Глава X

Львинолап поднял глаза на полную луну, сиявшую над стеной оврага.

«Никакие тучи не помешают сегодняшнему Совету!»

Дым, Долголап и Уголек в ожидании замерли возле выхода из лагеря. Огнезвезд стоял под Каменным карнизом и о чем-то негромко переговаривался с Ежевикой и Песчаной Бурей.

— Ну сколько же можно ждать! — простонала Остролапка, в нетерпении полосуя когтями траву.

— И не говори! — фыркнул Львинолап.

Он был взволнован ничуть не меньше, чем его сестра. Это был их первый Совет, первая встреча с оруженосцами соседних племен. Теперь и он сможет поболтать с другими котятами, поделиться новостями, обсудить свои занятия и просто посмеяться, ни на миг не забывая о том, что в следующий раз они могут встретиться друг против друга в бою, с выпушенными когтями и оскаленными клыками.

— Мне кажется, Огнезвезд ждет Листвичку, — заметила Орешинка.

— Почему она столько копается? — вздохнула Остролапка. — Ей всего-то нужно разложить по кучкам свежие травы, которые мы принесли из леса!

— Дело пошло бы быстрее, если бы ученица помогла своей наставнице, — фыркнул Ягодка.

— Я пыталась помочь! — оскорбленно воскликнула Остролапка. — Но Листвичка сказала, что без меня она управится гораздо быстрее.

Мышонок задумчиво пошевелил усами и осторожно спросил:

— Может быть, ты просто не годишься в целительницы?

— Еще как гожусь! — взорвалась Остролапка. — Ничего, настанет день, когда вы все будете ждать, когда же я закончу перекладывать травы и выйду из палатки!

— Не обижайся, они просто шутят, — успокоил сестру Львинолап. Сам он думал о другом. Почему Ромашкины котята идут на Совет, а чистокровные Грозовые оруженосцы — Пепелинка, Медвянка и Маковинка — остаются в лагере? «Наверное, Огнезвезд решил по справедливости! — наконец, догадался он. — Трое чистокровных оруженосцев, и трое нечистокровных. Ой, то есть, чистокровных все-таки не трое…» — вспомнил он и вздохнул.

Львинолап взглянул на Воробушка, застывшего у входа в палатку оруженосцев и снова вздохнул. Брат сидел тут с самого заката, Огнезвезд запретил ему идти на Совет в наказание за самовольный побег из лагеря, закончившийся падением в озеро. Теперь Воробушек сердито ворчал в темноте, его незрячие глаза были устремлены на брата с сестрой, которые беззаботно смеялись вместе с Ромашкиными котятами, предвкушая свое первое путешествие на остров.

Ну почему Воробушек ведет себя так глупо? Теперь, когда они все стали оруженосцами, Львинолапу стало гораздо труднее приглядывать за братишкой, как он делал это раньше. Он почувствовал укол вины, но поспешил заглушить его. Он уже взрослый, и на первое место должен ставить свой долг перед племенем. Воробушку придется научиться вести себя более осмотрительно и хоть немного думать перед тем, как действовать.

Львинолап подошел к брату и лизнул его между ушами.

— Мне так жаль, что тебя не будет с нами, — шепнул он.

— Ты единственный, кто так думает, — процедил Воробушек.

— Ты отлично знаешь, что это неправда, — фыркнул Львинолап. — Ты сам виноват в том, что тебя оставили в лагере.

— Ну конечно! Просто Огнезвезду не нужен на Совете слепой кот.

— Почему?

— Потому что другие племена могут о нас плохо подумать, когда узнают, что в племени есть слепые оруженосцы.

«Неужели, правда?» — подумал Львинолап, но не успел ничего ответить, потому что над поляной разнесся зычный крик Огнезвезда.

— Мне пора бежать, — торопливо попрощался он. — Обещаю, что все расскажу, когда вернусь, — и со всех лап бросился догонять остальных оруженосцев, уже бежавших к выходу из лагеря.

Огнезвезд занял свое место впереди отряда и, коротко кивнув, первым вошел в узкий проход. Львинолап побежал следом за всеми, и сердце у него радостно затрепетало при звуке дружного топота лап по лесной земле. Пушистая шерстка Остролапки так и искрилась от волнения. В мгновение ока отряд Огнезвезда пролетел через туннель и очутился в лесу.

Миновав Небесный Дуб, они устремились вниз, к озеру. Береговая галька шуршала под их шагами. Острые камушки больно впивались в подушечки лап, но Львинолапу было все равно. Впереди уже показался выступающий из воды берег острова, заросший густыми деревьями. Их голые ветки вздымались к усеянному звездами небу и дрожали под ветром, словно кошачьи усы. От этого зрелища у Львинолапа захватило дух, и он замахал хвостом.

Когда отряд вступил на территорию племени Ветра, Огнезвезд замедлил бег, и его воины длинной цепью растянулись вдоль берега. Они миновали пастбище, где когда-то жила Ромашка, а потом вошли на территорию Речного племени, все время держась в пяти хвостах от воды, как было оговорено на Совете.

По мере приближения к лагерю земля под кошачьими лапами становилась все более топкой. Львинолап поскользнулся и вынужден был замедлить шаг, чтобы не извозиться в грязи по брюхо. Он уже различал впереди силуэты котов, темным потоком струившихся по бревну, соединявшему берег с островом. Запах племени Ветра перемешивался с запахами Речного племени и племени Теней.

— Ты будешь упоминать о пограничных метках? — донесся до Львинолапа озабоченный голос отца.

— О том, что племя Теней и племя Ветра пометили каждое дерево и каждую травинку вдоль границ? — переспросил предводитель.

— Ну да, — ответил Ежевика.

— Я не могу вмешиваться в то, что они делают на собственной территории.

— Но ведь это открытое проявление враждебности! — возмутился Ежевика.

— Мы оставим это без внимания, — спокойно сказал Огнезвезд. — Пока.

— Огнезвезд прав, — пробасил Уголек, поравнявшись с обоими воинами. — Лучше мы будем почаще патрулировать границы, чем дадим нашим соседям понять, что нас тревожат их выходки.

— Вот именно! Для того чтобы встревожить Грозовое племя, им понадобится что-нибудь посерьезнее запаха! — прорычал Огнезвезд.

Львинолап уставился на перекинутый через озеро на остров ствол дерева. Вокруг остро пахло чужими племенами.

— Наверное, мы пришли последними, — шепнул он на ухо Остролапке и вдруг впервые оробел от мысли, что им предстоит встреча с соседями. — Слушай, а помнишь те сказки, которые Тростинка рассказывала нам в детской про племя Теней?

— Неужели ты веришь в то, что они морят своих стариков голодом? — насмешливо спросила сестра.

— Вообще-то нет, — потупился Львинолап. — А что, если их оруженосцы крупнее нас?

— Мы стали оруженосцами всего четверть луны тому назад, — напомнила ему Остролапка. — Разумеется, там будут коты покрупнее нас, и что из этого?

Огнезвезд первым запрыгнул на поваленный ствол и, ловко перебежав по нему, соскочил на берег озера.

Следом пошел Ежевика, затем Дым, а потом Львинолап даже ахнуть не успел, как, выскочив вперед, запрыгнула на дерево Остролапка. Он затаил дыхание, не сводя глаз с сестры. Темная вода плескалась вокруг сухих веток, глубоко впившихся в песчаное дно озера. Остролапка ловко огибала торчащие ветки и выступы коры, и вскоре благополучно добралась до противоположного берега. Там она соскочила на землю и стала ждать Львинолапа.

Дрожа от возбуждения, он вскарабкался на ствол. Кора его оказалась неожиданно скользкой, и лапы котенка тут же начали разъезжаться. Когда ствол начал угрожающе раскачиваться, Львинолап в панике обернулся на Уголька, вскочившего на дерево следом за ним. Впереди торчал острый обломок коры, из которого когда-то росла ветка. Уголек изогнулся всем телом, чтобы не оцарапаться, и посмотрел на дальний конец дерева.

В следующий миг он неправильно рассчитал шаг, поскользнулся, и его передняя лапа соскочила со ствола. Львинолап почувствовал, что начинает падать, и в ужасе уставился на лежащую внизу холодную толщу темной воды.

Краем глаза он заметил стремительно мелькнувшую серую шерсть Уголька, а потом наставник с силой потянул его зубами за загривок. Львинолап нащупал лапами ствол и перевел дух. Наставник спас его от позора на первом же Совете.

— Спасибо, — пропыхтел Львинолап.

— В первый раз всегда трудно, — улыбнулся Уголек.

Львинолап выпустил когти и оставшуюся часть пути, как белка, крепко цеплялся за кору. Наконец он спрыгнул на берег, с наслаждением почувствовав под лапами твердую землю.

— А я уже подумала, что ты пойдешь на корм рыбам, — засмеялась Остролапка.

— Я и сам так думал, — заурчал Львинолап.

Ему не терпелось броситься в чащу деревьев и своими глазами увидеть остров, но приходилось терпеливо ждать, пока на берегу не окажется весь отряд. Орешинка, словно птичка, прыгала среди торчавших веток, Ягодка просто раздвигал их своими широкими плечами, а длинноногий Долголап скользил между сучков, словно змея, и было видно, что он может пройти по стволу с завязанными глазами. Львинолап неожиданно почувствовал себя совсем маленьким и глупым, а поэтому высоко задрал голову и пригладил распушившуюся шерстку.

Наконец все Грозовые коты собрались на берегу. Огнезвезд обвел глазами свой отряд, коротко кивнул и направился в сторону деревьев. Дрожа от радости, Львинолап бросился между темных стволов, прямо через цеплявшиеся за его шкуру папоротники. Когда деревья расступились, и впереди показалась поляна, уши у него встали торчком от любопытства.

Сколько же здесь было котов! Львинолап никогда не видел такого множества разноцветных шкур. И какие все разные! Одни стройные и поджарые, другие коренастые и широкоплечие. И почти все гораздо крупнее его… Львинолап просто не мог поверить, что такая толпа котов может разместиться вокруг озера, а ведь тут было всего по нескольку воинов от каждого племени! В дальнем конце поляны он увидел Священный Дуб, главное место каждого Совета.

— Ты так себе это представлял? — шепотом спросила Остролапка.

— Я не думал, что здесь будет такая куча котов, — ответил Львинолап, не сводя глаз со здоровенного Речного кота с лоснящейся шерстью и широченными плечами. — Ты только представь, каков он в бою! С завтрашнего дня я буду тренироваться в два раза упорнее, даю слово!

— Как ты можешь думать о битвах во время Совета? — фыркнула Остролапка. — Сегодня же ночь Священного перемирия!

— Не хотите поболтать с ним? — спросил подбежавший Мышонок.

— Разве мы можем запросто разговаривать с любым котом? — вытаращила глаза Остролапка.

— Если честно, — слегка замялся Мышонок, — лучше разговаривать с оруженосцами, — он кивнул головой на стайку Речных котят. — Воины из других племен, разумеется, тоже не кусаются, просто им может не понравиться, что их отвлекают оруженосцы.

— А что если они сами заговорят с нами? — спросил Львинолап.

— Будьте вежливы, но не слишком распускайте язык, — подсказала Орешинка. — Некоторые воины могут воспользоваться вашей неопытностью, чтобы узнать то, чего не следует сообщать соседям.

— А ты кому-нибудь разболтала наши секреты на своем первом Совете? — затаив дыхание, спросила Остролапка.

— Нет, конечно! — возмутилась ученица.

— Ладно, — решила Остролапка. — Пойду осмотрюсь и послушаю, о чем болтают другие.

С этими словами она направилась к стайке смущенных оруженосцев из Речного племени, когда навстречу ей выбежала хрупкая светлошерстая кошка.

— Привет, Ивушка! — обрадовалась Остролапка.

Ивушка остановилась и радостно улыбнулась.

— Мотылинка сказала мне, что ты теперь тоже ученица целительницы.

— Да, — с нескрываемой гордостью ответила Остролапка.

— Здорово! Звездное племя уже послало тебе первый вещий сон?

— Нет… пока.

— Думаю, очень скоро ты его получишь, — заверила ее Ивушка. — Пошли! — она ласково обвила хвостом Остролапку. — Я познакомлю тебя с другими целителями.

Львинолап с завистью проводил глазами сестру, направлявшуюся к группке беседующих котов. Конечно, целители вхожи в любое племя, все их любят и уважают! Он нервно переступал с лапы на лапу, обводя глазами незнакомых котов. Никто не спешил с ним знакомиться.

«Ну и пусть! — с неожиданной обидой сказал себе Львинолап. — Перемирие длится всего одну ночь!» Все эти коты — его враги, и навсегда ими останутся. Не станет он заводить тут друзей, не нужен ему никто!

— Пойду, поболтаю с Крольчишкой, — сказала Ягодка.

— Я с тобой, — мгновенно вскочила Орешинка.

Львинолап и Мышонок остались в одиночестве.

В очередной раз обводя глазами поляну, Львинолап заметил у подножия Священного дуба тесную группку котов. В темноте нельзя было разобрать цвет их шерсти, зато глаза незнакомцев сверкали так ярко и холодно, что Львинолап невольно поежился.

— Они из племени Теней? — шепотом спросил он у Мышонка.

— Да, — кивнул старший оруженосец. — Только ты не спеши их бояться. Им просто нравится делать вид, будто они враждуют с целым светом, но ты не обращай на это внимания. С ними вполне можно поговорить, они бывают очень даже славные.

— Ты уверен? — переспросил Львинолап, которому эти коты вовсе не показались славными.

Но Мышонок уже не слушал его.

— Карпозубка! — завопил он, глядя на маленькую серую с белым Речную кошку с нежной, как у котенка, шерсткой.

— Да она, наверное, только что из детской! — снисходительно заметил Львинолап.

— Вообще-то, она на целый месяц старше меня, — поправил его Мышонок. — Пойдем, я тебя познакомлю. Сам убедишься, что она только с виду такая беззащитная.

Львинолап с радостью побежал следом за ним к небольшой группке оруженосцев Речного племени. Помимо Карпозубки там было еще двое котов — серый и темно-бурый. Подойдя ближе, он невольно сморщил нос. До сих пор Львинолап был знаком с духом Речного племени только по пограничным меткам, но теперь свежий, немного рыбный, запах, исходящий от их шерсти, заставил его слегка оторопеть.

Карпозубка приветливо кивнула подошедшим оруженосцам. Вблизи она оказалась еще ниже ростом, чем думал Львинолап, и очень хрупкого сложения, однако взгляд ее желтых глаз выдавал ум и твердый характер.

— Познакомь нас с твоим товарищем, — попросила она Мышонка.

Тот так замечтался, пожирая ее глазами, что не сразу понял, о чем она просит.

— А… это Львинолап.

— Привет, Львинолап, — поздоровалась Карпозубка. — Это Прыгуша, — кивнула она на темно-бурого кота, сидевшего рядом с ней на траве. — А это Галечница, — она махнула хвостом на серую кошку.

— Как тебе нравится остров? — спросила Прыгуша.

— Он просто прекрасен! — искренне ответил Львинолап.

— Если хочешь, можем вместе обойти его по берегу, — предложила ученица.

У Мышонка засверкали глаза. Львинолап сразу понял, что его товарищ пришел в восторг от мысли прогуляться под звездами с хорошенькой Речной кошкой. Но сам Львинолап предпочел бы побродить в одиночку, чем в компании помешавшегося Мышонка, который будет всю дорогу смотреть на Карпозубку и ловить каждое ее слово.

— Спасибо, — вежливо поблагодарил он. — Но Мышонок обещал познакомить меня с другими котами.

Мышонок вытаращил глаза и непонимающе уставился на него.

— Я? Обещал? Разве…

— Пошли, — Львенок подтолкнул его носом, чтобы прекратить спор. Мышонок тяжело вздохнул и уныло поплелся следом за ним.

Внезапно нежный голосок колокольчиком прозвенел над ухом Львинолапа:

— Ты брат Воробушка, да?

Он обернулся и увидел перед собой прехорошенькую каштановую кошечку с глазами яркого лилово-голубого цвета.

— Д-да, — пролепетал Львинолап. — Откуда ты меня знаешь?

— Мне Ягодка сказал. Меня зовут Вересколапка.

«Это неправильное имя! — пронеслось в голове у Львинолапа. — Тебя надо звать Верескоглазкой… потому что у тебя глаза цвета вереска…»

— Должно быть, твой брат упоминал обо мне, — продолжала Вересколапка. — Я была с Грачом, когда он вытащил Воробушка из озера. Он поправился?

Львинолап с трудом заставил себя не хватать воздух пастью, как перепуганный кролик.

— Воробушек-то? — глупо переспросил он. — Ну да, поправился. Что ему сделается?

— Он здесь? — обрадовалась Вересколапка.

Львинолап был так смущен, что не сразу вспомнил, где сейчас его брат, и продолжал молча смотреть на свою собеседницу.

— Сегодня его тут нет, — пришел ему на помощь Мышонок.

— Я до сих пор не могу поверить, что он решился выйти в лес в одиночку! — еле слышно вздохнула Вересколапка. — Должно быть, он очень храбрый!

Львинолап почувствовал укол ревности.

— Чаще он бывает раздражительным и сварливым, — буркнул он. — Особенно теперь, когда ему на четверть луны запретили выходить за пределы лагеря.

— Бедненький Воробушек, — расстроенно вздохнула Вересколапка. — Я бы ужасно расстроилась, если бы меня заперли в лагере!

— Я бы тоже, — согласился Львинолап.

— Ты давно стал оруженосцем?

— Четверть луны, а ты?

— Прошло уже полторы луны с моего посвящения, — похвасталась верескоглазая кошка. — Это мой второй Совет.

— Ты знакома с Мышонком? — спросил Львинолап, заметив, что его товарищ заметно заскучал и все чаще бросает тоскливые взгляды в сторону Речных кошек.

— Мы никогда не разговаривали, — призналась Вересколапка. — Но в прошлый раз я видела, как он беседовал со Ржавницей. — Она весело посмотрела на Мышонка и спросила: — Ей удалось выудить из тебя какие-нибудь сведения? Она сначала насела на меня, но к счастью, Грач заранее предупредил меня держать язык на привязи.

Прежде чем Мышонок успел ответить, к компании приблизился крупный черный котенок с горящими оранжевыми глазами.

— Не пора ли присоединиться к своему племени? — ворчливо набросился он на Вересколапку, не обращая никакого внимания на оруженосцев Грозового племени. — Совет вот-вот начнется, а тебе только бы язык чесать…

— Это Ветерок, — перебила его Вересколапка, обращаясь к Львинолапу и Мышонку. — Наш самый младший оруженосец, — добавила она, насмешливо поведя усами. — Хотя по его поведению этого никак не скажешь. Не успел он выйти из детской, как тут же начал командовать всеми оруженосцами в лагере, представляете?

Ветерок сердито уставился на нее, угрожающе покачивая черным хвостом.

— Выше нос, Ветерок, — фыркнула Вересколапка. — Очень скоро ты станешь воителем и тогда получишь полное право давать указание оруженосцам.

Ветерок сощурил глаза. Видно было, что он никак не может взять в толк, шутит она или говорит серьезно.

Вересколапка заговорщически посмотрела на Львинолапа и прошептала так, чтобы Ветерок отлично слышал каждое ее слово:

— Я ученица его отца, Грача, и Ветерок почему-то вообразил, что это дает ему право командовать мною.

— Ты отлично знаешь, что Грач никогда… — начал Ветерок.

— Ой, ну не начинай сначала, Ветерок, — рассмеялась Вересколапка и шутливо пихнула черного оруженосца носом. — Я просто шучу! — она снова обернулась к Львинолапу и прошептала: — Трудно поверить, но когда он в добром настроении, с ним бывает ужасно весело!

В этот момент с ветки Священного Дуба послышался громкий голос:

— Мы собрались под Серебряным Поясом…

— Ой, Однозвезд уже начал Совет! — ахнула Вересколапка.

Ветерок бросил на нее пронзительный взгляд, и оба оруженосца со всех лап помчались к своему племени.

Львинолап тоже побежал к Грозовым котам, расположившимся вокруг дуба. Теперь он чувствовал себя гораздо увереннее, и с радостью устроился на траве между Долголапом и Остролапкой.

Огнезвезд стоял на ветке огромного дуба рядом с Однозвездом. За его плечом виднелась стройная пятнистая кошка — Пятнистая Звезда из Речного племени. Огромный белый кот с черными носками на лапах, вне всякого сомнения, был предводителем Сумрачных котов, угрюмым Чернозвездом.

— В племени Ветра этой луной стало на одного оруженосца больше, — сообщил Однозвезд. — Его зовут Ветерок.

Черный оруженосец горделиво вздернул подбородок, видимо, он не испытывал никакого смущения под устремленными на него со всех сторон взглядами. Сердце у Львинолапа снова испуганно забилось. Вот бы и ему суметь с таким же достоинством предстать перед всеми племенами!

— Сезон Голых Деревьев был к нам милосерден, — продолжал Однозвезд. — Кроликов, по-прежнему, много, а поскольку частые ветра мешали охотиться нашим исконным врагам, коршунам, дичи у нас было вдоволь.

И тут Львинолап вспомнил о брате, и похолодел от страха. Что если Однозвезд расскажет о том, как слепой котенок нарушил границу и вторгся на территорию племени Ветра? Он подался вперед и насторожил уши.

— Больше мне нечего добавить, — объявил Однозвезд. — У племени Ветра в этот раз новостей немного.

Львинолап с облегчением переглянулся с сестрой. Та прижалась к нему и прошептала:

— Я так боялась, что он расскажет про Воробушка!

Однозвезд повернулся к Чернозвезду и уступил ему место.

— В племени Теней тоже новый оруженосец, — хмуро сообщил Чернозвезд и посмотрел на тощую бурую кошку, сидевшую в толпе воинов. — Ее зовут Лишайница.

Лишайница сощурила глаза и нехотя кивнула. В отличие от Ветерка, она не выказала ни гордости, ни радости от того, что ее имя назвали перед всем Советом.

«Интересно, эти Сумрачные коты всегда такие скрытные?» — удивился Львинолап. А Чернозвезд тем временем продолжал:

— Охота в нашем племени пошла как нельзя лучше, особенно с тех пор, как мы увеличили свою территорию.

Львинолап похолодел, услышав, что Грозовые воины за его спиной дружно затаили дыхание.

— Наш новый участок территории так и кишит дичью, — важно продолжал Чернозвезд.

«Лжец!»

— Огнезвезд не должен был уступать им нашу землю! — первым не выдержал Долголап.

— Племя Теней хочет поблагодарить Огнезвезда за щедрость, с которой он преподнес нам столь прекрасную часть своих угодий, — осклабился Чернозвезд.

Ни один волосок не дрогнул на морде Огнезвезда, и он спокойно выдержал насмешливый взгляд Сумрачного предводителя.

— Мне очень приятно услышать, что вы сумели извлечь столько пользы из клочка земли, который Грозовые коты, привыкшие к богатой охоте, считали бесполезным, — с убийственной учтивостью ответил он.

— Вот так тебе! — торжествующе прошипела Остролапка. Грозовые коты перевели дух и дружно заулыбались.

Огнезвезд отстранил плечом вздыбившего от злости шерсть Чернозвезда и взял слово.

— Грозовое племя этой луной может похвастаться не одним, а сразу тремя оруженосцами, — громко провозгласил он.

Львинолап насторожил ушки. От гордости и волнения у него вдруг заурчало в животе.

— К сожалению, Воробушек не смог прийти сегодня на Совет, — продолжал Огнезвезд и, не обращая внимания на изумленный шепоток, пробежавший по поляне, громко объявил: — Зато здесь Остролапка…

Зеленые глаза Остролапки вспыхнули, будто звезды, а черная шерстка почти растаяла в темноте.

— … и Львинолап! — обернулся к оруженосцу Огнезвезд. — Прошу любить и жаловать!

Из-за грохота крови в ушах Львинолап едва расслышал свое имя. Он выставил вперед грудку и как можно выше задрал голову, чувствуя, что его золотистая шерсть сейчас задымится от обращенных на него со всех сторон взглядов. Через мгновение, показавшееся ему одновременно бесконечно долгим и до обидного кратким, Огнезвезд отвернулся от оруженосцев и продолжил свой рассказ.

— Этот сезон Голых Деревьев выдался удачным для Грозовых котов. Снега выпало мало, поэтому, несмотря на морозы, дичи в лесу достаточно.

Внезапно шерсть у Львинолапа поднялась дыбом. В воздухе появился какой-то незнакомый запах, которого раньше тут не было. Некоторые коты тоже почуяли его: он видел, как все новые и новые головы оборачиваются, бросая взгляды по сторонам поляны.

В следующий миг папоротники, возле которых сидели воины Ветра, громко зашуршали, и Львинолап разглядел в темноте какое-то движение.

Огнезвезд замолчал и вместе с остальными котами уставился на двух тощих котов, выскочивших из-за кустов.

— Чужаки! Чужаки проникли на остров!

Слова эти облетели толпу, подобно лесному пожару. Львинолап и моргнуть не успел, как все вокруг распушили шерсть, выпустили когти и напружинили лапы, готовясь к прыжку.

Воины Ветра, оказавшиеся ближе всего к чужакам, первыми бросились в атаку. С угрожающим шипением и визгом они опрокинули пришельцев на землю.

«Неужели они их убьют?»

Львинолап обернулся к Священному Дубу, ожидая, что скажут предводители.

Он увидел, что рыжая шерсть Огнезвезда встала дыбом и потрескивает, словно перед грозой. Хвост его застыл, уши стояли торчком, а чуткий нос безостановочно втягивал воздух.

— Стойте!

Воины Ветра замерли и отскочили от двоих котов, которых Львинолап никак не мог разглядеть за спинами и головами сбившихся в кучу воителей.

И тут Огнезвезд срывающимся от изумления и счастья голосом произнес имя, которое Львинолап до сих пор слышал только в Тростинкиных байках:

— Крутобок!

Оглавление

Обращение к пользователям