здесь чужак и не собираюсь становиться им отцом. Надеюсь, что когда-нибудь они поймут, что полагаться на самих себя — намно- го лучше, чем зависеть от чьих-то капризов и прихо- тей, даже если этот человек и не самодур, а мой дядя, судя по всем, был именно самодуром.

Джейн не могла не восхищаться его преданностью интересам людей, которые относились к нему с таким подозрением. На его месте многие давно бы все бросили от злости или досады, но он становился только упорнее, столкнувшись с препятствиями.

Но когда она сказала ему об этом, граф улыбнулся и покачал головой.

Да нет, я делаю это и для себя тоже. Должен признаться, что мое честолюбие не позволяет мне довольствоваться лишь шотландским титулом. Скажите, моя радость, вас очень пугает мысль о муже — политическом деятеле?

Джейн никогда прежде не думала об этом, но теперь не могла не признать, что находит подобную перспективу довольно привлекательной.

Да нет, — честно ответила она. — Нисколько не пугает. Я думаю, мне бы это даже понравилось.

А я просто уверен, что вы были бы прекрасной хозяйкой политического салона. Вы не обиди- тесь, если я признаюсь, что именно это привлекло меня в вас в первую очередь? Даже жена Генри Мура не так образованна и очаровательна. Я думаю, вы очень поможете мне в моей политической карьере. — Он улыбнулся. — Мне достаточно было наблюдать, как легко вам удалось завоевать расположение моих слуг. Вы уже вызвали у них больше интереса, чем я за все эти месяцы.

Джейн почувствовала, что краснеет.

Глупости! Если я и вызываю у них любопыт- ство, так только потому, что они пытаются понять, какой хозяйкой я могу оказаться… Кстати, вы, судя по всему, восхищаетесь лордом Муром. Мне не терпится с ним познакомиться.

Я вполне уверен, что он одобрит мой вы- бор, — проговорил Макрегор, бросая на нее доволь- ный взгляд. — Не скрою, это тоже повлияло на мое решение. Шотландия многим обязана этой семье, особенно деду лорда Мура. Именно он заложил основы промышленности в этом краю, в которой здесь большая нужда. Я просто следую его примеру. Когда ваша щиколотка придет в норму, Джейн, я вас познакомлю с лордом Генри.

Я с нетерпением жду этого.

Джейн боялась, что Макгрегор воспользуется этим удобным моментом, чтобы попытаться добиться ее благосклонности, — ей уже несколько дней казалось, что он начинает терять терпение, — но граф только нежно улыбнулся ей и ничего не сказал. Его сдержан- ность импонировала ей, особенно ввиду того, что она до сих пор понятия не имела, какой ответ даст ему.

Когда ее нога поджила, Макгрегор начал возить Джейн и ее деда по поместью, рассказывая, что и где он собирается улучшить. Он показал им, где пройдет канал. Понемногу Джейн стала привыкать к мысли, что и сама вскоре станет частью жизни поместья. Хорошо, наверное, заниматься такой нужной и важной работой… Нельзя сказать, что ее чувства к графу стали более пылкими, но с каждым днем она уважала его все больше, а это, возможно, и было основой их будущего семейного союза.

Но она также начала понимать, что он более серьезный и сухой человек, чем ей хотелось бы, что в нем много основательности, но напрочь отсутствует чувство юмора.

Джейн ни за что не призналась бы себе, что ее открытие может быть связано с тем, другим, шотландцем, — уж Тобиаса-то не упрекнешь в излишней серьезности. В любой самой трагической ситуации у него была наготове шутка. Она твердо сказала себе, что это тоже может надоесть рано или поздно, что есть вещи, к которым следует относиться серьезно. Конечно, Маккарти забавный человек, но к ней- то его жизнь не имела ни малейшего отношения, и она вовсе не собиралась снова встречаться с ним.

Несмотря на все ее благие намерения, она была удивлена своей реакцией, когда однажды утром граф Макгрегор спокойно сообщил за завтраком, что напал на след грабителя и что его, возможно, арестуют в ближайшие несколько дней.

Джейн резко вскинула голову. Ей пришлось немного подождать, прежде чем она смогла произнес- ти достаточно твердым голосом:

Так вас можно поздравить. Как это произошло?

Я начал небольшое расследование, но не надеялся, что будут какие-нибудь результаты. Ведь здешние люди всегда сплачиваются против чужаков и выудить из них чего-либо просто невозможно. Но недавно до меня дошли слухи, что поблизости объявилась шайка грабителей. У меня есть все основания подозревать, что они-то нам и нужны.

Джейн пришлось сделать еще одно усилие, чтобы говорить спокойно.

Неужели, совершая преступления, они так вот открыто живут в округе?

Я же сказал вам, что здешние люди почти всегда покрывают друг друга. Но у меня есть свои осведомители. И я всерьез надеюсь, что в ближайшие несколько дней мы услышим об аресте этих злодеев.

Хм, — произнес сэр Чарльз и положил вилку. — Нам-то от этого мало толка. Вряд ли наши вещи и драгоценности вернутся к нам. Но хоть другие путешественники будут в безопасности, если их поймают.

Джейн виновато подумала о своем жемчуге, который был спрятан в ее шкафу. Нет, она ни за что не выдаст Тобиаса Маккарти!

Джейн с трудом досидела до конца завтрака — ей показалось, что он длится вечно. Наконец, к ее радости, граф сложил салфетку, поднялся и произнес извиняющимся голосом:

Моя радость, боюсь, сегодня утром я вынужден предоставить вас самой себе. Мне необходимо срочно встретиться с лесничим — он сообщил мне, что в последнее время браконьеры совершенно распоясались. Да, кстати, сэр, не хотите ли побродить с ружьем как-нибудь поутру? У меня самого редко бывает время для подобного времяпровождения, но считается, что охота здесь прекрасная.

Может быть, может быть, — угрюмо отозвался дедушка Чарльз. — Но я сомневаюсь, что охота здесь представляет какой-то интерес, если местным жителям разрешается творить все, что им вздумается. С ними надо вести себя построже, иначе скоро здесь вообще не на кого будет охотиться. Когда браконьеры окончательно теряют совесть, только самые суровые меры могут привести их в чувство. И могут потребоваться десятки лет, чтобы восстановить поголовье дичи.

Джейн слушала их, сгорая от нетерпения. Если сам Макгрегор никогда не охотится в этих местах, думала она, какая ему разница, занимаются ли жители браконьерством? Особенно учитывая, что кругом такая нищета. Но, конечно, охота — это тема, которую женщинам нечего даже и пытаться понять. И вообще, в этот момент ей не хотелось ничего, кроме как поскорее сбежать.

Макгрегор задержался, чтобы расспросить ее о планах на день, и пообещал, что завтра постарается загладить свою вину — невольное пренебрежение ею, — устроив ей прогулку в Инверэри, если, конечно, ей хочется туда поехать и ее поврежденная ножка выдержит такое путешествие.

Конечно, выдержит, — отозвалась Джейн. — Я с удовольствием поеду. А сегодня займусь письмами и почитаю — проведу день за тихими занятиями.

Граф, казалось, был доволен ее решением.

Я очень рад. Боюсь, вы в последнее время изрядно перетруждались, не давая отдыха вашей щиколотке. Всему виной мой эгоизм: слишком много возил вас по поместью. Мне, естественно, хочется вам все показать, но ведь доктор Кавендиш предупредил, что неделю-другую вам следует поберечься, больше отдыхать.

Джейн попыталась развеять его опасения, но ей удалось сделать это, лишь пообещав, что она побережет ногу и хорошенько отдохнет перед завтрашней поездкой. К этому времени она просто сгорала от нетерпения. Когда Макгрегор наконец удалился, а ее дед отправился в библиотеку полистать свежие газеты, она поднялась в свою комнату, но, несмотря на все обещания, не для того, чтобы прилечь и дать отдохнуть щиколотке, а для того, чтобы быстро переодеться в амазонку.

Со времени происшествия прошла уже целая неделя, и, хотя щиколотка и впрямь все еще побаливала и ей, вероятно, не следовало бы садиться в седло, она доковыляла до конюшни и попросила, чтобы для нее оседлали лошадь. Ролло не было видно — она могла бы и его послать с поручением, — но, дожидаясь, пока лошадь будет готова, она виновато призналась себе, что будет рада воспользоваться удобным предлогом и поехать сама. Ей всего-навсего предстояло доехать до побережья и предупредить Тобиаса об опасности.

На мгновение она усомнилась в этичности своего поступка, но быстро отогнала подобные мысли. Ну и что, что он грабитель? Он ей понравился, и она вовсе не хотела, чтобы он болтался в петле.

Джейн боялась только, что может опоздать. Господи, как же долго седлают лошадь! Но ее ожидание оказалось неожиданно полезным. Во дворе конюшни появился грум Ролло с ведром воды в руке.

Увидев ее, он медленно поставил ведро на землю на некотором расстоянии от Джейн и прикоснул- ся к кепке, приветствуя ее.

Она знала, что их могут услышать, и поэтому сказала только:

Доброе утро. Мы уже встречались, не правда ли? Ведь это ты в прошлый раз седлал мою лошадь?

Он кивнул.

Да, госпожа.

Его лицо не выражало никаких эмоций, но Джейн не могла не признать, что, к его чести, он не казался испуганным, хотя, конечно, знал, что его будущее в ее руках. Видя, что на ней амазонка, он даже осмелился ответить на ее слова завуалированной дерзостью:

— Вы снова собираетесь ехать одна, госпожа? Джейн решила, что осторожность не помешает,

и ответила, тщательно подбирая слова:

Да. Вряд ли мне не повезет дважды. Я снова хотела бы поехать в том же направлении, что и в прошлый раз. Мне почему-то там очень понра- вилось, несмотря на мое неприятное приключение.

Ролло бросил быстрый взгляд на другого грума, который как раз выводил оседланную лошадь, и отозвался нарочито равнодушным голосом:

Путь неблизкий. Вы уверены, что успеете вер- нуться засветло?

Джейн видела, что грум, который стоял, держа лошадь за повод, с интересом прислушивается к разговору.

Возможно. Но на сей раз я буду осторожнее. Я уверена, что мне ничто не угрожает.

Ролло ничего не ответил. Он молча ждал, пока она сядет в седло, чтобы покрепче затянуть под- пруги и поправить стремя. Но она была рада уви- деть, что, как только она степенно, шагом стала выезжать со двора, Ролло незаметно исчез. Джейн надеялась, что он предупредит о ее визите Мак- карти.

Оглавление

Обращение к пользователям