Глава XVI

— Белка, возьми с собой Белохвоста, Пепелинку, Терновника и Маковинку и бегите на охоту, — услышал Воробушек громкий голос Огнезвезда. — Сегодня нашим воинам нужно как следует подкрепиться.

Воробушек свесил усталые лапы и с наслаждением прижал их к холодной поверхности камня. Он тоже был измучен и исцарапан, но не нуждался в посторонней помощи и мог позаботиться о себе самостоятельно.

Листвичка, распространяя сильный запах ноготков, подошла к Урагану и принялась накладывать разжеванную кашицу на раны серого воина. Остролапка все еще занималась Милли, но Воробушек с удивлением заметил, что не забота, а какая-то странная растерянность пульсирует в лапах сестры. Остролапку явно что-то тревожило, но Воробушек был слишком погружен в свои мысли, чтобы думать об этом.

Он думал о том, справился бы он с Совушкой без помощи Львинолапа. «Справился бы!» — упрямо решил котенок. Слух и запах помогли бы ему не промахнуться. Хотя холодное сомнение продолжало грызть его желудок.

Во время битвы все происходило так быстро, что Воробушек просто не успевал сориентироваться. С одной стороны он слышал сопение Совушки, но это никак не спасало его от сильного удара с другой. Крики воинов и звуки битвы заглушали шаги оруженосца, и Воробушек беспомощно вертелся во все стороны, тогда как Совушка ловко обходил его сзади и драл когтями по спине.

«Я никогда не буду воителем».

Больше всего на свете Воробушек хотел стать воителем, но приходилось признать, что он не может сражаться в одиночку. Бессильная ярость захлестнула его, заревела внутри, словно загнанный в угол барсук.

«Я не знаю никого, кто обладал бы таким могучим даром, как ты, — вспомнились ему слова Листвички. — Мне кажется, тебе предназначено стать целителем».

Всю жизнь он мечтал, что вырастет и станет воителем. Так почему же теперь ему кажется, будто Звездное племя уготовило ему другой путь?

— Ежевика! — окликнул глашатая Огнезвезд. Воробушек настолько глубоко погрузился в свои горести, что даже не заметил, как вернулся отец.

— Мы переметили все деревья и уничтожили вонь племени Теней, — доложил Ежевика.

Отца что-то тревожило. Воробушек чувствовал, что какое-то непонятное ему чувство сковывает язык глашатая.

— Дубравник заявил, что Сумрачные коты имеют право на нашу территорию, поскольку в Грозовом племени слишком много… — Ежевика смущенно замялся и с усилием закончил: —…нечистокровных котов.

— Значит, они до сих пор верят в то, что лишь рожденные в племени могут стать воителями, — прорычал Огнезвезд.

— Я сказал ему, что в Грозовом племени каждый кот — настоящий воитель, — кивнул Ежевика.

— Отлично! — повысил голос Огнезвезд, чтобы каждый на поляне мог услышать его слова. — В Грозовом племени нет ни одного кота, недостойного находиться здесь.

«Ага, Дым сразу забеспокоился. Интересно, что-то он скажет?»

— И все-таки, в словах Сумрачных котов есть доля истины, — слова старшего воина, словно брошенный на лед камень, раскололи морозный воздух. — За последнее время Грозовое племя приняло больше чужаков, чем любое другое. Все упрекают нас за это, ведь больше нас не в чем упрекнуть.

Ураган вихрем сорвался с места.

— Какое нам дело до того, что думают другие племена? — оскалился он. — Я сам вырос в Речном племени, но кто посмеет усомниться в моей преданности Грозовому племени?

— Твой отец чистокровный Грозовой кот, — напомнил Дым. — В твоих жилах течет кровь Грозового племени.

— А вот мы не чистокровные, и что с того? — взвилась Орешинка, и ее мягкая серо-белая шерсть встала дыбом от возмущения. — Мы с Мышонком и Ягодкой родились на пастбище, вы все это знаете. Но разве кто-то может сказать, что мы тренируемся хуже чистокровных оруженосцев?

— Нет, конечно! — глухо заворчал Крутобок. — Преданность не имеет ничего общего с кровью. Я вот родился чистокровным Грозовым котом, но теперь на вашей новой территории я беспомощней любого чужака. Милли еще несколько месяцев назад была домашней любимицей, но сегодня она сражалась наравне со всеми. А посмотрите на Речушку! — он повернулся к горной кошке, и та смущенно потупила глаза.

— Преданность доказывается делами, а не происхождением! — поддержала его Медуница.

Воробушек быстро вскинул голову. Он чувствовал сомнение, бурлившее в груди Остролапки.

— Но Воинский закон требует, чтобы мы изгоняли чужаков со своей территории, — тихо проговорила она.

— Но мы приняли в лагерь лишь тех котов, которые просили нас о помощи, — напомнил ей Огнезвезд. — Разве Воинский закон запрещает милосердие?

— Н-нет, — прошептала Остролапка.

— Каждый кот, которого мы приняли к себе, делает Грозовое племя сильнее! — продолжал Огнезвезд. Собравшиеся одобрительно заурчали.

— Однако Ежевика правильно сделал, рассказав мне о том, что говорят в племени Теней.

— Разве Грозовое племя когда-нибудь позволяло соседям указывать нам, что делать и чего не делать? — запальчиво крикнул Крутобок.

— Никогда не позволяло, — ответил Огнезвезд. — На следующем Совете я напомню нашим соседям, что мы не раз отучали их совать нос в наши дела. Мы сильны! Мы будем защищать свои границы и право жить так, как считаем нужным.

Грозовые коты одобрительно заурчали, но Воробушек чувствовал, что напряжение осталось. Осторожное перешептывание и задумчивые вздохи не оставляли сомнений в том, что несколько воинов полагают, будто смешение крови может серьезно повредить Грозовым котам в глазах соседей и — самое главное — что скажет Звездное племя.

* * *

В палатке стояла тишина, нарушаемая лишь тихим дыханием спящих оруженосцев. Только Воробушек не сомкнул глаз. Слова Листвички не давали ему покоя. Снова и снова он пытался убедить себя в том, что сможет когда-нибудь улучшить свои боевые навыки и стать настоящим воителем. Но надежда стремительно таяла.

Он должен сходить к Лунному Озеру. Может быть, там он разрешит свои сомнения? Очень тихо он встал и вышел из палатки. Ледяной ветер шелестел голыми ветвями деревьев, и Воробушек сразу понял, что идти придется очень осторожно, поскольку звонкий морозный воздух далеко разносил каждый звук.

Судя по запаху, этой ночью вход охранял Бурый. Что ж, сначала надо попробовать выйти по-хорошему. Если не получится, тогда он найдет другой способ улизнуть.

— Что-то ты поздно гуляешь, — хмыкнул Бурый.

— Мне не спится.

— Так иногда бывает после хорошей битвы, — проурчал стражник.

— Можно мне выйти в лес?

Воробушек ожидал вспышки удивления, но Бурый остался совершенно спокоен.

— Хочешь, я пойду с тобой? — просто предложил он. — Речушка с охотой заменит меня на посту.

— Нет, спасибо.

— Я вижу, тебе хочется побыть одному, — догадался воин и, дождавшись вежливого кивка Воробушка, сказал: — Сейчас в лесу тихо, так что бояться нечего. Иди, но на всякий случай я буду держать ушки на макушке. Если что, сразу зови на помощь.

— Спасибо, Бурый, — искренне поблагодарил Воробушек. Хоть один кот не нянчится с ним, как с новорожденным! — Я постараюсь поскорее вернуться, — пообещал он и вышел из лагеря.

Взбираясь по склону, усыпанному скользкими палыми листьями, он немного успокоился. В лесу стояла тишина, и Воробушек был рад хотя бы ненадолго избавиться от шума и суеты лагеря, которая комариным роем день и ночь терзала его уши. Он шел той же тропой, которой совсем недавно бежала Листвичка; лапы сами вели его, уверенно отыскав дорожку, ведущую вдоль границы племени Ветра в сторону гор.

Чуткий слух Воробушка уловил рокот далекого водопада задолго до того, как тропинка сменилась каменистой горной дорожкой. Воробушек повел носом, готовый к любой опасности, но не учуял ничего, кроме холодного свежего воздуха, струившегося с каменистых вершин. Он начал подниматься и шел вверх до тех пор, пока не очутился возле плотных зарослей кустарника, окружавших долину. Здесь его снова обступили призрачные коты, которых давным-давно не было на земле. Почему-то их присутствие успокоило Воробушка, словно призраки пришли поприветствовать его.

Воробушек задержался в начале извилистой тропы, зигзагами спускавшейся на дно долины. Глаза его были незрячи, но он ясно представлял себе крутые склоны гор и лежащее внизу озеро, в котором дрожит луна.

Шепот стал громче и вскоре превратился в умиротворенное мурчание, эхом отражавшееся от каменных стен долины. Когда Воробушек начал спускаться к озеру, до него стали долетать отдельные слова.

«Добро пожаловать, Воробушек».

«Иди смелее, Воробушек».

«Мы тебя ждали, Воробушек…»

Бесчисленные запахи окружили его — запахи котов, которых он не встречал, но почему-то смутно помнил.

— Гуляй по снам вместе с нами, Воробушек…

Чья-то шерсть коснулась его шерсти, и вот уже он оказался в толпе котов. В груди Воробушка снова всплыло воспоминание о долгом путешествии сквозь снег, когда материнский голос успокаивал его, а два теплых кошачьих носа подталкивали вперед.

Воробушек остановился у края озера и лег на гладкий каменный берег. Потом закрыл глаза и коснулся носом воды.

Он очутился в зеленом лесу. Высоко над его головой вздымали вверх свои кроны деревья. Над его спиной развернули свои резные листья папоротники. Теплый воздух, полный свежих ароматов леса, ласкал его шкуру. Повсюду бурлила влажная зеленая жизнь леса.

— Синяя Звезда! — закричал Воробушек. — Львиногрив! Пепелица!

Может быть, ему повезет больше Листвички и удастся поговорить с ее наставницей?

Но никто не отозвался на его зов.

Сгорбившись от разочарования, Воробушек поплелся в чащу. Почему все эти коты так радовались, когда он пришел в долину, а теперь не хотят даже выйти к нему? Он почувствовал подступающее раздражение. Почему Звездное племя вечно все усложняет? Выйти не могут, прячутся! Он всего лишь хотел спросить у них, надо ему становиться целителем или нет!

Ну и пускай… Тут, по крайней мере, тепло и спокойно. И он может видеть. Воробушек пустился бегом, и ему показалось, будто на лапах у него выросли крылья, так быстро они несли его сквозь траву. Он летел мимо папоротников, слушал тихий шепот листьев, вдыхал ароматы леса и вскоре позабыл обо всех своих горестях.

Внезапно он почувствовал впереди странную пустоту. Там не было звуков. И запахов тоже.

Воробушек насторожился и замедлил шаги. Сквозь просветы между стволами деревьев он видел густой туман, скрывавший то, что находилось впереди. Он сделал несколько шагов, и туман заклубился под его лапами. Трава куда-то исчезла. Деревья тоже изменились — превратились в заросшие лишайниками стволы, ветки у которых начинали расти лишь ближе к вершине.

— Воробушек!

Шерсть у котенка встала дыбом, и он тревожно обвел глазами жутковатый лес. Наконец он заметил кота, который показался ему смутно знакомым. Широкими плечами и горящими круглыми глазами незнакомец чем-то напоминал отца Воробушка, Ежевику.

— Воробушек! — снова раскатисто пронеслось над лесом.

Из сумрака вышел второй кот и остановился рядом с первым. Теперь их было уже двое, и у обоих были широкие плечи и тяжелые лобастые головы. За спинами странных котов клубился туман.

— Да? — выдавил из себя Воробушек, и его голос жалобным писком прозвучал среди угрюмых стволов.

Оба кота подошли к нему и остановились. Шкуры у них были темные, как тени под деревьями.

— Добро пожаловать. Не бойся, ведь мы с тобой родня, — пророкотал тот кот, что покрупнее. — Я — Звездоцап, отец твоего отца, а это его брат — Коршун.

Воробушек изумленно уставился на котов. В детской он часто слышал байки о Звездоцапе и его кровавых преступлениях. Но что эти коты сделают здесь и зачем они пришли к нему?

— Наконец-то мы с тобой встретились, — проурчал Звездоцап, и янтарные глаза его радостно зажглись.

— Ежевика должен гордиться своими детьми, — добавил Коршун.

— Мы видели, как ты сражался, — снова заурчал Звездоцап. — Я очень рад, что ты унаследовал бойцовские качества своего отца, а ведь он великий воитель.

— Весь в тебя, Звездоцап, — посмотрел на отца Коршун.

Воробушек прищурил глаза. Почему они хвалят его, если отлично видели, что вчера у него ничего не получилось?

— Звездоцап как будто услышал его мысли, потому что наклонил голову и вкрадчиво предложил:

— Если хочешь, мы можем показать тебе, как улучшить твои боевые навыки. Мы всему тебя научим…

Голос его был сладок, как мед.

Воробушек впился взглядом в янтарные глаза Звездоцапа, пытаясь понять, какие чувства лежат за этими ласковыми словами. Странное дело, в том месте, где у всех котов жили чувства и мысли, у этого была лишь мрачная пустота. Воробушек робко переступил с лапки на лапку.

— Я уже не знаю, хочу ли стать воителем или целителем, — признался он.

— Как может мой внук даже думать такое?! — взревел Звездоцап. — Неужели я мало страдал, видя, как Мотылинка растрачивает свои силы на никчемное целительство? — он повел усами. — Хорошо хоть Остролапка наконец-то поняла, что не ее это дело — нянчиться с больными и слабаками.

— Остролапка? — насторожил уши Воробушек. Откуда Звездоцап знает о том, что на душе у его сестры?

— Хочешь, мы научим тебя нескольким боевым приемам? — спросил Коршун. — Когда ты увидишь, как это просто, то поймешь, что твоя судьба — поднимать свое племя на битву, а не торчать в затхлой пещере, пропахшей травами и притирками.

Воробушек пошевелил хвостом. Яролика по-прежнему отказывалась учить его боевым приемам. Наверное, не хотела попусту тратить время на слепого… Если бы она показала ему всего несколько основных движений, возможно, он сумел бы дать отпор этому наглому Сумрачному оруженосцу! Так почему бы ему не принять помощь этих двух котов?

Внезапно за его спиной громко зашуршали папоротники, и Воробушек резко обернулся.

— Кто там? — рявкнул Звездоцап.

— Я пришла забрать Воробушка туда, где его место.

Воробушек мгновенно узнал этот голос, а когда кошка вышла из тумана на поляну, он тут же вспомнил ее красивую пеструю шерсть.

— Пестролистая! — с радостью воскликнул он.

Она кивнула, не сводя глаз со Звездоцапа и Коршуна.

— Ты знаешь эту кошку? — спросил Воробушка Звездоцап.

— Она помогла мне, когда я сорвался со скалы, — объяснил тот.

— Тебе не следовало забредать так далеко, Воробушек, — проурчала Пестролистая.

— Тебе тоже, — гневно сверкнул глазами Звездоцап. — Как ты перешла границу?

— Я пришла с разрешения Звездного племени, — ответила Пестролистая, твердо выдержав его взгляд.

— А Воробушку они тоже дали разрешение? — насмешливо спросил Звездоцап, склоняя к плечу свою лобастую голову.

Пестролистая не ответила и повернулась к котенку.

— Пойдем со мной, — приказала она. — Мы возвращаемся.

— А Звездоцап с Коршуном? Они пойдут с нами?

— Они выбрали другой путь, — ответила Пестролистая, поворачиваясь к папоротникам.

Но Воробушек медлил присоединиться к ней. Звездоцап и Коршун только что предложили ему то, чего он хотел больше всего на свете.

— Воробушек! — настойчиво позвала Пестролистая.

Он должен был выбрать между кошкой, которой доверял, и котами, которых не знал. Вздохнув, он поплелся за Пестролистой.

Шагая через туман, он вдруг обернулся через плечо. Шерсть Звездоцапа растаяла в темноте, но неукротимые глаза продолжали светиться яростным огнем.

Пестролистая побежала, и Воробушку пришлось броситься вдогонку. Лапы легко несли его вперед, и вскоре мрачная чаща сменилась зеленым лиственным лесом, где ветки деревьев склонялись до самой земли. Папоротники мягко гладили спину котенка, и все его существо вновь наполнилось ощущением свободы и безопасности.

Пестролистая остановилась.

— Ты не должен больше заходить туда, — предупредила она.

— Почему?

— Скажи, что привело тебя сегодня в Звездное племя? — вместо ответа спросила крапчатая кошка.

Воробушек воинственно распушился. Если она не собирается отвечать на его вопросы, то и он не станет с ней откровенничать.

— Пришел, потому что пришел, — огрызнулся он.

Пестролистая сощурилась.

— Ты пришел узнать, где лежит твоя судьба, правда?

Воробушек растерянно моргнул.

— Как ты узнала?

— А как ты нашел дорогу к Лунному Озеру, если ты слепой? — парировала Пестролистая.

— Почему ты все время отвечаешь вопросом на вопрос?

— Прости, — вздохнула крапчатая кошка. — Просто я не могу сказать тебе больше того, что ты готов узнать и принять.

— Я готов узнать все! — вскричал Воробушек. — Почему у Звездного племени невозможно добиться простого ответа?

— Потому что мы боимся за тебя, — ответила Пестролистая, и глаза ее затуманились.

Воробушек возмущенно фыркнул. Ну вот, значит, Звездное племя тоже считает его беспомощным!

— А вот Звездоцап с Коршуном за меня не боятся! — оскалился он. — Они считают, что я могу стать воителем и готовы мне помогать!

— Ты им доверяешь?

Воробушек мгновенно вспомнил непроницаемый туман, скрывавший подлинные чувства обоих воинов.

— Кажется, нет… — выдавил он.

— А мне ты доверяешь?

— Да, — буркнул Воробушек. Что-то очень доброе лежало на сердце у Пестролистой, какая-то странная нежность, отягощенная глубокой печалью.

Воробушек насторожился и принялся распутывать это сложное чувство: огненно-рыжий кот, грустные зеленые глаза… да это же Огнезвезд! Получается, звездная кошка до сих пор любит предводителя Грозового племени! Но как это может быть? Пестролистая покинула лес много-много лун тому назад, а у Огнезвезда давным-давно другая подруга. Воробушек насторожился. Здесь было что-то еще, какое-то мрачное знание, что-то, чему он не знал названия…

— У тебя замечательный дар, — сказала Пестролистая и настороженно посмотрела на Воробушка, словно почувствовала, как он только что рылся в ее душе. — Ты можешь видеть то, что скрыто от глаз других. Ты можешь забраться туда, куда даже Звездному племени путь закрыт. Ты должен использовать свой дар на благо своего племени.

— Как? — спросил Воробушек.

— Ты должен стать целителем.

«Нет, только не это!»

Он не желал этого слушать. Он хотел верить Звездоцапу и Коршуну.

— Я хочу стать воителем!

— Но у тебя есть дар.

— Видеть сны? Это не дар. Каждый кот так умеет.

— Но никто не видит того, что видишь ты. Ни один кот не может зайти туда, куда забираешься ты.

— Ну да, я могу видеть Звездное племя. Велика важность!

— Очень велика! — прошипела Пестролистая.

— Но мне-то какой от этого прок? Все племя считает меня бесполезным!

— Они просто не догадываются о твоей силе.

— Сила? — переспросил Воробушек и вдруг заметил, что пестрая кошка вся дрожит.

— Воробушек, ты обладаешь такой силой, что можешь изменить судьбу всего Грозового племени.

— Мне это не нужно! Я хочу быть воителем!

— Прими свое предназначение.

— Это несправедливо!

— Я знаю, — с неожиданной горечью согласилась она и погладила котенка хвостом по губам, не давая ему возразить. Воробушек вдруг почувствовал страшную усталость, его начало клонить в сон. — Твой дар не будет бременем для тебя, — тихо шептала Пестролистая. — Но ты должен быть храбрым, потому что твой дар сильнее самого острого когтя…

Воробушек попытался отогнать сон. У него было еще столько вопросов, он ничего толком не успел узнать.

— Нет, — слабо простонал он, но лапы у него подогнулись.

* * *

Воробушек открыл глаза. Вокруг стояла ночь, а тело у него окоченело от холода. Он лежал возле Лунного Озера. Воробушек медленно встал и потянулся. Воспоминание об охотничьих угодьях Звездного племени было еще свежо в его памяти, когда он поднимался по извилистой тропинке, ведущей из долины.

«Твой дар сильнее самого острого когтя…»

Добравшись до вершины, Воробушек оглянулся.

Долина купалась в звездном сиянии — он знал это, хотя не мог видеть. Лунное Озеро искрилось ослепительным светом, и каждый камень, каждая скала сверкали, словно осколки льда. Шепот, сопровождавший его спуск к озеру, зазвучал снова, и тихие, словно лепет ветра, голоса зазвучали со всех сторон.

«Прими свое предназначение, Воробушек».

Сердце его зазвучало в такт голосам. Он тоже был одним из них.

А потом Воробышек понял, что с самого начала знал ответ, за которым приходил сюда.

Оглавление

Обращение к пользователям