— 30 —

Халва [CPS] RU
Халва [CPS] RU

20 сентября, 1994, вторник, 12.40, Петербургское шоссе, склады

Андрес посветил фонариком в темноту ангара.

— Всё, господин комиссар. Пусто!

Хенрик зашёл внутрь ангара и, сделав шага три, не больше, споткнулся об деревянный ящик тёмно-зелёного цвета.

— Чёрт! Андрес, сюда подсвети!

Комиссар слегка подпихнул ящик ногой.

Он легко сошёл с места.

«Пуст» решил Хенрик.

— Откроем? — предложил он Андресу. — Надеюсь, не мина?

— Загрохотал-то как, — заметил Андрес. — С миной бы потяжелей был…

И он, наклонившись, приподнял крышку.

В свете фонаря жёлтым мелькнуло некрашеное дерево и полукруглые ячейки внутри ящика.

— И в самом деле пуст, — с некоторым разочарованием произнёс Андрес.

— Всё отсюда вывезли, — констатировал Хенрик. — Но всё же что-то здесь было. И похоже, «что-то» — это оружие.

И, подумав, добавил:

— Надо бы ещё раз с хуторянином встретиться.

— С каким? — не понял Андрес.

— С Раудсеппом, — пояснил Хенрик. — Помнишь? Мы карту этого района просматривали. Там отмечено строение рядом с закрытой зоной. Помнишь, это там, где мы видели остатки колючей проволоки в траве?

— Помню, — ответил Андрес. — Видели.

— Так вот, — сказал комиссар, забирая фонарь у Андреса. — Пошли отсюда…

— Так вот, — повторил Хенрик, едва они вышли из ангара. — Это и есть домик нашего хуторянина. Живёт он рядом со складами. И местность эту знает великолепно. Так что, полагаю, что не напрасно он от трупов тогда в кусты кинулся. Думаю, что кого-то из покойников он узнал. Может быть, самого Меркушева. А вот мы с тобой в этом случае — полные остолопы. Понял?

— Понял, — ответил Андрес.

И достал блокнот.

Оглавление