Глава XIII

Воробушек тоскливо сидел над мышью, время от времени нехотя откусывая от нее крошечные кусочки.

— Нет аппетита? — участливо спросила его подбежавшая Речушка.

— Нет, — прошипел Воробушек.

Он откусил еще кусочек, а Речушка с Ураганом подошли к куче, выбрали себе еду и устроились на краю поляны.

Воробушек не торопился приступать к обязанностям оруженосца. Ему по-прежнему не разрешали выходить из лагеря, хотя прошло уже несколько дней с тех пор, как Грач привел его домой после падения в озеро. Все эти дни Воробушек только и делал, что чистил подстилки и выполнял прочие поручения. Этим утром ему приказали убраться в палатке Крутобока и Милли.

— Отличная охота, Дым! — крикнул Крутобок из-под Каменного карниза, где они с Милли завтракали кроликом.

— Спасибо, — кивнул Дым.

Крутобок нравился Воробушку. Он был добродушный и веселый, хотя до сих пор чувствовал себя несколько неуютно в толпе котов. Милли тоже оказалась неплохой кошкой, особенно для бывшей домашней любимицы. Но Воробушку все равно не хотелось убирать мох в их палатке. Это несправедливо! Почему одни должны бегать по лесу и охотиться, а другие перебирать их вонючие подстилки?

Воробушек откусил еще кусочек. Он знал, что Яролика пристально наблюдает за ним у своей палатки. Она болтала с Дымом, но ни на миг не спускала глаз со своего оруженосца.

Воробушек чувствовал ее отчаяние, и оно кололо его, словно застрявшая в шерсти колючка.

«А чего она ожидала?» Думала, он будет счастлив, выгребая грязный мох из чужих палаток? Пусть его наказали и запретили выходить из лагеря, неужели Яролика не могла бы обучить его каким-нибудь боевым приемам на полянке? Она просто не хочет его тренировать! Целыми днями она заставляет его ухаживать за остальными воинами, вот и все обязанности оруженосца! И после этого надеется, что он будет весел и счастлив?

— Поторапливайся, Воробушек! — окликнула его Яролика. — Когда закончишь убирать палатку Крутобока, поиграй с Тростинкиными котятами, она хотела выйти поохотиться в лес. Бедняжка уже несколько месяцев не выбиралась из лагеря, ей нужно поразмять лапы.

Воробушек в бешенстве дернул хвостом.

— А когда я пойду на охоту и смогу поразмять лапы?

— Когда научишься без капризов и жалоб служить своему племени, — спокойно ответила Яролика.

Воробушек услышал раскатистое урчание Дыма.

— Ты бы все-таки иногда выводила его размяться в лес, — сказал он. — Иначе он нас всех с ума сведет своим шипением.

— Это не я, а Огнезвезд запретил ему выходить из лагеря, — отрезала Яролика.

Но Дым не был готов так легко отступить.

— Ты могла бы пойти к нему и объяснить, что малыш истосковался сидеть взаперти. Ему же нужно тренироваться.

Сердце у Воробушка радостно затрепетало.

— Не только охота и война делают воина воином, — уверенно заявила Яролика.

Шорох в колючих зарослях возвестил о возвращении рассветного патруля. Белолапа, Уголек, Мышонок и Долголап принесли на поляну волнующие запахи леса. Но Воробушек мгновенно почувствовал, что воины чем-то взволнованы: Уголек хлестал себя хвостом по бокам, а Белолапа возбужденно носилась по поляне кругами.

Ежевика выскочил из воинской палатки и подбежал к ним.

— Какие происшествия?

— Племя Теней пометило каждое дерево на границе, — дрожа от гнева, рявкнул Уголек.

Воробушек почувствовал прилив энергии — это Крутобок вскочил с места.

— Это племя опять принялось за старое? — прошипел он. — Если хоть кто-нибудь из них посмеет запустить коготь на территорию Грозового племени, я им уши оторву!

— До сих пор они не переходили границу, — спокойно ответил Ежевика. — Поэтому мы решили не обращать внимания на их суету.

— Не обращать внимания на племя Теней? — фыркнул Крутобок. — С тем же успехом можно не обращать внимания на дождь и ветер, а потом удивляться, почему тебе сыро и холодно!

— Возможно, так оно было в лесу, — пожал плечами Ежевика, — но здесь все может быть иначе.

— Многое изменилось после Великого Путешествия, — добавила Белка.

— Но не настолько, чтобы мы могли доверять племени Теней, — прорычал Уголек. — Некоторые коты всегда пытаются взять то, что принадлежит другим!

Воробушек почувствовал, что при этих словах его мать вздрогнула, будто ужаленная. Интересно, на что это намекал Уголек?

— Племя Теней вечно хочет получить больше, чем им причитается, — поддержал Уголька Дым.

Воробушек повел усами. Он знал, что многие Грозовые воины недовольны решением Огнезвезда уступить племени Теней участок спорной территории на границе, но сейчас Дым с Угольком открыто поддержали Крутобока.

«Разве они не должны быть верны своему предводителю?»

— Огнезвезд принял решение пока не обращать внимания на выходки Сумрачных котов, — спокойно сказал Ежевика, но Воробушек отлично знал, что отец внимательно прислушивается и приглядывается к своим воинам, чтобы заметить малейшие признаки неповиновения.

Мелкие камешки посыпались на поляну с Каменного карниза, и Огнезвезд одним прыжком соскочил на поляну.

— В чем дело? — рявкнул он.

— Крутобок считает, что мы не должны дальше терпеть наглость племени Теней, — доложил Ежевика.

— Думаю, он прав, — ответил Огнезвезд.

Воробушек ждал, что отец возразит, но Ежевика не проронил ни слова.

— Пусть Крутобок только недавно появился в нашем новом лагере и еще не успел до конца освоиться здесь, — продолжал Огнезвезд. — Однако он давно знает племя Теней. Я согласен — Сумрачные коты будут приближаться к нашим границам до тех пор, пока мы не дадим им отпор.

— Перед Советом ты говорил совсем иначе, — очень тихо заметил Ежевика.

— Просто на Совете племя Теней всеми силами пыталось развязать ссору, — напомнил ему Огнезвезд. — Я не хотел опережать события, но теперь понял, что мы должны продемонстрировать готовность защищать свои границы.

«Почему же ты не сказал мне об этом раньше?» — Воробушек почувствовал немой вопрос, бившийся в голове Ежевики.

— Будем сражаться? — распушил хвост Уголек.

— Только если другого выхода не будет, — охладил его пыл Огнезвезд.

— Нужно усилить пограничные патрули, — озабоченно заявил Дым.

— Непременно, — кивнул Огнезвезд. — А еще с сегодняшнего дня мы начнем сами помечать границу с племенем Теней, дерево за деревом. Они серьезно заблуждаются, если думают, что могут одной наглостью вырвать у нас дополнительный кусок территории.

— Хорошо, Огнезвезд, — кивнул Ежевика. — Ураган и Речушка пометят деревья вдоль границы с племенем Теней, а Белка возглавит охотничий патруль.

— Может быть, пусть лучше границу пометят Белка с охотниками? — замявшись, спросил Дым. — Они чистокровные Грозовые воины, и их запах племя Теней не сможет проигнорировать.

Воробушек почувствовал, как вспыхнул Ураган, и ожидал, что серый воин сейчас кинется на Дыма и располосует ему бок своими острыми когтями. Но Речушка поспешно кинулась к другу и воскликнула:

— Дым правильно говорит!

— Но племя Теней давным-давно знает, что вы с Ураганом стали нашими воителями, — возразила Белолапа.

— Когда речь заходит о границах, нужно высказываться со всей возможной ясностью, — буркнул Уголек.

Неловкое молчание повисло над поляной, а потом Огнезвезд принял решение:

— Хорошо, пусть Белка поведет патруль к границе с племенем Теней. Ураган с Речушкой займутся охотой.

Когда все разошлись, Воробушек проглотил остатки своей мыши и поднялся. Он не хотел видеть, как Грозовые воины уходят из лагеря, потому что просто не мог спокойно выносить этого зрелища. Лучше он начнет прибираться в палатке Крутобока. Он покрутил головой, выискивая Яролику, и понял, что она сидит возле пещеры целительницы рядом с Листвичкой.

— Где я возьму свежий мох, если мне нельзя выходить из лагеря? — громко спросил он, нарочно перебивая их беседу. — Листвичка, у тебя есть запасы свежего мха?

— Есть, — кивнула целительница. — Возьми, сколько тебе будет нужно. Остролапка пошла за бурачником, когда она вернется, я попрошу ее принести еще.

Яролика беспомощно распушила загривок, глядя, как Воробушек уныло плетется в пещеру. Когда он скрылся внутри, она тихо шепнула Листвичке:

— Не очень-то он счастлив со мной… Просто не знаю, как к нему подступиться.

«Для начала попробуй понять, что твой единственный глаз вовсе не делает тебя лучше меня!»

Воробушек с легкостью нашел чистый мох, сложенный в аккуратную кучку возле стены. Он набрал большую охапку и взял ее в пасть. Запах свежей травы напомнил ему недавнее путешествие на территорию племени Ветра. Пусть все закончилось бесславным падением в озеро, зато хотя бы одно утро он чувствовал себя свободным!

Он подошел к выходу и вдруг услышал возле входа тихий голос Огнезвезда. Яролика куда-то ушла, и предводитель с Листвичкой остались одни. Воробушек торопливо выплюнул мох и насторожил уши.

— Я хочу попросить тебя обратиться к Звездному племени, — очень серьезно сказал Огнезвезд.

— Ты беспокоишься о Крутобоке? — догадалась Листвичка.

— Я должен знать, кто настоящий глашатай Грозового племени, — пояснил Огнезвезд. — Как ни крути, но Крутобок был жив, когда я избрал Ежевику.

— Ты готов принять волю Звездного племени, какой бы она ни была? — осторожно спросила Листвичка.

— Крутобок мой друг. Я очень многим ему обязан. Но Ежевика храбрый и преданный воин, — тяжело вздохнул Огнезвезд. — Все это время он был отличным глашатаем. Что бы ни сказало Звездное племя, я подчинюсь его воле.

— А если у Звездного племени не будет ответа?

— Тогда я поступлю так, как будет лучше для племени.

— Сегодня же ночью я пойду к Лунному Озеру, — пообещала Листвичка.

Воробушек повел усами. Он уже слышал о Лунном Озере. Это было таинственное место — только целители могли приходить туда, чтобы поверять свои думы Звездному племени. Интересно, Остролапка тоже пойдет вместе с Листвичкой?

Когда Огнезвезд отошел, Воробушек услышал легкие шаги Остролапки, торопящейся к пещере целительницы.

— Ну, теперь все правильно? — выпалила сестра, слегка задыхаясь от быстрого бега.

— Да, — промурлыкала Листвичка. — Ты умница, Остролапка.

— Я знала, что у меня все-таки получится! — запрыгала ученица.

Воробушек подобрал с пола кусок мха и раздвинул плети ежевики.

— Что-то ты долго, — холодно заметила Листвичка. Неужели она догадалась, что он подслушал ее разговор с Огнезвездом? В любом случае, Листвичка не подала виду. — Остролапка, — обернулась она к ученице. — Тебе придется самой разложить по кучкам эти травы. Не забудь, что для хранения годятся только целые листья, потому что мятые и рваные сгниют раньше, чем высохнут.

— Разве ты мне не поможешь? — испугалась Остролапка.

— Мне нужно сходить к Лунному Озеру, — пояснила Листвичка.

— Но ведь это еще не скоро… Сейчас еще рано.

— В сезон Голых Деревьев луна рано поднимается на небо, — вздохнула Листвичка. — Я не хочу опоздать.

— А если кому-нибудь понадобится помощь?

— Ты справишься и без меня. Яролика тебе поможет, она знает все травы и ягоды, — успокоила ее Листвичка.

— Пожалуйста, покажи мне еще разок самые нужные травы! — умоляюще промяукала Остролапка.

— Ну ладно, что с тобой поделаешь, — махнула лапой Листвичка. — Пойдем…

Кошки скрылись в глубине пещеры, оставив Воробушка в одиночестве. Голова у него шла кругом от волнения. Он не собирался все утро чистить грязные палатки! Если Листвичка пойдет к Лунному Озеру, он отправится следом за ней.

Он поволок мох через поляну и, пыхтя, бросил его перед пещерой Крутобока. Потом сделал вид, что идет за новой порцией, а сам стремительно пробежал мимо входа и юркнул в густые папоротники.

Коты нечасто заходили в эту заросшую часть оврага. Здесь было много травы и папоротников для отдыха и игры, и здесь же начиналась каменная насыпь, по которой можно было взобраться на самую вершину оврага. Именно этот кратчайший путь в лагерь использовал Ежевика, когда патруль сообщил ему о попавшейся в капкан лисе. Насыпь была очень крутой, зато по ней можно было незаметно выбраться из лагеря.

С колотящимся сердцем Воробушек продрался сквозь ежевику и начал подниматься вверх по склону. Тщательно принюхавшись и ощупав лапой землю, он вонзил когти в куст, росший в хвосте от ежевики. Подтянувшись, он снова повел носом, вынюхивая очередную опору. Так, шажок за шажком, хватаясь за траву и кусты, он упрямо карабкался наверх, пыхтя себе под нос, что не позволит каким-то осыпающимся камням заставить его повернуть назад. Наконец свежий ветерок коснулся его ушей. Он выбрался на вершину оврага. Глубоко вонзив когти в мягкую траву, Воробушек подтянулся и сел, переводя дух.

Передохнув, он сбежал по крутой тропинке к выходу из лагеря. Здесь он остановился, спрятался в папоротниках и стал ждать.

Вскоре из лагеря вышла Листвичка. Воробушек пропустил ее вперед и побежал следом, стараясь держаться чуть-чуть сбоку. Деревья предоставляли ему надежное укрытие, и он ловко петлял между стволами, ведомый нюхом и чуткими усами. Вскоре в воздухе послышался слабый запах племени Ветра. Листвичка шла к вересковой пустоши. Но не стала пересекать границу, а развернулась и торопливо потрусила навстречу солнцу и шла до тех пор, пока земля не стала круто подниматься вверх.

Воробушек услышал шум воды и вскоре почувствовал под лапами мягкую траву, в которой стали часто попадаться острые камни. Вода была совсем близко. Воробушек помедлил, ежась от холодного ветра. Место оказалось открытое, здесь почти ничего не росло, и укрыться было негде. Придется надеяться на то, что его полосатая шкурка будет не слишком заметна на каменистой тропе. Хорошо еще, что рокот воды заглушал шорох шагов. Каменистая тропинка то круто взлетала, то резко убегала вниз, так что идти приходилось медленно. К счастью, запах Листвички ничуть не ослабел и уверенно вел котенка за собой.

Внезапно он узнал дорогу. В его памяти ожил давно забытый сон. Да-да, однажды во сне он уже ходил по этой узкой тропинке, а значит, знал, как она выглядит. С обеих сторон громоздятся камни, а сама дорожка узкая, как лисий клык. Впереди с горной вершины падает вниз бурный поток. Так вот, значит, какое оно — Лунное Озеро!

Впереди захрустели камни, и Воробушек резко остановился. Наверное, Листвичка лезет на обломки скал, которые торчат возле самого гребня. Воробушек подождал, пока целительница скроется за холмом, а потом снова запрыгал с камня на камень, больно царапая лапы об острые осколки.

Едва живой от усталости, Воробушек выбрался на вершину. Здесь он снова поежился: наверное, скалы скрыли от него последние лучи заходящего солнца. Он стоял на краю долины, а след Листвички спускался вниз, смешиваясь с запахами мокрого камня, пыльных лишайников и воды — свежей ледяной воды, пахнущей горными вершинами. Вода струилась и плескалась, а каменные стены гулким эхом разносили по долине ее громкий голос.

Воробушек осторожно шагнул вперед, и вдруг почувствовал, что он здесь не один. Огромное множество котов толпилось на тропинке, они бесцеремонно пихали его, пытаясь сбить с лап.

«Эй вы, хватит толкаться!»

Воробушек отпрянул назад и со страхом обнаружил, что над тропинкой нет ничего, кроме воздуха.

Тихие голоса зазвучали над долиной.

«Они пришли, пришли…»

«Нужно торопиться. Луна встает».

«Кто здесь?»

Воробушек принюхался, но уловил лишь запах Листвички. Выпрямив трясущийся хвостик, он прислушался. Каменное кольцо гор повторяло и усиливало его дыхание. Он дышал так глубоко и ровно, как дышат лишь спящие.

«Я сплю!»

Воробушек начал спускаться. Гладкий камень под его шагами был отполирован лапами бесчисленных кошачьих поколений. Тропинка привела его к озеру, и вода холодным мокрым языком лизнула лапы котенка. Он улегся в нескольких лисьих хвостах от Листвички и закрыл глаза.

Едва он коснулся носом воды, как звезды ожили. Будто чьи-то гигантские лапы подхватили Воробушка и вознесли в черное небо. Бесчисленные голубые огни обступили его со всех сторон.

Далеко внизу виднелись залитые звездным светом склоны долины и сверкающая гладь озера. Воробушек посмотрел вниз, и быстро-быстро задышал. Долина уже не была пустынной, ее заполнили коты! Их было так много, что они закрыли собою склоны, а шкуры их светились холодным голубоватым светом.

«Звездное племя!»

Воробушек жадно впился глазами в звездных воителей. Все они смотрели на Листвичку, свернувшуюся клубочком у края воды. А потом Воробушек увидел себя, спящего в стороне от целительницы.

«Я покинул свое тело и смотрю на себя с высоты!»

Воробушек быстро окинул взором долину и почувствовал под лапами холодный твердый камень. Значит, он все-таки не вознесся в небо, а стоит на краю утеса?

Тем временем Листвичка проснулась и радостно приветствовала звездных воителей. Воробушек не знал никого из этих котов, ведь они жили и умерли до того, как он появился на свет. Только запах у них был знакомый — запах Грозового племени. Воробушек на всякий случай отполз поглубже в тень и стал наблюдать.

— Приветствую тебя, Синяя Звезда, — поклонилась Листвичка широколобой кошке с круглыми синими глазами и длинной светлой шерстью.

— Рада тебя видеть, Листвичка, — промурлыкала Синяя Звезда. — Мы знали, что ты придешь.

Рядом с ней сидел какой-то крупный рыжий кот с добрыми и умными глазами.

— Доброй ночи, Листвичка, — улыбнулся он.

— Здравствуй, Львиногрив, — кивнула целительница.

Радость сверкнула в глазах Синей Звезды.

— Ты принесла нам добрые вести!

— Да, Крутобок вернулся, — проурчала Листвичка.

Ликующий ропот прокатился по толпе котов.

— Но Грозовые коты оказались в трудном положении, — продолжала Листвичка. — Огнезвезд не знает, кто должен быть глашатаем Грозового племени. Крутобок и Ежевика оба верны Воинскому закону, и оба с честью служили и служат своему племени.

Коты взволнованно зашептались, а потом раздался чей-то уверенный голос:

— Оба кота имеют равные права на это место.

Листвичка резко обернулась и уставилась на крупного кота с черно-белой шерстью и длинным, тонким хвостом. Воробушек потянул носом. Воин был из племени Ветра.

— Если Огнезвезд мудр, — продолжал кот, — он выберет того, кто лучше знает свое племя.

— Это будет непростой выбор, Звездный Луч, — покачала головой Синяя Звезда. — Ни одному предводителю еще не приходилось принимать такого решения.

Львиногрив с досадой махнул хвостом.

— Если бы мы только знали, что Крутобок жив! Тогда мы бы предупредили Листвичку, и все шло бы своим чередом.

— Но Крутобок был там, куда не достигают наши взоры, — напомнила Синяя Звезда. — Грозовому племени нужен был глашатай.

— Вот почему вы послали мне сон, в котором наш лагерь оплела колючая ежевика? — спросила Листвичка.

— Мы хотели сказать Огнезвезду, что пришло время назначить нового глашатая.

Львиногрив кивнул и добавил:

— Когда мы посылали тебе этот сон, Ежевика был лучшим выбором. Никто, кроме него, не мог бы стать верной опорой Огнезвезду.

Листвичка твердо посмотрела ему в глаза.

— Он и сейчас остается лучшим, или вы изменили свое мнение?

— Львиногрив и Синяя Звезда переглянулись, но ничего не ответили.

— Вы жалеете о том, что послали мне тот сон? — прямо спросила Листвичка.

— Ежевика сослужил своему племени отличную службу, — горячо заверила ее Синяя Звезда. — Он был лучшим выбором. Огнезвезд был бы глупцом, если бы не назначил его глашатаем. Никто не знал, где Крутобок и жив ли он, а Грозовое племя было ослаблено.

— Кто теперь должен стать глашатаем?

— У нас нет ответа на этот вопрос, — вздохнула Синяя Звезда.

— Значит, решение за Огнезвездом?

— Да, — снова вздохнула бывшая предводительница. — Но Звездный Луч был прав, когда сказал, что глашатаем должен стать тот, кто лучше знает свое племя. Если Огнезвезд хочет сделать правильный выбор, ему следует прислушаться к голосу разума, а не сердца.

— Я могу передать ему ваши слова?

— Скажи ему лишь то, что выбор за ним.

Листвичка почтительно склонила голову.

— Так я ему и скажу, — пообещала она и, еще раз поклонившись, побрела прочь от Лунного Озера.

Воробушек во все глаза смотрел на звездных воителей. Вот какой-то крепкий коренастый кот что-то прошептал на ухо сидящей рядом с ним кошке. Судя по лоснящейся шерсти кота, он был родом из Речного племени. Несколько худых, поджарых котов оживленно болтали в тени большого камня. «Племя Ветра?» Воробушек снова обвел глазами склон и потянул носом, ища воинов Грозового племени. Внезапно он оцепенел, и лапы его превратились в лед.

Одна из кошек смотрела прямо на него. У нее была длинная шерсть и широкая плоская морда, испещренная многочисленными шрамами. По фигуре трудно было разобрать, к какому племени она принадлежала. Взгляд у кошки был таким грозным, что Воробушек невольно попятился в кусты. Только теперь он понял, что сделал что-то не совсем хорошее…

Листвичка все еще сидела на краю озера.

— Пепелица? — негромко позвала она, обводя глазами собравшихся на склонах котов. Но никто не ответил на ее зов. Листвичка моргнула и печально опустила глаза на свои лапы.

* * *

— Воробушек! — громкий голос Листвички разбудил котенка, задремавшего на холодном камне. Он торопливо вскочил. Камушки посыпались вниз из-под его лап, и он беспомощно споткнулся. Он снова был слеп.

Гнев Листвички молнией опалил его шкуру.

— Что ты здесь делаешь?

— Я… я…

— Это место для целителей! Я пришла сюда побеседовать со звездными предками.

— Я… я знаю, — нервно сглотнул Воробушек. — Я видел тебя.

— Ты видел меня со Звездным племенем?

— Я сидел на вершине утеса и видел, как ты разговаривала с Синей Звездой и Львиногривом.

Листвичка потеряла дар речи.

— Ты наблюдал за нами? Но как?

— Я закрыл глаза и увидел вас, вот и все.

Листвичка сощурила глаза.

— И о чем же мы говорили?

— Синяя Звезда сказала, что Огнезвезд должен сам принять решение, — быстро ответил Воробушек. — И еще она сказала, что он должен решать головой, а не сердцем, а это значит, что…

— Ты все понял! — испуганным шепотом перебила его Листвичка.

Воробушек в недоумении склонил голову набок. Почему он не должен был понять их разговор? Потому что он не целитель? Или потому что слепой?

— Как ты нашел дорогу сюда? — спросила Листвичка.

Воробушек почувствовал страх, шевелившийся под ее мягкой шерстью, и понял, что она почему-то боится услышать его ответ.

— Я шел за тобой…

— Ты хочешь сказать, что шел за моим запахом? От самого лагеря?

— Не совсем. Однажды мне приснилась дорога сюда, поэтому я знал, куда идти.

Листвичка тихо ахнула.

— Я не виноват! — вздыбил шерсть Воробушек. — Я не отвечаю за то, что мне снится!

Листвичка отвернулась и прошептала так тихо, что Воробушек едва расслышал ее слова.

— Это невероятно… Хотела бы я знать, что все это означает.

— Почему это должно что-то означать? — буркнул Воробушек. Смятение Листвички начало действовать ему на нервы. Сколько суеты из-за какого-то сна на берегу озера! Разве это озеро существует не для того, чтобы видеть сны?

— Пошли, — велела Листвичка. — Нужно возвращаться в лагерь.

Напускной резкостью она неуклюже пыталась скрыть свое смятение, но обмануть Воробушка ей не удалось. Она торопливо пошла вверх по склону, и Воробушек позволил ей указывать дорогу, хотя мог бы с легкостью найти путь домой сам.

— Ты расскажешь Огнезвезду все, что сказали звездные предки? — спросил он.

— Я скажу ему, что он должен сам выбрать глашатая.

— И все?

— Что значит, «все»?

— Я думаю, Звездный Луч и Синяя Звезда намекнули, что Огнезвезд должен выбрать Ежевику. Ясно же, что он знает свое племя лучше, чем Крутобок… — выпалил Воробушек и наморщил нос, учуяв в траве мышку.

— Ты хочешь, чтобы я подтолкнула Огнезвезда к определенному решению?

— Не подтолкнула, а всего лишь правильно истолковала слова предков… — Мышка была где-то совсем рядом. — Разве не в этом заключается твоя обязанность?

Взгляд Листвички солнечным лучом обжег его шкуру.

— Ты бы на моем месте поступил именно так?

— Я бы сделал то, что лучше для моего племени. — Камушек выскользнул из-под его лапы. Воробушек бросился вперед — и хлопнул лапой по голой земле. Мышка убежала.

Листвичка остановилась. Страх плотным облаком клубился над ее головой. Почему она испугалась? Разве он сделал что-то не так?

— Что случилось?

— Ничего, — тихо ответила Листвичка и снова двинулась вперед.

Воробушек со всех лап бросился вдогонку.

— Знаешь, Воробушек, — начала Листвичка, тщательно подбирая каждое слово, — ты очень меня удивил.

Ее спокойный голос не обманул Воробушка, он ясно чувствовал, что Листвичка чем-то взволнована. Почему она так нервничает?

— Тем, что я увидел вашу встречу на берегу Лунного Озера?

— Это был не просто сон, Воробушек. Ты проник в мои сны. Ты видел то, что видела я.

— Ну и что?

— Я сама только один раз проникла в сон другой кошки.

— Когда? — с любопытством спросил Воробушек.

— Ласточка попросила меня войти в сон Ивушки и передать ей, где искать кошачью мяту, — объяснила Листвичка. — Но Ласточка уже была воительницей Звездного племени, она обладала властью над снами. Ты же вошел в мой сон сам по себе, без позволения и мудрости звездных предков.

Воробушек невольно поежился, вспомнив сердитый взгляд старой кошки.

— А ты уверена, что они ничего не знали?

— Они бы мне сказали, — ответила Листвичка.

— Почему ты позвала Пепелицу? — спросил Воробушек, чтобы сменить неприятную тему. — Ты хотела ее о чем-то спросить?

— Я просто хотела узнать, здесь ли она, — тихо ответила Листвичка.

— Но она тебе не ответила.

— Не ответила…

— Но ведь она же умерла, правда? Где же ей еще быть?

Он услышал, как Листвичка остановилась. Она чего-то ждала и очень волновалась, ее волнение было чем-то вроде капель дождя в воздухе.

— Что ты почувствовал, когда увидел Звездное племя? — спросила она. — Ты испугался?

— Стану я бояться кучи мертвых котов!

— Это твои предки-воители, — сухо напомнила Листвичка. — Они слышат и видят больше, чем ты даже можешь представить.

— Разумеется, они видят больше меня, я ведь слепой.

— Ты не слеп в своих снах, Воробушек. Скажи мне, ты когда-нибудь видел сны, которые потом сбылись наяву?

Воробушек пренебрежительно фыркнул.

— Нет. Сны — это просто сны, разве ты не знаешь?

— Не для всех.

— Когда я был маленьким, мне иногда снилось, что я бреду по снегу, — признался Воробушек. — Но ведь это ничего не означает? Это же не Великое Путешествие, правда?

Шерсть Листвички начала потрескивать от непонятного напряжения.

— Нет, Великое Путешествие закончилось задолго до твоего рождения. Но ты… твоя мать очень долго брела по снегу, когда ты был совсем маленьким. Вы родились вдалеке от нашего оврага, и ей пришлось долго ждать, пока вы окрепнете и наберетесь сил для возвращения в лагерь.

Воробушек снова почувствовал на себе ее взгляд и понял, что Листвичка о чем-то думает, вот только мысль ее была ему не по силам — совсем как огромная рыбина, которую никак не вытащить на поверхность.

— В чем дело? — буркнул он.

— Я думаю, тебе предназначено стать целителем, — ответила Листвичка.

— Глупости! — распушился Воробушек. — Хочешь, чтобы я всю жизнь просидел в лагере вместе с котятами и стариками?

Тут уже Листвичка рассердилась по-настоящему.

— Целительство заключается не только в этом!

— Ну да, ну да, — фыркнул Воробушек. — Спасибо большое, пусть эта скучища будет предназначена кому-нибудь другому Я хочу охотиться и сражаться за свое племя. А ты говоришь, совсем как Яролика! Она относится ко мне не так, как ко всем, только потому, что я слепой!

— Я отношусь к тебе не так, как ко всем, только потому что ты вошел в мой сон и видел Звездное племя! Я знаю, что только целители могут обладать таким могучим даром.

Но Воробушек не желал ее больше слушать.

— Мне плевать на всякие глупые сны, — сердито бросил он, со всех лап бросаясь вперед. — Я буду воином. И вообще, ты не забыла, что у тебя уже есть Остролапка? Нельзя иметь двух оруженосцев одновременно!

Оглавление

Обращение к пользователям