Глава 28

В богато обставленной комнате разверзлось жерло портала. Всего на миг, но этого хватило, чтобы раненая Изольда кубарем влетела в комнату. Следом за ней, в брызгах крови влетела отрубленная демоном лодыжка. Очутившись на полу, элементалистка тихо застонала от пронизывающей тело боли. Но хуже всего было то, что из окровавленной раны обильно текла кровь. С каждой потерянной секундой силы покидали ее. Еще немного времени и сил не останется даже на то, чтобы подняться с пола. В голове элементалистки мелькнула мысль прижечь рану, так как делали поколения элементалистов, получив рану.

— Не стоит этого делать, моя госпожа. — Прошелестел в ее голове бархатный голос невидимого собеседника. И терзавшая разум элементалистки тревога и страх исчезли без следа.

— Проклятый мальчишка. — Прошипела она сквозь стиснутые зубы. Переборов боль, Изольда с трудом села. Треснула разрываемая руками элементалистки ткань. Отделив от своего наряда две длинных полосы, Изольда крепко перетянула рану, останавливая кровотечение.

— Он стал сильнее, намного сильнее. — Продолжала она бормотать, ни к кому не обращаясь. Однако приятный мужской голос, поселившийся в голове чуть меньше месяца назад, ответил: ‘Не стоило надеяться, что он не изменится за прошедшие годы’

— Я и не надеялась. — Неожиданно для себя самой начала оправдываться элементалистка.

— Но он стал в десятки раз сильнее, чем был! Это невозможно! — Воскликнула она, не сдержав вновь вернувшийся страх. От усилия закружилась голова, несмотря на вовремя наложенную повязку, она потеряла много крови.

— Отдохни… Тебе нужно поспать. — Почти прошептал ее невидимый собеседник. Голос его был нежным и убаюкивающим. Его звуки невесомо перекатывались в голове элементалистки до тех пор, пока внезапно отяжелевшие веки не прикрыли глаза. Спустя несколько минут Изольда забылась тяжелым сном. Ей снилось прошлое причудливо изломанное логикой сновидений, но всеже так похожее на реальность.

Кошмарные воспоминания никак не хотели истираться из памяти, да и сама элементалистка этого не хотела. Вот уже полных четыре года ее мучил этот сон. Битва с инквизиторами и поражение. Падающая сверху балка, кажется тогда она успела вложить все оставшиеся силы в щит. Но он не выдержал, в следующий миг она потеряла сознание от удара. Потеряла, чтобы вновь прийти в себя от размеренных рывков. Открыв глаза, она обнаружила, что висит головой вниз. Узкая тропинка петляла перед глазами. В следующий момент пришло понимание, что она перекинута через плечоогромного детины, зачем-то выкрасившего кожу в темно багровый цвет. Первой мыслью было немедленно испепелить похитителя. Но в мозг хлынули воспоминания о нападении инквизиторов. Мозг Изольды начал лихорадочную работу. Однако все, что ей удалось понять, так это то, что ее тащат не инквизиторы. Будучи элементалисткой, Изольда никогда не отличалась аналитическими способностями. Как говорил нанятый родителями наставник: ‘С такой мощью анализ-лишнее’. И, надо сказать, он был прав. Изольда редко сталкивалась с ситуацией, которую нельзя было решить силой либо угрозой ее применения.

— Хозяин! Она пришла в себя. — Прозвучал почти над ухом скрипуче-визгливый голос, никак не вяжущийся с телом здоровенного детины, волокущего ее словно пушинку.

‘Так, это точно не инквизиторы’ — Подумала Изольда, рвущая на части голову боль не давала сосредоточиться, и постоянная тряска никак не способствовала мыслительному процессу.

— Положи ее на землю. — Скомандовал ломающийся юношеский голос. И судя по тому, с какой скоростью она очутилась на земле, отдававший приказ юнец действительно имел на это право. Едва оказавшись на земле, измученная элементалистка подняла глаза на своих спасителей. ‘Или все-таки похитителей?’ — Пришла в голову запоздавшая мысль. Однако в следующий миг из головы Изольды вылетели все мысли, потому что здоровенный детина внезапно сдулся, словно воздушный шарик, до размеров едва превышающих котенка. Когтистые лапки, усеянный колючками хвост и рудиментарные крылышки за спиной не позволили бы ошибиться и ребенку. Перед ней был демон.

— С вами все в порядке леди? — Прозвучал с другой стороны голос юноши. Изольда перевела взгляд. Чуть в стороне стоял отчаянно смущавшийся юноша, лицо его стремительно заливала краска. Ощутив его смущение, Изольда почувствовала себя увереннее. И едва она раскрыла рот для ответа, как вместо нее ответил демон.

— Хозяин, с ней все в порядке, я проверил. — Проверещал он своим отвратительным голосом. Мерно взмахивая крохотными крылышками, он преспокойно себе висел в метре над элементалисткой.

— Тварь права. Мне уже лучше. — Ответила Изольда, решив не обращать на демона внимания. Внимательно рассматривая юношу, она совсем выпустила из виду демона.

— Хозяин! Отсюда такие виды открываются! — Пропищал мелкий пакостник и тут же метнулся в сторону, уходя от огненной вспышки, которой его наградила Изольда. Но запахнуться и не подумала. Да и по большому счету скрыть что-либо в тех лохмотьях, в которые она была одета, все равно бы не удалось. Зато стала понятна причина такого смущения юноши, что все еще боролся со своими глазами, так и прикипевшими к великолепному телу Изольды.

— Хозяин, хозяин, защити! — Проверещал демон с таким ужасом в голосе, что элементалистка презрительно ухмыльнулась. А в затуманенном болью мозгу наконец всплыла мысль, что смутно беспокоила ее все это время.

— И как же зовут благородного рыцаря, спасшего даму? — Спросила она, вновь переведя взгляд на юного демонолога. В том, что это темный маг, она уже не сомневалась. Однако, несмотря на свою нелюбовь к этому типу магов, она все же выдержала дружелюбный тон. Стоявший перед ней юноша, почти мальчик ничем не напоминал тех беспринципных ублюдков, какими были все ее знакомые демонологии. К счастью, троих из них она отправила на тот свет собственноручно, по заказу Инквизиции. При воспоминании об этих двуличных предателях Изольда заскрипела зубами. Что случилась с ее Домом, она прекрасно представляла: едва ли выжили даже слуги, несмотря на то, что она за несколько часов до ультиматума инквизиторов отдала приказ всем покинуть пределы города. Инквизиция всегда умела находить неугодных.

— Гарвель. — После небольшой заминки ответил юноша улыбнувшись. Надо отметить, что все это время Гарвеля разрывало два противоречивых желания: Ему хотелось остаться с этой безумно привлекательной даже в лохмотьях женщиной, а с другой стороны ему хотелось бежать как можно дальше отсюда. И это неудивительно, так и оставшийся неизвестным маг предупредил его о том, как Изольда относиться к демонологам, и причин не верить ему на слово у Гарвеля не было. Все это время он накладывал на себя все известные ему чары. Но это больше для того, чтобы хоть как то себя отвлечь, он прекрасно понимал, что вся его защита-ничто перед мощью этой женщины. И если она захочет, то раздавит его как таракана.

— Мое имя Изольда. — Представилась в свою очередь элементалистка.

— Нам нужно продолжать путь, иначе инквизиторы нас догонят. — Буркнул Гарвель отворачиваясь.

— Хозяин можно я снова ее понесу? — Высунулся из-за спины юноши Хааг.

— Нет! — Рявкнул Гарвель, глядя на побелевшее от гнева лицо Изольды. Получить молнию вместо проказливого импа ему вовсе не хотелось. Протянув руку, он помог элементалистке встать. И спустя пару мгновений они двинулись дальше…

А в то время пока Изольда грезила прошлым, ее тело начало шевелиться. Двигаясь с грацией сломанной куклы, оно подползло к отрубленной ступне, лежавшей в луже крови. Подняв с пола окровавленный обрубок, тело вцепилось в него невероятно отросшими зубами, острыми как иглы, и прочными как сталь. Кости захрустели перемалываемые мощными челюстями. Когда от отрубленной ступни осталась лишь лужа крови на полу, тело перекатилось на спину. Невидимый кукловод, управлявший телом, отдал приказ. Темные от крови руки Изольды начали сдирать повязку, туго стянувшую рану. Яд демона уже глубоко проник в кровь- элементалистка была обречена, поскольку едва ли сумела бы изгнать из своего тела подобный яд. Да и лекари бы ей ничем помочь не смогли. Однако перехватившее контроль над телом существо прекрасно знало, как можно нейтрализовать подобную отраву. И пока послушное его воли тело пожирало собственную отрубленную конечность, разум кукловода напряженно работал, методично очищая тело элементалистки от проникшего вовнутрь яда. И вскоре его усилия увенчались успехом: тело элементалистки покрылось темно синей испариной, весь яд невидимый целитель вывел через кожу. Расправившись с текущей угрозой, управлявший телом Изольды принялся за следующую задачу. Будь ему доступны его прежние возможности, он решил бы эту проблему за секунды, но их у него небыло. Поэтому для всех действий ему нужен был источник энергии. Место среза, покрытое запекшейся кровью взбугрилось под напором растущей плоти. С каждой секундой растущая опухоль все больше и больше напоминала ступню. Вот только ступня эта трехпала и покрыта темно-багровой чешуей. В то время как отрастала ступня, тело элементалистки истощалось прямо на глазах. К тому моменту как процесс был завершен, Изольда куда больше напоминала скелет, чем привлекательную женщину. Однако цель была достигнута. Тело вновь могло двигаться. А это было главное. Поскольку только так можно добраться до источника энергии, которым запасливый кукловод обзавелся еще несколько дней назад. Неуклюже ковыляя, тело элементалистки двинулось к выходу. Преградившая путь дверь неожиданно стала серьезным препятствием: истощенному регенерацией телуне хватало сил открыть ее. Тонкие как тросточки руки не могли сдвинуть ее. Постояв мгновенье пока кукловод оценивал положение, тело внезапно грянулось в дверь всем своим весом. С протяжным скрипом дверь поддалась, приоткрывшись на локоть. Протиснувшись в эту щель, тело элементалистки послушно двинулось к подвалам. Раньше когда здесь жил один из богатейших купцов Гессиона, там располагался винный подвал и, надо признать, он внушал уважение своими размерами. Однако с тех пор как сам купец пополнил ряды одержимых, в подвале стали хранить не вино, а пленников. Культисты послушно исполнили приказ, давно уже уяснив простую истину, что с Госпожой по ночам лучше не спорить, иначе можно и не дожить до утра либо пополнить ряды ‘освященных’. С тех пор как в этот погреб согнали человек двадцать пленников, о погребе забыли. Лишь одержимые изредка наведывались туда по своим неведомым делам. И никому в здравом уме и трезвой памяти не хотелось узнать, чем они там занимаются.

По пути к погребу тело Изольды продолжало изменяться. Главным образом челюсть и руки. К тому моменту, как перед глазами оказалась прикрывающая подвал дверь, вместо привлекательной женщины дверь принялась открывать отвратительная скелетообразная тварь с кошмарной пастью, занимавшей большую часть несоразмерно огромной головы.

Притихшие пленники с ужасом смотрели на то, как открывается дверь. За ту долгую неделю, что они провели в этих казематах, они уяснили, что открывающаяся дверь не несет им ничего хорошего. С застывшим выражением ужаса они наблюдали, как сквозь узкую щель с трудом протиснулась отвратительная скелетообразная тварь. Редкие белые волосы обрамляли уродливый огромный череп с гипертрофированной челюстью. Острые как иглы зубы влажно блестели в свете единственной лучины, освещавшей помещение. Окинув пленников горящими злобой глазами тварь оскалилась. Из открытой пасти капала зеленоватая слюна. За проведенные здесь дни люди привыкли к самым причудливым и кошмарным монстрам, вначале им пытались сопротивляться. Их подстерегали, пытались напасть. Но результат всегда был один: все нападавшие медленно и мучительно умирали на глазах у остальных пленников. Поэтому когда тварь метнулась к одному из них, никто и не помыслил о сопротивлении. Лишь несколько судорожных вздохов ужаса, и ни одной попытки помочь бедолаге. Несмотря на жуткий вид, тварь была слаба как ребенок, и, вздумай пленники напасть на нее, победа была бы заними. Однако они были слишком испуганы. Вцепившись в глотку своей жертве, тварь утробно зарычала. Соленая кровь широким потоком хлынула в пасть твари. А все еще живой пленник с застывшим в глазах ужасом смотрел на то, как его буквально высасывают, лишая души и жизни. Вместе с драгоценной жидкостью тело мужчины покидала сама его сущность, жадно всасываемая притаившейся в теле Изольды тварью. Впитывая жизненную силу своей жертвы, тварь обрастала мясом прямо на глазах перепуганных пленников. Отбросив безжизненный труп своей жертвы, тварь рыча двинулась к следующей. И теперь у пленников не было даже призрачного шанса отбиться от ожившего кошмара. Удар отросшими когтями вскрыл глотку следующему пленнику. Брызнувшая в стороны кровь заляпала жавшихся к стенам пленников. А кошмарный монстр с каждой секундой обрастающий тугими мускулами вновь принялся жадно пить кровь и душу терзаемого человека. Тело стремительно насыщалось. Приглушив на время жажду крови, управлявшая телом сущность отдала следующий приказ. Еще один истерзанный труп отлетел в сторону тряпичной куклой. Рыкнув на оставшихся в живых пленников, тварь двинулась к двери. От одного тычка лапищи, дверь распахнулась настежь. Прикрыв за собой дверь, тварь стремительно начала меняться. Плавилась плоть, послушная воле невидимого скульптора. Чудовищное порождение бездны вновь возвращалось к человеческому облику. Время стремительно утекало, и до пробуждения Изольды оставалось не так уж и много, а вот сделать еще предстояло очень многое. Тем более, что тщательно рассчитанный план с треском провалился. Впрочем, если следующая часть ритуала прошла успешно, то никакие жертвы небыли напрасны.

— Владыка! Владыка! — Прохрипел позади незнакомый голос.

— Ну что еще?! — Недовольно отозвался кукловод голосом Изольды. Не до конца завершенное превращение требовало полной концентрации.

— Ритуал сорван, третий сигил так и остался пустым. — Вновь подал голос, стоящий в дверях покоев элементалистки голос.

— Что?! — Из глотки Изольды вырвался почти звериный рык.

— На нас напали. Перебили всех, прежде чем жертва была принесена. — Вновь подал голос одержимый, не решаясь подойти ближе к своему владыке, запертому в этой бренной оболочке из плоти и крови.

— Кто? — Совладав с собой, озвучил свой вопрос ‘повелитель’.

— Простые воины повелитель. — Тихо ответил одержимый.

— Ты хочешь сказать, что обычные воины справились с тобой?! — Не поверил завладевший телом Изольды кукловод.

— Они были прекрасно снаряжены как раз для таких противников как я. Проклятый металл едва не уничтожил меня. — Оправдывался одержимый.

— У них было серебро?! — Подчеркнув последнее слово, спросил повелитель. Из его уст имя благородного металла прозвучало словно изощренное ругательство.

— Да, владыка. — Склонил голову одержимый.

— Как тебе удалось выжить? — В голосе Изольды прорезалось некоторое любопытство.

— Они отделили часть меня, прежде чем нашпиговать серебром. — Ответил одержимый, зябко передернув плечами. Выслушав ответ, захватившая тело Изольды сущность, задумалась. И надо признать было над чем. Последний символ врат так и остался мертвым, неактивным. А значит, в предстоящем ритуале придется его чем-то заменить. Иначе предыдущие усилия будут напрасными. Ощутив задумчивость своего господина, одержимый поспешил убраться из комнаты. Уже начавшее протухать тело требовало замены. Выйдя из покоев Повелителя, тварь направилась вниз, к тем немногим оставшимся в живых пленникам, что испуганно жались к стенам своей импровизированной камеры, все еще не отошедшие от испытанного ужаса. А тем временем дверь в покои Изольды вновь отворились, и порог переступил еще один одержимый. Он выглядел как обычный человек да и одет был в серую невыразительную одежку странника. Такие есть везде и повсюду, и никто на них не обращает особого внимания. Однако любого, кто попытался бы напасть на этого странника, с виду безоружного, ждало бы жестокое разочарование и, вероятнее всего, смертельное. Среди культистов его принимали за фаворита Госпожи, однако это было не так, и причина его ночных визитов в покои Изольды была совсем иной. Поскольку едва элементалистка засыпала, контроль над ее телом брала совсем иная сущность.

— Владыка, у меня плохие вести. — Тихо проговорил одержимый. Он один из немногих знал причину, почему его владыка заперт в этом теле и не командует своими слугами напрямую. И, более того, вместо владыки приказы отдавал он.

— Что случилось? — Спросил повелитель, не оборачиваясь. И хотя он полностью завершил превращение, заставлять тело двигаться он не собирался. Телу требовался отдых.

— Нашу оборону пытаются прорвать. Двое младших Хоэфитов убиты. — Все тем же спокойным тихим голосом ответил одержимый.

— Кто? — Шепнули уста Изольды.

— Инквизиция. — Ответил одержимый. И на секунду замялся, думая о том, как объяснить те неясные образы, что проступающие в сознании.

— Как служкам Единого удалось убить хоэфита, пускай и младшего? — Почти шепотом спросили губы Изольды. Сейчас-это единственное, что двигалось на ее застывшем мраморной маской лице.

— Ему помогли. — Ответил одержимый, тщательно подбирая каждоеслово.

— Кто? — Вновь задал опостылевший за сегодняшний день вопрос повелитель.

— Не знаю, но от них тянет изнанкой. — Наконец подобрал слова одержимый. — Рискну предположить, что это слуги демонолога. — Добавил одержимый после затянувшейся паузы. Однако собеседник ему не ответил.

Изольда просыпалась. Сквозь пелену сновидений она слышала голоса. Разговаривали двое, и оба голоса ей были хорошо знакомы. Застыв в том странном пограничном состоянии, когда уже не спишь, но еще не проснулся, затуманенный сновидениями разум зачастую порождает самые причудливые образы, тесно переплетающиеся с реальностью.

— Повелитель? — Спросил одержимый, выждав немного времени.

— Почему ты назвал меня повелителем?! — Холодно осведомилась наконец-то вырвавшаяся из власти сновидений Изольда. — И что ты здесь делаешь, Стрибор?! — Добавила она все тем же ледяным тоном, от которого любого нормального человека пробирает дрожь. Однако на одержимого это не произвело ровным счетом никакого впечатления. Ему было все равно. Что впрочем, не помешало ему изобразить испуг и крайнюю степень смущения.

— Вы все неправильно поняли, госпожа. — Залебезил он, почтительно склонившись.

— Что я неправильно поняла? Отвечай на вопрос! — Повысила голос элементалистка, погашенные на ночь свечи разом вспыхнули, ярко осветив комнату.

— Я пришел сообщить вам, что на нас готовиться нападение. — Скороговоркой проговорил тот, кого раньше звали Стрибором. Впрочем, его и сейчас так зовут большинство культистов. Тот, кто на самом деле дергал за ниточки, приказывая телу Стрибора двигаться, вовсе не желал афишировать свое присутствие.

— Кто? — Спросила Изольда, слово в слово повторяя слова прозвучавшие здесь минутой ранее.

— Инквизиция. — Не моргнув и глазом, поведал одержимый, сохраняя на лице обеспокоенное выражение.

— Сколько их? — Насторожилась Изольда, сменив гнев на милость. То, что Стрибор оказался в темной комнате, где она спала, уже вылетело из ее головы. Как и то, что нанесенная демоном рана больше не болит.

— Небольшой отряд. — Ответил одержимый, ни капли при этом не соврав. О том, что большую часть отряда составляют демоны, он говорить элементалистке вовсе не собирался. — Освященные собираются остановить его. Но скорее всего у них ничего не выйдет без вашей помощи, моя госпожа. — Добавил он торопливо, подпустив в голос побольше подобострастия. Подобные игры были ему не в новинку.

— Собери людей, я присоединюсь позже. — Распорядилась Изольда, непререкаемым тоном.

— Будет исполнено, прекраснейшая. — Подобострастно улыбнулся одержимый. За проведенную здесь неделю он прекрасно изучил все слабости Изольды. И умело льстил ей, добиваясь нужного ему результата. Поклонившись еще раз, он стремительно вышел из покоев элементалистки.

— Вам стоит поспешить, моя повелительница. — Раздался в голове Изольды мягкий бархатный голос. Однако ответа он так и не дождался. Поскольку элементалистка озадаченно смотрела на свою левую ступню. Она точно помнила, что в вчерашней схватке с демоном которого призвал Гарвель она ее лишилась. В пользу этих воспоминаний говорила и лужа крови на полу, и отсутствие загара на ступне.

— Стрибор исцелил вас моя госпожа. — Проговорил невидимый собеседник Изольды, прочитав ее мысли.

— Ну-ну. — Скептически поджала губы элементалистка. Возможно, она и не обучалась целительству, но возможность колдунов-лекарей она себе представляла достаточно хорошо. На такое волшебство способен только по настоящему могущественный лекарь, если, конечно, к этому виду волшебства применим такой термин. А Стрибор никогда особо не отличался магическими способностями. По крайней мере, Изольда о таком никогда не слышала.

— Он скромен моя госпожа. — Вновь проговорил ее невидимый собеседник. Звуки его голоса прокатились по телу приятной теплой волной, унося с собойсонную одурь. Вместе с ней ушли и подозрения в компетентности Стрибора как лекаря…

Оглавление

Обращение к пользователям