Глава XI

Остролапка едва не села на траву от изумления.

«Крутобок?»

— Он же умер! — шепнула она на ухо брату.

Тот промолчал, балансируя на задних лапах, чтобы лучше видеть.

Остролапка поднырнула под лапы других котов, протиснулась к самому краю поляны и замерла, встав между Грачом и Ветерком.

Возле папоротникового куста стоял серый кот с черной полосой на спине. Шкура мешком болталась на его костлявом теле, шерсть свалялась и потускнела. Левое ухо кота было надорвано, на грязной расцарапанной морде недоставало усов. К его боку робко жалась худенькая серая кошка. Ее короткая шерстка была покрыта колтунами, хвост безжизненно болтался.

«Крутобок же мертв!»

— Ты жив! — прохрипел Огнезвезд и, протиснувшись между Однозвездом и Корноухом, остановился перед Крутобоком.

Тот ответил ему долгим взглядом. Подружка Крутобока прижала уши и выставила вперед лапу. Она вся дрожала от страха, обезумевший взгляд ее перебегал с одного кота на другого.

— Успокойся, Милли, — приказал Крутобок.

Огнезвезд вытянул шею и снова принюхался, словно никак не мог поверить в то, что видел.

— Двуногие не убили тебя… — прошептал он и запрокинул голову к луне. — Слава Звездному племени…

Изумленные возгласы послышались со всех концов поляны.

— Крутобок вернулся!

— Должно быть, все-таки удрал от Двуногих!

— Как же он выжил?

— И как нашел нас?

— Что же теперь будет с Ежевикой?

«Что будет с Ежевикой?» Остролапка украдкой посмотрела на отца. Огнезвезд провел целую ночь, оплакивая Крутобока и прощаясь с ним, а потом назначил Ежевику глашатаем вместо погибшего… Но раз Крутобок жив и вернулся, то…

Ежевика во все глаза уставился на Крутобока.

— Ты все-таки нашел нас! — прошептал он, бросаясь вперед и прижимаясь щекой к щеке серого воина. В голосе его звучала искренняя радость, но в глазах поселилась растерянность.

— Где ты был все это время? — спросил Огнезвезд.

Крутобок не ответил. Он по-прежнему не сводил глаз с Огнезвезда, но взгляд его был полон горечи.

— Ты не дождался меня.

Огнезвезд поморщился, как от удара.

— Я не мог.

Крутобок медленно кивнул головой.

— Ты не мог рисковать жизнями своего племени, оставаясь в лесу.

— Если бы речь шла только о моей жизни… — Огнезвезд обвел глазами свое племя и, понизив голос, закончил: —… я ждал бы тебя до самого конца.

Шерсть зашевелилась на спине у Остролапки — это остальные Грозовые воины проталкивались сквозь толпу, чтобы поприветствовать своего друга.

— Крутобок! — выскочил вперед Дым. — Живой!

Ягодка, Орешинка, Уголек и Долголап возбужденно толпились рядом, обнюхивая вернувшегося кота и дружески прижимаясь к нему.

Крутобок терпеливо сносил проявления их радости.

— Дайте ему передохнуть! — прикрикнула Листвичка. — Он едва на лапах стоит.

— Но ведь он — живая легенда! — возмущенно пискнула Остролапка, когда Листвичка взмахом хвоста бесцеремонно отогнала всех от Крутобока.

Белка первой перевела взгляд на кошку, стоявшую рядом с Крутобоком, и спросила:

— А ты кто такая?

— Это Милли, — пояснил Крутобок. — Я встретил ее у Двуногих.

Белка даже поперхнулась от удивления.

— Домашняя кошка… прошла весь путь вместе с тобой?!

— Один бы я никогда сюда не добрался, — признался Крутобок.

— Ты шел по нашему следу? — прищурил глаза Ежевика.

— Нет, — покачал головой Крутобок. — Мы шли сами по себе.

— Сначала мы искали место, где жил Крутобок прежде, — вступила в разговор кошка. Голос ее звучал необычно твердо для такого хрупкого создания, и Остролапка с удивлением пошевелила усами. До сей поры ей казалось, что все домашние кошки ласково мурлычат, как Ромашка.

Свалявшаяся шерсть Крутобока встала дыбом при воспоминании об этом возвращении.

— Когда мы пришли, то леса уже не было… Ни котов, ни дичи, ни кустов, ни деревьев — только вывороченные с корнем стволы и чудища повсюду.

— Но как вы догадались, в какую сторону идти? — спросила Листвичка.

— Мы встретили Горелого.

Глаза Огнезвезда радостно вспыхнули.

— Как он поживает?

— Хорошо, как всегда, вот только очень беспокоился за всех вас, — Крутобок помолчал, переводя дух после такой длинной фразы, а потом продолжил свой рассказ: — Он сказал, что вы ночевали у него в амбаре, и что шли вы к Месту-Где-Тонет-Солнце. Так мы перешли через Высокие Скалы… — он вдруг замолчал, и мелко-мелко задергал хвостом.

— Что с тобой? — бросилась к нему Листвичка.

— Н-ничего. Я просто устал.

Пятнистая Звезда растолкала Грозовых котов, обступивших Крутобока, и гулко заурчала:

— Я так рада снова видеть тебя, бродяга!

И тут вся поляна словно взорвалась радостными криками.

— С возвращением!

— Добро пожаловать, Крутобок!

— Как же ты нас отыскал?

— Видать, само Звездное племя указало ему дорогу!

Коты всех четырех племен столпились вокруг Крутобока, так что в следующий миг он скрылся в море белых, рыжих, бурых и черных шкур. Радостное мурлыканье неслось со всех сторон, заглушая шорох листьев в ветвях.

Остролапка просто не верила своим глазам. Она знала, что на Совете действует Священное перемирие, но это было уже слишком! На свете всегда было и будет четыре племени, но собравшиеся воины вели себя так, словно все были соплеменниками!

— Это неправильно! — возмущенно прошипела она, поворачиваясь к подошедшему сзади Львинолапу. — Крутобок Грозовой кот, правда ведь? Почему все они так радуются его возвращению? Какое им дело до нашего воина?

— Не знаю, — признался Львинолап. — Я всегда думал, что быть воином означает защищать свое племя. Почему же остальные племена радуются, что к нам вернулся еще один воин? Они должны сердиться!

Орешинка повернулась к ним и покачала головой.

— Они вспомнили времена Великого Путешествия, которое четыре племени совершили вместе.

— Великое Путешествие давным-давно окончено! — отрезала Остролапка.

Но Орешинка ее не слушала. Она во все глаза смотрела на Крутобока.

— Как он узнал, что мы собрались на острове?

— Может быть, Звездное племя указало ему дорогу? — предположил Львинолап.

— Как ты узнал, что мы здесь? — громко крикнула стройная Речная кошка.

Крутобок обернулся к ней и просиял.

— Невидимка! Как я рад снова видеть тебя! Мы встретили двух бродяг, и они сказали нам, что какие-то коты поселились возле озера, — объяснил он. — Когда мы добрались до гребня холма, на небо поднялась полная луна, и я увидел на острове ваши темные силуэты.

— А потом мы просто шли по самым свежим следам, — снова подала голос Милли. — И они привели нас на берег, к поваленному дереву.

За спиной у Остролапки послышалось брезгливое шипение. Она обернулась и увидела полный ненависти взгляд Чернозвезда. Серая кошка заметила его и, решительно вздернув подбородок, строго взглянула на Чернозвезда, хотя ее тоненький хвост мелко дрожал от испуга. Остролапка умела ценить настоящую храбрость и почувствовала уважение к этой чужой кошке.

Крутобок понял, что происходит, и мгновенно вздыбил шерсть, напружинив сильные лапы.

— Не забывайте о Священном перемирии! — предупредительно крикнула Пятнистая Звезда.

— Перемирие существует для воителей, — прошипел Чернозвезд.

— Совет для воителей! — подхватил Однозвезд.

Ропот прокатился по толпе Сумрачных котов и воинов Ветра.

— Неужели Грозовые коты примут в свое племя еще одну домашнюю кошку? — раздался чей-то недоумевающий голос.

— Я сам обучал Милли, она не уступит любому воину! — запальчиво прошипел Крутобок. — Ни одна домашняя кошка не смогла бы пройти такой долгий путь, — внезапно голос его оборвался, и мучительный кашель сотряс тело.

Огнезвезд решительно шагнул к старому другу и встал рядом с ним.

— Мы должны как можно скорее вернуться в лагерь.

Крутобок посмотрел на Милли и участливо спросил:

— Ты сможешь пройти еще немного?

— Я буду идти столько, сколько ты скажешь, — ответила она.

— Вот и хорошо, — кивнул Огнезвезд и посмотрел на троих предводителей: — У нас остались еще какие-либо вопросы, требующие обсуждения на Совете?

— У Речного племени нет новостей, — покачала головой Пятнистая Звезда.

— Племя Ветра все сказало, — буркнул Однозвезд.

Чернозвезд не удостоил его ответа и лишь пренебрежительно фыркнул.

— Тогда мы возвращаемся, — объявил Огнезвезд. — Покажем Крутобоку и Милли наш новый дом.

— Значит, у Грозового племени теперь будет два глашатая? — прямо спросил Ветерок.

Остролапка насторожила уши и вдруг заметила, как Уголек подался вперед, шевеля усами.

Пятнистая Звезда подошла к Огнезвезду и тихо сказала:

— Крутобок и Милли едва могут стоять от усталости. Оставим вопросы на потом, сейчас нужно как можно скорее вернуться в лагерь.

— Да, — согласился Огнезвезд и махнул хвостом Ежевике: — Веди.

Не мешкая, Ежевика сорвался с места и устремился к поваленному дереву, а Песчаная Буря подошла к Милли.

— Обопрись на меня… вот так. Луна еще не успеет подняться на верхушку неба, как ты будешь спать в теплой палатке.

Милли кивнула и, прихрамывая, зашагала вперед. Орешинка подбежала с другой стороны и тоже подставила ей свой бочок, взволнованная и гордая тем, что поможет проводить в лагерь эту загадочную кошку.

Остролапка, держась возле брата, побежала через поляну следом за всеми. На своей шкуре она чувствовала вопросительные взгляды остальных воинов. У одной ученицы из племени Ветра глаза были почти такие же синие, как у Воробушка, только с лиловым отливом. Когда они проходили мимо, эта кошка еле заметно кивнула Львинолапу.

— Ты ее знаешь? — удивилась Остролапка.

— Это… Вересколапка, — с притворным равнодушием ответил тот. — Я познакомился с ней сегодня вечером.

И тут за их спиной послышался громкий голос, мгновенно заглушивший возбужденное перешептывание на поляне.

— Теперь Огнезвезду придется снова сделать Крутобока глашатаем!

Остролапка обернулась и сердито посмотрела на Речного кота с гладкой, будто каменной, шкурой.

— Выходит, ночное поминовение Крутобока было ложным!

Остролапка так и вспыхнула от гнева, ее радость и волнение словно лапой сняло. Неужели Ежевика стал глашатаем по ошибке! Она со всех лап бросилась вперед, не желая слышать ни слова о своем отце и Крутобоке.

Поваленное дерево темнело впереди, и Остролапка сосредоточилась на том, чтобы не свалиться со скользкого, ощетинившегося ветками, ствола.

Львинолап уже ждал ее на другом берегу. Глаза его радостно сверкали в темноте и, едва дождавшись, пока сестра спрыгнет на землю, он выпалил:

— Вот бы все Советы были такими интересными! Здорово, что Крутобок нас нашел!

— Разве тебя ничто не беспокоит? — раздраженно набросилась на него Остролапка.

— А что должно меня беспокоить?

— Возвращение Крутобока, что же еще! — взорвалась Остролапка. — Как Звездное племя могло выбрать глашатаем Ежевику, если Крутобок все это время был жив?

— Звездное племя нам этого не сказало, — важно поправил ее Львинолап. — И вообще, если бы это было так важно, предки послали бы нам знак или что-нибудь в этом роде.

Шедший впереди Мышонок замедлил шаг и поравнялся с ними.

— Я считаю, что во всем лесу не найти лучшего глашатая, чем Ежевика, и Огнезвезд не может этого не знать, — сказал он.

— Вот и я так думаю! — подхватил Львинолап.

— А как же Воинский закон? — язвительно напомнила Остролапка.

— А при чем тут закон? Разве там что-нибудь говорится о воинах, восставших из мертвых? — спросил Львинолап.

Остролапка устало покачала головой. Львинолап был прав, и тем не менее… Почему-то она была почти уверена в том, что что-то чрезвычайно важное было нарушено в тот момент, когда новый глашатай был назначен при живом старом.

— Крутобок был глашатаем до Ежевики, — пробормотала она себе под нос.

— Так ты хочешь, чтобы он сменил Ежевику? — искренне удивился Львинолап.

— Разумеется, нет! — огрызнулась она.

— И всему Грозовому племени будет лучше, если все останется по-прежнему, — заметил Мышонок. — Зачем что-то менять, когда и так хорошо?

Остролапка задумчиво посмотрела на Песчаную Бурю и Милли, шагавших вдоль берега рядом с Огнезвездом и Крутобоком. Остальные воины шли чуть поодаль и возбужденно перешептывались. Было видно, что они тоже не знают, что принесет с собой возвращение прежнего глашатая.

Оглавление

Обращение к пользователям