Глава 19

Если бы какой-нибудь путешественник забрел на небольшую полянку посреди Запретного Леса (что изначально трудно предположить, ибо просто так по такому лесу не бродят), то он стал бы свидетелем довольно интересного сборища. На поваленном дереве, на самом краю поляны, там, где уже нависает тень обступающего со всех сторон леса, сидела молодая темноволосая девушка и с явным недовольством смотрела на мужчину, расположившегося перед ней прямо на постеленном на траве плаще. Он был уже далеко не молод, о чем свидетельствовала седина, изрядно побелившая его некогда темную шевелюру, но во всей фигуре его проглядывала крепкая стать, свойственная военным или дворянам старой закалки, которые не гнушаются физических нагрузок. Рядом с ним, также на земле, сидел светловолосый мужчина неопределенного возраста. Лицо его, лишенное морщин, не отличалось и тонкостью черт, присущей юности. Но главное, что привлекало к себе внимание, — это разноцветные глаза, немного неестественно яркого цвета, один зеленый, а другой синий. Блондин не хмурился и не улыбался. Он совершенно равнодушно рассматривал девушку, мерно перебирая длинными холеными пальцами шерсть сидящего у него на коленях большого рыжего кота. Кот этот с непередаваемо довольным выражением на широкой морде млел под ласкающей рукой, то и дело хитро поглядывая на еще двух присутствующих на поляне кошек. Одну — маленькую, угольно-черного окраса, и вторую — более крупную, но уже явно немолодую, так как в черной шкурке ее часто мелькали седые шерстинки. Участники этой странной встречи на свежем воздухе как-то совершенно непроизвольно и привычно прижимали к себе своих кошек и напоминали какое-то общество любителей этих четвероногих на выезде.

— Объясни, — скорее потребовала, чем попросила Мари.

— Ты знаешь, что такое тироя?

«Единственный атрибут власти айкир», — вмешалась я, объясняя то, что думала никогда не буду объяснять хозяйке. — «Если у расков такой атрибут — это магия правящего, дающая безусловное подчинение приказам, то у айкир — это тироя, нечто вроде локтевого браслета. Она ни в коей мере не дает такого же контроля над подданными, но обладает весьма ценным качеством. Принцип действия я точно не знаю, нас создавали уже после ее исчезновения, но решения того, кто носит тирою, выглядят для айкиров очень правильными, а иногда и единственно верными. Очень помогает управлять таким не склонным к подчинению приказам обществом. Тироя проявляет свои способности только у кровного Ведущего, то есть прямого наследника правящей ветви. Так что Кирис, как потомок последнего Риманиса, имеет на нее полное право. Кстати, ты хоть формально и состоишь в родстве с Ведущими, но никакими правами в данном случае не обладаешь. Твой предок был Риманису Гидарию сводным братом».

— Значит, тироя исчезла? — вычленила главное из моих пояснения Мари.

— Да, — ответил ей Тарх. — И лишь недавно мы ее нашли.

— И где же?

— В Малом Дворце расков, — довольная улыбка Ириха совсем не вязалась с содержанием этого заявления.

— И что в этом хорошего? — резко спросила айкира.

— Элегантность решения, — улыбка Ириха стала еще шире. — Мало того, что спрятать единственную вещь, дающую хоть какой-то контроль над айкирами, под самым носом у жаждущих нашей крови расков, так еще и такую охранку поставить, что те даже и не подозревают об этом, и все это без магии. Твоя родственница постаралась, между прочим.

— Дочь Агнесс, — пояснил Тарх. — После смерти матери она совсем слегла, поэтому все думали, что смерть еще и мужа с дедом и дядей ее окончательно сломит. Но после гибели Риманиса Гидария она возглавила еще пытающееся что-то сделать сопротивление. Правда, даже самые успешные наработки айкир не очень помогли против магии. Когда остатки сопротивления зажали в угол, Нисса умудрилась спрятать тирою, но сказать, где именно не успела, погибнув. Нам очень повезло, что удалось это, наконец, выяснить. Как повезло и в том, что у расков назрел этот заговор недовольных политикой Императора, иначе неизвестно как бы мы пробирались в Малый Дворец. А так, нас самих почитай пригласили.

— Ну, хорошо, — вздохнула Мари. — Нашли вы потомка Риманиса, и тирою нашли. А я-то вам зачем понадобилась? Почему я вообще всем так резко понадобилась?!

— Поначалу тебя никто впутывать в это дело не собирался, — ответил Тарх. — Ксеонир вышел на меня с просьбой привлечь айкир к участию в ритуале. Я обрадовался, конечно, так как мало того, что появился реальный шанс прекратить Охоту, так еще это давало доступ в Малый Дворец. Мы убедили расков, что поэкспериментировать со «связью» лучше в том месте, где все будет происходить, потому что присутствие специфической магии правящего Императора накладывает свой отпечаток. Лирт Риний с нами согласился. Отдельный разговор, как нам удалось отвлечь расков, чтобы поискать тирою, без помощи нам бы не справиться.

Айкир замолчал, припоминая, видимо, те усилия, а потом продолжил:

— Но даже тогда мы не смогли приблизиться к ней, ближе, чем на три метра. То, что создала Нисса…это не объяснить так просто, это видеть надо. Без энергии смерти там дело не обошлось. Она погибла на этом месте, а высвободившаяся энергии сотворила такое, подчиненная единственной мысли умирающей защитить тирою, но не контролируемая, а потому не разбирающаяся, где друг, а где враг. Она признает только кровь своего создателя. Твою кровь.

Мари подавленно молчала. Что ж, радовало хотя бы, что старый айкир не планировал использовать ее с самого начала, а действовал, вынужденный обстоятельствами. Но все равно, я сейчас впитывала от хозяйки мрачную обреченность судьбе и огромную неохоту ввязываться во все это. Я уже говорила, что большинство айкир неисправимые эгоисты. Они не хотят никому зла, но и творить добро, если это сулит какие-то трудности, не спешат. Моя подопечная была вполне типичным представителем своего народа и открывающиеся перспективы идти и доставать какой-то браслет из-под носа у расков ее не отнюдь не радовала. Даже несмотря на то, что это сулит объединение ее соплеменников и хоть какую-то нормализацию ситуации. Странно еще, что Тарх с Ирихом так пекутся о благе айкир, может, в случае с Тархом возраст накладывается? А про Ириха вообще сложно что-то определенное сказать.

В любом случае хозяйка мрачно последовала за айкирами к месту, где их ожидал портал. Возвращаться к раскам все равно было нужно, так что плыть по течению был самый подходящий вариант. Мари могла бы отказаться, но вся беда в том, что у этих айкир есть все возможности еще больше испортить ей жизнь. Особенно у Тарха, который прозрачно намекнул, что ждать от лига Ксеонира возвращения шэарта не стоит, а вот он может этому поспособствовать. Все это заставляло задуматься о реальных возможностях возвращения столь нужной нам вещи.

Идя за Ирихом по полутемному лесу, Мари вдруг вспомнила, о чем она уже давно хотела его спросить. Поэтому, прибавив шаг, айкира поравнялась с блондином и нерешительно кашлянула, привлекая внимание. Ирих перевел свой безмятежный взгляд на мою хозяйку, заставив стайку мурашек пробежаться по ее позвоночнику, и вопросительно приподнял одну бровь.

— Скажи…те. А что все же случилось с Лионой? — моя подопечная уже и сама была не рада, что решилась на этот вопрос, но отступать была не намерена.

— Лионой? — еще выше приподнял бровь Ирих. — Ты имеешь ввиду роковую любовь лирта Альида? И обращайся ко мне на ты, а то я себя старше Тарха чувствую.

Впереди идущий Тарх издал на это сдавленный смешок, но не повернулся.

— Да ее, — кивнула Мари, но переходить на ты все же воздержалась, — Вы действительно оставили ее, эм…

— На растерзание раскам? — подсказал Ирих, делая вид, что не заметил выканья. — Ах, Лиона, она была настоящей красавицей. Очень на раску походила, может, поэтому Альрид так на ее красоту и повелся. Их женщины такой раскованностью не обладают.

Да уж, согласно фыркнула я. Женщины у расков вообще поставлены в полную зависимость от своих мужчин, и самостоятельно покидать дом будь-то отца, брата или мужа не имеют права.

— Красивая, амбициозная, но не очень умная, — продолжил айкир. — Оставила этого своего раска, дающего ей защиту от Охоты, и решила, что сможет меня на себе женить. Она думала, что мне будет лестно, что меня предпочли Альриду.

Блондин рассмеялся, однако в глазах его веселости не наблюдалось. Все то же бесконечное спокойствие, слишком пугающее, если знать, что под ним скрывается.

— А потом была настолько глупа, что не удосужилась уйти с дороги расков. Жизнь с Альридом разбаловала ее, заставив потерять элементарные навыки выживания, — он пожал плечами. — Глупость должна быть наказуема. Но все же я не стоял там и не наблюдал, если ты этого боялась. В тот момент я был достаточно далеко.

Мари поежилась, не слишком обнадеженная его словами.

— А у них с Альридом детей случайно не было? — слишком уж эмоционально тот реагировал на упоминания о своей возлюбленной.

— Дети раска и айкиры?! — аж споткнулся Тарх, оборачиваясь. Потом покачал головой и продолжил путь.

— Ты когда-нибудь о таких слышала? — улыбаясь, спросил Ирих.

— Нет, но я и об увлечении расков айкирами только недавно услышала. Ну, за исключением их Императора.

— Мы совершенно разные виды и общих детей у нас быть не может.

— Но мы похожи, — резонно возразила Мари.

— Это сейчас похожи, а раньше так не очень.

— Вы о чем? — озадаченно переспросила Ириха моя хозяйка.

Я тоже навострила уши, подозревая, что айкир знает что-то, что не ведомо моему роду.

— Мы действительно даже не дальние родственники, и еще до появления людей весьма сильно отличались от расков. Но постепенно напряженность между нашими народами стала нарастать, и тогдашний Ведущий принял решение, что не мешало бы немного измениться. Сложно ненавидеть того, кто на тебя похож. Решение, в общем-то, было верным, это отсрочило реальный конфликт на неопределенное время. А айкиры всегда были не прочь немного поэкспериментировать. Рост маловат, не дотягивает даже до пояса взрослого раска? Подправим. Разрез глаз другой? Ничего, небольшие корректировки и вся проблема. Локтевые суставы гнутся не в ту сторону? Не порядок. Лишнюю шерстистость тоже уберем, да и хвост — не предмет первой необходимости. Наши предки были настоящими учеными, и как всякие настоящие ученые часто ставили опыты на себе.

Ирих впервые с настоящей веселостью взглянул на ошарашенную нарисованной картинкой Мари.

— Тебе бы пошел хвост, — невозмутимо добил он ее.

— Нет уж, спасибо, — пробормотала хозяйка.

«Зря», — мурлыкнула я — «Очень удобно при прыжках, да и настроение хорошо выражает».

Моя подопечная только покачала головой.

— В общем, полукровки по миру не бродят, — продолжил Ирих, а затем криво усмехнулся. — Хотя, я не удивлюсь, что отпрыски от союзов между расками и людьми где-то есть. А впрочем, нет, с их-то снобизмом подпустить к себе человека? Нереально.

— А разве такое потомство возможно? Ведь в случае с айкирами…

— Ну, так люди появились позже нас, гораздо позже. Я вообще подозреваю, что это был неудачный эксперимент расков, уж больно похожи люди на них вышли.

Некоторое время стояла тишина. Мари переваривала полученную информацию, как, впрочем, и я.

«И откуда он все это знает?» — заинтересовалась я, ведь в моей родовой памяти такой информации не хранилось.

— Род Рыжика старший среди шарисс, — перехватил мой вопрос Ирих. — Потому как первая шарисса появилась в лабораториях именно моего предка, а уже потом технология была передана остальным семьям.

Вполне возможно, кстати. Айкиры не очень любили делиться наработками, но тогда никто не считался, секрет не секрет. Все чувствовали, что снежная лавина скоро погребет под собой каждого.

— У моего предка была хорошая библиотека, одна из лучших, — ровным голосом продолжил Ирих. — И он любил читать книги из нее вслух своей шариссе. Он как никто другой понимал все возможности своего создания, поэтому сознательно старался оставить как можно больше информации о нашем народе, зная, что она не пропадет. На всякий случай. Кто мог подумать, что он будет прав?

Айкир как-то очень грустно вздохнул и отвернулся, давая понять, что разговор закончен. Мари не стала навязываться и отстала от него, замедлив шаг. Нам всем было, о чем подумать, и остаток пути прошел в молчании.

Айкиры договорились со своим загадочным союзником о том, что портал будет открыт недалеко от Чужинки на самом закате. Однако пришли мы на место слишком рано, и пришлось еще около часа подождать. Разговаривать никто не хотел, однако установившаяся тишина была слишком напряженной, чтобы просто сидеть на месте. Поэтому, Мари бродила кругами, срывая по пути травинки и обрывая листики с низко растущих веток деревьев. Я уже вполне насладилась прелестями блуждания по лесу, поэтому не стала к ней присоединяться, усевшись недалеко от айкир и наблюдая за перемещениями хозяйки. Немного раздражало, что тем же самым занимался и Тарх, как будто боясь, что моя подопечная вот-вот сбежит. Куда она без меня денется? Ирих же вновь впал в свое естественное задумчивое настроение, ни на что особо не реагируя.

Наконец, в воздухе запахло чем-то кисловатым, и с легким хлопком за ближайшим деревом открылся портал, чуть заметно светясь сиреневатыми магическими струнами, сплетенными по краям портала в замысловатый жгут. Айкиры поднялись со своих мест и направились к нему. Тарх прошел первым, а Ирих пропустил Мари вперед, сделав вежливый приглашающий жест рукой. Мгновенное перемещение и мы оказались уже совсем в другом месте. Лес здесь был более светлым, не таким густым и с явственными следами чьей-то заботы. Пока Мари оглядывалась вокруг, сзади раздался знакомый голос:

— Рад снова видеть вас, лонна. И тебя, Ириска.

Обернувшись на голос, я с удивлением взирала на лирта Риния, с радостной улыбкой стоящего рядом с Тархом.

— Так это вы и есть их «союзник»? — спросила уже очевидное хозяйка.

— Ну да, — раск смущенно провел рукой по рыжим волосам. — Выходит, что я.

— Как они вас во все это впутали? — вздохнула Мари.

— Мне просто интересно, — кто бы сомневался в таком ответе, а Риний тем временем с энтузиазмом продолжил. — То, что создала та айкира, это просто удивительно! Я не мог ничего разглядеть, пока шарисса лона Тарха не связала нас. И я очень хочу посмотреть, как вы будете снимать ту защиту, потому что, что только мы не пробовали, все без толку. Я даже потратил на нее свое новое экспериментальное заклинание, — с некоторой обидой закончил он.

— Понятно, — хозяйка покачала головой и обернулась к Тарху.

— Что теперь?

— Теперь мы воспользуемся любезно предложенным гостеприимством лирта Риния в его доме, дадим знать Ксеониру, что ты нашлась, а завтра ночью отправимся в Малый Дворец за тироей.

Мари кивнула и последовала за Ринием, направившимся по едва заметной тропинке вглубь леса. Я пристроилась рядом с хозяйкой, привычно стараясь держаться подальше от раска, и гадала, что они наплетут Ксеониру, объясняя внезапное исчезновение Мари и ее такое же внезапное появление.

Оглавление