Глава 32

Гарвель медленно и спокойно обернулся, в каждом его движении сквозило мрачное удовлетворение. Подозрения, окончательно оформившиеся во время столкновения с Изольдой, окончательно подтвердились. Висящая в воздухе Изольда стремительно теряла человеческие черты. Оглушив ее камнем, Гарвель выпустил на волю того, кто был заперт в ее теле. И теперь миловидная женщина стремительно превращалась в чудовищного монстра, явившегося из самых жутких ночных кошмаров. Плоть Изольды стремительно плавилась, меняя цвет, структуру. Зрелище было просто кошмарным.

— В этот раз ты не стал сбегать. — Задумчиво произнес демонолог, его правая рука неосознанно погладила сумку. В сумке немедленно, немедленно что-то заскреблось. Батор просился на свободу. Ему было до зарезу надо узнать, чем таким занят хозяин. — Почему? — Поинтересовался Гарвель, из его голоса исчезли все эмоции, так говорить мог голем, нежить, да кто угодно, но не человек. Холодный словно зимняя стужа голос, настолько выхолощенный, что казался неживым.

— Все просто, смертный. — Лицо Изольды, частично превратившееся в жуткую харю, оскалилось в отвратительной усмешке. — Только что последняя часть ритуала была завершена. Ваши жалкие попытки помешать мне лишь отсрочили неизбежное. — Пафосно заявил захвативший тело Изольды демон.

— Сколько пафоса для жалкого беса, хитростью захватившего власть в теле слабой женщины, да и то на время. — С деланным безразличием произнес Вальмонт, подражая бесстрастной манере чернокнижника. Однако в отличие от демонолога, внутри инквизитора бурлила целая буря чувств. Пользуясь тем, что внимание одержимой приковано к инквизитору Гарвель вытащил из сумки маленький, заполненный темно-синей жидкостью пузырек. Любопытная морда щенка моментально попыталась высунуться наружу. Однако узкая ладонь демонолога впихнула ее обратно. Стянув тесемку, перекрывавшую горлышко сумки, Гарвель не глядя кинул за спину флакончик. Гибкое тонкое щупальце, покрытое мелкими присосками бережно подхватило бутылек. Мгновенно скрывшись с драгоценной ношей среды нагромождения камня и дерева, в которое превратился один из складов. С тихим, едва различимым хлопком, пробка отлетела в сторону, и тягучая темная жидкость полилась рот лежащего без сознания Торкуса. Выждав еще пару мгновений, Уфир слабым электоразрядом пробудил инквизитора.

— Лежи спокойно. Пока ты в безопасности. Но скоро нам понадобиться твоя помощь. — Зазвучал в голове инквизитора голос Уфира.

— Что со мной такое? — Спросил Торкус шепотом. Однако из его горла не вырвалось ни звука. Гарвель предусмотрительно приказал Уфиру парализовать голосовые связки доминиканца, чтобы внезапно воскресшийинквизитор оказался для противника неприятным сюрпризом. Тем временем, эликсир демонолога начал действовать. В животе словно бы обосновалась ледышка. Ощущения были не из приятных, однако Торкус умел терпеть боль, а после знакомства с Уфиром его болевой порог вырос просто до фантастических высот. Голос Уфира вновь заполнил голову доминиканца, обстоятельно объясняя, что нужно делать и почему. Объяснять пришлось несколько раз. Скованный льдом равнодушия разум Торкуса напрочь отказывался усваивать хоть какую-то информацию.

— Не тебе судить меня, раб! — Взвыла Изольда чудовищно изменившимся голосом, в котором не осталось ничего человеческого. Как впрочем, и во внешнем облике. Теперь перед Гарвелем висела двухметровая тварь, покрытая костяной броней. Сплошная костяная маска закрывала то, что когда-то было лицом Изольды. Жуткого вида пасть скрылась за костяным щитком. Однако это было скорее украшение, призванное произвести впечатление на противника. А возможно, захватившего контроль над телом демона просто привлекал именно такой образ. Острые шипы защищали локти и колени твари. Тонкие длинные пальцы с семью фалангами заканчивались длинными когтями. Желтоватая костяная броня делала тварь похожей скорее на изваяние какого-то древнего бога, чем на демона преисподней.

— А кому же? — Осведомился Вальмонт, отбрасывая маску безразличия. Каждое слово его сочилось сарказмом и презрением.

— Я превращу тебя в пыль! — Взревела тварь, широко распахивая чешуйчатые крылья. Гарвель, пристально наблюдая за противником, тщательно изучал его структуру. Причудливо искореженные энергетические каналы, питавшие тварь, мягко светились красным, синим и фиолетовым. Раньше для того, чтобы узнать это, ему пришлось бы воспользоваться ритуальной магией и сложными редкими ингредиентами. Однако теперь под покровительством Гаала его силы выросли на порядок. Но глядя на висящую перед ним тварь, Гарвель не испытывал превосходства. Просто потому, что благодаря стихийной подпитке противник была куда сильнее, чем он. И уверенности в благоприятном исходе прямого столкновения у него не было. Пока Вальмонт старательно выводил тварь из себя, разум демонолога целеустремленно искал решение.

А в этот момент на другом конце городаприкованная к каменному алтарю девушка истошно визжала, закутанный в черное культист в маске сосредоточенно делал разрез за разрезом. Вскоре тело девушки было покрыто целой вязью вырезанных на коже символов. Безостановочно шепча слова ритуала, культист резко опустил руку с зажатым в ней каменным клинком. Кровь щедро брызнула в стороны. Из Горла жертвы вырвался полный муки предсмертный вопль. Тотчас же с алтаря в небо ударил столб темный с багровыми прожилками столб инфернальной энергии. Совершившего ритуал культиста с чмокающим звуком всосало внутрь темного монумента, возникшего на месте жертвоприношения. Секунда за секундой утекали в вяло текущую реку времени. Но вставшее до небес темное пламя никуда не исчезало. Более того, оно стремительно затвердевало, превращаясь в огромный монолит, прочно вросший в камень мостовой. В следующее мгновенье с противоположной стороны в небо устремился еще один подобный фонтан мощи. Один за другим они вздымались ввысь вслед за первым. Десять пугающих монументов высились над городом. Удосужься кто-нибудь провести между ними линии, он бы сильно изумился, обнаружив идеально правильный узор, так хорошо знакомый практически каждому, кто хотябы краем глаза соприкасался с Искусством. А еще через мгновение волна энергии пронеслась от одного столба к другому. Дома стоявшие на ее пути с грохотом разлетались на куски, жадное пламя рвалось ввысь там, где прошла пробужденная ритуалом мощь, и вовсе не собиралось гаснуть, хотя все что могло сгореть, было уничтожено волной силы размеренно катящейся от одного монумента к другому.

Гарвель со стоном сложился пополам, боль раскаленным стержнем прошла от живота к голове, огненным шаром разорвавшись в мозгу. Разум наводнили кошмарные видения, настолько кровавые, что демонолог ощутил металлический привкус во рту. С трудом переборов боль, Гарвель разогнулся. Все части мозаики встали на место. Теперь он знал кто перед ним, и от этого знания мороз пробегал по коже.

— Ну, вот и все, ничтожества! — Утробно проревела тварь. Наливаясь багровым свечением, костяная броня так же медленно меняла окрас. Багровый цвет словно бы проступал изнутри. Постепенно меняя цвет брони с костяного на темно багровый.

— Еще ничего не кончено, Батор! Ритуал не полон, ты не получил все на что рассчитывал. — Возразил демонолог, отчаянно пытаясь найти хоть одно уязвимое место твари. Однако обладающая мощью элементалиста, и подпитываемая напрямую из преисподней табыла неуязвима. Инквизитор же удивленно воззрился на демонолога, внезапно назвавшего демоническую тварь Батором. Ведь это кличка щенка. Весьма необычная, но все-таки кличка. Или же все наоборот и это щенка назвали в честь этой твари? — От новых вопросов заболела голова.

— Да, вам удалось сорвать одно из жертвоприношений, и я не получил полную свободу, но и того, что меня есть хватит раздавить вас как клопов.

— Только одно мне непонятно. Как ты ухитрился забрать мой Исток? — Спросил чернокнижник, рассчитывая еще немного потянуть время.

— Что? — Удивился демон. — Я не похищал никакого истока. — Добавил он удивленно.

— Действительно. — Пробормотал Гарвель задумчиво. В голове его роилось десятка два вопросов. Ответы на которые были жизненно важны. Вот только, чтобы получить на них ответы нужно выжить.

— И еще, я хочу поблагодарить тебя смертный за ту возможность, что ты мне подарил своим ритуалом. Ты открыл мне дорогу, дал возможность возвыситься от одного из полутора сотен владык преисподней до живого бога этого мира. — Расхохотался Батор, сложив крылья, он мягко приземлился на землю.

— В награду ты умрешь быстро. — Добавил демон, протягивая когтистую руку к замершему в ожидании чернокнижнику.

— Знаешь Батор, у меня есть для тебя сюрприз. — Ухмыльнулся Гарвель, позволив слабенькому чувству превосходства просочиться сквозь волевой заслон.

— Что!? — Взревел демон, ощутив испытанную Гарвелем эмоцию. На раскрытой ладони демонолога ярким пурпурным светом сиял извлеченный из сумки сигил.

— Subducerecorpus! — Выкрикнул демонолог первые слова изгнания, а следом полились тягучие металлические звуки, на которые горло человека не способно в принципе. Эффект не заставил себя ждать. Тело демона скрутила судорогой. С костяным стуком он сложился пополам как от удара под дых. Костяной панцирь на спине треснул. С хлюпающим звуком броня отваливалась, обнажая истекающее кровью мясо. А демонолог продолжал мерным речитативом свое заклятье. В лицо Гарвеля, ближе всех стоявшего к демону плеснуло кровью. А в следующий миг демон разорвался, словно начиненный горючим порошком из гор Гурамии, оставив после себя густое красное облако, медленно оседающей на землю крови… Костяные осколки разлетелись в разные стороны. Несколько из них вскользь задели демонолога, оставив кровоточащие порезы на коже. Однако тот не обратил на это никакого внимания. Инквизитор же и вовсе остался невредимым, попросту отклонив костяные снаряды в сторону. Облако кровавых брызг осело, и на залитой кровью земле осталась лежать Изольда. Потерявшая сознание от удара камня, элементалистка так и не пришла в себя, из многочисленных ран и порезов сочилась кровь. Мраморно-белое лицо без единой кровинки, говорило о потере крови. На руках и спине элементалистки кожа отсутствовала полностью. Белесые мышцы стремительно покрывались кровью. Получивший недвусмысленный приказ от демонолога, Уфир стремительно накрыл элементалистку сплошным покровом из регенерировавших щупалец, пытаясь разжечь едва теплящуюся искорку жизни. Принявшись за дело, демон перестал обращать на что либо внимание. А чернокнижник, держась за прожженную насквозь ладонь, осел на землю. Крови не было. Владони зияла сожженными краями дыра, которую прожег неожиданно вспыхнувший сигил, прежде чем упасть на землю и превратиться в пепел.

— И все? — Удивился Вальмонт, все это время готовившийся к бою. Завалившийся на бок Гарвель расхохотался хриплым каркающим смехом. А разлитая по земле кровь медленно начала собираться, словно разлитая из склянки алхимика ртуть. По капельке набралась небольшая лужица. По алой поверхности пробежала рябь, словно бы от ветра. Однако воздух оставался недвижимым.

— Это только начало инквизитор. Я лишь выиграл время, да и только. — Закашлялся чернокнижник. Утерев рукавом испачканное в крови лицо Гарвель, тяжело поднялся.

— Я был готов встретиться с элементалисткой. Но встретиться с одним из высших демонов я вовсе не рассчитывал. — Пробормотал инквизитор. — Как его уничтожить? — Спросил Вальмонт, помогая демонологу подняться.

— Уничтожить это вряд ли. А вот изгнать обратно в изнанку можно. — Роясь в сумке, пробормотал Гарвель. Горло немилосердно саднило. Прожженная насквозь ладонь стреляла жгучей болью, отдававшейся во всем теле. Перетянув ладонь влажной от вылитого эликсира тряпицей, Гарвель поднял взгляд на инквизитора.

— Только это сейчас невозможно у нас просто нет столько времени для проведения канонического изгнания. — Почти шепотом проговорил чернокнижник. Однако измученные голосовые связки все равно отозвались болью.

— Верно сказано, чернокнижник. — Побулькало кровавое нечто, в котором медленно формировался уже знакомый демонологу силуэт. С каждой секундой кровавое месиво обретало все более четкую форму. Пока перед застывшим в изумлении инквизитором и резко обернувшимся демонологом не появился Батор. В этот раз он выглядел так же, как и во время ритуала призыва, проведенного Гарвелем несколько недель назад.

— Ваше сопротивление лишь оттягивает неизбежное. — Расхохотался Батор, обнажив в усмешке ряд острых как иглы зубов. — Что бы вы ни сделали, я обращу это себе на пользу. — Добавил демон. Рука демона молниеносно рванулась вперед, словно хватая нечто невидимое. В ту же секунду Гарвеля буквально смело в сторону, чувствительно приложив спиной о камни. На раскрытой ладони демона медленно в такт сердцу демонолога пульсировал сгусток фиолетового пламени.

— Знаешь, а я поступлю с тобой так, как заповедовал Он. — Расхохотался демон, наслаждаясь своей властью. Демонолога словно тряпичную куклу подбросило в воздух. — Да воздастся сторицей. — Вновь захлебнулся смехом Батор.

— Ничего ты не сделаешь, демон! — Обрушился на демона голос Торкуса. А следом на голову, украшенную двумя парами рогов обрушился окованный серебром молот инквизитора. Удар был страшным. Голова Батора брызнула в разные стороны осколками кости, с сухим треском переломился хребет. Огромный кусок каменной кладки в два человеческих роста рухнул на то, что осталось от демона сверху, едва доминиканец отскочил в сторону, уклоняясь от удара когтистой лапой. Смертельно бледный Вальмонт утер холодный пот от усилия, потребовавшегося для того, чтобы обрушить на врага почти целую каменную стену, кружилась голова и надсадно, с перебоями стучало сердце. Воодушевленный победой Торкус вздернул вверх руку с зажатым в ней молотом.

— Во имя господа мы победили! — Взревел он радостно. Не замечая как кровавая жижа, заляпавшая молот и доспехи, словно живая, тянется в сторону погребенного под каменной кладкой демона. Еще мгновенье и она стрелой метнулась к присыпанным каменной крошкой камням. Издевательский, полный превосходства смех демона разорвал тишину в клочья. Радостная улыбка на лице инквизитора застыла словно приклеенная. Лицо побледнело. А призрачный силуэт демона, стоящего на груде камней, уже обретал плоть. С каждой секундой становясь все более материальным.

— Глупцы, вы действительно думаете, что меня так просто уничтожить? — Спросил демон, наслаждаясь произведенным эффектом. Сковавший стоявших перед ним людей ужас бальзамом проливался на его пышущую злобой душу. Упавший на землю после того как инквизитор нанес свой удар Гарвель с трудом поднялся на ноги, однако сделать ничего не успел: сила, чье могущество несоизмеримо с его собственной, сдавила его, вновь поднимая в воздух. Полностью парализованный, он мог только наблюдать за тем, как инквизиторы в меру своих сил атакуют демона. Однако все их потуги окончились ничем. Подпитываемый силой, высвободившейся после сложнейшего ритуала, демон был попросту неуязвим. ‘Подпитываемый энергией’ — Сознание демонолога мертвой хваткой вцепилось в эти два слова, еще сам, не до конца понимая что делает, Гарвель призвал Хаага, благо для того, чтобы сделать это, ему не требовалась подвижность, хватило и силы мысли. В фиолетовой вспышке залившей всю округу появился силуэт фамильяра. Батор, увлеченно бивший Торкуса головой о камень, с удивлением оглянулся. Небрежный рывок когтистой лапы и инквизитор с переломанной шеей валится на землю.

— Вот это да! — Радостно взревел Батор забыв на время про оглушенного ударом Вальмонта. — Действительно, утопающий схватиться и за соломинку. — Расхохотался он, протягивая когтистую руку к рванувшему в сторону Хаагу. С того момента как зов хозяина призвал его в эти мрачные дымящиеся руины имп испытал такой леденящий душу ужас, которого никогда не испытывал за всю свою совсем не короткую жизнь. Нос к носу столкнуться с одним из владык преисподней, было одним из самых страшных его кошмаров. Несмотря на изрядно возросшие способности, Хааг даже не пытался сопротивляться. Если конечно не считать сопротивлением попытку сбежать. А когда Батор перекрыл все лазейки, фамильяр демонолога отважился на первый в своей жизни героический поступок — попытался освободить хозяина. Впрочем, ничего у него не вышло Силы были слишком не равны. И циничная надежда на то, что хозяин сцепится с Батором, и ему удастся бежать тихо завяла. Одной рукой удерживая норовящего вывернуться импа, Баторобернулся к распятому в воздухе демонологу.

— Это ведь твой фамильяр, верно? — Задал он риторический вопрос, рассматривая безвольно обмякшего Хаага. Страх перед тем, что сейчас произойдет, сковал душу демонолога, Гарвель даже не пытался его скрыть. Взревев от восторга, Батор медленно и со вкусом оторвал Хаагу крыло. Жалобно вереща, имп вновь попытался вырваться из цепких когтей могущественного демона. Однако и в этот раз у него ничего не вышло.

— Знаешь, а мне даже интересно будет посмотреть на то, как ты сдохнешь той смертью, на которую обрек меня. — Расхохотался Батор, с хрустом обрывая второе крыло Хаага. Ухватив импа за глотку когтистой рукой Батор рывком развернулся к висящему в воздухе демонологу.

— Без истока, без фамильяра ты подохнешь на моих глазах. — Прорычал Батор, с которого разом слетела маска благодушия. В глазах демона зажегся целый океан безумной злобы.

— Развоплотишься. — Продолжил злорадствовать Батор. — Медленно, капля за каплей жизнь будет покидать твое тело, а ты ничего не сможешь сделать. Все что тебе останется это молить меня о быстрой смерти.

Каменные осколки захрустели под когтистыми лапами архидемона. Чудовищная власть Батора буквально плавила их, превращая крепкий камень в рыхлую хрупкую массу.

— И знаешь что? — Приблизил вплотную к лицу Гарвеля свою морду демон. — Я тебе помогу. Возможно. Если ты скажешь мне, кто открыл на меня сезон охоты в преисподней. — Процедил он сквозь зубы.

Обезумевший от боли и отчаяния Хааг вцепился зубами руку Батора. Со стальным скрежетом зубы импа продавили отблескивающую металлом чешую защищавшую руку демона.

— Согласен? — Спросил архидемон, не обращая внимания на деятельность импа. Темный ихор сочился из раны, стекая по пальцам. Тягучие темные капли падали на землю, где скопилась уже приличных размеров лужица.

— На быструю смерть нет. Но вот если предложишь жизнь, я, возможно, помогу тебе с ритуалом. Он ведь еще далек от завершения, а помощь опытного демонолога ведь никогда не помешает. — Быстро проговорил Гарвель, не ожидавший от судьбы такого подарка.

— Э нет, мой маленький призыватель демонов. — Покачал рогатой головой архидемон, неуловимым движением перемещаясь на несколько метров назад. Схватив очнувшегося было Вальмонта, он со всего размаху бросил в сторону. С громким хрустом тонкая корка льда проломилась под весом обрушившегося на нее инквизитора, и Вальмонт с криком провалился в яму с зыбучим песком.

— Либо так как я сказал, либо сделки не будет. — Сказал Батор отвернувшись от ямы, в которую провалился инквизитор.

— Нет, так нет. — Попытался пожать плечами демонолог, краем глаза глядя на то, как Вальмонт с трудом выбирается из песчаной ямы, куда его засунул Батор. — Тогда выдавать твоего врага мне не имеет смысла. Условия неравны. — Пояснил Гарвель, удивленно воззрившемуся на него архидемону.

— Ну чтож торг окончен. — Усмехнулся Батор, зажатый в его руке имп налился призрачным красноватым свечением. Выпустив его из рук, адский владыка уставился на него немигающим взглядом. Невидимые ментальные щупальца Батора распяли импа напротив демонолога.

— Ты еще не передумал червь? — С пафосом спросил архидемон.

— Возможно, если у меня будет больше времени на размышления, я передумаю. — Незамедлительно ответил Гарвель.

— Нет. — Покачал головой архидемон. А в следующий миг выплеснутая Батором сила выдрала из полуматериального тела импа то, что связывало его с демонологом. Тело Гарвеля пронзила нестерпимая жуткая боль, ощущения были такими, будто из него раскаленными щипцами тянут нутро. Сил терпеть боль у него не было, да он и не собирался строить из себя героя, гордо смотрящего на своего с мучителя.

— Пощади! — Взвыл демонолог, едва не прикусив себе язык. Бьющееся в судороге тело никак не желало повиноваться рассудку. — Я сделаю все, что ты захочешь, я буду служить тебе как верный раб. — Орал демонолог, всеми фибрами своей покалеченной души желая, чтобы муки прекратились.

— ТЫ сам выбрал свой путь. — Улыбнулся Батор. — Хотя если ты скажешь мне, где щенок, что наравне с тобой участвовал в ритуале, я подарю тебе легкую смерть. — Задумчиво добавил архидемон, почесав длинным когтем подбородок.

Оглавление

Обращение к пользователям