Глава 4

Letyshops [lifetime]
Letyshops [lifetime]

Почесав в последний спину, Щербаков забросил сломанный прут в пышный куст, расположившийся под террасой, и направился к холодильнику, который стоял у стены террасы, окружённый тремя столиками со стульями, создавая некое подобие уютного, почти семейного кафе. Достав несколько упаковок с соками, Сергей, как всегда, предложил всем присутствующим «промочить горло» коктейлем собственного производства.

Удивительно, но русскому физику удавалось создавать совершенно неповторимые вкусы напитков, так что практически всегда он находил «собутыльника», так он сам красочно называл желающих разделить с ним удовольствие. Его собеседники не были исключением и не без удовольствия решили составить ему компанию – и не пожалели об этом.

– Сергей, признайтесь честно, как вам удаётся создавать такие изумительные на вкус коктейли? Я всегда был убеждён, что этому надо специально учиться. Впрочем, не исключаю, что вы прошли обучение в подобной школе?

– Грэм, дружище, пред вами буду честен как перед будущим. Единственный принцип, который мне позволяет безошибочно выверять количественное соотношение компонентов – это хорошее знание пропорции так называемого числа «фи» или золотого сечения. Впрочем, и это не самое важное. Наиболее затруднительно точно рассчитать очерёдность перемешивания различных компонент напитка. Понимаете, все они имеют различную плотность, а всем известно, что процесс диффузии соков происходит по-разному в зависимости от того, кто в кого вливается…

Щербаков вошёл в кураж, заставив обоих слушателей раскрыть рот от всех тонкостей, которыми владел «тайный кулинар» в таком, казалось бы, пустяковом деле, как размешать два-три сока в одной ёмкости. Наконец, знаток напитков завершил своё выступление.

– Ну ладно, уговорили! По большому секрету, и только из огромного уважения к вам обоим, могу предложить наиболее доступный для непрофессионалов-любителей, как вы, способ приготовления настоящего эликсира жизни. Запоминайте или записывайте: берёте всё, что попадёт вам под руку в холодильнике и сливаете найденное в одну ёмкость в пропорции «как бог на душу положит» или, говоря по-русски, «как левая нога захочет». Далее, тщательно перемешиваете всё это до полной готовности, пока не захочется пить. Вот и всё! Именно так было приготовлено это чудо. Правда, вкусно?

– Грэм, да ведь он над нами издевался?

– Ну, сумасшедший, что возьмёшь? – отозвался физик и наполнил бокалы вторично. Выпив одним глотком содержимое, он добавил с деланно кислой физиономией: – Ну и гадость – эта ваша заливная рыба.

– Сергей, я давно хотел спросить, откуда вы черпаете свои бесконечные поговорки, присказки и крылатые выражения? Не повторяйте только своей знаменитой фразы: «Богатый русский язык – три слова, а сколько сочетаний». Мне, правда, интересно, где вы находите столько шуток и словесных перлов?

– Всё очень просто, Шон. Так отозвался о настоящей заливной рыбе один из героев кинокомедии талантливого российского режиссёра Эльдара Рязанова. Жаль, что европейцы, да и другие жители нашей небольшой планеты, не живущие в России, лишены возможности видеть наши фильмы, которые не так уж и плохи. Предвидя возможные ответные обвинения, сразу замечу, что мои соотечественники достаточно хорошо знакомы с кинематографической культурой Запада. Более того, у многих россиян есть свои любимые актёры из различных стран мира.

Заметив некоторое замешательство и чувство вины на лицах друзей, Щербаков поспешил сменить тему, причём, сделал это, абсолютно не меняя тональности речи.

– Так что, вот я и говорю… – он сделал небольшую паузу, привлекая тем самым внимание своих собеседников к себе. – Грэм, если вас не затруднит, сообщите мне, как на исповеди, что новенького вы узнали из разговора Лии с Онри, свидетелем, а может и активным соучастником которого вы были сегодня утром?

Историк не сразу понял, что вопрос адресован именно ему, из-за чего, на несколько секунд зависла пауза, пока Уайтхэм соображал, что к чему. Как только, он пришёл в себя от неожиданного перехода темы, то решил сам включиться в предложенную Сергеем игру. Как нарочно, на террасе показался Крис Ланц, командир строящегося звездолёта. Он радостно присоединился к разговаривающим приятелям и не избежал участи быть угощённым «коктейлем Щербакова».

– Как я понимаю, вы, Серёжа, не подсматривали за нами, а только наблюдали из-за угла? – съехидничал Грэм, адресуя свои слова Щербакову.

– Ага, из-под соседнего куста. Того, что справа от того места, где вы секретничали. – Не менее язвительно отфутболил физик, давая тем самым понять, что разборок не избежать.

– Ну, если вы чистосердечно признались в своей шпионской деятельности, то нет сомнения, что истинная причина вашего негодования – откровенная зависть. Признайтесь, Серёжа, вы позавидовали мне и Онри, что нам выпало счастье беседовать с Лией. Да я просто уверен, вы так же безнадёжно сражены её ярко синими глазами, обладая которыми, она ещё умудряется разбираться в физике, космологии и ещё бог знает в чём. Я поражаюсь, как она вообще стала астрономом, да ещё и астронавигатором на нашем изумительном звездолёте, когда её природным достоинствам нет предела.

К концу всей тирады Щербаков почти кипел от желания убить словоохотливого англичанина, но Грэм его опередил, нанеся удар первым.

– Так вот, уважаемый коллега, эта красивая девушка сообщила мне и Онри, конечно, по великому секрету и только из уважения к нам.

– Не тяни, окаянный отросток, говори, что она нашептала в ваши растопыренные ушки?

– О чём это я? – Грэм упивался счастливым и весьма редким, почти уникальным моментом, когда ему удалось заставить Щербакова «посидеть на его крючке». – Ах, да! Вспомнил! Вам, уважаемый Серёжа, придётся собрать ещё два дополнительных «Нультона».

Услышав эти слова, Ланц тихо хохотнул в кулак, что не укрылось от внимательных глаз Грэма, который поспешил продолжить начатую тему.

– Да, чуть не забыл! А вам, капитан Крис, к двум, уже имеющимся космошлюпкам, предстоит добавить корабль дальней разведки, способный взять на борт весь экипаж, в случае крайней необходимости.

Дело было сделано. Удовлетворённый своей каверзой Грэм, как ни в чём не бывало, увалился в свой шезлонг. Блаженно откинувшись на спинку, он закрыл глаза, не забыв при этом, оставить крохотную щёлку, чтобы иметь возможность подглядывать за присутствующими.

Наступила жуткая, почти мёртвая тишина, в которой даже далекие волны океана смогли донести до присутствующих свой тихий всплеск. Блаженствуя от своей удачной каверзы, историк украдкой наблюдал за «технарями», которых так ловко поймал врасплох своим откровением о разговоре с Лией.

Прошло ещё несколько долгих секунд. Обстановка не менялась. Все стояли застывшие, словно герои кинофильма в стоп-кадре. Когда же всё ожило, Уайтхэм невольно открыл глаза от ощущения, что грядут невероятные последствия его откровений, и, возможно, именно ему придётся спасаться бегством.

Взглянув на лица «обрадованных новостями», историк сделал предположение, что пока он щурил глаза, неизвестное насекомое, укусившее недавно Щербакова, вновь вернулось и, возможно, не одно, а с приятелями. По неведомой синхронности Сергей и Крис пришли в такое бурное движение, что сомнений не оставалось – на их безопасность кто-то покушается.

– Нет! Вы только посмотрите на этого пижона?!

Услышав, столь боевой клич Щербакова, Грэм чуть не сорвался со своего насиженного места, чтобы спастись бегством. Однако, вовремя опомнившись, он безобидно развёл руками, показывая предельно широким жестом свою полную непричастность к тому, что вынужден был сообщить, причём не по собственной воле, а под натиском самого физика. Однако, Сергей жаждал мщения и «английского жертвоприношения».

– Грэм, лапушка, я понимаю, что вы не были причиной того, что нам поведали, но меня волнует другое. Может быть, вы нам лапшу на уши вешаете? А?!

– Друзья мои, разве я похож на такого человека?

– Ещё как похож! – присоединился Крис, к нависшему над шезлонгом русскому физику.

– Честное слово, ребята, я передал вам всё без изменений и собственных комментариев. «Клянусь своей треуголкой»! Ведь это ваша любимая и самая надёжная клятва, Серёжа?

Первая бурная реакция сменилась отливом эмоций. Судя по всему, насекомое улетело и увело с собой всех сообщников. Сергей, разбитый и обессиленный, приготовил новый коктейль и, разлив его на всех, собственноручно вручил бокал каждому. Совершенно успокоенный процедурой угощения он увалился в соседний с Грэмом шезлонг, наслаждаясь прохладным напитком.

– Удивительно устроен человек. Всего полгода назад я мечтал, ждал и надеялся, что произойдёт чудо, которое позволит мне собрать хотя бы один аппарат «Нультон». А теперь? Лежу в шезлонге, пью коктейль и возмущаюсь, что придётся собирать не пять, а семь аппаратов. Право же, на живых людей не угодишь, или вы, Крис, со мной не согласны? Да и что вас так напугало? Подумаешь, дальний разведчик, главное, что не запасной звездолёт. И потом, признайтесь, Крис, разве вы не мечтали создать звёздного разведчика? Лично я до сих пор не могу привыкнуть к мысли, что моя мечта создать «Нультон» – сбылась.

– Умеете вы утешить в трудную минуту, Серёжа. – Проглотив залпом коктейль, командир звездолёта добавил. – Ну, Онри, душечка, помог осуществить мечту. Увижу – убью.

Осмелев от речей, «парящих» над ним, хищников, Грэм бодрым голосом помилованного подвёл закономерный итог всему сказанному.

– Замечательно! Получается, что именно благодаря мне, двое членов нашего дружного экипажа осознали, что сбылись их давние, можно сказать, детские мечты, и они обрели счастье на этом благословенном острове.

– Да… Он, как всегда, прав. Пусть живёт.

– Согласен, Сергей, – эхом отозвался Крис, «отлетая» в сторону от добычи.

Разговор друзей был прерван приглашением на ужин, и мужчины отправились в столовую, где их ждали остальные члены экипажа первой звёздной экспедиции.

Странно устроен человек, ему проще поставить перед собой цель жизни, к которой он готов идти долгие годы, чем принять сам факт достижения этой заветной мечты. Даже согласившись с убедительными доводами историка, ни Щербаков, ни Крис Ланц не заметили главного – что они купаются в своём счастье.

Направляясь на ужин, технари, в тайне от Грэма и Шона, обсуждали план ужасной мести Онри и Лие. Если с первым было всё проще и коварнее, то, как отомстить этой синеглазой красавице, они никак не могли решить – женщина всё же…

Оглавление