Глава 4

Когда я родилась, моей хозяйке было около пяти лет. «Связь» устроена таким образом, что при рождении очередной шариссы она находит ближайшего к ней айкира, не имеющего хранителя. Просто, но достаточно эффективно. Окончательно «связь» крепла в первые годы после личной встречи подопечного и шариссы и оставалась до конца жизни последней. В большинстве случаев айкир был способен пережить гибель партнера по связке, хоть и с тяжелыми последствиями для психики, но шарисса при гибели хозяина никогда не выживала. Фактически, при взрослении мы выстраивали свою ауру в полной зависимости от айкир, подстраиваясь под их конкретные нужды и вплетая жизненные нити подопечных в свои собственные.

У меня было еще две сестры, хотя могло быть и больше — шарисс рождается ровно столько, сколько нужно. Забавно, но так как создавали нас в спешке в условиях Великой Охоты, что-то у айкир пошло не так, среди первых шарисс были только женские особи. И быть бы нам бесперспективным проектом, если бы не один непредусмотренный айкирами побочный эффект. Мы смогли давать полноценное потомство со всеми закрепленными качествами и от обычных кошачьих. Видимо сказалось то, что, создавая нас, айкиры взяли за основу изменений именно кошек, извечных спутников людей. В то же время моя родовая линия хранит память и о подобных экспериментах с собаками, но они оказались слишком зависимыми от партнера и играли в связке изначально подчиненную роль. Айкирам же нужна была в первую очередь способность принимать самостоятельные решения, чтобы подстраховать в случае непредвиденных ситуаций, когда они сами не смогут по какой-то причине адекватно реагировать на экстренные обстоятельства. Теперь уже совершенно точно шариссы всегда будут ходить в кошачьей форме, так как все технологии времен до Покушения были давно утрачены. Хотя в лесах все еще встречаются одичавшие потомки давних экспериментов, которых люди не глядя причислили к нечисти.

Как только я почувствовала, что моих сил достаточно на длительное путешествие, поспешила к подопечной, подгоняемая зовом «связи». Мари тогда жила со своей матерью в небольшой деревне. Следующие пять лет я могу без преувеличения назвать самыми счастливыми в нашей жизни. Мари была ласковым ребенком и, таскаясь со мной как с игрушкой, она, тем не менее, никогда сознательно не причиняла мне боли в своих играх.

Мать Мари, Аллия, как и большинство женщин айкир, нашла свое место среди людей в качестве квалифицированной травницы, запись о ней была по всем правилам занесена в Табель Профессий местного «ведущего» города. Все растения едва заметно фонили магией, впитывая ее вместе с водой из почвы. Айкиры были способны чувствовать небольшие изменения в этом фоне, зависящие от свойств растения. Мужчины часто становились аптекарями и приготовленные ими снадобья считались одними из лучших. По закону ни травницы, ни аптекари не имели права лечить людей. Травницы занимались исключительно сбором и обработкой лекарственных растений, часто подолгу путешествуя в поисках новых трав, лишь иногда оседая на несколько лет в каком-нибудь населенном пункте. В принципе любой айкир мог бы успешно освоить профессию лекаря, но никто из них ни за что бы не согласился на слишком тесное общение с людьми, а лекарство подразумевает это изначально.

Лисата, шарисса Аллии, не принадлежала к моему роду, и мы подолгу могли обмениваться памятью наших родовых ветвей. И хотя она была старше меня, особого значения это не имело, так как первые шариссы появились примерно в одно время, и фактически наша память была одного возраста, отличался лишь жизненный опыт.

К сожалению, по прошествии пяти лет тихая жизнь закончилась в одночасье. В деревню пришло моровое поветрие, забравшее жизнь самых маленьких детей и стариков. Не осталось ни одного двора, в котором бы не оплакивали потерю. Мари тогда вместе с матерью ездила на неделю в город, той надо было обновить запись в Табеле Профессий и получить некоторые редкие травы от проезжавшей мимо знакомой травницы. Когда Аллия вернулась, было уже поздно, болезнь действовала стремительно и забрала свою жатву буквально за несколько дней. Горе делает людей слепыми и глухими. То, что травница уехала накануне болезни, что она забрала с собой свою маленькую дочь, которая непременно бы заболела, останься в деревне, и общее желание найти хоть кого-нибудь виноватого, все это заставило деревенских взяться за топоры и вилы. И хотя времена бесконтрольной охоты на ведьм, устроенной Инквизицией, уже давно прошли, это не помешало им обвинить травницу в наведении порчи и тут же устроить показательную казнь.

Когда обезумевшая толпа схватила Аллию, мы с Лисатой могли только беспомощно наблюдать. Все наши способности были заточены только для отражения магической атаки и против простой грубой силы мы не могли ничего сделать. На наших глазах Аллию потащили на деревенскую площадь, грубо оттолкнув испуганную Мари в сторону, от чего она, ударившись о стену стоявшего рядом дома, потеряла сознание. Возможно, это и спасло ей жизнь, на ребенка никто не обратил внимания.

Когда моя подопечная очнулась, все было уже закончено, я не чувствовала больше ни Аллию, ни Лисату. И хотя я старалась удержать Мари, она все же с трудом поднялась с земли и направилась к месту казни. Встречавшиеся на нашем пути жители деревни отводили глаза — утолив жажду мести, причинить вред ребенку они все же не решались.

Когда хозяйка увидела, что случилось с ее матерью, она впервые в жизни полностью потеряла контроль над собой. Она не закричала, нет, лишь опустилась на колени в пыль и невидяще уставилась перед собой. Я была тогда слишком молода и не успела вовремя среагировать, когда ярко зеленые ленты, видимые лишь мне, буквально за секунду полностью обернули хрупкое тельце девочки. А уже в следующее мгновение они стремительно летели во все стороны, снося на своем пути и неуспевших уйти с площади людей, и оказавшиеся такими хлипкими деревенские постройки. Все, что мне оставалось, это покрепче вцепиться когтями в землю, благословляя нашу способность поглощать магию, и пытаться докричаться до хозяйки. Не знаю каким чудом, но мне все-таки удалось удержать сознание подопечной на самом краю той черты, за которой начиналось настоящее безумие. А потом, также внезапно как началось, все и закончилось.

Когда ко мне вернулась способность адекватно воспринимать окружающее пространство, перед моими глазами предстала наполовину разрушенная деревня, не пострадали лишь самые окраины. Среди развалин раздавались стоны попавших под удар людей, а выжившие не спешили выходить из своих укрытий. И посреди всего этого — моя маленькая хозяйка, второй раз за день потерявшая сознание. После огромной дозы чистой магии, пусть и родной, я с трудом могла пошевелиться. Все, на что у меня хватило сил, это на подкашивающих лапах проковылять к Мари и улечься у нее на груди, перекачивая лишнюю энергию обратно. Так нас и нашел Найти.

Оглядываясь сейчас назад, могу сказать, что это был один из поворотных моментов в жизни Мари. Еще бы немного и деревенские жители пришли бы в себя и быстро сообразили, кто виноват во всеобщем погроме. Хозяйка была сейчас слабее мышонка, а я защитить ее от разъяренной толпы просто не смогла бы. Найти появился в нашей жизни как никогда вовремя.

Я до сих пор мало что знаю о его прошлом, но видимо оно было достаточно бурным, так как надолго задерживаться в крупных городах Найти опасался. Жизнь его состояла из постоянных разъездов, он часто брался перевезти какой-нибудь небольшую посылку или письмо, когда требовалась быстрота и незаметность. Одинокого путника выследить сложнее, чем группу людей или торговый караван. Иногда Найти нанимался на работу охранника, но также не редко не гнушался поработать и на криминальные личности, попросту перевозя краденное.

Что было действительно редкостью, так это то, что этот немолодой уже мужчина был прекрасно осведомлен о том, что Мари — айкира. Вообще, люди в массе своей не знали о существовании ни расков, ни айкир. Хотя конечно случались исключения, и Найти был как раз одним из них. В молодости у него обнаружилась история любви к айкире, которая и рассказала немного о своем народе. Вот только эта история закончилась весьма печально — девушка погибла в одной из стычек с расками. Может быть в память о ней Найти и решил помочь Мари.

В любом случае, нам повезло. Повезло, что Найти не стал дожидаться, когда очухаются деревенские, а сразу увез бессознательную девочку прочь. Что он не побоялся возможных проблем с Инквизицией, с эмоционально неустойчивым ребенком, который был опасен — наглядный пример разрушенной деревни был у него перед глазами. Что он оказался по натуре своей одиночкой и путешествовал без попутчиков, иначе бы айкире, только что перенесшей срыв, было бы очень тяжело находиться в большой компании людей. Шариссы дают айкирам возможность закрываться от эмоций людей, но иногда им просто необходимо себя «отпустить». И в этот момент присутствие рядом больше чем одного человека может быть чревато.

Конечно, сначала Найти вовсе не собирался оставлять Мари при себе. Он вел слишком непостоянный образ жизни, чтобы заботиться о ком-нибудь еще, кроме себя. План его был в том, чтобы довезти девочку до каких-то своих знакомых и оставить с ними. Но во время пути Мари была совершенно беспомощна, вымотанная срывом и поглощенная горем потери. Я как могла блокировала плохие воспоминания и успокаивала после ночных кошмаров, но главную роль в исцелении моей хозяйки сыграл все же Найти. С удивительным терпением он пытался разговорить Мари, рассказывал ей забавные истории из своего прошлого, ни на минуту не оставляя без присмотра. Последнее было особенно важно, так как Мари было необходимо чувствовать, что она не одинока, что кто-то надежный есть рядом. После смерти матери она хваталась за него как за последнюю соломинку, удерживающую ее в этом мире.

Так что, когда они все-таки достигли пункта назначения, о расставании не могло быть и речи. Девочка просто отказалась подходить к незнакомым людям, судорожно цеплялась за руки Найти, а тот в свою очередь успел порядком привязаться к моей подопечной. Вот и получилось так, что дальнейший путь они продолжили вместе.

Выполнив заказанную на тот момент работу, Найти отвез мою хозяйку в одиноко стоящий на берегу реки срубленный домик, причем, нам пришлось изрядно поплутать по лесу, прежде чем мы дошли до него. Наверное, это было его убежище на крайний случай, потому что само жилище было изрядно запущено, видно было, что там давно никто не жил.

Первые пару месяцев Найти оставался с Мари, лишь иногда выезжая на охоту или в ближайшую деревню. Но вскоре ему пришлось вернуться к работе, ведь девочку нужно было кормить и одевать, да и сам он уже начал тяготиться оседлой жизни. Постепенно он стал все чаще покидать дом, пропадая подчас по нескольку недель и оставляя Мари на хозяйстве.

Однако долго моя хозяйка это терпеть не стала и как только подросла немного настояла, чтобы Найти брал ее с собой. Сначала он решительно сопротивлялся этому, резонно предполагая, что девочка станет обузой в пути. Но после того, как мы с подопечной почуяли пару раз засаду, он пересмотрел свои взгляды. Да и айкира была все же гораздо более выносливой, чем обычный человеческий ребенок.

Следующие несколько лет были для нас чередой бесконечных разъездов, но Мари была счастлива, да и мне грех было жаловаться. Более подходящей компании для айкиры трудно было найти, хотя из-за сомнительной репутации клиентов Найти нам постоянно приходилось избегать встречи с властями.

Все закончилось около двух лет назад, когда Найти необдуманно взялся за слишком рискованный заказ по перевозке очередного письма. Его перехватили в небольшой деревеньке рядом с Перманом и, хотя он был опытным воином, противников оказалось слишком много. Все же перед смертью он успел отправить на тот свет несколько из нападавших. Остальные, конечно же не собирались оставлять в живых свидетелей и мою хозяйку ждала бы та же самая судьба. Но предположить, что хрупкая с виду девушка может представлять для них реальную опасность, они никак не могли.

В тот раз я сознательно не стала удерживать слетевшие с хозяйки щиты и просто наблюдала, как вырвавшаяся магия сминает все на своем пути. Выбор у меня был небольшой — или смотреть, как Мари убивают, или позволить ее силе разрушить все вокруг и надеяться, что в последний момент я все же смогу вернуть хозяйку из ее безумия. Хотя быть свидетелем, как моя подопечная второй раз балансирует на грани пропасти, было тяжело. И все же мне удалось удержаться от вмешательства и остановить Мари только уже на самом краю подступающей темноты. Но еще бы чуть-чуть и айкира просто бы сгорела под напором своей же собственной магии. Надеюсь, что больше мне никогда не придется совершать такой выбор.

Не давая Мари прийти в себя, я утащила ее из деревни, опасаясь возможной погони. Она, почти ничего не соображая, просто следовала за мной, поддерживаемая «связью». Мы бежали прочь несколько дней и по мере того, как отдалялись от места гибели Найти все дальше и дальше, моя подопечная уходила в себя все больше. Лишь иногда мне удавалась ее хоть немного растормошить, но охватившая ее депрессия больно била по «связи» и меня. Наконец, после долгого блуждания по лесу мы вышли к какому-то поселению, где почти уже невменяемую Мари и нашла Аниса.

Оглавление