Глава VI

Остролисточка никак не могла понять, откуда в детской взялось столько ежей. Они забежали через вход, грубо отпихнули Тростинку с котятами и всей гурьбой полезли в ее уютное гнездышко. Острые колючки так и впивались ей в спину. Остролисточка отчаянно ворочалась, тщетно пытаясь избавиться от непрошенных соседей.

— Что вы тут делаете? — бормотала она сквозь сон. — Пошли вон!

Но колючки продолжали ее колоть. Открыв глаза, она повернулась на бок и увидела спящего рядом Львенка. Выглядел он так, словно шлепнулся с дерева: его золотистая шерстка была всклокочена и усеяна мелкими черными колючками.

— Эй! — шепнула Остролисточка, пихая брата лапой. — Где тебя угораздило подцепить столько колючек? Они меня всю исцарапали!

Львенок приоткрыл круглый янтарный глаз и зевнул.

— Что?

— Ты весь в колючках, недотепа! — прошипела Остролисточка, догадавшись, что брат ночью вылезал из детской. — Что ты делал?

— Я не мог уснуть, — признался Львенок. — Вышел прогуляться по поляне.

Остролисточка сощурила глаза, смерив брата возмущенным взглядом.

— Думаешь, у нас не хватает неприятностей? Хочешь, чтобы мы никогда не стали оруженосцами?

— Да все в порядке, — поспешил успокоить ее Львенок. — Никто меня не видел. — Он сел и быстро провел лапкой по мордочке. — Кроме Мышонка, но он никому не расскажет. Мышонок сам пихнул меня в кусты, чтобы Дым не заметил.

Остролисточка тихо зашипела. «У него вообще нет головы на плечах!»

— Нужно как можно скорее вытащить все эти колючки, пока никто не заметил.

— Они меня самого всего искололи, — пожаловался Львенок и, весь изогнувшись, вытащил зубами колючку из бока.

— Придется идти к Листвичке, — вздохнула Остролисточка. — Не хватало только, чтобы твои царапины загноились!

— А что мы ей скажем?

— Не волнуйся, — успокоила его сестра. — Я скажу, что колючки были у тебя в подстилке, а ты ночью ворочался и собрал их себе на шкуру, — она выбралась из гнездышка и шагнула к выходу. — А ты пока вытаскивай все, что сможешь, понял? Я вернусь и помогу. — Перед самым выходом Остролисточка вдруг замерла, осененная новой мыслью. — И не давай никому к себе приближаться! Если Ледышка с Лисенком оцарапаются о колючки, Тростинка усы тебе вырвет!

С этими словами она выскочила на пустую поляну и вихрем понеслась к пещере Листвички. Высоко над головой, над стенами утеса, из-за верхушек деревьев поднималось солнце, но в лагере было еще темно и холодно. Остролисточка смекнула, что рассветный патруль уже ушел, а остальные коты не торопятся покидать переполненные палатки, пока солнце не заглянет в овраг и не согреет лагерь.

Никем не замеченная, она пробралась до пещеры целительницы и протиснулась сквозь ежевику. Листвички нигде не было видно, и запах ее был старым. Остролисточка со всех лап бросилась к Воробьишке.

— Как ты? Тебе лучше?

Воробьишка клубочком полосатой серой шерсти лежал на самом дне уютного гнездышка. Услышав голос сестры, он поднял голову и уставился на нее своими невидящими голубыми глазами.

— Что ты тут делаешь? Разве тебя не заперли в детской?

— Львенок вогнал себе в шкуру колючку, — уклончиво объяснила Остролисточка. — Я хотела попросить у Листвички какое-нибудь снадобье от заражения.

Воробьишка сонно кивнул на угол пещеры.

— Мои царапины Листвичка лечила щавелем. Он где-то там, поищи. Листвички нет, она ушла собирать крапиву.

— Ладно, — кивнула Остролисточка, устремляясь к кучкам сухих трав. — Как он пахнет, этот твой щавель?

— Сильно и едко, — буркнул Воробьишка, но потом вытянул шею и сморщил свой розовый нос. — Он где-то прямо перед тобой, посмотри.

Остролисточка беспомощно уставилась на ряды листьев и семян. Прямо перед ней были две большие кучи, одна темно-зеленая, вторая посветлее. Сначала она понюхала темную.

— Воняет чем-то липким, — прошипела она, поворачиваясь к Воробьишке.

— Щавель совсем не вонючий, — покачал головой Воробьишка. — У него просто резкий запах.

Остролисточка понюхала вторую кучку и закатила глаза. Вот уж резкий, так резкий! Она набрала полную пасть сухих листьев и подбежала к Воробьишке.

— Правильно, это он, — кивнул брат.

Тут ветви ежевики громко зашуршали, и Остролисточка вздрогнула от неожиданности.

На пороге показалась Листвичка с охапкой крапивы в зубах. На зубчатых листьях сверкали капли росы. Целительница бросила свою ношу на пол и посмотрела на Остролисточку.

— Что-то ты рано поднялась сегодня, — проворчала она и вдруг заметила кучу темно-зеленых листьев возле подстилки больного. — Твой брат отлично поправляется, — сухо заметила она. — Его больше не нужно лечить. Ему нужен отдых и покой, понятно?

— Я… я вовсе не собиралась лечить Воробьишку! — смущенно пролепетала Остролисточка. — Это для Львенка! Он оцарапался о колючку, которая попала ему в подстилку.

Листвичка изумленно уставилась на нее.

— Как же ты догадалась взять щавель?

Остролисточка испуганно опустила глаза. «Это Воробьишка мне подсказал!» — едва не сорвалось у нее с языка.

— Она вчера меня вылизывала и запомнила запах, — неожиданно ответил Воробьишка.

Остролисточка торопливо погладила его хвостом по спинке, чтобы братишка понял, как она ему благодарна. Она вовсе не хотела, чтобы Листвичка считала ее умнее Воробьишки, но надо же ей было произвести хорошее впечатление и показать, что она сможет стать настоящей целительницей!

— Какая молодчина! — улыбнулась взрослая кошка, и Остролисточка вспыхнула от носа до хвоста. Она твердо пообещала себе, что очень скоро выучит все травы назубок, и больше ей никогда не придется обманывать Листвичку.

— Сейчас я покажу тебе, как обращаться со щавелем, — продолжала целительница. Она улеглась возле кучки, взяла в рот сухой листок и принялась его разжевывать. Превратив лист в зеленую кашицу, Листвичка вытянула лапу и принялась языком втирать целебный сок в свою шкуру. Закончив, она выплюнула остатки листа. — Втирай с силой, чтобы сок глубоко проник в рану, — предупредила она. — Будет щипать, но лучше немного потерпеть, чем потом мучаться от заражения.

Остролисточка жадно впитывала каждое ее слово.

— Хочешь сама попробовать? — предложила Листвичка.

— Пожалуй, я лучше побегу к Львенку, — покачала головой Остролисточка, которой вовсе не хотелось, чтобы Ромашка с Тростинкой заметили ее отсутствие. — Он сильно поцарапался и ждет меня.

— Давай-ка я схожу с тобой, — поднялась Листвичка.

Сначала Остролисточка обрадовалась такому предложению, но потом поняла, что не сможет его принять. Если Листвичка увидит, сколько колючек забилось в шерсть Львенка, она сразу догадается, что дело тут не в подстилке.

— Спасибо, но у тебя и без нас много дел, — торопливо пробормотала она. — Если понадобится помощь, я мигом за тобой прибегу!

Показалось ей или нет, что Листвичка как-то по-особому сощурила глаза и внимательно на нее посмотрела? Неужели она догадалась, что Остролисточка сказала ей не всю правду о царапинах Львенка?

Честно говоря, Остролисточке вовсе не хотелось об этом думать. Она поспешно подобрала с пола листья щавеля и выскочила из пещеры. Сердце у нее упало в пятки, когда она увидела, что лагерь совсем проснулся.

На пятачке земли, согретом первыми лучами солнца, грелась вылезшая из детской Ромашка. Ее котята, сонно хлопая глазками, копошились возле палатки оруженосцев. Издалека они напоминали маленькое пушистое облачко, потому что белая шкурка Мышонка перемешалась со светло-серой шерсткой Орешинки и Ягодки. Пепелинка, Медвянка и Маковинка вылизывали друг друга. Все они были стройные, шустрые и пестрые, как две капли воды похожие на свою мать Медуницу, которая вместе с Терновником и Долголапом рылась в куче с остатками вчерашней добычи.

«Они не должны догадаться, что я убежала без спросу!» — решила Остролисточка и, стараясь держаться незаметно, побежала через поляну. Проходя мимо оруженосцев, она, как ни в чем не бывало, кивнула им головой. Сложнее всего было пробраться мимо Долголапа и Терновника. От страха у Остролисточки огнем горели лапы, но она еще выше задрала свой короткий хвостик и, стараясь не торопиться, направилась в сторону детской.

Никто не обратил на нее никакого внимания, и через несколько мгновений кошечка уже протискивалась сквозь заросли ежевики.

— Где ты была? — с порога окликнула ее Тростинка.

Остролисточка выплюнула листья щавеля и беспомощно взглянула на Львенка. Она сразу заметила, что он уже успел вытащить большую часть колючек и даже пригладил языком шерстку, чтобы выглядеть примерным котенком, всю ночь крепко спавшим на своей подстилке.

— Я рассказал Тростинке про колючки, — торопливо сказал Львенок.

— Я принесла листья щавеля, чтобы втереть в царапину, — кротко ответила Тростинке Остролисточка. — Прости, что не попросила разрешения выйти, но мне не хотелось тебя будить.

— Нужно было дождаться, пока я проснусь, — проворчала Тростинка. — Ну ладно, я же понимаю, что ты волновалась за братишку! — голос у кошки подобрел, она сочувственно взглянула на Львенка и покачала головой. — Одному Звездному племени известно, как эти ужасные колючки попадают в подстилки! — Она опустила глаза на котят, сопевших возле ее живота, и с тревогой сказала: — Старайтесь не приносить никакой гадости на своей шерсти, ведь у нас в детской новорожденные!

— Мы будем очень осторожны, — заверила Остролисточка и подбежала к Львенку. — Ты все колючки вытащил? — прошипела она.

— Все, кроме той, что за ухом, — так же шепотом ответил ей брат.

Остролисточка провела языком по затылку Львенка, нащупала колючку и, ухватив ее зубами, вытащила.

— Я ссыпал все колючки в дальний угол, — заговорщически сообщил брат, махнув хвостом в сторону стены детской. Остролисточка протиснулась туда и выплюнула свою колючку.

— Попозже мы попробуем подобраться снаружи и вытащить их отсюда, — решила она. — Ну, где у тебя самые больные царапины?

Она важно уселась возле брата и принялась разжевывать зеленый щавелевый листок. Львенок сморщился и указал носом на свой левый бок.

На вкус щавель оказался просто отвратительным, и Остролисточка едва сдерживалась, чтобы не выплюнуть изо рта эту кислую гадость. Разжевав листок, она наклонилась и попробовала языком втереть сок в рану, как показывала ей Листвичка. Но стоило ей только провести языком по царапине, как Львенок подпрыгнул на своей подстилке и взвизгнул от боли.

Остролисточка в ужасе отшатнулась.

— В чем дело? — не поднимая головы, проворчала Тростинка. — Опять деретесь?

— Нет, — процедил Львенок. — Просто щавель щиплется.

У Остролисточки от волнения затрясся хвост. Ничего не получается! От одной мысли, что она причиняет Львенку боль, у нее подкашивались лапы. Но если оставить царапины необработанными, может начаться воспаление… И вообще, если она хочет стать целительницей, то должна привыкать ухаживать за больными!

Она разжевала еще один листок и принялась втирать сок в новую царапину. На этот раз Львенок лишь сморщился от боли, но Остролисточка все равно отпрянула в сторону. Ничего не получается!

— Прости! — пискнула она.

И тут она вспомнила, что сказала ей Листвичка. «Будет щипать, но лучше немного потерпеть, чем потом мучаться от заражения». Вот именно! Твердя про себя слова целительницы, Остролисточка заставила себя не обращать внимания на отвратительный вкус щавеля и писк Львенка, и молча взялась за дело.

— Теперь гораздо лучше, — выдохнул Львенок, когда она обработала последнюю царапину. Остролисточка с облегчением перевела дух и уселась рядом с братом.

— Почему бы вам не прогуляться к куче с добычей и не позавтракать? — спросила Тростинка. — Ромашка уже на поляне, она приглядит за вами.

Котята с радостью воспользовались разрешением покинуть надоевшую детскую. Остролисточка первой выкатилась наружу, но кислый вкус щавеля совершенно отбил у нее аппетит, так что она направилась к куче с едой без особого интереса.

Мышонок, Орешинка и Ягодка все еще сидели на редкой траве перед своей палаткой. Завидев котят, Мышонок сорвался с места и бросился к ним.

— Ежевика сказал, что сегодня после полудня нас будут испытывать! — захлебываясь от восторга, закричал он.

Остролисточка прижала уши к голове. Испытание было последним этапом в подготовке оруженосцев, после него всех отличившихся учеников посвящали в воители.

«Ромашкины котята проходили в оруженосцах целых четыре месяца! — вздохнула про себя Остролисточка. — Это же целая вечность!»

— А кто будет нас проверять? — взволнованно спросил Ягодка.

— Ежевика ничего мне не сказал, это пока секрет, — ответил Мышонок.

— Может, сам Огнезвезд? — возбужденно воскликнула Медвянка.

— Ой, только не это! — ахнул Мышонок. — Да я все перезабуду, если он будет присутствовать на испытании!

— Может, нам лучше охотиться вместе? — прошептала Орешинка.

— Долголап говорит, что это нам самим решать, — покачал хвостом Мышонок.

Уголек, который лежал неподалеку рядом с Белолапой и с любопытством прислушивался к их разговору, поднял голову и насмешливо проурчал:

— Я бы на вашем месте разделился. Поодиночке вам, возможно, еще удастся застать дичь врасплох, но если вы ринетесь в лес втроем, то распугаете все живое до самого Места-Где-Тонет-Солнце!

— Перестань дразнить их, Уголек, — шутливо пнула его белоснежная кошечка. — Ты сам был оруженосцем и прекрасно помнишь собственное волнение!

Тут в лагерь вбежала Речушка с двумя мышками в пасти. Львенок едва дождался, когда она бросит в кучу свою добычу, и выхватил из нее еще теплую мышку.

— Спасибо, Речушка, — проурчал он, жадно впиваясь в мясо.

Глаза Речушки потеплели.

— Ешь помедленнее, — улыбнулась она. — У нас в горах говорят, что тот, кто медленно ест, дольше бывает сыт.

Львенок недоверчиво покосился на горную кошку и принялся тщательно работать челюстями.

— Спасибо!

Речушка повернула голову и пригладила языком свою жесткую шерстку. Остролисточке всегда нравился голос горной кошки, такой низкий и необычный, непохожий на голоса лесных котов.

И тут со стороны входа послышался утробный мяв, сопровождаемый угрожающим шипением. Остролисточка мгновенно узнала голос Медвянки.

Наставница Медвянки, Песчаная Буря, вихрем бросилась к входу в лагерь.

— Медвянка? Что случилось?

Остролисточка затаила дыхание. Неужели на лагерь напали враги?

В следующий миг со стороны входа раздалось дружелюбное мурлыканье. Песчаная Буря выскочила из лаза, а за ней на поляну робко выступила Мотылинка, целительница Речного племени, со своей ученицей Ивушкой. Медвянка, пристыжено волоча хвост, тащилась следом за ними.

— Извините, — пробормотала она. — Я вас не узнала. Я просто учуяла запах Речного племени и…

Песчаная Буря пощекотала ученицу хвостом и повторила старую поговорку, которой котят учат с детской:

— «Лучше прогнать мышь, чем приветить барсука!»

При виде Ивушки сердце Остролисточки рыбкой забилось в груди. До сих пор она всего один раз видела ученицу речной целительницы. Это случилось, когда Мотылинка поделилась с соседями запасами драгоценной кошачьей мяты, росшей на самом краю территории Речных котов. Листвичка тогда с благодарностью приняла роскошный подарок, поскольку их собственный кустик мяты возле заброшенного гнезда Двуногих погиб от мороза. В тот раз Остролисточка с любопытством поболтала с Ивушкой, ей было очень интересно понять, каково это быть кошкой другого племени. Но сейчас она хотела узнать кое-что другое: каково быть ученицей целительницы.

Воспользовавшись тем, что Песчаная Буря отправилась на поиски Листвички, Остролисточка осторожно пересекала поляну и приблизилась к Ивушке.

— Привет! — смущенно поздоровалась она.

Ивушка выглядела напуганной и взволнованной, однако при виде черной кошечки расплылась в улыбке.

— Привет, Остролисточка! — промурлыкала она. — Или тебя уже следует называть Остролапкой?

— Пока еще нет, — печально вздохнула та. — Зачем вы пришли?

Она сразу заметила, что на этот раз Речные кошки ничего не принесли с собой. Может быть, они хотят попросить у Листвички другие травы в обмен на кошачью мяту?

Ивушка смущенно повела усами.

— Я видела сон… — призналась она. — Мы хотим, чтобы Листвичка помогла его истолковать.

— А разве Мотылинка сама не может? — поразилась Остролисточка.

Ивушка еще сильнее смутилась и отвела глаза.

— Мотылинка хочет посоветоваться с Листвичкой.

— А что за сон?

— Извини, — помрачнела Ивушка. — Я не могу ничего тебе рассказать, пока не поговорю с Листвичкой.

— Мотылинка, Ивушка! — разнесся над поляной радостный крик целительницы. — Добро пожаловать! Идите же сюда!

Листвичка стояла на пороге своей пещеры и приветливо махала хвостом. Она отодвинула лапой плети ежевики и придержала их, пропуская гостей вовнутрь.

Остролисточка завистливо проводила кошек глазами и грустно вздохнула, когда колючий полог вновь опустился, скрыв пещеру от столпившихся на поляне Грозовых котов. И тут ее что-то сильно ударило в бок так, что она едва не растянулась на земле — это Львенок нетерпеливо боднул сестру головой.

— Что ты уставилась на них, как полоумная крольчиха? — спросил он. — Можно подумать, ты видишь Мотылинку с Ивушкой впервые в жизни!

Остролисточка почувствовала, что больше не может скрывать от него правду.

— Я хочу стать целительницей! — выпалила она.

Оглавление

Обращение к пользователям