Глава XIX

— Кисточка всю ночь не давала мне спать своим кашлем, — пожаловался Долгохвост.

— Да как ты мог что-то услышать, если сам храпел, будто барсук! — огрызнулась старуха.

Воробушек подавил вздох. Он сидел в палатке старейшин и слушал, как старики бранятся, словно котята. И зачем они кричат и спорят? Он и так понял, что Долгохвост пытается ему сказать, что очень тревожится за Кисточку!

— Горло у нее чистое, и совсем не распухло, — перебил стариков Воробушек. — Пусть ест мать-и-мачеху, Листвичка считает, что она облегчает дыхание.

— Не нужны мне никакие травы, — отрезала Кисточка.

— Все равно, возьми, — настоял Долгохвост. — По крайней мере, хоть что-то пожуешь. Ты ведь ничего не ела со вчерашнего полудня!

— Дичи сейчас мало, поэтому я не хочу брать еду из кучи, — окрысилась старуха. — Пусть едят те, кто помоложе.

— Вот и отлично, питайся мать-и-мачехой, — буркнул Долгохвост. — Может быть, я хоть немного смогу вздремнуть!

Не переставая сварливо ворчать, Кисточка сгребла хвостом кучу мать-и-мачехи.

Воробушек вздохнул. Слушая перепалку стариков, ему казалось, будто ничего не изменилось с тех пор, как он был оруженосцем у Яролики. Прошла всего четверть луны, но целебные травы успели ему опротиветь по самое горло. После стариков нужно было заглянуть в воинскую палатку и снова намазать плечо Урагана смесью из меда и хвоща. Серый воин, видите ли, отказывался отлеживаться в палатке, поэтому целебное снадобье надо было постоянно наносить на его раны.

Листвичка влезла под куст жимолости и принесла с собой запахи трав.

— Как горло у Кисточки?

— Превосходно, — едко ответил Воробушек. — Хотя было бы проще, если бы она хоть на секунду перестала ворчать и позволила мне как следует принюхаться.

Листвичка рассердилась, и ее раздражение молнией пронзило воздух.

— Если не умеешь быть вежливым, возвращайся в палатку и помоги щипать пижму, которую твоя сестра принесла вчера! — приказала она.

Воробушек закатил глаза. Еще один день, проведенный в тесной пещере, и он просто лопнет от злости. Не много же радости принесло ему его великое предназначение! Пестролистая не предупреждала его о том, что ему уготована вечная скука.

Листвичка, распушившись, побрела обратно в свою пещеру, и Воробушек уныло потащился следом. Он чувствовал, как в ней уже бурлят слова, готовые вот-вот обрушиться на его голову. Протиснувшись сквозь обледенелые ветки ежевики, он покорно уселся и стал ждать.

— Ты слоняешься по лагерю, как черная туча, выискивая, на кого бы пролиться дождем, — сердито начала Листвичка.

— Мне надоело, — ответил Воробушек.

Раздражение молнией полыхнуло в груди Листвички.

— Можно подумать, я заставляла тебя становиться моим учеником!

— Нет, не заставляла, — согласился Воробушек. — Но ты всегда этого хотела, скажешь, нет? — Он в ярости хлестнул хвостом. — Ну что, довольна теперь?

— Разве я выгляжу довольной? — взвилась Листвичка, и Воробушек почувствовал гнев, кипевший под ее шерстью. Почему она так злится на него? Неужели трудно понять, что он хотел совсем другой жизни?

— Тебе-то хорошо, — с неожиданной обидой сказал он. — Ты всегда хотела стать целительницей.

— А ты не хочешь?

— Это мое предназначение, — процедил Воробушек. — Мое желание тут ничего не значит.

— Вот и исполняй свое предназначение, — безжалостно фыркнула Листвичка.

Воробушек с тоскливым вздохом поплелся к куче пижмы, оставленной Остролапкой, и принялся отдирать листья от стеблей. Он рвал их небрежно, оставляя на каждом листе длинные куски стебля. Листвичка вздохнула, уселась рядом и, не говоря ни слова, принялась откусывать эти куски.

В каждом ее молчаливом движении чувствовалось глубокое разочарование. Острое чувство вины царапнуло Воробушка. Ему хотелось найти какие-нибудь слова, чтобы объяснить Листвичке свое состояние, но он понимал, что ничего этим не добьется. Она все равно не поймет, чего ему стоило навсегда отказаться от мечты стать воителем — и ради чего? — ради вот этого? Чтобы всю жизнь перебирать травы, лечить чужие царапины и больные животы?

— Листвичка? — Ураган просунул морду в пещеру и огляделся. Воробушек сразу же почувствовал запах гноящейся раны на его плече и втянул голову в плечи, ожидая нового разноса. Он забыл еще раз нанести мазь!

— Ты не обработал Урагану рану? — резко спросила Листвичка.

— Ты сама велела мне идти сюда, — огрызнулся он.

— В самом деле, — вздохнула целительница. — Ну, хорошо, я сама все сделаю. А ты отдохни, ведь сегодня Ночь половины луны. Мы отправимся к Лунному Озеру вместе с другими целителями.

* * *

Вечер выдался сухой и холодный. Мороз загнал всю лесную мелочь по норам и дуплам, и тишину оцепеневшего леса нарушали лишь торопливые шаги Листвички и Воробушка. Чем ближе становилась граница с племенем Ветра, тем тревожнее было на душе у Воробушка. Что если другие целители не захотят терпеть в своих рядах слепого котенка?

Он принюхался. В воздухе пахло племенем Теней и Речным племенем.

— Кажется, нас уже ждут! — пропыхтела Листвичка, тоже почувствовавшая запах.

Следом за ней Воробушек вышел на какую-то опушку. Впереди лежала пустошь, в воздухе пахло вереском и утесником. «Кто здесь?» Воробушек еще раз повел носом и узнал Ивушку с Мотылинкой, которые в прошлом месяце зачем-то приходили к ним в лагерь. Резкий дух племени Теней живо напомнил ему недавнюю схватку возле границы.

— Привет, Мотылинка, — радостно приветствовала подругу Листвичка.

— Привет, — проурчала та.

— У вас в Речном племени такой же холод?

— Берег защищает нас от ветра, но все наши старики попрятались в палатки и носа не высовывают наружу. Жалуются на ломоту в костях.

— Маковых зерен у тебя достаточно?

— Да, спасибо.

— Здравствуй, Перышко, — повернулась к Сумрачному коту Листвичка. — Как у вас дела?

Воробушек воинственно распушился. Совсем недавно Сумрачные коты нагло вторглись на территорию Грозового племени, а Листвичка позволяет себе любезничать с врагом!

— Неплохо, — отозвался целитель. — Как твои воины, поправляются?

Воробушек едва не поперхнулся от возмущения, когда понял, что целитель говорит о ранах, полученных Грозовыми котами от лап Сумрачных воинов. Он насупился и порылся в чувствах Перышка, надеясь найти там злорадство и враждебность, но вскоре вынужден был признать, что целитель не испытывает ничего, кроме искреннего сочувствия.

— Одна рана сильно нагноилась, — ответила Листвичка. — А у вас?

— Дубравник до сих пор хромает, — сказал Белогрудый.

— Попробуй на ночь оборачивать его лапу окопником, — посоветовала Листвичка.

— Я уже исчерпал все свои запасы, — признался целитель.

— Так приди и возьми у меня!

— Что ты! Чернозвезд мне ни за что не позволит.

— Тогда завтра утром я оставлю пучок на границе, — пообещала Листвичка.

Воробушек просто ушам своим не верил. Интересно, знает ли Огнезвезд, что его собственная целительница помогает врагам Грозового племени?!

В этот момент его бока коснулась чья-то теплая шерстка. Это была Ивушка.

— Привет. А где Остролапка? — негромко спросила она.

«Она расстроилась, увидев меня вместо Остролапки»! — немедленно подумал Воробушек и сердито взмахнул хвостом.

— Разве ты не знаешь? — сердито зашипел он. — Остролапке настолько наскучило быть целительницей, что она сбежала от Листвички, оставив вместо себя своего никчемного слепого братца!

Ивушка отпрянула.

— Вы уже познакомились с моим новым учеником? — обернулась к ней Листвичка.

Воробушек почувствовал на своей шкуре взгляды трех целителей.

— Его зовут Воробушек, — продолжала Листвичка.

Воробушек распушил загривок и приготовился дать отпор всякому, кто решится высказаться по поводу его слепоты.

— Добро пожаловать, Воробушек, — улыбнулась Мотылинка.

— Ну как, нравится учиться целительству? — спросил Перышко.

Воробушек почувствовал, как напряглась Листвичка.

«Боится, как бы я не признался, что меня тошнит от этого занятия!» — злорадно подумал он, но вслух ответил:

— Очень.

— Он все схватывает на лету, — с облегчением в голосе сказала Листвичка. — Представляете, он уже знает все травы!

— Вот это да! — восхитился Перышко.

Новый запах привлек внимание Воробушка. Еще один кот торопливо приближался со стороны территории племени Ветра.

— Корявый! — радостно воскликнул Перышко. — Наконец-то! А где Пустельга?

— Остался дома, у него Белый кашель, — пропыхтел запыхавшийся старый кот.

— Надеюсь, ничего серьезного? — спросила Листвичка.

— Он молодой и сильный, — ответил Корявый. — Справится, но я боюсь, как бы хворь не разнеслась по всему лагерю. Когда дичи мало, коты особо подвержены всяким болезням.

Мотылинка горячо закивала.

— Луна поднимается, — подняла голову Листвичка.

— Пора в путь, а то не застанем ее отражения в озере, — забеспокоился Перышко.

Воробушек встрепенулся и приготовился к спуску по склону холма.

— Ивушка! — подозвала ученицу Мотылинка. — Иди вместе с Воробушком. Думаю, ему не терпится расспросить тебя о Лунном Озере.

«Как бы не так! — прошипел про себя Воробушек. — Я там уже был целых два раза!» Но ему пришлось проглотить резкие слова и стерпеть присутствие Ивушки. Та послушно приблизилась, но предпочитала держаться на расстоянии.

— Ты уже был у Лунного Озера? — натянуто спросила Ивушка.

Воробушек хотел похвастаться, что ходил туда сам по себе, без провожатых, но вдруг Ивушка с силой ухватила его за загривок и потянула в сторону. Он вырвался и, выпустив когти, бросился на нее.

— Воробушек! — закричала Листвичка. — Что ты делаешь?!

— Он едва не провалился в кроличью нору! — взвизгнула Ивушка. — Я просто хотела ему помочь.

Воробушек отскочил в сторону, уши у него вспыхнули от стыда.

— Откуда мне было знать! — огрызнулся он.

И вообще, с какой стати она бросилась ему помогать? Не нужна ему никакая помощь! Он не котенок, чтобы таскать его за загривок!

— Немедленно извинись, — приказала Листвичка.

— Но я и без нее знал, что тут нора! — возмутился Воробушек. Он и в самом деле это знал, за несколько шагов почуяв сильный запах кролика и уже приготовившись обойти ямку. — Мне не нужна помощь!

— Это не оправдание, — фыркнула Листвичка. — Извинись.

— Извини, — буркнул Воробушек.

— Не за что, — проворчала Ивушка. — Надеюсь, в следующий раз ты все-таки провалишься.

С этими словами она шлепнула его хвостом по носу и быстро побежала вперед.

— Не отставай, Воробушек!

Он почувствовал на себе сердитый взгляд Листвички и привычно распушился. Это несправедливо! Ивушка первая начала, это она во всем виновата! Он поплелся следом за ученицей и, стараясь не обращать внимания на тянущийся за ней шлейф возмущения, прислушался к разговору старших.

— Поздние заморозки сожгли все молодые листочки, — жаловался Корявый.

— А я-то уже надеялась пополнить свои запасы, — поддержала его Листвичка. — Теперь придется ждать целый месяц, пока появится новая поросль.

— У нас на территории есть несколько укромных местечек, где травы пережили заморозки, — похвасталась Мотылинка.

Воробушек насторожил уши. Хорошо бы выведать, где эти места, ведь это может пригодиться Грозовому племени! Он так увлекся подслушиванием, что не различил журчания ручья, и не заметил, как трава под лапами сменилась каменистой землей. Камни обледенели под ветром, и Воробушек неожиданно поскользнулся.

Ивушка бросилась ему на помощь, но вдруг застыла, словно ее схватили за хвост. Она молча смотрела, как Воробушек, неуклюже завалившись на бок, беспомощно сучит лапами в воздухе, пытаясь подняться. Когда же он, сгорая от стыда, все-таки сумел встать, она просто повернулась и, не оглядываясь, зашагала вперед. Воробушек посмотрел ей вслед и впервые почувствовал нечто похожее на уважение. Он знал, чего ей стоило удержаться и не прийти ему на помощь.

На вершине горы Воробушек остановился, ожидая услышать приветливые голоса, но тишину долины нарушало лишь завывание ветра да рокот водопада. Воробушек ступил на исхоженную кошачьими лапами тропинку и начал спуск к Лунному Озеру.

Когда ледяная вода коснулась его лап, он остановился.

Целители улеглись на берегу, и их дыхание согрело воздух перед мордой Воробушка.

— Звездное племя! — воззвала Листвичка, запрокинув голову. — Я привела вам Воробушка и прошу вас признать его, как когда-то вы признали меня.

Воробушек медлил коснуться носом воды. Он сидел и слушал, как замедляется дыхание других целителей, по мере того как они погружаются в сон. Только когда уснули все, он вытянул шею и тоже макнул нос в ледяную воду.

В тот же миг он очутился в охотничьих угодьях Звездного племени, и густая трава зашелестела у него под лапами. Воробушек моргнул. Прозрение всегда заставало его врасплох, нужно было подождать, когда хаотичная мешанина красок сложится в знакомые образы. Деревья обступили его, их листья трепетали в небесной синеве.

«Интересно, Ивушка видит то же самое? — Воробушек насторожил уши и прислушался. — Во сне мы попадаем в один и тот же лес или в разные?» Он принюхался, и ветерок тут же принес ему запах Ивушки. Воробушек тихонько пошел в ее сторону, стараясь держаться поближе к земле, чтобы остаться незамеченным.

— Пачкун? — услышал он тоненький голосок ученицы.

Выглянув из-за корней дуба, Воробушек увидел, что Ивушка стоит на поляне. Странно, она оказалась гораздо меньше, чем он представлял. Стройная, с блестящей шерсткой и едва заметными темными полосками на боках.

— Да, малышка? — большой крапчатый кот выбрался из папоротников и радостно потерся носом о нос Ивушки.

Воробушек испуганно спрятался за корень.

— Как я рада тебя видеть, Пачкун!

— Тебя беспокоит Пестролапка? У нее все еще болит живот?

— Да. Я ведь не дала ей никаких трав, а только успокоила и велела подождать. А теперь волнуюсь, правильно ли сделала…

— Все правильно; Ничего, потерпит немного и все пройдет. А целебные травы пригодятся тем, кто болен сильнее, — заверил ученицу Пачкун.

Воробушек снова выглянул из своего укрытия, заметив, что Ивушка с облегчением машет хвостом.

— У тебя есть новости для Речных котов? — спросила она.

— Опасайтесь Двуногих — тех, что живут вверху по течению. Их котята озоруют, пытаются перегородить реку, что питает Речное племя.

— Я непременно передам Мотылинке, — кивнула Ивушка.

Воробушек повел усами. Почему Пачкун не может сам поговорить с Мотылинкой? Может быть, они поссорились?

Он попятился и поплелся прочь от дуба. Если Ивушке снится Пачкун, то кого же видит во сне Мотылинка? Он разинул пасть и втянул воздух, пытаясь поскорее отыскать Мотылинку.

Странно, ее нигде не было. Ивушкин запах тоже исчез, как будто ее сон вдруг выскользнул из лап Воробушка. Он попытался притянуть к себе запах Мотылинки, но у него опять ничего не получилось. Тогда Воробушек закрыл глаза, выбросил из головы образ зеленого леса, и снова вернулся в холодную долину.

Он снова открыл глаза и увидел перед собой сверкающее Лунное Озеро. На берегу спали целители — и он тоже. Мотылинка дышала громче остальных, и постоянно ворочалась, а все другие целители оставались неподвижны.

Воробушек зажмурился и с усилием пробрался в ее мысли. Он почувствовал запах дичи и воды и понял, что стоит в густых камышах на берегу озера. В нескольких лисьих прыжках от него Мотылинка преследовала лягушку. Вот она прыгнула на нее, накрыла лапой, потом отпустила и с улыбкой смотрела, как перепуганная квакша неуклюже скачет в камыши. Бабочка закружилась над головой Мотылинки. Она подпрыгнула и схватила ее, разноцветные крылышки защекотали ей нос…

И тут Воробушек понял, что находится не в охотничьих угодьях Звездного племени. Он стоял на берегу озера между Грозовым и Речным племенами. Целительница Речного племени видела сон как самая обыкновенная кошка.

Оглавление

Обращение к пользователям