Глава 17

К ее облегчению, Маркус появился почти сразу, ведя в поводу коня. Критически оглядев Джейн, на которой была темная амазонка и плащ, он пробормотал:

— Значит, все же решили прийти?

По его голосу было непонятно, одобряет он ее решение или нет. Без лишних слов он подсадил ее в седло, и через минуту они уже скакали прочь от Макгрегор-холла.

На этот раз путь показался ей очень коротким, может быть, потому, что она ехала по нему уже в третий раз. Маркус почти не раскрывал рта, толь- ко иногда предупреждал о неровностях дороги: ночь была безлунная, и Джейн почти ничего не различала в темноте.

Когда они достигли побережья, Джейн почувствовала, что дрожит в холодном ночном воздухе. И еще она вдруг осознала, на какой безрассудный шаг решилась. Однако пути назад не было. К тому же она не хотела показаться Маккарти, и даже Маркусу, малодушной.

Тобиас ждал на берегу. На нем тоже был темный плащ, в его облике было что-то неуловимо чужое. Джейн не сразу поняла, что он просто сбросил маску лености и праздности. Он был явно наче- ку и казался даже грозным.

Он поздоровался с ней самым обычным голосом. Если она ждала, что он будет хвалить ее за храбрость, ее ждало разочарование.

Вы задержались. Я уже собирался отплывать без вас. Вы что, лежали в постели, пытаясь набраться смелости, или Макгрегор спит не так крепко, как вы думали?

Джейн гордо вскинула голову.

У меня наверняка было бы меньше сомнений в крепости моего рассудка, если бы я осталась дома и лежала бы сейчас в своей постели. Что касается его светлости, то понятия не имею, какой у него сон. Когда я уходила, он еще не спал, а работал в своем кабинете. Мне повезло, что я не столкнулась с ним лицом к лицу. Хороша бы я тогда была, пытаясь придумать причину, по которой полностью одета в столь поздний час и с виноватым видом крадусь по коридору!

Вам просто надо было принять гордый вид и заявить, что вам захотелось прогуляться при луне. Конечно, он мог счесть вас несколько эксцентрич- ной, но вряд ли что-нибудь бы заподозрил, — произ- нес Маккарти с обычной усмешкой.

Я в этом не уверена, — отозвалась Джейн. Макгрегор действительно весь день наблюдал за ней — правда, не с подозрением, а скорее вопросительно. Скорее всего, ему просто надоело ждать ее ответа. — А что до моей эксцентричности, так если бы он вдруг услышал, что я решила прогуляться ночью при луне в незнакомой местности, у него были бы все основания подумать, что я лишилась рассудка! Кстати, несмотря на его осторожность, входная дверь почему-то не была заперта. Это не вы приложили к этому руку?

Графу следует спросить об этом у своих слуг. Они что-то распустились, пока он развлекался в Англии, — отозвался Тобиас. — Но, должен признаться, его дела и мотивы его поступков никогда меня особенно не интересовали, а сейчас особенно. Если мы не поторопимся, начнется отлив. У вас что, не нашлось более подходящего плаща? Вы скоро превратитесь в ледышку. Как это по-женски — все приносить в жертву тщеславию! Маркус, принеси ей шерстяной плащ из лодки, да побыстрее!

Дело вовсе не в моем тщеславии, — с обидой возразила Джейн. — Я как-то не подумала, что в Шотландии мне придется принять участие в экс- педиции контрабандистов. В следующий раз я постараюсь исправить эту ошибку.

Да, немногие женщины способны предвидеть все, — проговорил Тобиас с улыбкой. — А как вы думаете, можно положиться на вашу горничную?

Не похоже, что это его и вправду заботит, подумала Джейн. Да это и понятно — не ему придется расхлебывать кашу, если горничная подведет.

Да, вполне можно, — ответила Джейн, но от этого вопроса ей стал неуютно. Ей становилось все страшнее, она уже не могла думать ни о чем, кроме временного помешательства, которое заста- вило ее ввязаться в эту авантюру. Скорее всего, дрожала она вовсе не от того, что надела слишком тонкий плащ.

В довершение всего стал накрапывать дождь. Шхуна раскачивалась на мрачных свинцовых вол- нах, и Джейн с изумлением спросила себя: я ли это, здесь, а не в теплой уютной постели, где и должна бы быть. Неужели все это и вправду происходит со мной?

Как будто уловив ее сомнения, Маккарти заявил:

Еще не поздно. Нам не нужен пассажир, у которого нет желания плыть с нами. К тому же нас ждет бурное море, так что, если вы боитесь, что пожалеете о своем решении, вам лучше сразу вернуться к вашему будущему мужу. Как только мы отчалим, все мои люди будут заняты по горло, им будет не до вас. Эта поездка не слишком опасна, но даже в ней не найдется места для визжащей дамы, которая будет путаться у всех под ногами и выдаст нас береговой охране. Так как же?

Столь саркастические слова оскорбили Джейн.

Я не имею ни малейшего намерения визжать от страха. И если вас арестуют этой ночью за ваши грязные делишки, не я буду тому виной.

Но ведь, если мы попадемся, вы тоже окаже- тесь в не очень-то приятном положении, — сказал он. — Об этом вы подумали?

Я надеюсь, что хоть контрабандисты вы толковые, иначе мне действительно лучше было остать- ся дома, — саркастически отозвалась она. — Вы что, ожидаете, что вас арестуют?

Этого никогда не ожидаешь. Если я не сумею перехитрить береговую охрану, то и впрямь заслу- живаю петли на шее. Однако, прежде чем мы отплывем, я должен взять с вас одно обещание. Вы будете делать только то, что я вам скажу. Что бы ни случилось, мы должны отбросить все недомолвки. Если вы плывете с нами, то только потому, что сами этого хотите, и мы не услышим от вас ни рыданий, ни упреков, что бы ни произошло. Вы согласны?

Я, конечно, потеряла рассудок, когда доверилась вам, но, что бы ни случилось, ни слез, ни обвинений не будет, — холодно ответила Джейн.

Да, я в этом не сомневаюсь, — неожиданно для нее отозвался Тобиас, и сердце Джейн радостно екнуло.

Маркус вернулся с большим черным плащом, в который Джейн закуталась по настоянию Тобиаса. Потом, как и в первый раз, он поднял ее на руки и перенес в лодку, не оставляя ей больше времени на сомнения. Джейн взглянула на быстро удаляющийся берег и приказала себе перестать трястись. Она уверила себя, что дрожит не от страха, а просто замерзла под дождем и на ледяном ветру, дующем с моря.

Когда они подплыли к шхуне, Тобиас весьма негалантно взвалил Джейн на плечо, к ее вящему негодованию и унижению, и легко полез по веревочной лестнице, как будто тащил маленького ребенка. Достигнув палубы, он поставил ее на ноги, и Джейн не сомневалась, что матросы, собравшиеся на палубе в ожидании приказаний, потешались над нею вовсю. На самом же деле они поглядывали на нее со смущенным любопытством и отводили глаза, встретившись с ней взглядом.

Все они были высокими и стройными молодыми людьми, которые поразили Джейн своим дружелюбием. Да, немного она знает о современных контрабандистах.

Тобиас передал Джейн на попечение Маркуса: у него самого не было времени заниматься ею. Он лишь посоветовал ей спуститься вниз, потому что дождь усиливался, но она отрицательно по- качала головой и отошла в сторонку, чтобы не мешать матросам, которые поднимали якорь, го- товясь к отплытию.

Джейн не знала, долго ли стоит вот так, завороженно глядя на воду и небо: ей никогда раньше не приходилось быть в открытом море. Она забыла о холоде, о своих страхах и не могла не признать, что наслаждается своим приключением и что лежать дома в постели намного скучнее.

Подойдя к ней, Тобиас произнес с усмешкой:

А от вас меньше беспокойства, чем я ожидал, моя прелесть. Ну что, нравится вам быть контрабандисткой?

Весьма, — невозмутимо отозвалась Джейн. — А вы что, вообще не будете зажигать фонарей?

В открытом море они не нужны, потому что и так все видно, а на встречных судах будут гореть фонари, и мы сможем улизнуть от них незамеченными. А когда мы приблизимся к берегу, свет станет опасен. Да вы, наверное, и сами это понимаете. Вам не холодно?

Ничуть. Когда мы будем в Ирландии?

Если повезет, до рассвета. Мы спрячемся в пещере, сделаем свои дела, а потом дождемся темноты и поплывем назад.

А если береговая охрана будет ждать в засаде в Ирландии или здесь по возвращении?

Ну, будем надеяться, что нас предупредят и этого не случится, — беззаботно ответил Маккарти. — А вы что, боитесь?

К своему удивлению, Джейн поняла, что нет, не боится. Она полностью поддалась ранее незнакомым, но удивительно приятным ощущениям, кото- рые опасность только обостряла.

Тобиас широко улыбнулся ей, как будто поняв, что она и впрямь нисколько не боится.

Хотите встать к штурвалу? — спросил он. — Мы еще сделаем из вас настоящего морского волка!

Джейн с удовольствием последовала за ним и стояла с видом школьницы, пока он объяснял ей, что она должна делать. Его теплые руки лежали на ее руках: Джейн обнаружила, что штурвал слишком тяжел и она не может повернуть его без посторонней помощи. Это тоже было частью магии— теплые руки Тобиаса, ветер и дождевые капли на ее лице, хлопающий на ветру парус и повинующийся ей корабль. Завтра она успеет вспомнить, что перед ней — грабитель и контрабандист и что она должна наконец решить, следует ли ей выходить замуж за Эдварда Макгрегора или нет. Ну а сегодня у нее не было ни малейшего желания думать обо всем этом.

Так они плыли уже несколько часов, а у Джейн даже не возникло мысли о голоде и холоде. Наконец небо стало светлеть. Когда на горизонте показалась земля, Тобиас принял у нее штурвал. Нежно-зеленый берег Ирландии находился совсем рядом. За их спиной вставало солнце, и Джейн с восхищением наблюдала, как Тобиас ловко управляется со шхуной.

Достигнув бухты и пещеры, о которой он говорил, они бросили якорь, и Маккарти повер- нулся к ней:

Да вы просто прирожденный моряк, моя прелесть, — поддразнил он ее. — Никогда бы не подумал, что у чопорной и добродетельной англичанки столько скрытых талантов. Однако позади долгая ночь, а впереди— длинный день, так что вздремните, пока есть возможность.

Джейн хотелось бы сойти на берег вместе со всеми, но Тобиас и слышать об этом не хотел.

Нет, вы только будете нам мешать. Сейчас начинается наиболее опасная часть нашего путешествия. К тому же вы одеты не так, как нужно. Я бы предложил вам переодеться в мужское платье, но ваша стыдливость вряд ли позволит вам пойти на это.

Зато вас не упрекнешь в излишней стыдливости, — парировала Джейн. — Но я с радостью надену все, что вы скажете, если в результате смогу отправиться с вами. Мне совсем не улыбается одной сидеть здесь взаперти.

Нет-нет, — повторил он, но на этот раз более мягко. — Вам еще предстоит немало приключений. К тому же от вас будет немного прока. Вы устали и начнете хныкать и жаловаться. Здесь вам будет куда как спокойнее. Отдыхайте.

Джейн вспыхнула от обиды.

Я не буду хныкать и жаловаться! — возразила она. — Что у вас за идиотские представления о женщинах! Типичное мужское самодовольство и высокомерие!

Ответ Маккарти явился для нее полной неожиданностью.

Да, я уже убедился, что вы не стали бы жаловаться, — сказал он. — Иначе я бы не согла- сился взять вас с нами. Надеюсь, вы не думаете, что я имею обыкновение брать женщин на борт «Бесстрашной Мэри»? Во-первых, команда бы этого не потерпела, а во-вторых, до вас я что-то не встречал женщины, которую можно было взять на борт со спокойной душой. И все же вам придется остаться и лечь спать. Не забывайте, вы обещали меня слушаться, и я требую, чтобы вы выполнили свое обещание.

Оглавление

Обращение к пользователям