Глава 10

Лишившись возможности вернуться через портал, Гарвель опустился на землю. В целях экономии энергии ему пришлось принять форму. Немного поразмыслив, какую форму принять, он пришел к выводу, что удобней всего будет двигаться импу. Эти крохи не вызывают подозрений в виду своей безобидности, а польстившихся на легкую добычу хищников ожидал не самый приятный сюрприз под личиной импа. Впрочем, решающим фактором была все-таки экономичность подобного тела, маленькое тело означает малые затраты.

Спустя несколько минут, Гарвель отправился в путь, летя в двух метрах над растрескавшейся от жара землей. Лавируя между лавовыми гейзерами, он упорно двигался в направлении дворца Гаала. Этот могущественный владыка пути был в состоянии доставить его куда угодно, и к счастью находился относительно недалеко от места, где раньше был Исток. При мысли о потерянном истоке демонолог заскрежетал двумя сотнями зубов, что теперь усеивали его пасть. О том, какую плату потребует Гаал, думать не хотелось, но дрессированная мысль старательно искала возможность, подстегиваемая желанием жить. В памяти всплывали все упоминания о владыке Пути. В этот момент Гарвель жалел, что не наладил отношений с таким соседом. Впрочем, как тогда казалось, он обладает совершенно бесполезной силой. Ну, зачем спрашивается свободно путешествующему из мира в мир демонологу пользоваться его услугами. И похоже, что такого мнения придерживались и остальные обитатели ада. Отчасти это объясняло, почему о нем известно столь мало, зачем тратить силы на столь бесполезный предмет? Да и особой воинственностью Гаал не отличался, находясь в отрыве от бурлящего энергией центра своего мира, он почти не воевал, лишь изредка выдворяя зарвавшихся хоэфитов.

Под крыльями проносились пустынные пейзажи, частая сеть вулканов наполняла воздух пеплом, изредка отрыгивая куски горящей породы, время от времени очередной вулкан начинал полномасштабное извержение, превращая и без того недружелюбный мир в настоящее пекло. В такие моменты, Гарвель остро жалел, что он не элементалист: уж они-то не упустили такой возможности выдоить вулкан досуха. Голод накатывал волнами, заполняя сознание сладостными видениями бьющейся в когтях добычи. В какой-то момент демонологу пришлось свернуть с прямого как стрела пути, начать рыскать в поисках добычи. Чуть позже пришла запоздалая мысль, что у вулканов могут отираться низшие демоны.

Расчет на то, что у бесхозного источника энергии соберется различная мелочь оправдался. Подлетев поближе, Гарвель обнаружил двух крупных демонов в окружении десятка импов. Все они жадно тянули из затухающего вулкана остатки энергии, от чего вяло текущая лава, начинала вязнуть, превращаясь в камень. Пользуясь внешностью самого безобидного из существ преисподней, подобрался вплотную к одному из демонов, и когда тот развернулся с угрожающим рычанием намереваясь отогнать наглого импа, Гарвель принял свой истинный облик. На тупой зубастой морде, на миг проступило удивление, в следующий миг он распался невесомой дымкой втянутый без остатка зияющей пустотой демонолога. Спустя несколько минут все было кончено, не ушел никто. Некий клочок сознания с отвращением наблюдал за тем, как остальная часть взахлеб пожирает пойманных демонов, давясь от нетерпения, втягивает из еще живых тел энергию, вместе с тем подобием души, что зиждется в демонических телах, а затем требует еще и наконец насытившись, засыпает, медленно возвращая рассудок. Окинув быстрым взглядом поле боя, или вернее бойни, демонолог вновь сжался до размеров импа, взял курс на дворец Гаала. Попутно в голове наконец созрела мысль, что расплатиться с владыкой можно и энергией, только сожранных демонов, благо они успели нацедить ее из затухающего вулкана.

В целом, до башни владыки Гарвель добрался почти без приключений, ну разве что пару раз на него нападали небольшие стайки демонов, впрочем, их ждала не очень завидная участь — пополнить медленно убывающие силы демонолога. Всего один раз пришлось спасаться бегством, когда некий хоэфит заинтересовался невероятно живучим импом, пережившим встречу с хищниками Пепловых пустошей. Пришлось резко ускориться, щедро растрачивая запасы энергии, и пока маг решал, тратить ли силы на погоню, Гарвель был уже вне пределов его досягаемости.

Пейзаж постепенно начал меняться, в багровой тьме начал проступать силуэт громадной башни, приземистая и широкая, она напоминала гнилой зуб, нацелившись в небо острым зубцом. Изменился и ландшафт: исчезли лавовые гейзеры, температура по мере приближения к убежищу владыки стремительно снижалась, многочисленные сталагмиты, словно зубы неведомого зверя торчали из земли иссеченной громадными трещинами, в которых плескалась и не думавшая застывать лава. В сумрачном, низко висящем небе, так и норовившим прихлопнуть юркую фигурку импа, храбро летящего через этот негостеприимный край, разразилась буря. Кроваво красные молнии рассекали небосвод без привычного грома. Тепло начало испаряться с такой скоростью, будто некий исполин тянет ее отовсюду. Вскоре Гарвелю, пришлось расходовать запасы энергии, которые и без этого стремительно редели, словно вода в пробитой кадке.

Демонолог ускорился, выжимая из крохотного тельца максимум, башня стремительно начала приближаться. Окруженная рвом с пылающей лавой, которая упорно не желала остывать, будто ее нарочно подогревают. Высверк жутковатой багровой молнии на миг осветил всю башню. Гарвель замер в немом восхищении мощью этого сооружения, камни из которых была сложена эта громада, небыли скреплены ничем, они просто висели в воздухе, изредка начиная двигаться, сталкивались с глухим стуком, возвращались на свои места. Временами башня начинала содрогаться, от происходивших внутри метаморфоз. Похоже, башня постоянно перестраивалась, повинуясь желаниям владыки. Вновь зашевелился гаденький страх, что ничего не выйдет, но почти тут же пискнул удавленный жгучим желанием жить.

В нерешительности подлетев к стене Гарвель ткнул лапой в небольшой осколок камня, по размером превосходящий его втрое. Камень даже не шелохнулся, однако попытка, похоже, не осталась незамеченной. Поскольку камни внезапно разошлись в стороны, прижавшись, друг к другу, образовав небольшой — в рост человека проход. Немного помедлив Гарвель не снимая личины импа влетел в башню. Убежище Гаала встретило его непроницаемой тьмой, пробиться сквозь которую не могло даже демоническое зрение, вовсе не нуждающееся в источнике света. Демонолога не покидало ощущение, что тьма эта словно притаившийся зверь, внимательно следит за каждым его шагом. Проход затянулся столь же внезапно, как и появился, огласив окружающее пространство стуком столкнувшихся глыб. Несколько долгих мгновений, показавшихся Гарвелю настоящей вечностью, ничего не происходило. Затем где-то вдалеке, вспыхнул свет, он пробивался тонким лучиком из-под плотно прикрытой двери. Внезапно Гарвель обнаружил, что стоит в длинном каменном коридоре без ответвлений, увенчанном той самой комнатой, из-под двери которой и льется свет. Причем минуту назад он готов был поклясться на чем угодно, что стоит в обширном зале. Потрогав стены, и убедившись в их реальности, Гарвель взмахнул крыльями, поднимаясь в воздух, дверь открылась почти без усилий, пропустив юркую фигурку импа. Взору демонолога открылась небольшая уютно обставленная комната с потрескивающим горящими поленьями камином, парой удобных кресел, небольшим фигурным столиком, с резными ножками, пол был устлан шкурами, в дальних от камина углах пылали факелы, разгоняя неподатливые тени.

— Проходи, присаживайся. — Раздался в голове у Гарвеля мягкий бархатный голос. Решив, не снимать личину импа, Минош приземлился на спинку кресла, крылья, сложились за спиной. Беспокойно переступая с ноки на ногу, Гарвель попытался обнаружить хозяина башни.

— Извини, старика, у меня не часто бывают гости. — Вновь раздался в голове у демонолога голос, словно в ответ на потуги гостя. Вслед за словами, на месте соседнего кресла вспыхнул столб пламени, от стоявшего в углу латного доспеха отделилось несколько частей, и зависли в столбе пламени, придав ему очертания. Попавшие в пламя шлем и нагрудник скомкались и потекли, постепенно обволакивая пламя, словно пленка, заодно придавая ему форму, несколько мгновений, расплавленный метал растекался в разные стороны, словно бы хозяин еще не решил какую форму ему принять. Наконец видимо определившись, заставил металл застыть. Тело владыки так и осталось сотканным из пламени, однако перестало быть бесформенным столбом, теперь перед Гарвелем стоял могущественный демон. Челюсть его подчеркивала полоска раскаленного метала, металлическая полумаска обозначала лицо, растянувшийся вширь нагрудник повторял очертания мускулистого торса, наколенники и металлические когти дополняли картину. Руки его обхватывали широкие браслеты, а кисти были целиком закованы в металл, из-под сочленений доспехов, выбивалось яростное пламя, широкие огненные крылья, сложенные за спиной внушали уважение своими размерами.

— Так тебе привычней? — Осведомился все тот же голос. Гарвель замедленно кивнул.

— А теперь уважь старика: скажи, зачем пришел, и я скажу, куда тебе идти. — Хихикнув, предложил голос.

— Я хочу вернуться в свой мир. — Ответил Гарвель, расправляя крылья, переступая с ноги на ногу, наглая до безобразия мысль о том, что ему просто нечего предложить владыке обладающему такой мощью, тихонько окончила свое существование где-то в уголке сознания.

— Ты хоть представляешь, чего ты просишь? — Трубным голосом проревел огненный демон, заменив вкрадчивый голос в голове.

— Если то, что я о тебе знаю, верно, то представляю. — Ответил демонолог, сохраняя спокойствие.

— Ха! — Гаркнул демон, устраиваясь на троне поудобнее. — Ничего ты не понимаешь. — Безапелляционно заявил он.

— Я переношу разум вместе с телом! — Рявкнул он после небольшой паузы, дав собеседнику переварить свои слова.

— Ты по-прежнему не понимаешь? — Голос владыки вновь стал вкрадчивым, даже безумное пламя из которого состояло его тело, казалось, приутихло.

— Так поясни мне, о Великий. — Как можно серьезнее сказал демонолог. От этих слов стальную маску собеседника скорчило от отвращения.

— Не строй из себя безмозглого культиста. — Рявкнул демон, вспыхивая злым фиолетовым племенем. От его голоса, казалось, дрогнули даже стены.

— Хорошо. — Согласился Гарвель, которого не покидало ощущение, что все вокруг — бутафория, казалось, стоит обернуться, и взгляд завязнет в пустоте. На самой грани видимого все плыло, размазываясь в цветные пятна, там ходили жутковатого вида тени, но стоило перевести туда взгляд, как все вновь возвращалось на свои места.

— Сначала ответь мне, зачем тебе это? — Вновь вернулся к мягкому тону демон, вновь меняя цвет пламени, сейчас это было пламя теплого дружелюбного костерка, разведенного усталыми путниками ночью.

— Мне нужно вернуться, а сам я не могу. — Ответил Гарвель честно, прекрасно понимая, что лгать подобной сущности бесполезно.

— Мой Исток уничтожен. — Немного подумав, добавил он. Окаменевший на троне Гаал, застывший каменной статуей, вскочил.

— Но ты жив, и даже сидишь передо мной, вместо того чтобы тихо распадаться на составляющие. — Хмыкнул владыка, почесав когтями грудь, наполнив скрежещущими звуками комнату, по железной маске изображающей морду демона, прошла судорога перемен, отобразив на ней выражение недоверия.

— Но я медленно умираю, моя сила уходит. — Закончил Гарвель, игнорируя неверие в голосе Гаала.

— И сейчас ты хочешь, чтобы я вернул тебя обратно. Но я не могу отправить только разум, вместе с ним уйдет и тело. — Гремел, отражаясь от сводов зала голос демона. Взлетевший от неожиданности Гарвель закрутился волчком, оценивая изменения, он точно помнил, что входил в небольшую комнату, а теперь сидел в огромном зале, больше смахивающим на пещеру, свисавшие с потолка сталактиты, тускло поблескивали влагой в свете огромных жаровен, разгоняющих тьму. Слышался тихий плеск капель, стекающих с этих огромных наростов.

— Именно этого я и хочу. — Возвращаясь на свое место, подтвердил демонолог. Демон покачал головой.

— ТЫ что глухой? ЗАЧЕМ тебе там два тела?! — Чеканя слова, повторил он вопрос. — ТЫ вообще понимаешь, что из этого выйдет?

— Как два тела? — Опешил Гарвель. Ответом ему был раскатистый смех демона.

— Ты что действительно не понимаешь, что отличает изнанщиков от остальных магов? — Спросил владыка, вперив в собеседника невидящий взгляд маски, в которой забыл оставить прорези для глаз. Гарвель промолчал, принимая форму человека, опустился в кресло и приготовился слушать. К тому, что Гаал назвал его <изнанщиком> он отнесся спокойно, в родном мире его как только не называли.

— Ах да: никто не желает делиться знаниями со своим учеником, то что получено потом и кровью, до чего дополз обламывая когти, этот щенок должен получить просто так да ни за что! — Смех демона гулко отдавался в обширном зале, от него звенели и вибрировали доспехи, расставленные по углам.

— Поясни. — Коротко попросил демонолог.

— Изнанщик- это маг, сумевший подчинить свое отражение в изнанке бытия. Благодаря этому он и может перемещаться сквозь барьеры, отделяющие между собой наши миры. Любое существо здесь не более чем отражение вашего мира, и наоборот. Именно из души своего двойника и создается исток. И сейчас это тело, в котором ты находишься, лишилось души, а твой разум застрял здесь. — Отсмеявшись, пояснил демон.

— То бишь, мы все являемся частью более сложной системы, нежели просто душа-разум-тело. Мне известны, по меньшей мере, восемь разных составляющих. — Продолжил занудно пояснять демон, тон его больше подошел бы лектору Зепарской академии искусств нежели огромной рогатой твари.

— Просто назови цену! — Начал терять терпение Гарвель, чувствуя, как с каждой секундой сила тает, истекая из его тела в пространство.

— Хорошо. — Усмехнулся жутким оскалом владыка. — Помимо того, что я от тебя уже получил, нужно будет помочь одному человеку.

— Чем? — Спросил Гарвель, начав настороженно.

— Исполнить одно его желание, что находится в рамках возможного. — Педантично уточнил демон, стараясь не оставить лазейки для пронырливого человеческого ума, что так и норовит отвертеться от трудной работы.

— Хорошо. Это приемлемо. — Согласился Гарвель.

— И еще. — Кивнул рогатой башкой Владыка. — Если свою часть выполнишь, и останешься жив, приходи, я всегда помогу тебе сюда вернуться, за куда более умеренную плату.

— Зачем? — Удивился Гарвель, таким нехарактерным предложением.

— Потому что забрав отсюда свое тело, ты больше не сможешь, перемещаться самостоятельно. Истока твоего больше нет, поэтому привязать свой разум не к чему. — В голосе владыки прорезалось даже некоторое сочувствие, Гарвель аж поперхнулся от неожиданности. Сочувствующий демон, это все равно, что государство без налогов или церковь без десятины.

— Но ведь такие мелочи тебя не остановят верно? — Голос Гаала вновь сменился на вкрадчивый. Трон, на котором он сидел, казалось, раскалился, свет, испускаемый им, окрасил все в красновато багровые тона.

— То есть я больше не смогу свободно перемещаться и черпать здесь энергию? — Скрупулезно уточнил демонолог, общение с демонами приучило быть максимально точным в суждениях, поскольку эти чудесные собеседники, хоть и не лгали в открытую, но умели подать правду так, что лучше бы солгали.

— Не только. Но остальные прелести ты познаешь уже самостоятельно. — Вновь расхохотался демон, жаровни замигали вторя его смеху, еще миг и зал погрузился во тьму, в которой не было ничего кроме голоса заполнившеговсе. — Я отправлю тебя, но взамен ты поможешь одному человеку. Его имя Девлон, он находится на границе Зепарских пустынь. Выполни любое его желание. — Пророкотал Гаал перед тем как сознание Гарвеля потухло, потонув в океане безбрежной тьмы.

Оглавление

Обращение к пользователям