6

Спустя два дня после разговора с Роем наряду с подавленностью в Еве начало расти чувство обиды. Он совершенно спокойно и бесстрастно прервал их отношения в ожидании того, как повернутся события. Это было для него явно не столь болезненным, как для нее. Он погрузился в свою работу. Говорили, что он усиленно готовится к сносу дома Брентов. А раз так, Ева решила побывать на очередном собрании у Фреда Винслоу.

Когда в четверг вечером Ева переступила порог дома Фреда, в гостиной она заметила несколько знакомых лиц. Другие уже перешли в библиотеку, беседуя в ожидании остальных.

— Ты знаешь, где бар, Ева. Приготовь себе что-нибудь выпить, — сказал Фред и повернулся, чтобы открыть дверь вновь прибывшему.

Ева направилась в бар, который находился между гостиной и кухней. Там со стаканом шерри в руках она остановилась поболтать с Салли Дуглас и соседкой.

— Вы наверное уже знаете, что снос дома Брентов намечен в следующем месяце, — сказала Салли. — Я думала, что они начнут раньше, но бригада занята на другом объекте.

Ева уже знала об этом. Глотнув шерри, она оглядела заполненную гостиную в поисках знакомых. Внезапно ее внимание привлек мужчина, стоящий у книжных полок. Господи, да это Макс! Он широко улыбнулся и подмигнул ей.

— Извините, Салли, мне надо отойти. Макс уже шел ей навстречу.

— А ты-то что тут делаешь? — спросила Ева удивленно.

— Я хочу предложить свои услуги в борьбе против сноса дома Тинсел, — ответил он без запинки.

— Не Тинсел, а Титцер, — поправила его Ева и не смогла сдержать улыбку. — Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя здесь лишним, но я не совсем понимаю, чем биржевой маклер может помочь в кампании против сноса дома. Ты не живешь в микрорайоне и не входишь в Ассоциацию.

— Это все мелочи. — Макс отпил из стакана. — К твоему сведению, я очень заинтересован в сохранении исторического наследия города. Кроме того, — добавил он искренне, — я знал, что ты будешь сегодня здесь, и подумал, что после собрания мы можем пойти куда-нибудь посидеть.

Его слова подтвердили ее предположение, что он явился сюда исключительно ради нее.

— Извини, Макс. — Она отрицательно покачала головой.

Макс не растерялся.

— Сегодня не можешь, ладно, тогда давай завтра. В обед. Я заеду за тобой в половине седьмого.

— Макс, я не знаю.

«И это чистая правда», — подумала Ева, оборвав себя на полуслове. Она и хотела бы пойти на свидание с Максом и попытаться выбросить из головы Роя, но считала, что это было бы нечестно и по отношению к Максу, и к себе самой.

— Послушай, Еви, — он говорил очень тихо, и в голосе его звучала нежность, — я все знаю о парне, с которым ты встречаешься. Это тот тип, который хочет снести самый величественный дом в округе. Мне также известно, что в настоящий момент между вами размолвка. В сложившихся обстоятельствах это было неизбежно. Ну так как насчет завтрашнего обеда? Тебе будет полезно отвлечься.

Ева сдалась.

— Ладно, пусть будет обед.

На самом деле она уже дошла до такого состояния, что долго уговаривать ее не было необходимости. Мысль о том, что ей снова придется провести одной целый вечер, совсем не радовала. А поскольку Макс был в курсе всех событий, обмана с ее стороны не было.

— Ну вот и отлично. Кажется, собрание начинается.

Они уселись на складные стулья, расставленные в большой гостиной. Фред поднял руку, подождал, пока в комнате установится тишина, и начал своим скрипучим голосом:

— Нам нужно решить несколько вопросов. Давайте сразу и приступим, а потом вы можете остаться и обсудить все последние слухи. — Затем он стал излагать ближайшие планы спасения поместья Брентов.

Ева слушала внимательно. Если хотя бы одно из высказанных предложений устроит и жителей «Кленовой рощи», и Роя, она, безусловно, позвонит ему. Ева хотела сохранить возможность общения с ним ради интересов дела.

К сожалению, никаких новых идей у Фреда не было. Все, что он предлагал, ею уже было обдумано и отброшено. И когда он пригласил высказаться собравшихся, люди лишь выразили свое негативное отношение к Рою Вестону и потребовали усилить на него давление общественного мнения. На этом собрание закончилось.

— Завтра, — напомнил ей Макс, когда они поднялись.

Она кивнула и остановилась поговорить со знакомой. Макс тем временем ушел. «Завтра, — повторила она про себя. — И если Рой позвонит в это время, значит ему не повезет. Но глупо даже надеяться на это, он ясно дал понять, что звонить не собирается».

Между тем Ева была права только наполовину. Рой действительно позвонил на следующий день, но встретиться не предложил. Повесив трубку, Ева долго сидела, глядя невидящими глазами на разбросанные по столу чертежи. Она так и не поняла, зачем он звонил. Восстанавливая в памяти разговор, она вспомнила, как они обменялись вежливыми фразами о прекрасной майской погоде, но он не пригласил ее погулять с ним в Вудворт-парке. Зачем он тогда звонил? Может быть, он просто хотел услышать ее голос? Может быть, он скучает по ней так же, как она по нему?

— Ева, мне надо забежать к Дженксу и посоветоваться с Бредли по поводу некоторых чертежей, — голос Гленна прервал ее мысли. Она подняла голову и увидела, что он стоит в дверях. — Наверное, я тебя уже не застану, когда вернусь, так что желаю тебе хорошо провести уик-энд.

— Спасибо, постараюсь. Тебе того же. Гленн продолжал стоять в дверях, и она, повинуясь какому-то импульсу, сказала:

— Ни за что не догадаешься, с кем у меня сегодня свидание. С Максом.

Его брови поползли вверх от удивления.

— Макс? Вот это сюрприз. Не хотелось бы вмешиваться, но, честно говоря, я удивлялся, как ты можешь встречаться с Роем Вестоном при сложившихся обстоятельствах.

— А мы фактически больше и не встречаемся.

Ева решительно сменила тему.

— Макс даже приходил на собрание Ассоциации к Фреду вчера вечером. Жаль, что тебя там не было, но, думаю, ты не много потерял. Никаких новых планов спасения дома не придумано, в основном это были повторения старых предложений и протесты против предполагаемого строительства.

— Я знал, что так и будет. Ну ладно, желаю хорошо провести время. До понедельника.

Он вышел, закрыв за собой дверь, а Ева осталась наедине со своими мыслями, в которых царила полная неразбериха. «Зачем звонил Рой? Может, мне следовало воспользоваться этим и пригласить его к себе? Но меня он не приглашал», — напомнила она себе. Мысль о том, что пришлось бы снова спрятать свою гордость в карман ради Роя Вестона, была ей невыносима. «Кроме того, маловероятно, что он принял бы такое предложение», — подытожила она свои размышления.

В этот вечер Ева долго стояла перед зеркалом. Она накрутила волосы, и они превратились в пену черных кудрей, надела желтое шелковое платье. Она выбросила из головы неприятную мысль, что готовится так тщательно, чтобы возбудить у себя интерес к предстоящей встрече. Ее безразличие объяснялось ее собственным плохим настроением, а не отношением к Максу.

Но когда Макс приехал, ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы казаться веселой и беспечной. Для обеда они выбрали спокойный вечерний клуб. Когда они поели и уже сидели за напитками, Ева немного расслабилась, и у нее даже начало улучшаться настроение.

— В следующий раз мы выберем ресторан, где танцуют, — сказал непринужденно Макс, закуривая сигарету, и откинулся в кресле. — Я знаю, как ты любишь танцевать.

Она кивнула головой. Ее не смутило, что Макс так запросто решил, что будет и «следующий раз». «А почему бы и нет?» — думала она безразлично.

Вечер получился приятным. В первый раз, с тех пор как она встретила Роя, она чувствовала себя легко и свободно.

— Если хочешь, мы можем сейчас пойти куда-нибудь и потанцевать, — предложил Макс, выпуская облачко дыма.

— Нет, давай останемся, здесь так хорошо.

Вокруг них за освещенными свечами столами тихо разговаривали, в углу целовалась влюбленная парочка.

— На этой неделе я буду часто выезжать из города и, возможно, не смогу тебе позвонить, давай договоримся на следующую пятницу, — сказал Макс.

— Давай.

«При этом субботний вечер останется свободным на случай, если кто-нибудь позвонит», — подумала Ева. Она почувствовала досаду на себя за то, что пытается подстроить свою жизнь под человека, который может вообще больше никогда ей не позвонить. «Черт тебя побери, Рой Вестон. Почему ты не выходишь у меня из головы?»

Ева и Макс просидели долго, потягивая вино, расспрашивая друг друга о старых знакомых и обсуждая последние кинофильмы. У дверей своего дома она обернулась, чтобы поцеловать Макса на прощание, но этот поцелуй превратился в более долгий и страстный. Руки Макса были такими знакомыми, так же как и мускусный запах его лосьона. Если бы она только захотела попробовать, подумала Ева, они с Максом могли снова стать очень близки.

Макс отпустил ее.

— Если у меня получится, я заскочу к тебе в офис в понедельник утром перед отъездом, хорошо?

Она кивнула в ответ:

— Спокойной ночи, Макс. Я хорошо провела время.

В понедельник днем, вернувшись в офис с очередной встречи-нервотрепки с Салли Дуглас, Ева обнаружила, ко всем своим неприятностям, что у нее нет ни кусочка кальки. С усталым вздохом она решила пойти и купить ее, тем более что была слишком взвинчена, чтобы работать. Она накинула на плечи синий шерстяной жакет, взяла сумку и направилась к двери.

В приемной она остановилась и сказала секретарше:

— Я иду в «Трайэнгл» за калькой. Нам больше ничего не нужно, раз уж я буду там?

— Да вроде нет…

Звонок телефона прервал ее, и она, сняв трубку, сказала приветливо:

— «Бернхам и Морган». Одну минуту, пожалуйста, — она протянула трубку Еве. — Это вас.

Ева переложила сумку в другую руку, откинула назад волосы и взяла трубку.

— Привет, как дела? — голос у Макса был веселый.

— Лучше не спрашивай, — ответила она устало.

— Занята?

— Я собираюсь выйти в магазин за калькой.

— Заезжай за мной, я поеду с тобой в магазин, а потом ты отвезешь меня в аэропорт.

— Боюсь, веселой компании я тебе не составлю, — призналась она с грустной улыбкой.

Макс засмеялся:

— Я уже догадался, но не против, чтобы мне немного поплакались в жилетку. Я буду стоять у входа.

Повесив трубку, Ева с удивлением покачала головой. От разговора с Максом, с его непоколебимо хорошим настроением, она сразу воспряла духом. А спустя двадцать минут, когда она подъезжала к офису Макса в деловой части города, Салли Дуглас и другие мелкие неприятности были напрочь забыты.

Она остановила машину, и Макс быстро сел.

— Вперед, гусенок!

— Мне надо заехать на Сорок первую улицу в «Трайэнгл», — сказала Ева, — когда тебе надо быть в аэропорту?

— Да, пожалуй, часа два у меня еще есть.

— Хорошо!

Она сосредоточилась на дороге. Макс крутил ручку приемника. После их свидания в прошлую пятницу Макс еще дважды заходил к ней и один раз звонил. Они хорошо провели вечер, но слишком часто видеть Макса ей не хотелось, по крайней мере сейчас. Ей нужно побыть одной, чтобы во всем разобраться.

Когда они приехали в магазин чертежных принадлежностей, Макс пошел побродить по залам, а она стала искать то, что ей нужно. Перебирая образцы чертежной бумаги, она вдруг услышала свое имя.

— Ева?

Перед ней стоял Рой Вестон. Он похудел с тех пор, когда она видела его в последний раз, выражение лица его было мрачным.

— Привет, Рой. — Ева выпрямилась и смутилась.

— Как поживаете?

Он сунул руку в карман серого пиджака, потом вынул ее и снова засунул. Она вдруг почувствовала, что он так же волнуется, как и она.

— Хорошо, а вы?

— Я тоже.

Наступила неловкая пауза. Затем слабая улыбка появилась в уголках его рта.

— По крайней мере, мы узнали, что нашему с вами здоровью ничего не грозит. Послушайте, Ева, я бы хотел как-нибудь…

Как раз в этот момент из-за угла появился Макс и схватил ее за руку.

— Пойдем, Ева, я покажу тебе что-то смешное.

Увидев, что она не одна, он резко остановился.

— О, привет!

Ей ничего не оставалось, как представить мужчин друг другу.

— Макс Фелан, это Рой Вестон.

Они кивнули друг другу и обменялись сухими «Здравствуйте».

— Мне надо бежать, — сказал Рой вежливо. — Приятно было с вами познакомиться, мистер Фелан. Рад был тебя видеть, Ева.

Он повернулся и отошел.

Только отъехав на приличное расстояние от магазина, Рой подумал: «Черт возьми! Быстро же она подыскала мне замену. Пока я в одиночестве мучился от бессонницы, она просто выбросила меня из головы». Он затормозил на красный свет и сидел, барабаня пальцами по рулю. Конечно, он был не совсем справедлив к Еве и знал это.

«Какого черта я вообще остановился у магазина?» Он уже почти завернул за угол, когда увидел ее машину, сделал поворот и поехал назад. «Интересно, Ева начала встречаться с Максом Феланом после того, как они поссорились? Маловероятно. А может быть, она одновременно встречалась с обоими?» Об этом было не очень приятно думать, но это было возможно. В конце концов, Сесилия поступала именно так, хотя она была замужем.

Машина двигалась вперед, а Рой постепенно остывал. Гнев сменился усталостью и подавленностью. Если Ева встречается с другим, то виноват в этом он сам, ведь это он отдалился от нее. Наверное, ему нужно найти кого-нибудь, это поможет ему забыть ее. Вряд ли он и Ева снова будут вместе.

Доставив Макса в аэропорт, Ева позвонила Эми и предложила встретиться. Еще не было пяти, но Эми согласилась закрыть магазин чуть пораньше. Она чувствовала, что Еве нужно выговориться.

— Спасибо, что пришла, — сказала Ева, когда Эми села напротив нее в тихом баре.

— А для чего же тогда друзья? Ева помешивала свой коктейль.

— Я сегодня случайно встретила Роя, — она немного помолчала. — Будет лучше, если я забуду его навсегда.

Эми задумчиво смотрела на нее.

— Кажется, это легче сказать, чем сделать. Один его вид приводит тебя в волнение.

— Если бы я смогла выбросить Роя из головы, у меня с Максом могло на этот раз что-нибудь получиться.

Эми молчала.

— А как ты думаешь?

— Я думаю, что ты пытаешься себя в чем-то убедить. Если бы Макс тебя действительно интересовал, ты бы запросто забыла Роя.

Ева допила свой стакан. Эми в чем-то была права, но и Макс напомнил ей на днях, что она посвятила себя восстановлению «Кленовой рощи» до того, как встретила Роя Вестона, и что она не может игнорировать то, что Рой собирается снести старый дом.

— Макс во всей этой истории ведет себя просто замечательно, — сказала Ева. — Он говорит, чтобы я звонила ему, если мне будет плохо, и он тут же приедет. И кроме того он высказал несколько предположений, которые раньше не приходили мне в голову.

— Например?

— Ну, во-первых, что Рой использует дом Брентов, чтобы держать меня на расстоянии. Возможно, он еще не пришел в себя после развода и не хочет связывать себя снова.

Эми поджала губы.

— Не знала, что Макс такой крупный психолог.

— Макс тебе никогда особенно не нравился, но у нас с ним много общих интересов, и я к нему хорошо отношусь. Кроме того, вполне логично, что человек, который пережил столько, сколько Рой, не хочет снова связывать себя серьезными обязательствами.

— Очень по-дружески со стороны Макса указывать тебе на недостатки Роя, — сказала Эми, — тем более что он действует абсолютно бескорыстно.

— Ну хорошо. Макс действительно лицо заинтересованное, но я пришла говорить не о нем. Рой — вот кто терзает меня. Я была так счастлива, когда увидела его сегодня, как будто с меня свалилась какая-то тяжесть. А теперь я снова чувствую себя такой одинокой.

Она была уверена, что Рой собирался ее куда-то пригласить, когда появился Макс. Если она сейчас позвонит Рою, вдруг он все еще хочет ее увидеть? «Вряд ли, — подумала она. — Появление Макса все изменило».

— Ты его любишь? — спросила Эми.

— Не знаю. Может быть, я просто сильно увлеклась?

— Иногда бывает очень трудно разобраться в своих чувствах.

Ева и Эми проговорили еще целый час, но когда Ева остановилась у своего дома, тревога по-прежнему не покидала ее. Она вышла из машины и посмотрела вдоль улицы, туда, где стоял дом Брентов. Свежий ветерок шевелил ветви окружающих его могучих вязов. «Сколько мне еще осталось любоваться старым красавцем?» — подумала она.

Что-то подтолкнуло ее, и Ева направилась к дому. Миссис Титцер всегда оставляла ключ под камнем в саду. Интересно, он все еще там? Если да, то ей хочется войти в дом. Возможно, его тишина успокоит ее, приведет в порядок мысли. А если и не успокоит, то она хотя бы еще раз увидит изнутри старый дом, прежде чем от него ничего не останется.

Ржавая задняя калитка со скрипом поддалась. «Это частная собственность, — напомнила себе Ева. — Может быть, мне не следует входить?» Но в ней заговорило упрямство, и она шагнула во двор. «Пусть Рой Вестон подает на меня в суд, если хочет». Она осторожно пробиралась по неровной от корней дорожке; по обе ее стороны еще кое-где цвели одичавшие розы. Ева на минутку остановилась, вдохнула их запах и приблизилась к дому.

Вблизи было видно, в каком ужасном состоянии он находится. Она подошла поближе и заглянула в грязное окно. Сквозь кружевные занавески она увидела, что в комнате осталось еще много мебели, правда затянутой паутиной и покрытой пылью.

Она отошла от окна и направилась к двери. Найдя знакомый еще с детства камень, Ева приподняла его и стала шарить под ним рукой, но там ничего не было. Ева быстро его опустила и приподняла камень, лежащий рядом. Наконец ей удалось обнаружить ржавый ключ там, куда его положили давным-давно. «Подходит ли он еще в замку? — подумала Ева. — Надо попробовать».

Из-за плохого настроения, погнавшего ее к дому, получилось что-то вроде приключения.

Она не была в доме Брентов двадцать лет, и ей очень хотелось побродить по нему и вспомнить, как все было тогда. Она поднялась на две ступеньки к задней двери и вставила ключ. После нескольких неудачных попыток повернуть ржавый ключ в старом замке, она почувствовала, как что-то поддалось, и налегла на дверь плечом. Та с громким скрипом открылась.

Хотя солнце еще не успело зайти, внутри было сумрачно. «Все выглядит, как на выцветшей фотографии», — подумала Ева, глядя вдоль длинного коридора.

Закрыв за собой дверь, Ева медленно пошла по коридору, стараясь не нарушать покоя старого дома. Она заглянула в столовую, где стоял длинный стол и стулья, библиотеку и гостиную. Книги в кожаных переплетах и некоторые предметы мебели из гостиной, украшенные красивой резьбой, исчезли. Но, если не считать толстого слоя пыли и тяжелого затхлого запаха, дом совсем не изменился. У одной из двух лестниц, которые вели на второй этаж, Ева остановилась. Через окно из розового кварца, которое выходило на площадку, последние лучи заходящего солнца бросали нежный розовый отсвет на убранство дома. Держась за перила из орехового дерева, Ева начала медленно подниматься по лестнице, не спуская глаз с великолепного окна. Дойдя до него, она осторожно дотронулась до толстого куска кварца. Конечно, его сохранят, но уже никогда никакое окно не будет смотреться так, как здесь, подумала Ева и продолжала подниматься на второй этаж.

Ева не могла припомнить, бывала ли она здесь раньше, а если и бывала, то только в очень раннем детстве. Поэтому она с удивлением обнаружила гостиную и две смежные спальни с кроватями под балдахинами; каждая спальня имела свою ванную комнату и небольшой кабинет. Сгущающиеся сумерки не позволяли подробно рассмотреть мебель, и хотя ее глаза постепенно привыкли к полутьме, она двигалась осторожно.

Приблизившись к старенькому комоду, чтобы получше его рассмотреть, Ева вдруг услышала какой-то звук. Может быть, ей показалось? Она замерла и начала напряженно прислушиваться. Звук послышался снова. Это шаги! В доме кто-то был.

Она попыталась убедить себя, что это просто соседский ребенок, который забрел случайно в дом, но эта надежда рухнула, когда она услышала шаги на лестнице. Они могли принадлежать только мужчине. С растущим чувством страха она осторожно пошарила рукой по старому комоду в поисках предмета, который можно было бы использовать при необходимости в качестве оружия. Ее пальцы нащупали тяжелую хрустальную вазу, и она судорожно сжала ее в руках.

Тяжелые устрашающие шаги уже достигли второго этажа и медленно приближались. Она пригнулась и прислонилась к стене, под ней что-то хрустнуло, и она замерла от страха. Она так вцепилась в вазу, что ее края врезались ей в руки. Ева пыталась убедить себя, что пришелец не причинит ей вреда, но это не помогало. В ее мозгу проносились кровавые кадры из кинофильмов, которых она насмотрелась в юности.

В дверях возник темный силуэт, и ее сердце перестало биться. На какой-то момент страх абсолютно парализовал ее, однако постепенно она пришла в себя, и ей показались знакомыми очертания широких плеч и высокой фигуры.

— Кто здесь? — спросил мужской голос.

Звук этого голоса окончательно разрешил ее сомнения. Это был Рой. Она испытала чувство невыразимого облегчения.

— Кто здесь? — он вошел в комнату.

— Это Ева.

Он резко остановился.

— Ева?

Помолчав, он хрипло спросил:

— Какого черта вы здесь прячетесь? Я решил, что кто-то хочет ограбить или поджечь дом. Я мог вас ранить.

Медленно она отошла от стены и направилась к нему, пытаясь сохранить достоинство и не показать, что ей неудобно и стыдно.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он и взял ее за руку.

— Хорошо. — Она сама удивилась своему дрожащему голосу.

— У вас ледяные руки.

— Извините, что я вас потревожила. Мне просто захотелось еще раз посмотреть на дом, и я вспомнила, где старая миссис Титцер прятала запасной ключ. Мне показалось, что не будет ничего страшного, если я просто зайду и осмотрю дом.

— Довольно трудно осматривать дом в темноте.

— Я знаю, но когда я вошла, было совсем не темно. Я сожалею, что причинила вам беспокойство.

Хотя в темноте она не могла разглядеть его лица, ей показалось, что он улыбается.

— Кажется, я причинил вам гораздо больше беспокойства, чем вы мне. — Он осторожно взял вазу из ее рук. — Насколько я понимаю, вы собирались «погладить» меня этим по голове?

— Что-то в этом роде.

Она совсем забыла, что держит в руках вазу. Странно, что она до сих пор не выскользнула у нее из рук. Рой поставил вазу на комод.

— Вы вся заледенели. Кажется, я вас сильно напугал. Господи, вы дрожите.

Он заботливо притянул ее к себе. Она действительно слегка дрожала. Но когда Рой обнял ее и прижался щекой к ее макушке, ей стало спокойнее.

Оглавление