КЭРОЛИН ИВ ДЖИЛМЕН. . ТО, ЧТО НАДО…

1

В конце концов ключ к путешествиям во времени все же был найден.

Произошло это в окрестностях городка Пипак в Нью-Джерси. Однажды февральским вечером все телевизионные приемники — во всяком случае, те, что до сих пор работали от антенн — вдруг начали передавать концерт эстрадного оркестра Лоренса Уэлка[1] в зернистом черно-белом изображении. Продолжалось это всего несколько минут, но зрители «Самых ужасных мировых катастроф» все равно остались очень недовольны и буквально засыпали телестудию жалобами. Сначала все решили, что это просто чья-то хулиганская выходка, однако проведенное расследование только еще больше все запутало. Довольно скоро выяснилось, что это была прямая трансляция из одна тысяча девятьсот, шестидесятого года. Насколько было известно экспертам и хранителям видеоархивов, этот концерт никогда не снимался даже на кинопленку. Поиски источника сигнала тоже не дали никаких результатов, пока Министерство обороны не сообщило, что один из военных спутников тоже принял эту странную передачу.

Тогда все подумали, что это наверняка пришельцы — маленькие зеленые человечки, которые, случайно перехватив заблудившуюся в космосе телевизионную волну, пришли в ужас от музыкальных вкусов землян и отправили ее обратно даже без комментариев. Однако ученые из обсерватории Принстонского университета, тщательно изучив сектор неба, откуда, по всей вероятности, пришел сигнал, не нашли ни одной планеты, на которой могли бы обитать строгие ценители музыки. Вместо этого они открыли черную дыру — самую близкую из всех, что были известны землянам на тот момент.

О том, что произошло, физики и астрономы подробно рассказали на многолюдной пресс-конференции. В тот день компьютерные графические устройства почему-то не работали, и ученым пришлось рисовать схемы и диаграммы на листах бумаги. Как они заявили, телепередача, вышедшая в эфир в одна тысяча девятьсот шестидесятом, в течение двадцати-двадцати пяти лет путешествовала в космосе, пока не оказалась вблизи черной дыры. Там могучие гравитационные поля развернули телевизионный сигнал в обратном направлении и, странным образом усилив и сфокусировав его, швырнули назад к Земле. Пипак оказался на его пути чисто случайно. Такой же случайностью было и то, что это был именно концерт старомодной танцевальной музыки. Если бы вместо оркестра Лоренса Уэлка зрители увидели повтор «Бонанзы» или «Мистера Эда»[2], скорее всего, никто бы вообще ничего не заметил.

Дальнейшие события развивались под покровом строжайшей секретности.

Ученым почти сразу пришло в голову, что черную дыру можно использовать, чтобы отправить сообщение в будущее. Но лишь немногим из них было известно, что в горах Колорадо, в секретной лаборатории в окрестностях Боулдера, уже давно разрабатывается новый способ путешествий в космосе. С помощью направленного потока частиц исследователи разбирали пересылаемый объект на молекулы, тщательно записывая его структуру. Затем эта информация, преобразованная в световой луч, направлялась в приемное устройство, которое на основе закодированной информации воссоздавало объект в его первоначальном виде.

Экспериментаторы начинали с пивных пробок и пластинок жевательной резинки, которую они пересылали из одного угла лаборатории в другой, зате, м настал черед кроликов и морских свинок. Разумеется, не обошлось без неудач, но в их неаппетитные подробности мы вдаваться не будем.

Увы, эта система была мало пригодна для космических путешествий, ибо для ее нормального функционирования приемник был так же необходим, как и передатчик. Между тем, кроме обычных космических перелетов, других способов доставлять приемники к звездам пока не существовало, так что никакого выигрыша во времени новый метод не сулил. Зато благодаря наличию буквально под боком черной дыры, способной отразить информационный луч и вернуть его назад, стало возможным совершать путешествия уже не в пространстве, а во времени.

— Не волнуйся, мы оставим им записку на холодильнике, — шутили ученые, когда первый хрононавт-доброволец выразил вполне понятное беспокойство по поводу того, что люди будущего могут оказаться не готовы к приему сообщения или не иметь необходимого оборудования.

Да и что еще они могли сказать? Гарантировать благополучный исход эксперимента не мог никто.

Добровольца звали Сейдж Оквесасн, и она отличалась от своих сутуловатых и рано облысевших коллег-математиков не только тем, что была высокой и подтянутой (как ее далекие предки охотники-ирокезы), но и тем, что много знала и мало говорила. Впрочем, и сама Сейдж вряд ли могла объяснить, зачем она вызвалась участвовать в столь опасном эксперименте. Вряд ли дело было только в ее безграничной вере в возможности науки. Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов и то, что она была одной из тысяч новоиспеченных докторов наук в эпоху, когда перспектива найти приличную постоянную работу была достаточно туманной, однако и это тоже оказалось не главным. Что-то привлекательное и крайне заманчивое скрывалось в самой идее преодолеть миллионы парсеков в виде сияющего светового луча чистой информации…

Разумеется, никто не обращался в Управление охраны труда и не получал разрешения на путешествие во времени. Лаборатория была секретной, и в один прекрасный день эксперимент осуществили в рутинном порядке — и в полном соответствии с планом текущих исследований.

После того как мощный электрический разряд заставил ее сердце снова забиться, Сейдж лишь слабо удивилась тому, что все сработало как надо, что она жива и лежит на гладкой стальной поверхности под тонкой больничной простыней. На всякий случай она пошевелила пальцами рук и ног и убедилась, что ее тело, кажется, собрано в полном соответствии с инструкцией.

В следующее мгновение над ней склонился какой-то пожилой мужчина с крупным шишковатым носом и взъерошенными седыми волосами. Это врач, машинально подумала она. Врач, который озабочен ее состоянием.

— Сейдж! — торопливо шепнул мужчина. — Ничего не подписывай!..

Интересно, куда подевалось «Как вы себя чувствуете?»… Недоумевая, Сейдж села, прикрывая грудь уголком простыни. Когда легкое головокружение, вызванное резкой переменой положения, прошло, она увидела, что находится именно там, где и ожидала — в лаборатории, битком набитой разными непонятными приборами. Поглядев через плечо, Сейдж увидела и приемник — машину, восстановившую ее после «перелета». Приемник-ассемблер выглядел значительно больше, чем сляпанный на живую нитку прибор, который Сейдж помнила — очевидно, с тех пор порядок финансирования лаборатории претерпел значительные изменения к лучшему.

— Какой сейчас год? — спросила она.

Растрепанный мужчина улыбнулся — натянуто и немного робко. Его внешность показалась Сейдж смутно знакомой, но кто это, она припомнить не могла.

— Ты проснулась на пять лет позже, чем мы рассчитывали. Кстати, я — Джеймс Никль. Ах да!.. — спохватился он, протягивая ей купальный халат, который держал в руках.

— Джеми! — Сейдж слишком растерялась, чтобы испытывать неловкость от того, что не узнала его сразу. Когда-то Джеймс Никль тоже работал над проектом в качестве стажера-дипломника. Тогда он был довольно эксцентричным молодым человеком с крупным мясистым носом и вечно взъерошенными рыжевато-каштановыми волосами.

— Ты прибыла точно по расписанию, как и планировалось, — объяснял Джеми, пока Сейдж натягивала халат. — Все дело в том, что некоторое время ты существовала в виде записи на диске.

— На диске? — недоуменно переспросила Сейдж.

— Ну да. Это произошло из-за вмешательства суда. Ты была сдана на хранение, пока адвокаты выясняли, кому принадлежит твой копирайт.

— Мой копирайт?!

Кто-то негромко откашлялся, и Сейдж только сейчас заметила, что в комнате появился еще один человек. Невысокий, смуглый, весь какой-то лоснящийся, с аккуратной бородкой, он напоминал откормленного хорька. Безупречные манжеты и пиджак с узкими лацканами позволили Сейдж безошибочно определить, что перед ней адвокат, да к тому же из самых высокооплачиваемых.

Мужчина шагнул вперед и, сдержанно поклонившись, представился:

— Меня зовут Рамеш Джабвалла, и я представляю интересы корпорации «Метамем». К моему огромному сожалению, я вынужден сообщить вам, что вы вовсе не Сейдж Оквесасн.

— А кто же я? — удивилась Сейдж.

— С точки зрения закона, вы ее копия, произведенная по запатентованной технологии с использованием информации, являющейся интеллектуальной собственностью фирмы «Метамем корпорейшн». Вот почему мы имеем все основания считать, что исключительные права на ваш копирайт принадлежат нам.

Сейдж слегка тряхнула головой. Она была уверена, что чего-то недопонимает.

— Вы хотите сказать, что вам принадлежат права на мою «историю»? — уточнила она.

— Отнюдь, — ответил мистер Джабвалла. — Нам принадлежите вы.

С этими словами он открыл кейс и показал Сейдж большой компьютерный диск с затейливым логотипом, состоявшим из двух переплетенных «М».

— Здесь, — торжественно проговорил он, — записана вся информация, которая позволила нам воспроизвести вас.

— Вы спятили, — сердито сказала Сейдж. — Авторские права не могут распространяться на человека!

Джеми, стоявший за спиной адвоката, яростно затряс головой, но мистер Джабвалла остался спокоен.

Прецедент, на который мы опираемся, заключается в том, что в свое время расшифрованный геном человека был на совершенно законных основаниях запатентован. Мы исходим из того, что нет и не может быть никакой существенной разницы между биохимическим кодом, позволяющим создать человеческое существо, и набором электромагнитных импульсов, позволяющих проделать то же.

— Вот почему эта технология так и не получила развития, — вставил Джеми извиняющимся тоном. — Все уперлось в законы!

Сейдж снова почувствовала, что у нее голова идет кругом. А мистер Джабвалла продолжал все так же вежливо:

— «Метамем», однако, решил не возбуждать против вас дело. Пусть вопрос о копирайте пока останется спорным. Вместо этого… — он извлек из кейса толстую голубую папку и протянул Сейдж. — Вместо этого мы предлагаем вам контракт с нашей дочерней компанией «Персона-файл». Она выставит ваш оцифрованный образ на продажу за сравнительно небольшие двадцать процентов комиссионных плюс издержки. Смею вас заверить, мисс Оквесасн-два, это весьма выгодная сделка. Многие люди готовы на что угодно ради подобного соглашения с нашей «Персона-файл». Поставьте, пожалуйста, вашу подпись вот тут…

И мистер Джабвалла протянул ей авторучку в изящном корпусе из полированного розового дерева.

Связка стеклянных бус стоимостью в двадцать четыре доллара в обмен на Манхэттен, подумала Сейдж. Когда-то это тоже считалось весьма выгодной сделкой.

— А если я пошлю вас куда подальше? — спросила она.

— Кто знает, — пожал плечами адвокат, — возможно, следующая ваша копия окажется более сговорчивой.

— Вы не имеете права!

— А кто его у нас отнимет? — приятно улыбнувшись, адвокат жестом указал на кейс с диском.

— Мне необходимо подумать…

Джабвалла заколебался, словно почувствовав, что Джеми ухмыляется у него за спиной.

— Очень хорошо, — промолвил он наконец, пряча ручку в карман. — Что ж, пока вы думаете — будьте нашей гостьей. Точнее — гостьей нашего времени.

Подчеркнуто игнорируя предложенную адвокатом руку, Сейдж слезла со стола приемника-ассемблера и выпрямилась во весь рост. Даже босиком она была на добрых шесть дюймов выше Джабваллы. Джеми проводил ее в ванную комнату. Там висел рабочий комбинезон со множеством карманов, и, надев его, Сейдж стала похожа на бесстрашную исследовательницу африканских джунглей. Разглядывая себя в зеркало, она неожиданно задумалась, всегда ли ее нос был таким длинным.

Когда она вышла, мистер Джабвалла все еще ждал ее.

— Боюсь, пресса уже пронюхала о вас, — предупредил он.

И действительно, соседняя комната была полна репортеров. Когда Сейдж появилась на пороге, десятки включенных одновременно камер оглушили ее своим стрекотом, напоминавшим вечернюю песню цикад. Круглые глаза видеозаписывающих устройств следили за каждым ее шагом, за каждым движением.

— Сейдж! Сейдж!!! Здесь! Взгляни сюда, дорогая!.. Скажите, вы подписали договор с «Метамемом»? Что вы думаете о будущем? Каково это — отстать от жизни на столько лет?

Три человека протолкались вперед, протягивая ей листки контрактов на переуступку прав и бормоча что-то о принудительном ассортименте, номинальном времени и наличной прибыли. Другие совали ей в карманы визитные карточки. В считанные секунды толпа пришла в настоящее неистовство и начала угрожающе раскачиваться из стороны в сторону. Сейдж едва не испугалась, но потом увидела, что мистер Джабвалла машет кому-то рукой. Тотчас по обеим сторонам от нее возникли два телохранителя с уже знакомой Сейдж эмблемой «Метамема» на форме. Не особенно церемонясь, они принялись прокладывать ей путь к противоположной двери.

Преследуемые жужжанием камер и громкими выкриками, Сейдж и Джабвалла выбрались в просторный вестибюль с высокими потолками. Здесь Сейдж попыталась оглядеться, но телохранители буквально тащили ее за собой со все возрастающей скоростью.

— Куда мы идем? — спросила она.

— Я хочу отвезти вас к самому могущественному человеку в мире, — ответил мистер Джабвалла.

— К президенту? — удивилась Сейдж. Адвокат несколько опешил.

— К президенту?… Вовсе нет! Разве вы хотите с ним встретиться?… Кстати, Ганс, — обратился он к одному из охранников, — кто у нас нынче президент?

— Еще не знаю, — откликнулся Ганс. — Выборы состоятся только послезавтра.

— Конечно, конечно… — пробормотал мистер Джабвалла. — Что ж, с этим придется подождать. Нет, мисс Оквесасн, вам предстоит увидеться с мистером Беддоузом, главой корпорации «Метамем».

Стеклянные двери автоматически открылись, пропуская их на улицу. У тротуара стоял белый лимузин с тонированными стеклами не меньше чем в полквартала длиной. Один из телохранителей открыл дверцу, второй буквально затолкал Сейдж внутрь. В следующую секунду машина резко рванула с места, и Сейдж швырнуло на мягкое кожаное сиденье.

Внутри лимузин больше всего походил на салон по продаже электроники, в котором почему-то погас свет. Чуть ли не со всех сторон Сейдж окружали ряды работающих мониторов. Перед ними сидел во вращающемся кресле высокий рыхловатый блондин с нездоровым одутловатым лицом и в очках с тонкой металлической оправой, просматривавший видеозапись посадки Сейдж в лимузин. Блондин был одет в мешковатый свитер, джинсы и домашние тапочки на босу ногу. Прокрутив запись назад, до того момента, когда Сейдж вошла в кишащую репортерами комнату, он начал смотреть запись снова, беспрерывно покачивая ногой.

— Прошло как будто неплохо, как вам кажется? — спросил он. Мистер Джабвалла сидел рядом с Сейдж, но вопрос был адресован не ему, а молодой женщине, чья кожа была раскрашена золотыми и черными тигровыми полосами. До этого Сейдж ее не замечала.

— Все точно по сценарию, — ответила она и, наклонившись к Сейдж, дружеским жестом протянула ей руку.

— Меня зовут Пэтти Уиквайр, я президент компании «Персона-файл». Мы занимаемся имиджевым маркетингом.

— Да, я в курсе, — сдержанно ответила Сейдж.

На ее взгляд, Пэтти выглядела слишком молодо, чтобы вообще работать, не говоря уже о том, чтобы занимать пост президента компании. Одета она была в кожаный жилет и коротенькие шорты, открывавшие ее живописные — другого слова не подберешь — ноги. Прическа Пэтти напоминала неистовое торнадо, в воронку которого попали самые неожиданные предметы: сигарета, крошечная телевизионная трубка (работающая) и небольшая статуя Свободы. В самом выборе этих предметов Сейдж почудилась своего рода насмешка — или ирония, как посмотреть.

— Вам предстоит одобрить ваши фото для тиражирования, — сказала Пэтти, указывая на ближайший к Сейдж монитор. — То, что никуда не годится, я уже отсеяла, вам остается только выбрать лучшее… Чтобы отправить снимки на аукцион, просто нажмите «Ввод».

Фотографии, которые Сейдж увидела на экране, были сделаны всего несколько мгновений назад. И на всех без исключения она выглядела невероятно фотогенично, словно над снимками поработал опытный ретушер или фотодизайнер.

— Похоже, их здесь не меньше трех сотен… — проговорила она озадаченно.

— Журналисты могут фотографировать сколько им угодно, но они не имеют права воспроизводить снимки, не заплатив потиражных и авторских, — объяснила Пэтти. — Ведь каждая фотография является вашей собственностью.

Сейдж нажала клавишу «Ввод», чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Полный блондин, сидевший напротив, сразу заговорил в миниатюрное переговорное устройство.

— Снимок пойдет на продажу прямо сейчас под номером сорок семь, — сказал он. — Ты понял? Нет, не покупай его, болван, нам нужно, чтобы его приобрели «Элит» или «Хип». Эта мода должна распространиться в высших слоях общества… — Блондин свирепо прищурился на экран, словно был крайне близорук. — Проклятье! Снимок попал в студию «XX век Фокс»… О’кей, небольшое изменение планов. Сшейте такой же комбинезон из грубой хлопчатобумажной ткани и пустите в продажу по цене не выше пятидесяти баксов. Пусть магазины дешевых товаров буквально ломятся от них! Успеешь сделать до завтра? Вот и молодец…

Блондин ткнул пальцем в экран, и на нем тотчас появилась сложная трехмерная диаграмма.

— Будь я проклят! — вырвалось у него. — Только посмотрите на это! Охват рынка равняется восьмидесяти процентам, причем с сорока он нарастает по экспоненте! Индекс распространяемости подскочил до невиданных высот! Область прогнозных оценок перекрыта в десятки раз!

— Вы гений, Д.Б., — сказала Пэтти тоном, который подразумевал нечто общеизвестное и не подлежащее обсуждению.

Блондин бросил взгляд на еще один экран.

— Предложения о приобретении прав поступают одно за другим, — прибавил он. — Студия Диснея и АТВ готовы приобрести права на создание художественного фильма, фильма-биографии и ролевой компьютерной игры. Пластические хирурги желают получить в свое распоряжение подробную трехмерную карту ее лица… — Блондин пристально посмотрел на Сейдж сквозь тонкие, как паутина, пряди светлых волос, упавших ему на глаза.

— Какое счастье, что к нам в будущее не послали какого-нибудь лысого субчика с гнилыми зубами, — заключил он.

Один из мониторов издал тонкий писк, и блондин быстро повернулся к нему.

— Снимки проданы, — констатировал он. — Поздравляю, мисс Оквесасн, вы только что заработали ваши первые тридцать тысяч долларов.

— Это было достаточно просто, — ответила Сейдж, только чтобы не молчать.

Лицо блондина мгновенно утратило рассеянно-мечтательное выражение, а в голосе зазвенел металл.

— Нет, мисс Оквесасн, это совсем не просто. Вы понятия не имеете, сколько труда было потрачено, чтобы создать и отладить систему, которая только что принесла вам эти деньги!

Эти слова заставили Сейдж присмотреться к блондину повнимательнее. Его так никто и не представил — по-видимому, потому, что обычно он ни в каких представлениях не нуждался. Похоже, она совершила ошибку, когда отнеслась к нему без должной серьезности. За его обманчиво-мягкой внешностью скрывался стальной или, лучше сказать, углеволоконный характер.

— Зачем вам понадобилось продавать трехмерную карту моего лица? — спросила она.

— Потому что таков наш бизнес, мисс Оквесасн… Простите, я думал, мистер Джабвалла уже ввел вас в курс дела. Корпорация «Мета-мем» является оптовым поставщиком информации. Как правило, мы не занимаемся доставкой конечного продукта непосредственно к потребителю — для этого существует множество других компаний. Обычно мы закупаем информацию у тех, кто ее производит, и продаем издателям, продюсерам, производственникам, телевизионщикам и прочим.

— То есть вы — информационный посредник? — уточнила Сейдж.

— Совершенно верно.

Один из терминалов зашелся звонкой трелью, и блондин, повернувшись к нему, снова тронул экран пальцем.

— Привет, Стив. Что случилось?

Несколько секунд он прислушивался к голосу в наушниках.

— Нет, она прибыла к нам из самого начала тысячелетия. Наивный золотой век, припоминаешь?… Массовые рынки. Брак. Двигатели внутреннего сгорания. Кажется, тогда верили, будто хакеры-дилетанты могут сделать мир счастливым. Если тебе интересно, у меня есть для продажи несколько концепций возвращения к забытой классике. Используй код доступа «панк-ностальгия», там все сказано… — Прикоснувшись пальцем к экрану, блондин выключил монитор и слегка пожал плечами.

— Не понимаю, как некоторые ухитряются плестись в хвосте и все-таки оставаться в бизнесе!

— Вы продаете информацию обо мне? — спросила Сейдж.

— Продаю ее для вас, — поправил блондин. — Не беспокойтесь, свой гонорар вы получите. Должен сказать, вам очень повезло, что вы попали именно к нам. «Метамем» — самая крупная и передовая фирма в этой разновидности бизнеса. Вы знамениты, и, поверьте моему опыту, в самое ближайшее время ваша стоимость как информационного объекта может взлететь буквально до небес. Я сам занимался перспективной оценкой и…

— Минуточку, минуточку, — перебила Сейдж. — Что если я не хочу быть знаменитостью?

Блондин, Пэтти и мистер Джабвалла уставились на нее так, словно она вдруг заговорила по-китайски. Блондин опомнился первым.

— Это не имеет никакого значения, — сказал он неожиданно серьезно и слегка подался вперед. — В каком-то смысле к вам это вообще не имеет отношения. Все дело в идее, в том, что вы собой символизируете. Нашему веку отчаянно нужны герои. Отважная молодая женщина, рискнувшая жизнью ради того, чтобы превратиться в луч света и, отразившись от черной дыры, снова вернуться к нам — в этом есть что-то от безумства Прометея, от жертвенности Орфея… Подобная концепция действует буквально на клеточном уровне — другого определения я не подберу. Для нас вы — посланец небес, и если вы не будете вести себя соответственно, то рискуете разочаровать целое поколение детей и взрослых, которые все еще думают и верят, как дети. Вы явились, чтобы избавить нас от застарелого цинизма, и я не могу позволить, чтобы вы не оправдали возложенных на вас надежд.

На несколько мгновений в салоне лимузина всё замерло, исключение составляли только подмигивающие экраны. Потом блондин слегка тряхнул головой, словно выходя из гипнотического транса, и повернулся к директору «Персона-файл».

— Ты записала?

— Да. — Пэтти показала зажатый в руке диктофон.

— Впиши это в план маркетинговых мероприятий, — распорядился Д.Б.

Он почти убедил Сейдж, и ей стоило большого труда отнестись к его словам скептически.

— Тогда почему вы целых пять лет держали меня на диске в виде записи? — спросила она.

Д.Б. моргнул, словно вопрос застиг его врасплох, но его замешательство длилось лишь доли секунды.

— Пять лет назад мы не были готовы, — сказал он. — Вы получили бы ваши пятнадцать минут в блоке мировых новостей — и все. Но сегодня вы можете дать толчок, положить начало следующей волне… Вы будете не просто знаменитой, вы станете символом, образцом для подражания, — Д.Б. снова повернулся к Пэтти. — Кстати, какую рыночную стратегию ты предлагаешь?

Пэтти прикусила губу.

— Честно говоря, Д.Б., я хотела бы согласовать свой план с вами.

— Ну разумеется, — кивнул Д.Б.

— Не просто согласовать, но и обсудить, — уточнила Пэтти. — Дело в том, что мое предложение, гм-м… довольно необычное и новое.

— Новое — это хорошо.

— Только давайте поговорим об этом, когда вернемся в офис.

— Да?! Что там еще?! — неожиданно заорал Д.Б., и Сейдж невольно вздрогнула, вообразив, что у него что-то вроде нервного припадка. Только потом она поняла, что Д.Б. кто-то вызвал по переговорному устройству.

Видеоэкран в передней части салона показывал дорогу, по которой мчался лимузин, и Сейдж увидела, что они въезжают в узкий туннель с одной полосой движения. В конце туннеля оказались стальные ворота, которые убрались вверх, пропуская машину дальше. Проехав будку охранника, лимузин остановился возле лифтовых подъемников. Окна в салоне стали прозрачными, и Сейдж увидела, что в кабине нет водителя.

Мистер Джабвалла первым вышел из лимузина и, как истый джентльмен, придержал дверцу для Сейдж. Д.Б., поглощенный разговором со своим абонентом, только махнул им рукой, так и не оторвав взгляда от экрана монитора.

Пока они ждали лифт, Пэтти негромко сказала адвокату:

— Может быть, тебе лучше остаться с нашим генератором идей? Вдруг его снова осенит вдохновение? Я сама могу отвезти Сейдж наверх.

Мистер Джабвалла кивнул, и Пэтти с Сейдж вошли в кабину лифта. Когда директор «Персона-файл» двигалась, тигриные полосы на ее теле словно оживали, извиваясь и переплетаясь друг с другом.

— Ну, что вы скажете о Д.Б.? — спросила Пэтти, когда они остались одни.

Сейдж пожала плечами.

— По-моему, у него нет никаких проблем, которые нельзя было бы исправить с помощью регулярных физических упражнений на свежем воздухе… и, может быть, легкого курса успокаивающих таблеток.

Пэтти нервно хохотнула.

— Знаете, ведь Д.Б. — тоже мой клиент! Я уже давно пытаюсь заставить его отказаться от образа юного гения, которому до лампочки, как он выглядит. В начале это отлично работало; все воспринимали его как несколько эксцентричного молодого человека, который сумел найти применение своим выдающимся способностям. Но сейчас этот образ устарел. Д.Б. необходимо прибавить солидности…

— Но, может быть, он таков на самом деле, — предположила Сейдж, — и ему не нужно…

Пэтти энергично затрясла головой.

— Простите за тавтологию, но Д.Б. должен быть таким, каким он должен быть, чтобы управлять «Метамемом». А наша корпорация уже не новый, бурно развивающийся проект, который стремится занять определенную нишу. Вот уже много лет мы пользуемся колоссальным влиянием, и не только в бизнесе. Сам Д.Б. давно стал заметной фигурой в обществе, к тому же сейчас не двадцатый век…

После долгого подъема двери лифта наконец открылись, и женщины оказались в просторном вестибюле. Одна из стен высотой почти в три этажа была прозрачной, и за ней открывался суровый горный пейзаж. На северных склонах лежали серые пятна снега, плотная пелена облаков скрывала долину внизу. Сам вестибюль был выстроен вокруг трех горных сосен, вздымавшихся до застекленной крыши, а у их подножия сверкал в лучах солнца небольшой фонтан в японском стиле.

— Мне казалось, что лучше всего вам подойдут апартаменты, которые называются «Золотой век», — сказала Пэтти. — Я сама вас провожу, пока у нас есть немного времени.

С этими словами она стала подниматься по широкой лестнице из кедра и аспидно-черного сланца к украшенному узорами балкону, от которого расходились в разные стороны три коридора.

Обстановка в апартаментах «Золотой век» была выдержана в чайных и бежевых тонах — совсем как в гостиничных «люксах» конца девяностых годов двадцатого столетия. Единственным отличием было обилие видеоэкранов, которые находились буквально повсюду: на потолке над кроватью, в столешнице обеденного стола, на стене напротив унитаза и даже за зеркалом в ванной. Самый большой из них с диагональю не меньше шести футов занимал целиком одну из стен гостиной.

— Домашняя компьютерная система обеспечивает доступ ко всем главным информационным службам, — с гордостью объяснила Пэтти, явно надеясь поразить гостью.

— А кто обычно здесь живет? — спросила Сейдж, которая сразу почувствовала, что роскошные апартаменты напрочь лишены какой-либо индивидуальности.

— Вообще-то, этот дом принадлежит Д.Б., но он использует только две-три комнаты. Все остальное предназначено для деловых партнеров.

— Как насчет топота маленьких резвых ножек? — осведомилась Сейдж.

— Вы имеете в виду детей?… Господи, конечно же, у Д.Б. нет никаких детей! Да и откуда им взяться?!.. — Судя по интонации, эта идея показалась Пэтти, как минимум, странной.

Сейдж уселась на кровать, скрестив ноги.

— Похоже, торговля информацией — довольно прибыльное дельце!

— Да. Особенно для Д.Б., — ответила Пэтти, садясь рядом с ней. — Он улавливает дух времени или что-то в этом роде и сообщает о нем остальным. Д.Б. был первым, кто использовал меметику в информационном бизнесе. Кстати, в ваше время было известно, что такое «мем»?

— Была, кажется, такая теория… — припомнила Сейдж. — Мемами назывались комплексные блоки информации — идеи, настроения, причуды, слухи, моды, — которые, подобно генам, обладали способностью к самовоспроизведению при передаче от одного человека к другому. Считалось, что люди подхватывают мемы, как вирусы, и передают окружающим. На основании этого высказывалось предположение, что коль скоро информация способна распространяться подобно эпидемии, следовательно, должны существовать особые законы этого распространения — своего рода информационная эпидемиология. Впрочем, эти законы никто так и не сформулировал.

— Это удалось сделать Д.Б. Он вывел основные алгоритмы распространения мемов в информационных сетях и нашел способ их использования. Грубо говоря, это что-то вроде предсказания погоды в области культуры. Имея возможность прогнозировать, какая информация будет пользоваться спросом в ближайшее время, он смог обеспечить себе рынок задолго до того, как остальные успевали сообразить, что к чему. Первый раз Д.Б. «попал в десятку», когда рассчитал, что скандал, связанный с пищевыми отравлениями в Бельгии, получит нестандартное развитие. Заняв пятьдесят миллионов долларов, он скупил все права на результаты биологических исследований и тестов, который проводил в этой связи тамошний университет. Довольно скоро общественность потребовала отчета, насколько безопасна технология производства продуктов, вызвавших массовые отравления людей, но компании-производители не знали результатов исследований — ведь ими владел Д.Б. В конце концов им пришлось выложить кругленькую сумму, чтобы получить доступ к этой информации.

— Но это же самый обыкновенный шантаж! — возмутилась Сейдж.

— Ну и что с того? — Пэтти пожала плечами. — Времена меняются. Когда-то ростовщичество тоже считалось незаконным, а сейчас это называется процентами на капитал. Так или иначе, вскоре «Метамем» превратился в крупного поставщика информации. Перспективное отслеживание существующих глобальных тенденций до сих пор является для нашей корпорации основным полем деятельности, но Д.Б. пошел дальше. В настоящее время его гораздо больше интересует мемоинжениринг — преднамеренное создание и распространение мемов.

— То есть «Метамем» сам запускает слухи и диктует моду, чтобы обеспечить спрос на тот или иной товар?

— Все не так просто, как кажется, — покачала головой Пэтти. — Если бы кто-нибудь знал точную формулу создания успешных мемов, он бы давно стал миллиардером!

Потом, подробно объяснив Сейдж, как найти офис Д.Б., когда она будет готова, Пэтти ушла. Оставшись одна, Сейдж отправилась в ванную комнату, чтобы принять душ, однако в кабинке не оказалось никаких кранов — только несколько трубок из толстого стекла, направленных раструбами внутрь. Следуя путаным инструкциям на дверце, Сейдж встала в кабинку, подняла руки и закрыла глаза. Вспыхнул яркий свет, кожу обдало порывом горячего воздуха… и Сейдж вышла из душа стерильно чистой, а главное — абсолютно сухой. Это было приятное открытие. Все время и усилия, которые уходили у нее на личную гигиену, она могла теперь потратить с гораздо большей пользой. Кроме того, Сейдж наконец стало ясно, как удавалось Пэтти поддерживать столь замысловатую прическу — с такими кабинками укладка могла оставаться в порядке буквально месяцами.

Чувствуя себя заметно освеженной, Сейдж заглянула в стенной шкаф. Он был битком набит самыми разнообразными платьями и костюмами ее размера, но Сейдж не была уверена, что сумеет правильно их надеть и застегнуть, и снова облачилась в комбинезон. Лежа на спине на кровати, она решила включить монитор на потолке, но не обнаружила никаких кнопок или рукояток. Вместо пульта дистанционного управления на столике в изголовье кровати лежала только лазерная указка. Экспериментируя с ней, Сейдж случайно направила луч на потолок, и экран тотчас включился. На нем возникло меню, и она скоро обнаружила, что с помощью той же указки может переключать режимы.

Отыскав канал службы новостей, Сейдж убедилась, что стала сенсацией дня, затмив даже скорые выборы. Перескакивая с сайта на сайт, она видела одни и те же фотографии и видеоклипы, которые сама же разрешила к продаже; вся разница заключалась только в комментариях к ним. К ее большому удивлению, ни один из авторов не отозвался о «Метамеме» и его главе мистере Беддоузе хоть сколько-нибудь лестно.

О Д.Б. писали, как о «скрытном инфомагнате», «бессовестном монополисте» и даже как о «злом гении информационного рынка». Обратившись к обзорной статье, Сейдж выяснила, что судебное разбирательство по вопросу о собственности на ее копирайт серьезно повредило репутации «Метамема». Когда же выяснилось, что гигантская корпорация, скорее всего, проиграет дело, «Метамем» внезапно изменил свою позицию и, не сообщив о своих намерениях, «материализовал» гостью из прошлого на основе записанного на диск кода. На данный момент службы новостей особенно интересовало, зачем Сейдж Оквесасн увезли в «Замок Метамем» и какой еще дьявольский трюк замыслил «злой гений». Какой-то сенатор даже произнес по этому поводу угрожающую речь.

К самой Сейдж средства массовой информации отнеслись куда более благосклонно. Она была действительно популярна, если не сказать — знаменита. Разные каналы на все лады смаковали искусно отредактированные снимки, запечатлевшие ее в момент появления перед репортерами. На фото ее удивленно отвисшая челюсть чудесным образом превратилась в чарующую улыбку, и Сейдж испытала странное чувство раздвоенности, осознав, что в ноосфере появилась вторая Сейдж Оквесасн — передающийся от человека к человеку и с каждым разом становящийся все более реальным и выпуклым образ загадочной, неукрощенной, эффектной женщины. Этот образ не был создан никем и одновременно — всеми, но никто, кроме нее, не был в состоянии ни изменить его, ни быть его живым воплощением.

Выключив экран, Сейдж некоторое время лежала, погрузившись в размышления. Судя по всему, двадцать первое столетие мало чем отличалось от первобытного леса, но она отнюдь не собиралась служить дичью для здешних хищников. У нее самой имелись неплохие охотничьи инстинкты, которые она развила и отточила в джунглях Кембриджа и Массачусетского технологического университета. Сейдж чувствовала, что в этом незнакомом мире она вполне может сойти за свою.

Под сводами огромного дома Д.Б. царила почти могильная тишина, и Сейдж вдруг испытала сильное желание устроить шумную истерику, но отложила это на потом. Сейчас ей нужно было собрать как можно больше информации. Следуя полученным от Пэтти указаниям, она вернулась в вестибюль с соснами и отыскала нужный коридор. Пройдя по нему до конца, она приложила большой палец к замку бронированной двери и, сопровождаемая внимательным взглядом камеры наблюдения, бесшумно повернувшейся на консоли, пересекла приемную.

Д.Б. был в офисе один, если не считать виртуального присутствия нескольких взмыленных служащих на двойной панели мониторов. Расхаживая перед ними в одних носках, Д.Б. разговаривал с кем-то по переговорному устройству, оживленно размахивая в воздухе зажатым в руке тапочком. Второй тапочек Сейдж заметила на шкафу, куда Д.Б., вероятно, зашвырнул его в приступе раздражения. На столе рядом с отключенной от терминала клавиатурой лежали надкушенный бутерброд с арахисовым маслом и забытая бутылка «кока-колы».

— Господи, с кем приходится работать! — восклицал Д.Б. — Вы что, никогда не слышали о schadenfreude[3]?!.. — Заметив в дверях Сейдж, он знаком пригласил ее войти и указал тапочком на кресло. Сейдж послушно села. — Да-да, schadenfreude!.. Чувство радости и удовлетворения при виде чужих несчастий. Общественные деятели часто приобретают широкую популярность, если с ними случается что-то плохое. Но ведь отсутствие популярности еще хуже, так что одно вполне искупается другим — так, во всяком случае, гласит теория. Попробуйте этот вариант, о’кей?

Выключив один из экранов, Д.Б. с размаху упал в кожаное офисное кресло и простонал:

— Мой собственный отдел по связям с общественностью считает, что я спятил!

— Что ж, службы новостей действительно отзываются о вас не особенно лестно.

Д.Б. повернулся в кресле, глядя на нее сквозь круглые стекла очков.

— Разве я нарушил ваши гражданские права?

— Я не знаю, — честно призналась Сейдж. — А вы нарушили? Он не ответил, только пробарабанил пальцами по подлокотникам кресла. Казалось, Д.Б. физически не способен сидеть спокойно.

— Итак, вы продаете информацию, — сказала Сейдж.

— Да, — ответил Д.Б., продолжая сосредоточенно стучать пальцами по креслу. — Информация — главный двигатель экономики.

— В мое время считалось, что информация должна быть бесплатной и доступной для всех, — возразила Сейдж.

— Основной закон развития общества гласит: то, что люди считают ценным, становится товаром. Американские индейцы тоже считали, что землю нельзя покупать и продавать, и где они теперь?… — Д.Б. неожиданно поднял на нее взгляд. — О, простите, я совершенно забыл о вашей, э-э-э… этнической принадлежности. Кстати, у вас удивительно красивые волосы.

— Одна из основных примет моей этнической принадлежности, — снисходительно заметила Сейдж.

— Я понял. Благодаря им в графике вы выглядите особенно эффектно.

Сейдж терпеливо кивнула и попыталась снова перевести разговор на него.

— Но ведь существует очень много бесполезной информации. Как вы определяете, что имеет ценность, а что — нет?

По лицу Д.Б. скользнула по-мальчишески задорная улыбка.

— Хороший вопрос. Собственно говоря, это и есть главный вопрос, мисс Оквесасн. С одной стороны, ценность информации определяется точно так же, как стоимость любого товара: ценно то, что редко встречается, и наоборот, то, что присутствует в избытке — дешево. Когда я только взялся за это дело, потоки информации никем не контролировались. Кроме того, никто не умел предсказывать спрос на нее.

— И как вам удалось получить контроль над информационными ресурсами? — поинтересовалась Сейдж, стараясь не показать, насколько пугающей кажется ей подобная постановка вопроса.

— Я решил не нанимать кучу сборщиков информации, — сказал Д.Б. — Именно так разорилось большинство компаний: им приходилось выплачивать своим служащим слишком большую зарплату. Вместо этого я вложил деньги в посредническую деятельность и предложил свои брокерские услуги квалифицированным специалистам-одиночкам, творчески работающим в области анализа и обработки информации — инженерам, программистам, исследователям, композиторам, модельерам, визажистам, художникам, владеющим компьютерной графикой, сценаристам и прочим. Каждый, кто создавал жизнеспособный продукт, мог прийти к нам; мы подбирали для их товара подходящую «упаковку», находили покупателя и добивались наивысшей возможной цены. И, разумеется, эта система себя оправдала. Очень скоро все производители информационных продуктов постарались освободиться от устаревших форм занятости, связывавших их с той или иной корпорацией. Для них «Метамем» стал наилучшим и самым большим рынком сбыта. С другой стороны, многие компании начали экономить средства, избавляясь от штатных разработчиков идей, так как у меня они могли приобрести гораздо лучший продукт за сравнительно меньшие деньги.

На мгновение лицо Д.Б. сделалось мечтательно-рассеянным, словно он тосковал о старых добрых временах, но тотчас взгляд его снова стал сосредоточенным.

— Между тем главная проблема оставалась прежней. Как отличить ценную информацию от всякого мусора? Совершенно очевидно, что я не мог скупать все подряд. Мне нужно было только то, что пользуется наибольшим спросом. Наверное, я не выдам никаких профессиональных секретов, если скажу, что на информацию определенного сорта существует стабильный спрос, который почти невозможно удовлетворить: сколько бы ты ни продавал, всегда можно продать еще и еще. А другие виды информации не оправдывают даже затрат на их производство. Если представить это в виде упрощенной схемы, можно сказать, что спрос на ту или иную информацию регулируется так называемой «Пирамидой Побуждений». В ее основании лежат те человеческие страсти, стремления и инстинкты, которые принято считать естественными: страх, секс, голод, агрессия и так далее. Лишь удовлетворив их в достаточной степени, люди обращаются к красоте, новизне, оригинальности, романтической чувственности и другим побудительным мотивам среднего уровня. Наконец, на самой вершине пирамиды находится рациональное мышление. Как показывает мой опыт, именно к нему люди начинают стремиться в последнюю очередь. Информация — такая же пища для мозга, как хлеб для тела. Соответственно, мы должны запасать ее примерно в тех же пропорциях, какие диктует Пирамида Побуждений.

— Не высокого же вы мнения о человеческой природе, — заметила Сейдж.

Реакция Д.Б. оказалась неожиданной и довольно резкой.

— Можете считать мои умопостроения циничными, но они принесли мне не один миллиард. Что вы на это скажете?!

Но Сейдж никак не отреагировала, и гнев Д.Б. остыл так же быстро, как вспыхнул. Поднявшись с кресла, он засунул руки глубоко в карманы и снова принялся расхаживать по комнате из стороны в сторону.

— Если вы спросите, как не надо строить систему распространения информации, я отвечу: нужно давать людям то, что — как вам кажется — им необходимо, вместо того, что они требуют. Все элитарные системы распределения, сколько их ни было, в конце концов завязли в этических проблемах, фактической достоверности, превосходном качестве и высокой культуре. Когда я вспоминаю их вывернутые наизнанку схемы, мне становится просто смешно. Представьте только: вместо матча по борьбе показывать по телевизору балет! Это не только невыгодно, но и антидемократично!

— Минуточку, — перебила Сейдж. — Ведь демократия основывается на широкой информированности народа, на знании гражданами текущих событий и проблем. Как может человек осознать свою принадлежность к обществу, если вместо качественной информации его станут снабжать низкопробным продуктом?

Д.Б. вздохнул.

— Вы рассуждаете как самый настоящий сторонник элитарной системы распределения информации. Вы хотите диктовать людям, что им смотреть и слушать, вместо того чтобы оказать им доверие и дать возможность выбрать то, что они хотят. Но в конечном итоге вы все равно обанкротитесь, потому что подобная система изначально ущербна. И демократия здесь совершенно ни при чем. Настоящая демократия, дорогая моя мисс Сейдж, есть способ дать людям именно то, к чему они стремятся. Таким образом, свободный рынок — это самое демократическое изобретение человечества за всю историю его существования.

— Даже если он лишает человека объективной информации?

— Достоверная и точная информация никуда не делась. Просто она стоит дороже, — сказал Д.Б. и, перехватив пораженный взгляд Сейдж, добавил, словно оправдываясь: — Ведь для того, чтобы получить достоверную информацию, нужно потратить немало денег, да и спрос на нее невелик. Зануды и «ботаники» просто обязаны платить больше!..

— Но ведь это означает…

— Послушай, Сейдж, — запальчиво перебил ее Д.Б. — Я не просто представляю интересы широких масс; на моей стороне и естественный закон! Свободный рынок функционирует на основе тех же базовых принципов, что и любая экологическая система. В обоих случаях основной движущей силой являются конкуренция и естественный отбор. Каждый раз, когда в такой системе возникает что-то новое, включается механизм конкуренции, с помощью которого не свойственный экосистеме организм проверяется на жизнеспособность. Изредка, впрочем, новые организмы образуют симбиотический союз, который приспособлен к борьбе за существование лучше остальных — и тогда традиционные формы жизни объявляют такой союз «проклятым монополистом» и тащат в суд… — В его голосе прозвучала чуть заметная горечь. — Впрочем, подобных издержек, наверное, не избежать… Главное же заключается в том, что на информационном рынке конкурирующие мемы постоянно борются за место в мозгах людей, и самого значительного успеха добиваются те, которые обладают наибольшей прилипчивостью. Знаешь, какой мем может считаться наиболее удачным?

— Гм-м… Тот, который соответствует действительности?

— Пальцем в небо, моя дорогая Сейдж! Удачным может считаться мем, который воздействует на Пирамиду Побуждений своего носителя и вызывает желание передать его дальше. Мемы, которые соответствуют действительности, в конкурентной борьбе всегда оказываются в проигрышном положении. А знаешь, почему? Потому что мир, как ни странно, устроен довольно примитивно и пошло. И выдумка в нем всегда выглядит интереснее правды. Парадокс, но любая реальность, чтобы хотя бы выглядеть правдоподобной, нуждается в предварительной обработке и соответствующей подаче.

Один из терминалов зажужжал, и Д.Б. включил его нетерпеливым движением пальца. На экране возникло изображение молодого клерка, который явно нервничал из-за того, что ему приходится обращаться к самому боссу.

— Д.Б.! Я, кажется, нашел решение! — с ходу выпалил он. Потом он увидел Сейдж и замолчал, пораженно уставившись на нее.

— Продолжайте! — поторопил его Д.Б.

— Ах да… Вам известно, что в Средней Азии идет война?…

— В Средней Азии постоянно кто-нибудь воюет.

— Мы получили несколько свежих сообщений о жестокостях, о беженцах и прочем. Мне казалось, мы могли бы с успехом их использовать.

— Для привлечения зрителей? — недоверчиво переспросил Д.Б. — Что вы такое несете? Или вы действительно полагаете, что до этого никто, кроме вас, не додумался? Полноте, молодой человек, нужно хоть немного уважать своих конкурентов! Юный клерк заметно увял.

— Да-да, — пробормотал он. — Вы, конечно, правы. И все-таки как нам поступить с этой войной?

— За последние полгода мы выставили на продажу целых три войны, — сказал Д.Б., поправляя очки. — Их рекламный потенциал таков, что о нем всерьез и говорить не стоит.

— Но, босс, этой войной заинтересовались несколько страховых компаний и Организация медицинского обеспечения. Мы могли бы попытаться превратить ее в фирменный продукт, и…

— Что ж, коли так — попробуйте произвести перспективную оценку этих сведений, но мне все равно кажется, что массовый рынок давно перенасыщен сообщениями о беженцах. Это стало общим местом любого военного репортажа. — Д.Б. немного подумал. — Вот что: кажется, я знаю, что нужно сделать… Попробуйте приуменьшить значение этой войны, назовите ее, скажем, локальным конфликтом. Все эти умники тотчас решат, будто мы пытаемся что-то скрыть, и будут требовать самых подробных отчетов. Малейший намек на замалчивание правды действует на интеллектуальную часть публики, как красная тряпка на быка.

— Но в таком случае мы сами рискуем превратиться в мишень для отравленных стрел, — возразил молодой человек.

— Тебе-то что, сынок, ведь к тому времени ты уже продашь свою войну!..

— Гм-м… О’кей, я все понял, босс. — Экран погас.

Не успел Д.Б. повернуться к Сейдж, как в дверях появилась полосатая фигурка Пэтти, и Д.Б. досадливо поморщился. Взяв свободное кресло, он подтолкнул его в сторону Пэтти. Усевшись, она посмотрела сначала на Д.Б., потом перевела взгляд на Сейдж.

— Скажите, шеф, вы поговорили!..

Д.Б. щелкнул пальцами и повернулся к Сейдж.

— Совсем забыл, я должен был предложить тебе взятку. Презренный металл, так сказать… Впрочем, я уверен, ты уже кое-что поняла. — Он взмахнул руками, словно хотел обнять весь дом. — Все это может стать твоим, если… И так далее, и тому подобное…

— Д.Б.! — раздраженно воскликнула Пэтти. — Вы же обещали!..

— Это было очаровательно, — вставила Сейдж. — Я тронута, честное слово!

— В самом деле?! — Д.Б. неожиданно сделался целеустремленным, как пневматический молоток. — Значит, ты готова подписать контракт?

— Нет.

— Ну ладно… Передай Джабвалле, что я старался, — сказал Д.Б., глядя на Пэтти. — Кстати, что там насчет твоего плана?

Пэтти смущенно заерзала в кресле. Сейчас она выглядела лет на пятнадцать.

— Вы должны обещать, что не будете сердиться, когда я все расскажу.

— О чем ты? — совершенно искренне удивился Д.Б. — Я никогда не сержусь.

Сейдж не выдержала и громко рассмеялась.

— Простите, — сказала она, прикрывая рот ладонью.

— О’кей, моя идея такова… — начала Пэтти. Д.Б. тоже сел в кресло, но тотчас вскочил.

— Нет, постой, сначала я расскажу тебе о своей идее! Пэтти покорно вздохнула.

— О’кей, шеф.

— Должен сразу предупредить, я не использовал никаких аналитических материалов, это просто пришло мне в голову…

— У вас действительно золотая голова, шеф, — сказала Пэтти, и Сейдж показалось, что та и не думала льстить.

— Взгляд со стороны!.. — продолжил тем временем Д.Б. — Вот ключ к моей идее. Как мне кажется, подача материала под таким углом должна привлечь внимание. Пришелец из более простых, немного наивных времен сталкивается лицом к лицу с нашим сложным, насквозь порочным миром и… покоряет его своей добротой и врожденным великодушием.

— Благородный дикарь, неиспорченное дитя природы… — с иронией вставила Сейдж.

— Вот именно! Что-то в духе Руссо с легким колониально-патерналистским уклоном, — подтвердил Д.Б.

— Просто великолепно, шеф! — с воодушевлением воскликнула Пэтти. — И прекрасно согласовывается с моим предложением.

— А именно?

— Кто, по-вашему, является символом нашего насквозь порочного и прагматичного века?… — Пэтти выдержала паузу и закончила драматическим тоном: — Вы, Д.Б.! Сейдж должна покорить вас!

Д.Б. с недоумением взглянул на нее.

— Я что-то не совсем понимаю…

— Любовь! Преследуя какие-то сомнительные цели, вы привозите Сейдж к себе домой, но ее открытость и простота заставляют вас поменяться местами. Короче говоря, вы в нее влюбляетесь. Поверьте, никто ничего подобного не ожидает. Такой поворот событий способен смягчить и очеловечить ваш образ, люди станут от души вам сочувствовать. Еще бы: человек, который никогда никому ни в чем не уступал, в конце концов побежден любовью!

Последовала долгая пауза. Пожалуй, с тех пор как Сейдж в первый раз увидела Д.Б., он еще никогда не оставался без движения так долго.

— Вы ведь не сердитесь, правда? — спросила Пэтти.

— Нет, не сержусь. — Отвернувшись от них, Д.Б. погрузился в еще более глубокую задумчивость.

— Вам необходимо развиваться, — продолжала уговаривать Пэтти. — Подобный шаг пойдет только на пользу вашей репутации, вашему престижу — всему, что в общественном сознании связано с вашим именем.

— Я думаю, сначала следует спросить у Сейдж, — сказал Д.Б., не оборачиваясь:

Сейдж уже давно гадала, когда эта мысль придет им в голову.

— Я буду говорить прямо, — заявила она. — Сначала вы попытались присвоить мой копирайт, затем похитили меня, потом задумали подкупить. А теперь вы хотите, чтобы я помогала вам разыгрывать какой-то дурно пахнущий спектакль?

— Совершенно верно, — подтвердила Пэтти. — Рекламную машину необходимо как следует раскачать!.. О, ваши акции взлетят буквально до небес! — заверила Пэтти. — Ведь Д.Б. — самый богатый человек в мире! Престиж, слава, богатство — вы получите все, что захотите.

— Представьте на минутку, — перебила Сейдж, — что мне не нужны ни слава, ни богатство. Назовите хотя бы еще одну причину, по которой я должна участвовать в вашем дурацком представлении.

Д.Б. посмотрел на Пэтти, Пэтти посмотрела на Д.Б. Кажется, вдохновение неожиданно их оставило; во всяком случае, никаких идей на этот счет у них, похоже, не было.

Д.Б. опомнился первым.

— Может, ты согласилась бы на это просто ради удовольствия?

Сейдж едва не рассмеялась. Ей продолжало казаться, что положение, в котором она оказалась, становится час от часа все более нелепым.

— Послушайте, — сказала она, — вам это может показаться странным и наивным, но я ученый, а ученым нельзя лгать. Я не смогла бы солгать даже ради вас.

На лице Д.Б. появилось выражение крайнего изумления, смешанного с благоговением.

— Боже мой, Пэтти! — проговорил он. — Знаешь, кто она такая? Сейдж — настоящий человек. И это как раз то, что нам нужно.

Как узнала Сейдж уже на следующий день, утренние часы по традиции отводились для ознакомления со свежими новостями. Только так люди могли усвоить огромное количество информации, необходимое для того, чтобы экономика продолжала работать. Экраны в ее спальне наперебой предлагали услуги соперничавших между собой информационных служб — телевизионные программы, телефонную связь, факс, кино, игры, чат, виртуальный магазин и еще целую кучу малопонятных возможностей, которыми можно было воспользоваться через Интернет. Не в силах разобраться в этом многообразии, Сейдж выбрала первую попавшуюся информационную службу и попыталась добраться до сведений о проекте и людях, пославших ее в будущее. Тотчас же Сейдж захлестнул поток совершенно ненужной информации. В конце концов навигатор, якобы специализирующийся на исторической информации, соединил ее с посвященным поп-культуре сайтом, на котором были собраны все сведения о знаменитых певцах и эстрадных артистах, а также все сплетни и все скандалы за последние сорок лет.

Тогда Сейдж попыталась соединиться с сайтом своей любимой энциклопедии. Он никуда не делся — даже название осталось прежним, однако все статьи оказались распроданы различным спонсорам-рекламодателям. В ответ на каждый научный запрос на экране появлялась красочная картинка с предложением тех или иных товаров. Почти отчаявшись, Сейдж запросила энциклопедию, кто такой Троцкий, и с удивлением обнаружила, что такая статья отсутствует вовсе. Очевидно, Лев Троцкий не обладал достаточным рыночным потенциалом и не мог привлечь ни одного клиента-рекламодателя, хотя, с точки зрения Сейдж, фирмы-производители альпинистского снаряжения проигнорировали его совершенно напрасно.

В конце концов, вспомнив, что говорил вчера Д.Б., она вернулась на домашнюю страницу и, действуя методом проб и ошибок, сумела вызвать на экран список всех принадлежащих «Метамему» информационных служб вместе со стоимостью подписки. Сумма общего месячного абонемента выглядела весьма впечатляющей. Похоже, человек со средним достатком мог позволить себе услуги не больше одной инфослужбы из середины списка, где оказались собраны операторы, предлагавшие весьма однообразный набор опций. В самом низу располагались дешевые инфослужбы с яркими, динамичными заставками, похожими на утренние воскресные мультфильмы, однако они обеспечивали лишь весьма ограниченный доступ к таким популярным темам, как спорт, распродажи по сниженным ценам, порнография и результаты лотерей, и были перегружены рекламой.

Именно поэтому Сейдж обратилась к инфослужбам, возглавлявшим составленный ею список. Только здесь ей был предоставлен по-настоящему полный и разнообразный ассортимент источников информации вкупе с достаточно сложными поисковыми программами, способными до них добраться. Но они были отнюдь не бесплатными. Чем выше была плата за пользование источником, тем более «сырой» становилась информация, но Сейдж поняла, что в этом есть своя закономерность, когда, продравшись через профессиональные и деловые порталы, получила доступ к загадочным и путаным библиотекам поминутно меняющихся текущих данных. Они как будто жили своей собственной потаенной жизнью, и Сейдж невольно сравнила их с нервными клетками цивилизации будущего.

Впрочем, даже этот весьма поверхностный тур по информационной вселенной заставил Сейдж основательно задуматься. Откинувшись на подушки, она не спеша потягивала горячий напиток, который в меню интерактивной домашней системы именовался «старбакс» (он оказался обыкновенным черным кофе), и размышляла. Судя по тому, что она увидела, интернет так и не превратился в виртуальную волшебную страну, где правили отважные и дерзкие хакеры-робингуды. Напротив, киберпространство будущего оказалось таким же скучным, как городская аллея для прогулок, и служило почти тем же самым целям. То, что находилось теперь в Сети, было отнюдь не информацией, а переработанным информационным продуктом — своего рода «Велвитой»[4] для мозгов, — выглядевшим подчас гораздо более убедительно и достоверно, чем подлинные факты.

Возможно, с ее стороны было наивно полагать, что информация так и останется бесплатной. И все же то, как рынок просеивал и отсортировывал факты, не вызывало у Сейдж ничего, кроме отвращения. Фальсификация и факт, игра и работа, информация и умелая подтасовка — все это безнадежно перепуталось, и она невольно подумала, что Д.Б., возможно, прав, и у нее есть в этом веке свое предназначение, своя роль, которую ей предстоит исполнить. В конце концов, кто, как не посторонний человек со свежим взглядом на проблему, может предостеречь других об опасности, которую они не в состоянии разглядеть?

В конце концов Сейдж все-таки удалось выяснить, что Джеми Никль был единственным оставшимся в живых участником проекта, связанного с разработкой путешествий во времени. Сведения об остальных начинались с официального некролога. Сам проект тоже канул в Лету — во всяком случае никаких сведений о нем Сейдж так и не нашла. Поразмыслив, она отправила Джеми по электронной почте послание, в котором благодарила за свое возвращение к жизни.

Она все еще была в пижаме, когда незадолго до полудня к ней зашла Пэтти.

— Одевайтесь скорее! — бодро сказала она. — Через два часа вам необходимо быть в Нью-Йорке. Д.Б. дает свой личный самолет.

— В Нью-Йорке? — удивилась Сейдж. — Но зачем?

— Вы дадите интервью прессе, — объяснила Пэтти. — И его распространят по всем электронным сетям.

— Вы действительно хотите, чтобы я встретилась с представителями прессы? — настороженно спросила Сейдж.

— Разумеется, — ответила Пэтти. — Ведь должны же мы предъявить вас публике!

— Но вы, конечно, потребуете, чтобы я говорила что-то определенное! Или, точнее, не говорила…

— Вовсе нет. Говорите, что вам угодно, только постарайтесь не выглядеть занудой.

Сейдж подумала, что задает совершенно не те вопросы.

— И сколько заработает на этом «Метамем»?

— Пусть вас это не беспокоит, — поджала губы Пэтти. — Ваш гонорар составит семьдесят пять тысяч долларов.

Сейдж внезапно осенило. Идея, пришедшая ей в голову, была такой простой, что ей оставалось только удивляться, как она не подумала об этом раньше. «Метамем» продавал информацию. И покуда она приносила прибыль, содержание этой информации не имело почти никакого значения.

Стоя перед стенным шкафом, Сейдж некоторое время раздумывала о том, что надел бы информационный мессия, готовясь отправиться в синагогу к фарисеям, чтобы обличить современные нравы. В конце концов она остановилась на просторном шелковом платье в японском стиле, а под ним — черное капроновое трико. Волосы она оставила распущенными: длинные, черные, как вороново крыло, они доставали ей почти до талии. Своим видом Сейдж осталась довольна: выглядела она эффектно и элегантно.

В Нью-Йорк Сейдж полетела с Гансом, который был не только телохранителем и шофером, но и пилотом самолета, оборудованного в полном соответствии со вкусами Д.Б. В просторном салоне громоздились друг на друга десятки компьютерных мониторов, а бар буквально ломился от кофеиносодержащих напитков, которых, по расчетам Сейдж, хватило бы, чтобы оставить без сна все восточное побережье Соединенных Штатов. В хвосте помещалась кабинка световоздушного душа и скромная койка, отгороженная складной ширмой.

Вскоре за иллюминаторами показались небоскребы Манхэттена, и самолет, миновав аэропорт, опустился на частную посадочную площадку на крыше.

Сейдж встретила режиссер сетевого вещания.

— Я предупредила Д.Б., что не могу лгать, — сказала Сейдж, пока молодая женщина вела ее по коридору к лифтам. — И я действительно готова честно ответить на любые вопросы.

— Не беспокойтесь, вы прекрасно выглядите, — ответила режиссер. — Красное вам очень к лицу, а ваши волосы… О, это что-то поразительное! Все просто влюбятся в вас с первого взгляда. Главное, расслабьтесь и постарайтесь держаться естественно.

И все-таки Сейдж продолжала волноваться, однако, когда они вошли в рабочую студию, была настроена весьма решительно. Зрители и корреспонденты уже сидели на скамьях, установленных амфитеатром вокруг центральной площадки, но были странно неподвижны и молчаливы.

Всмотревшись повнимательнее, Сейдж все поняла.

— Но ведь это же роботы! — воскликнула она.

— Не беспокойтесь, они включатся, когда мы начнем запись, — успокоила режиссер. — Вы и не отличите их от живых людей! Мы, во всяком случае, не можем.

Шоу, в котором Сейдж предстояло принять участие, называлось «Виртуальная гостиная Иоланды», хотя центральная съемочная площадка была обставлена, скорее, как кухня. Вновь ощутив легкий приступ неуверенности, Сейдж спросила:

— А какие вопросы мы будем обсуждать? Я хочу сказать, было бы неплохо, если бы часть из них мне сообщили заранее…

— О, вопросы могут быть какие угодно!.. — беззаботно ответила женщина-режиссер. — Но не беспокойтесь, Иоланда — настоящий профессионал. У нее сумасшедший рейтинг!..

В этот момент к ним быстрым шагом приблизилась невысокая темнокожая женщина, излучавшая поистине термоядерную энергию.

— Не верю своим глазам! — с воодушевлением проворковала она приятным, чуть хрипловатым голосом. — Похоже, скрягам из руководства пришлось как следует раскошелиться, чтобы пригласить ко мне на шоу настоящего гостя! Кроме того, они, кажется, потратились и на рекламу. Слышите, как стучит мое сердце?! Техотдел сообщает, что интерес к программе достиг неслыханных высот! — Она внезапно заговорила чуть тише и по-деловому: — Добрый день, дорогая. Меня зовут Иоланда. Уверяю, вы не пожалеете. Покуда еще ни один из участников моего шоу не жаловался на падение популярности.

— Это, гм-м… отлично, — отозвалась Сейдж.

— В этом платье вы выглядите очень эффектно, душечка. И вообще, у меня такое чувство, что сегодня — мой день! Так что не волнуйтесь.

Сейдж пришлось немного подождать в крохотной комнатке за кулисами, пока за ней не пришла режиссер. Иоланда уже вкратце представила ее, и Сейдж шагнула на залитую ослепительно-ярким светом площадку под дружные овации роботов. Они действительно выглядели как живые, и Сейдж даже почувствовала себя польщенной.

Потом она села за кухонный столик. Иоланда тотчас налила ей чашку «старбакса» и с несколько преувеличенным воодушевлением повернулась к зрителям.

— Вот она — эта женщина, наделенная отвагой и мужеством, какие нам даже трудно себе вообразить! Вы согласны?

В ответ снова раздались аплодисменты.

— Итак, Сейдж, мне сказали, что вам пришлось умереть, чтобы совершить ваше беспримерное путешествие во времени. Скажите откровенно, неужели вам не было страшно?

И тут Сейдж совершила роковую ошибку. Она задумалась над вопросом. В самом деле, боялась ли она?

— Конечно, я испытывала страх, — задумчиво ответила она, — но даже он обладал для меня некоей притягательной силой. Это было как вызов… Помнится, я думала, смогу ли я его преодолеть.

Таким образом, Сейдж сразу начала со своих субъективных впечатлений, уйти от которых оказалось практически невозможно. Некоторое время Иоланда расспрашивала ее о подготовке эксперимента и о самом путешествии, а потом попросила рассказать, что она чувствовала, когда пришла в себя. Отвечая, Сейдж старалась придерживаться фактов, однако ее эмоции все же прорывались наружу.

А Иоланда буквально лучилась сочувствием.

— Разве вас не разозлило то, как с вами обращаются? — спросила она.

Но Сейдж к этому времени уже настолько освоилась с непривычной обстановкой, что сумела подумать: «Мои чувства сейчас не главное». Поэтому она сказала:

— Нет, просто я была очень озабочена тем, что увидела вокруг.

Это было неправдой, но только так Сейдж могла перевести разговор на действительно важные проблемы. Однако Иоланда не поддалась на эту уловку.

— Вы ведь уже познакомились с мистером Беддоузом, верно? Что вы думаете об этом миллионере-отшельнике, от одного слова которого зависело, будете вы жить или нет?

При этих словах по рядам роботов-слушателей пронесся сочувственный шепоток.

— Мне кажется, было бы неправильно изображать его бесчувственным чудовищем, — ответила Сейдж, снова сбившись с мысли. — Это вообще очень непростой вопрос, и я…

— И все же скажите, стоит ли нам беспокоиться по вашему поводу? — перебила Иоланда.

— О, нет! — рассмеялась Сейдж. — Д.Б. может быть очень милым, но это не…

— Милым?!.. — Иоланда сделала большие глаза.

— Но я просто имела в виду…

Наклонившись вперед, Иоланда доверительным жестом коснулась руки Сейдж.

— Душечка, вам, наверное, очень одиноко у нас? Скажите, может быть, вы оставили в прошлом дорогого вам человека?

«О, Господи! Кажется, я сморозила что-то не то!» — Сейдж ужасно смутилась, и когда Иоланда спросила, что произвело на нее самое сильное впечатление, с радостью ухватилась за эту подсказку и забормотала что-то маловразумительное об автомобилях с автопилотом и световоздушном душе.

Когда съемки были закончены и свет в студии погас, Сейдж вскочила.

— Кажется, я провалилась! — воскликнула она. — Может, попробуем еще раз?

— Не волнуйтесь, душечка, — ответила Иоланда. — Вы выглядели естественно и очень киногенично, а это единственное, что замечают люди. И это понятно: ведь им хочется отождествлять себя с вами!

Сейдж вздохнула. Она-то» хотела ясно и недвусмысленно предупредить зрителей о серьезной опасности, а вместо этого наболтала всякой чепухи.

— Не понимаю, что на меня нашло! — пожаловалась она. — Я как будто превратилась в одного из этих ваших роботов!

— У вопросов, которые я вам задавала, мог быть только один ответ, — сказала Иоланда своим деловым голосом. — И именно в этом кроется секрет вашего успеха. Все заранее знают, что вы собираетесь сказать. И когда вы говорите это, люди убеждаются: они были правы. Я когда-то работала в журналистике, душечка, и знаю разницу…

— Вы были журналисткой? — удивилась Сейдж. — А почему сейчас?…

— Потому что журналист не контролирует конечный продукт, — покачала головой Иоланда. — В наше время сбор сведений и доставка информации потребителю — это две совершенно разных профессии. И уверяю вас, душечка, последнее гораздо прибыльнее и безопаснее. Журналист должен быть молод, энергичен и предан своему делу; кроме того, журналисту приходится постоянно искать, кому бы продать добытую им информацию, а жить, не зная, кто заплатит тебе завтра, очень нелегко. Часто это означает перебиваться с хлеба на воду.

— Но если в вашем мире информация пользуется таким большим спросом…

— Общество должно знать правду, но не хочет этого. Люди жаждут только денег, хотя в них не особенно нуждаются. — И, поглядев на неподвижно замершую в полутьме аудиторию, Иоланда добавила: — Вот, помяни черта, и он тут как тут…

Сейдж тоже обернулась. В проходе стоял Д.Б.: дорогой итальянский костюм висел на нем, точно картофельный мешок.

— Д.Б.! — с тревогой воскликнула Сейдж. — Вы давно здесь?

— Достаточно давно, чтобы понять — ты отлично справилась, — ответил он.

— Поскольку вы здесь, мистер Беддоуз, — сказала Иоланда, и каждое ее слово казалось тяжелым и холодным, как свинцовая пуля, — позвольте задать и вам пару вопросов.

— Комментариев не будет, — беззаботно откликнулся Д.Б. — Идем, Сейдж. Я хочу пригласить тебя поужинать.

Все еще обуреваемая самыми противоречивыми чувствами, Сейдж последовала за ним. Когда они вышли из студии и сели в лифт, она сказала:

— Я хотела только открыть людям глаза, хотела объяснить, как опасно позволять рыночным законам вторгаться в сферу обмена информацией.

— Вряд ли бы ты дождалась от них сочувствия, — хладнокровно отозвался Д.Б.

— Дело совсем не во мне! — с горячностью возразила Сейдж. — Я знаю: если я буду что-то скрывать, чтобы добиться дешевой популярности, в конце концов я стану такой же, как вы!

— Не думаю, — мягко ответил Д.Б., явно стараясь ее утешить. Вместе они пересекли просторный вестибюль и вышли на улицу.

Давно наступил вечер, но городские огни сияли так ярко, что улицы стали похожи на залитые светом ущелья. Не успели они спуститься по широким ступеням, как Сейдж увидела на тротуаре толпу папарацци, которые сразу же направили на них свои камеры и ослепили яркими вспышками. Неожиданно зазвонил телефон Д.Б.

— Да? — ответил он и внезапно остановился, как вкопанный. Схватив Сейдж за руку, Д.Б. круто повернулся и стал снова подниматься по ступеням.

— Что случилось? — спросила Сейдж.

— Нам нельзя выходить из здания.

Он шагал по ступеням размеренной, неторопливой походкой, но его рука сжимала пальцы Сейдж, словно тисками. В вестибюле к ним бросился телохранитель.

— Сюда, пожалуйста. Сюда, мистер Беддоуз. — И он быстро повел их назад к лифтам, стараясь держаться между ними и входом, пока второй охранник запирал стеклянные двери. Снаружи раздался и смолк вой полицейских сирен.

В лифте Сейдж сказала:

— Можете теперь отпустить меня.

Д.Б., словно обжегшись, поспешно выпустил ее руку.

— Извини.

На площадке верхнего этажа их ждал Ганс. Не переставая разговаривать с кем-то по переговорному устройству, он вывел обоих на крышу и помог подняться в самолет. Когда машина взмыла в воздух, Д.Б. набрал какой-то номер и сердито спросил:

— Что, черт возьми, случилось? Выслушав ответ, он снова спросил:

— Его поймали?

Еще немного послушав, Д.Б. сказал:

— Очень хорошо. А теперь соедините меня с Пэтти. После небольшой паузы он почти прорычал в трубку:

— Моя дорогая, вы потерпели самое настоящее фиаско! Неужели вы так и не сделали ни одного снимка? — Еще пауза. — Тебе легко говорить — на тебя не охотится какой-то свихнувшийся придурок с пистолетом, которому не терпится прославиться!.. Ах вот как? В таком случае пошлите всех к чертям! Когда в следующий раз соберетесь организовывать утечку информации, будьте повнимательнее. Нельзя сообщать мое расписание кому попало!

Он дал отбой и некоторое время сидел, погрузившись в глубокую задумчивость.

Сейдж, однако, успела уловить самое важное.

— Так значит, это было подстроено?! — воскликнула она, кипя от возмущения. — Пэтти специально прислала фотографов, чтобы они сфотографировали нас вместе?! Что ж, теперь я поняла: вы все-таки решили осуществить ее план, и вам наплевать, нравится он мне или нет! Вы использовали меня!

Д.Б. мрачно посмотрел на нее.

— Эгоистичный ублюдок! — выпалила Сейдж. Ее негодование было столь велико, что она едва не взмыла над креслом на пару дюймов. Впрочем, возможно, это самолет провалился в воздушную яму.

— Пэтти говорит, твой индекс популярности поднялся до самой стратосферы, — с легкой обидой отозвался Д.Б.

Сейдж бросила быстрый взгляд за окно. Небо за стеклами почернело, но земля внизу все еще была залита солнечным светом.

— Боже мой, самолет, кажется, тоже! — в испуге воскликнула она, крепче сжимая подлокотники кресла. — Куда мы летим, Д.Б.?

— Я же пригласил тебя поужинать со мной, — напомнил он.

— Да, но где мы будем ужинать?

— В Гонконге, если ты не против.

Большая часть центрального района Виктория в Гонконге когда-то была полностью разрушена мощным землетрясением, и теперь на его месте высились три сияющих серебряных башни — таких высоких, что они вполне могли служить символами гордыни и презрения к ближним. Самолет, кружа, снижался прямо к ним, и клонившееся к закату солнце вспыхивало на облицовке — небоскребов багровым заревом.

— Южное здание принадлежит мне, — рассеянно сообщил Д.Б. — Но туда мы, пожалуй, не пойдем.

Именно в этот момент Сейдж поняла: все, что говорили ей о Д.Б., не преувеличение, и он по-настоящему богат.

Они вышли из самолета и оказались на открытой всем ветрам посадочной площадке, которая — словно гриб к стволу дерева — прилепилась к стене северной башни. От сумасшедшей высоты у Сейдж захватило дух. Небоскребы на противоположном берегу залива казались игрушечными, а гавань в обрамлении живописных гор пестрела крошечными точками — то были огромные суда, пришедшие со всех концов света. Она бы смотрела и смотрела на эту красоту, но Гансу явно не нравилось, что Сейдж стоит так близко к краю площадки, и в конце концов она вслед за Д.Б. вошла внутрь башни.

Метрдотель усадил их за столик у окна, откуда тоже открывался чудесный вид, но Д.Б. оставался сердитым и замкнутым до тех пор, пока они не распили целую бутылку «пино нуар». Только тогда он стряхнул с себя угрюмое настроение и спросил, как прошел ее день.

— Да вот, хотела у тебя поинтересоваться, знает ли некоронованный король информационного рынка, что Лев Троцкий исчез из коллективной памяти человечества? — спросила Сейдж. Д.Б. упорно придерживался фамильярной интонации, и она решила ответить тем же.

— Гм-м, — пробормотал Д.Б. — Знаешь, у меня тоже был не самый легкий день.

— Неужели тебе все равно? — удивилась Сейдж.

— Ты о Троцком? — Он пожал плечами. — Троцкий был частью массива информации, которую общество отвергло еще в прошлом столетии. Но ты, наверное, хочешь знать, почему это произошло?

— Почему? — обреченно спросила Сейдж.

— Потому что эти сведения не обладали развлекательным потенциалом, — объяснил Д.Б. — А развлечения — тот необходимый минимум, которого люди ожидают от тех, кто ими правит. Как только всем стало ясно, что классовая борьба закончена и что от нее остались только пятилетние планы, люди тотчас сообразили, какая же это скукотища, и постарались как можно скорее о ней забыть.

Сейдж немного помолчала, стараясь как-то примирить этот ответ со своими представлениями о Д.Б.

— Ты хочешь сказать, что у вас больше нет трудовых конфликтов? — спросила она наконец.

— Трудовых конфликтов? — искренне удивился Д.Б. — Но, дорогая моя, ведь информацию производят не на фабриках!

— Но чтобы ее произвести, по-прежнему необходим труд.

— Да, конечно, но я ведь говорил тебе — я не нанимаю тех, кто занимается добычей информации. Журналисты, исследователи — это самые скверные наемные работники, каких только можно себе представить. Человек, придерживающийся хотя бы минимальных профессиональных стандартов или, если угодно, цеховых правил, по определению не может быть полностью лоялен по отношению к компании-нанимателю. Поэтому я только покупаю их продукт, а им оставляю их смешные понятия о профессиональной чести.

— И финансовый риск, — добавила Сейдж. — Иными словами, вся ваша экономика основывается на эксплуатации производителей информации, которые к тому же лишены права распоряжаться результатами своего труда.

— Таковы условия игры, Сейдж. В конце концов, у нас серьезный бизнес, а не дружеская вечеринка.

— Ты мыслишь категориями прошлого века!..

— Прошу прощения, но это ты явилась из прошлого, а не я.

— К тому же ты самый настоящий махинатор и вообще сукин сын!

— Не так я представлял себе романтический ужин вдвоем! — усмехнулся Д.Б.

Но Сейдж уже чувствовала приятное опьянение и не собиралась и дальше выяснять с ним отношения. Бордо к ужину и превосходный коньяк на десерт временно примирили ее со всеми разочарованиями, которые она пережила сегодня. Будут и другие дни, рассуждала Сейдж; может, завтра или послезавтра ей представится иная возможность разоблачить его.

Когда ужин подошел к концу, медно-красное солнце уже опускалось за мыс, и внизу один за другим вспыхивали огни большого города.

— Я не хочу уезжать! — заявила Сейдж. — Мне нужно немного постоять на земле, иначе я не смогу сказать, что была здесь!

Д.Б. кивнул в ответ, и они спустились на лифте с прозрачными кабинами на площадь между башнями. Вспугивая стаи откормленных голубей, они вместе подошли к центру площади, где высилась какая-то абстрактная скульптура. Прислонившись к ее нагретому обливному боку, Сейдж подняла глаза и невольно залюбовалась небом, которое играло и переливалось неоново-желтыми, оранжевыми и розовыми красками заката. Голова мягко кружилась. Теплый, влажный воздух был насыщен ароматами экзотических цветов, восточных пряностей и запахами близкого моря. И, разумеется, она испытывала приятное волнение от близости человека, который запросто мог купить половину Солнечной системы и еще оставить чаевые.

Внезапно Д.Б. как-то весь подался вперед и неумело чмокнул ее в щеку. Сейдж удивленно повернулась к нему. Что это — он действительно покраснел или это просто отблеск заката упал на его лицо?

— Ты сделал это для репортеров? — осведомилась она.

— Н-нет, — смущенно ответил Д.Б. — Для себя. Прости…

Его непритворное замешательство показалось Сейдж очаровательным и милым.

— Это не поцелуй, — сообщила она. — Вот как надо!..

И, сжав руками голову Д.Б., Сейдж наградила его долгим, крепким поцелуем в губы. Это был самый настоящий поцелуй, без дураков.

Когда она наконец выпустила Д.Б., оказалось, что его очки запотели, и он неловко попытался протереть их.

Сейдж звонко расхохоталась.

— Ну-ка, кто быстрее добежит до лифта!

И она бросилась бежать. На полпути через площадь у нее соскочила туфля, но, несмотря на это, она все равно была у лифта раньше Д.Б. Задыхаясь от смеха и быстрого бега, Сейдж повернулась, чтобы подобрать туфлю, но Д.Б. схватил ее за руку и удержал.

— Оставь, — сказал он. — Быть может, какой-нибудь принц найдет твою туфельку и явится за тобой.

— На что мне принц? Что я буду с ним делать?

— Ну, не знаю. Может быть, ты его поцелуешь. Оконфузишь, как меня.

И Сейдж стало ясно, что он не шутит.

Молча они вернулись к самолету. Когда он взлетел, в небе уже гасли последние отблески заката. Д.Б. сидел совершенно неподвижно, уставившись в иллюминатор и не замечая, что Сейдж пристально за ним наблюдает. Лицо его выражало неудовлетворенность, печаль и какое-то страстное желание. Казалось просто невероятным, что такой человек, как он, может чего-то так отчаянно хотеть.

— У меня появилась идея, Сейдж, — сказал наконец Д.Б., поворачиваясь к ней. — Давай полетим в Париж и еще раз полюбуемся закатом.

Она улыбнулась.

— Не стоит летать вокруг земли, гоняясь за закатом, Д.Б.

— Но почему?

— Потому что… Потому что мы уже взрослые, и у каждого из нас есть свои дела. Особенно у тебя.

Д.Б. резко отвернулся и снова стал смотреть в окно. Теребя подлокотник кресла, он сказал:

— Ты подала мне великолепную идею…

— Людям она известна уже довольно давно.

— Наверное… — Д.Б. немного помолчал. — Скажи, ведь это была просто игра, притворство, не так ли?

А Сейдж не знала, что ему сказать. Неожиданно ей стало ясно: она сама не уверена в своих мыслях и чувствах.

— Да… — проговорила она наконец. — Если для тебя это была просто игра, значит, для меня тоже.

Вызванное вином беззаботное и игривое настроение внезапно испарилось, и Сейдж стало клонить в сон. Откинув спинку сиденья, она вытянулась во весь рост и вскоре задремала под ровный гул турбин. В какой-то момент Сейдж снова ненадолго открыла глаза и увидела, что Д.Б. пристально смотрит на нее, но выражение его лица было слишком сложным, чтобы она могла понять, что оно означает.

На следующее утро Сейдж проснулась в своей постели. Было уже довольно поздно, к тому же с похмелья у нее сильно болела голова. Включив экран на потолке, она с неудовольствием обнаружила свое лицо буквально во всех выпусках электронных газет-таблоидов. Одна из веб-страниц была целиком посвящена их поцелую на площади в Гонконге, мастерски запечатленному с помощью мощного телеобъектива. На другой странице продавалась за несколько тысяч долларов ее потерянная туфля.

— Черт! — выругалась Сейдж и позвонила Пэтти.

— Кто разрешил публиковать эти снимки? — раздраженно спросила она, потирая ноющие виски.

— Я, — ответила Пэтти таким жизнерадостным тоном, каким обычно рекламируют средство от запора. В ее волосах появились новые предметы — крошечный зонтик для коктейлей и статуя Венеры Милосской. — Не волнуйтесь, я обо всем позабочусь.

— Я не хотела, чтобы эти снимки попали в Сеть, — проворчала Сейдж. — Они… они носят слишком личный характер.

— Если вы мечтаете о личной жизни, Сейдж, в таком случае вы выбрали не ту планету. И не того человека.

Дав отбой, Сейдж долго сидела неподвижно и размышляла. Покуда она остается частью созданной «Метамемом» псевдореальности, ей вряд ли удастся стать собой. Даже самые искренние ее слова и поступки могли быть превратно истолкованы и использованы для обмана.

Надо бежать, решила Сейдж. Но куда? У нее не было ни друзей, ни родственников, ни денег, ни профессии — ничего, кроме ее сомнительной славы, и тем не менее она чувствовала, что должна хотя бы попытаться. Сейдж был известен только один выход из дома Д.Б. — через охраняемый подземный туннель. Что ж, попытка не пытка…

Одевшись и проглотив на завтрак пару таблеток аспирина, Сейдж спустилась в вестибюль, где росли сосны. Здесь никого не было. Никто ее не остановил, и она беспрепятственно спустилась в лифте на самый нижний уровень.

К ее несказанному удивлению, знакомый лимузин все еще стоял у обочины подземной дороги, и Сейдж, оглядевшись по сторонам, проворно забралась внутрь. Она понятия не имела, каким образом управлять этим чудовищем, но не успела Сейдж закрыть за собой дверцу, как машина бесшумно тронулась с места. Теперь Сейдж оставалось только надеяться, что охранники решат, будто в лимузине едет сам Д.Б. и беспрепятственно выпустят ее из туннеля.

Но у поста машина затормозила. Один из экранов осветился и негромко запищал. Немного поколебавшись, Сейдж коснулась пальцем появившегося на нем значка «Ответить».

Это был Д.Б. Насколько Сейдж могла видеть, он находился в своем офисе, и на нем был уже знакомый ей растянутый свитер.

— Куда это ты собралась? — спросил он.

— Я уезжаю, — ответила она, стараясь сохранить на лице непроницаемое выражение.

Д.Б. несколько мгновений внимательно разглядывал ее, потом его лицо сделалось таким же неприветливым и замкнутым, как у Сейдж.

— Может, возьмешь другую машину? — спросил он холодно. — Эта слишком бросается в глаза.

— Если придется, я готова ехать хоть на газонокосилке, — ответила Сейдж.

— О’кей, вылезай. Я пришлю что-нибудь подходящее.

Сейдж послушно выбралась наружу, и лимузин покатился в обратном направлении. Скоро он исчез за поворотом туннеля. Охранник в стеклянной будке изо всех сил старался не таращиться на нее, но Сейдж все равно чувствовала себя, как маленькая девочка, которая попалась на краже конфет. К счастью, довольно скоро в туннеле появилась другая машина — изящный спортивный автомобиль серебристого цвета с откидным верхом. Шофера не было. Марку машины Сейдж так и не сумела определить, но дизайн говорил сам за себя. Это был самый настоящий, стопроцентный сексапил, и Сейдж невольно задумалась, почему Д.Б. выбрал для нее такую машину.

В автомобиле были рулевое колесо, газ и тормоз. Все остальные механизмы управления заменял компьютерный экран, занимавший половину приборной доски. Не успела Сейдж сесть, как он включился и запищал. Вздохнув, Сейдж включила связь.

— Ты знаешь, как программировать машину? — спросил Д.Б.

— Разве на ней нельзя просто ехать?

— Нет, это запрещено, особенно на шоссе. Существует специальный закон о безопасности дорожного движения. Ладно, скажи, куда бы ты хотела поехать, и я запрограммирую машину отсюда.

— Ты, наверное, все равно смог бы следить за мной, куда бы я ни отправилась, — догадалась Сейдж.

— Приношу тебе самые глубокие извинения от лица всего нашего мира, — траурным голосом сказал Д.Б. — Увы, сейчас машины выпускают только со встроенными функциями контроля.

Делать было нечего, и Сейдж сказала, что хотела бы посетить университет. Д.Б. начал программировать навигационный компьютер, и экран, моргнув, переключился на другой режим.

— Когда захочешь вернуться, просто выбери опцию «Назад», — пояснил Д.Б., и Сейдж с трудом удержалась, чтобы не сказать: неизвестно, захочется ли ей вообще возвращаться.

Стоял ясный, солнечный денек. Машина стремительно неслась вниз по извилистой горной дороге, и Сейдж опустила верх, чтобы насладиться упругим ветром, раздувавшим ей волосы. Она не могла не признать, что мчаться в такой мощной и шикарной машине приятно, хотя одновременно она испытывала и некоторую неловкость. Ну да ладно… Найдя в перчаточнице солнцезащитные очки, Сейдж надела их, чтобы лучше соответствовать навязанному ей образу роковой женщины.

Но вот впереди показалось оживленное шоссе. Не снижая скорости, машина вывернула на наклонный въезд и помчалась туда, где сплошным потоком двигались другие автомобили. В страхе Сейдж изо всех сил нажала на педаль тормоза, но ничего не произошло — тормоза не работали. Казалось, катастрофы не избежать, но в самый последний момент в потоке транспорта появился просвет, и машина Сейдж плавно вписалась в освободившееся пространство.

Двигаться на полной скорости на расстоянии каких-нибудь шести дюймов от бампера идущей впереди машины было серьезным испытанием для нервной системы Сейдж. Поначалу ей приходилось прилагать изрядные усилия, чтобы справиться с подступающей паникой, однако довольно скоро она заметила, что все машины, сколько их было на шоссе, притормаживают и ускоряются почти одновременно. В ее время такое вряд ли было возможно — в лучшем случае, все закончилось бы многочасовой «пробкой», в худшем — серьезной аварией.

Всю дорогу до центра города Сейдж преследовало ее собственное лицо, глядевшее на нее с электронной доски объявлений на экране. Тогда она попробовала радио, но натыкалась только на анонсы программы, которая называлась «Сейдж Оквесасн: обольстительница из прошлого». Задыхаясь от отвращения, она выключила приемник.

Именно в этот момент Сейдж заметила сзади патрульную полицейскую машину. Тотчас зазвонил телефон.

— Мы берем на себя контроль за вашей машиной, — сказал коп, как только она ответила. — Включите факс — мы пришлем вам ордер.

— Что я натворила? — спросила Сейдж, когда ее машина свернула на стояночную площадку на обочине шоссе.

— Вы обязаны немедленно явиться в Федеральное судебное присутствие, мэм.

— Зачем?…

— Спросите об этом у судьи, мэм.

Сопровождаемая полицейской машиной, Сейдж тронулась дальше. Ее автомобиль легко преодолел сложную развязку на съезде с шоссе и влился в поток машин, запрудивших улицы городского центра. Вскоре он остановился напротив высокого здания из стали и стекла, отделенного от улицы вымощенной бетонными плитами площадью. На площади собралась небольшая толпа, здесь же находились и две бригады телевизионщиков.

Не успела Сейдж выбраться из машины, как к ней подбежала какая-то женщина и сунула под нос микрофон.

— Скажите, Сейдж, чем можно объяснить вашу необыкновенную сексуальную привлекательность? — затараторила она. — Многие зрители считают, что у вас есть какой-то секрет, перешедший к вам по наследству от индейских предков. Это так?…

Высокий лысеющий мужчина в коричневом костюме поджидал ее на тротуаре.

— Я представляю объединение фирм во главе с «Инфометикс корпорейшн», — сказал он хорошо поставленным баритоном. — Именно мы подали в суд иск с требованием более справедливого распределения касающейся вас информации. Вы должны официально подтвердить, что имело место незаконное ограничение свободы торговли…

Сверкающий черный автомобиль затормозил у края проезжей части, и из него выскочил мистер Джабвалла. Выглядел он собранно и элегантно.

— Настоятельно советую не отвечать, — быстро сказал он.

— Ага, теперь вы запугиваете свидетельницу! — воскликнул другой юрист. — Надеюсь, господам из службы новостей удалось записать это.

Две видеокамеры тотчас повернулись в сторону мистера Джабваллы, чтобы зафиксировать его реакцию.

— Она не ваш свидетель, — с невозмутимым видом отозвался тот. — Кроме того, сегодняшний вызов в суд не имеет законной силы, поскольку это вообще не Сейдж Оквесасн. Это просто ее точная копия. — Повернувшись к Сейдж, Джабвалла добавил вполголоса: — Послушайте, мисс, если вы хотите заниматься своим бизнесом без помех, я могу все для вас уладить. Вам достаточно только подписать контракт, и…

Сейдж как раз хотела сказать, куда ему следует засунуть свой контракт, но ей помешали. Обе камеры, как по команде, повернулись в сторону полного, бородатого мужчины в камуфлированном жилете и высоких солдатских ботинках, который приближался к ним от дверей суда. В поднятой руке он держал официального вида бумагу.

— Решение суда! — восклицал он на ходу. — Получено решение суда!

Мистер Джабвалла и второй адвокат быстро переглянулись и с сочувствием кивнули друг другу.

— Права покупателей превыше всего!.. Прочь с дороги, вы, сутяги на службе корпораций! — взревел мужчина, подходя ближе. — Я Гарри Дольник, кандидат в члены городского совета от партии потребителей! Я только что получил официальное судебное решение, которое предписывает Сейдж Оквесасн публично огласить послание дыранцев, которое она доставила на Землю.

— Простите, чье послание? — озадаченно переспросила Сейдж. Гарри Дольник повернулся к ближайшей камере.

— Вы спрашиваете, кто такие дыранцы? Мы не знаем, как они сами себя называют, хотя тот факт, что в окрестностях черной дыры живут разумные существа, уже давно известен мировой элите. Мы же с вами можем черпать информацию только из нелегальных бюллетеней, распространяемых без вмешательства профессиональных лгунов из корпоративных средств массовой информации. Совершенно очевидно, что дыранцы никогда бы не пропустили через свою территорию человека, не отправив с ним важное сообщение, которое они могли закодировать, к примеру, в цепочках ДНК. Подобное предположение выглядит совершенно логично!

— Что-о? — ахнула Сейдж.

— Главный вопрос заключается в том, какие бесценные сведения содержатся в этом послании, — продолжал Гарри Дольник, не слушая ее. — Ведь не зря гигантские корпорации прилагают все силы, чтобы получить легальный контроль над Сейдж. Ответ может быть только один, господа: это послание представляет собой контракт, способный обеспечить брэнду «Земля» пангалактическое признание.

— Видите теперь, что вам грозит и от чего мы можем вас защитить? — зашептал на ухо Сейдж мистер Джабвалла. — Ваше появление уже вызвало в определенных кругах нездоровый ажиотаж…

А Сейдж внезапно вспомнились слова Д.Б., которые он произнес совсем недавно. Что-то о подвиге Прометея, на который якобы походила ее история. Но в интерпретации этого бородатого потребителя она смахивала больше на межгалактический заговор крупнейших корпораций.

— Послушайте-ка! — громко сказала она, выступая вперед. — Я готова исполнить предписание суда прямо здесь, не сходя с этого места. Никаких дыранцев попросту нет, как нет никакого послания, зашифрованного в моих ДНК…

— Неужели вы думаете, что она в чем-то признается?! — прогремел Гарри Дольник. — Здесь, в этом садке с пираньями? Да никогда в жизни! — Обращаясь к толпе, он еще больше возвысил голос. — Именно поэтому потребителям необходимо сплотить ряды и отстаивать свои права! Только в этом случае мы все сможем стать акционерами огромной корпорации под названием «Земля»!

Он гремел и взывал, а офисные служащие, вышедшие на перерыв, продолжали жевать свои сэндвичи и махать руками телекамерам. Один из них протянул Дольнику блокнот для автографов, и тот ненадолго замолчал, чтобы расписаться. Воспользовавшись этим, женщина-репортер потянула Сейдж за локоть и спросила:

— Сейдж, наши зрители очень хотят узнать, какой губной помадой вы пользуетесь?

— Ради Бога, — растерянно пробормотала Сейдж, — заберите меня кто-нибудь из этого сумасшедшего дома!

Телефон мистера Джабваллы внезапно зазвонил. Он ответил, потом молча протянул аппарат Сейдж.

— Превосходное представление! — сообщил ей Д.Б. — Ты и вообразить не можешь, сколько сайтов затребовали эту информацию!

— Вы что, следите за мной?! — Сейдж даже подняла голову, словно ожидая увидеть в небе над собой спутник-шпион «Метамема».

— Нет. Просто мы, как и абсолютное большинство жителей западного полушария, смотрим телевизионную трансляцию, — объяснил Д.Б., и Сейдж машинально повернулась к ближайшей камере, которую держал на плече плотный коротышка, обутый в сандалии.

— Да-да, — подтвердил Д.Б., — именно с этой камеры поступает особенно качественное изображение.

— Это… это твои люди?

— Вовсе нет. Это так называемые «свободные художники» — вечно голодные рыцари камеры и микрофона. Мы лишь покупаем то, что они производят.

— Уж не ты ли это подстроил?! — требовательно спросила Сейдж, и оба адвоката, о чем-то оживленно спорившие, замолчали и посмотрели на нее. Повернувшись к ним спиной, Сейдж заговорила чуть тише. — Кто-то распустил слух об инопланетянах и закодированном в моих генах послании внеземных цивилизаций…

— Я думаю, это так называемые «аберрационные мемы», которые зародились спонтанно, то есть без чьего-либо участия. Ты в этом отношении похожа на бумагу для мух — к тебе так и липнут самые дикие теории!

— Ты должен немедленно прекратить распространять эти мемы! — резко сказала Сейдж.

— Почему? — Д.Б. казался искренне удивленным.

— Потому что это чушь собачья!

— Согласен, но это вовсе не значит, что подобные мемы не могут приносить прибыль!

Ну разумеется!.. И о чем она только думала, спохватилась Сейдж. В этом мире главным достоинством информации была не ее достоверность, а способность приносить тысячи долларов.

— Ты выглядишь не особенно довольной, — сказал Д.Б. Пока Сейдж подыскивала подходящее слово для достойного ответа, он вдруг добавил: — Повернись-ка и погляди на ту сторону улицы.

Сейдж послушно повернулась. На противоположной стороне стояло только какое-то массивное здание из серого гранита.

— Видишь дверь на первом этаже? — продолжал тем временем Д.Б. — Войди туда.

— Но ведь… Это же публичная библиотека! — возразила Сейдж.

— Я знаю. Она принадлежит мне.

Только когда он это сказал, Сейдж заметила на вывеске стилизованное двойное «М».

— Но как ты…

— Не важно, просто делай, как тебе говорят. Тебя ждут.

Сейдж решительно зашагала к библиотеке, с трудом прокладывая себе путь сквозь толпу.

— Подождите!.. — бросился к ней мистер Джабвалла. — Вы не можете уйти без…

— Вы сами сказали, что я не Сейдж Оквесасн, — огрызнулась на ходу Сейдж. — А теперь — прочь с дороги, иначе я подам на вас в суд за попытку ограничить личную свободу!

— Ты быстро учишься, просто на лету схватываешь! — похвалил ее Д.Б., но Сейдж не ответила. Выключив телефон, она швырнула его адвокату и ускорила шаг. Всю дорогу до библиотеки ее осаждали девочки-тинейджеры, просившие Сейдж расписаться у них в блокнотах и даже на некоторых частях тела. Сейдж стоило большого труда от них отделаться, но в конце концов она все же добралась до служебного входа. Поджидавшая ее библиотекарша открыла дверь, Сейдж скользнула внутрь и оказалась в благословенной тишине.

— Идите за мной, — поманила ее библиотекарша.

Они вместе поднялись по лестнице и очутились в длинном коридоре, куда выходили десятки кабинетов и комнат. Здесь библиотекарша остановилась у маленькой дверцы, похожей на дверь чулана, и сказала:

— Подождите пожалуйста, пока я схожу за ключами.

Она ушла, а Сейдж принялась изучать рекламный плакат, на котором был изображен взмывающий в небо американский орел. «Свобода слова — то, что мы забыли. Всего за $91.95 в месяц!» — гласила надпись.

Вскоре библиотекарша вернулась и отперла замок. За дверью оказалась спиральная чугунная лестница. Недоумевая, Сейдж поднялась за библиотекаршей на плоскую крышу с гравийной обсыпкой. Дул резкий ветер, его порывы доносили до Сейдж обрывки слов Гарри Дольника, продолжавшего разоряться внизу. Потом над самой ее головой с шумом пронесся какой-то самолет. Круто развернувшись, он отвесно опустился на дальний край крыши, и Сейдж узнала очертания личной машины Д.Б. В борту отворилась дверца, из нее выдвинулись ступеньки трапа, и Сейдж бросилась вперед, гадая про себя, когда же она наконец привыкнет взлетать с крыш на частных самолетах.

В салоне Д.Б. разговаривал по видеоселектору сразу с полудюжиной людей. Самолет уже начал взлетать, и Сейдж без сил упала в мягкое кожаное кресло. Она чувствовала себя побежденной. Ее попытка убежать от искусственной реальности «Метамема» привела лишь к тому, что она оказалась в другой, столь же фальшивой реальности, в которой ее личность, ее индивидуальность значили так же мало, и Сейдж невольно сравнила себя с кварком — элементарной частицей, которая, не обладая массой покоя, состоит из одного только вращения. Впрочем, теперь она готова была признать, что проблема оказалась куда сложнее, чем ей казалось вначале. Коллективный разум человечества, увлекшись перспективами, которые сулили свободный рынок и новые технические возможности, в конце концов создал мир, в котором невозможно было говорить правду, и она понятия не имела, как это можно изменить.

Земля, оставшаяся далеко внизу, уже стала похожа на пестрое лоскутное одеяло, когда Д.Б. наконец закончил свои переговоры и сел в кресло напротив. Бросив на него взгляд, Сейдж с удивлением заметила, что он одет в смокинг. Эффект был поистине потрясающим, поскольку прежде в облике Д.Б. не наблюдалось ни малейшего намека на респектабельность.

— Ну и куда мы теперь летим? — спросила Сейдж.

— В Вашингтон. Ведь ты, кажется, хотела встретиться с президентом? Наш человек выиграл выборы, и мы летим на прием по случаю его победы.

— Твой человек? — Сейдж смерила Д.Б. недобрым взглядом. — В таком случае его политический курс вряд ли придется мне по душе.

— Кто знает?… — Д.Б. пожал плечами и машинально поправил манжет. — Видишь ли, новый президент наш человек только в том смысле, что мы разрабатывали его имидж. Что касается политики, то об этом тебе лучше спросить у него самого. Впрочем, насколько мне известно, его политическая платформа мало чем отличается от программ остальных кандидатов. Во время предвыборной кампании все они выступают за всеобщее благоденствие, процветание и тому подобное.

— Что ж, это, пожалуй, самое надежное, что только можно придумать.

— Кстати, Сейдж, прием будет достаточно официальным, так что… Не хотела бы ты заказать что-нибудь из одежды? Я имею в виду что-нибудь, подходящее к случаю?…

Чувствуя себя приговоренным к смерти преступником, Сейдж подсела к одному из терминалов и попыталась выяснить, что теперь носят в свете. Выбор оказался настолько велик, что Сейдж едва не растерялась. Она даже хотела посоветоваться с Пэтти, но потом вспомнила ее полосатую кожу и решила довериться собственному вкусу. Увы, большинство эксклюзивных моделей оказались чересчур сложными, и Сейдж подумала, что не совершит большой ошибки, если выберет что-нибудь из «классики».

В конце концов она остановилась на обтягивающем вечернем платье густого темно-красного цвета и с глубоким вырезом, которое поддерживали тонкие, почти невидимые бретельки. К платью компьютер порекомендовал тонкую шаль в тон, туфли и сумочку, и Сейдж, немного подумав, решила, что ей это подходит. Оставалось только узнать, сколько все это стоит, однако, как она ни билась, компьютер отказывался отвечать, и у Сейдж вырвалось сердитое восклицание, но Д.Б. заверил ее, что она может позволить себе с десяток таких платьев. Вздохнув, Сейдж стала оформлять покупку.

Когда самолет приземлился на крышу какого-то офисного здания на самой границе закрытого воздушного пространства, там уже ждал посыльный с целой дюжиной разнокалиберных свертков и пакетов. Сейдж велела внести их в салон, потом выгнала Д.Б. вон и принялась переодеваться. Платье сидело идеально и ласкало кожу, как вода — такой мягкой и тонкой была ткань, из которой его сшили; рубиновые сережки, покачивавшиеся при каждом движении головой, точно осыпали шею легчайшими поцелуями и вместе с тем были достаточно тяжелыми, чтобы она их постоянно чувствовала. Набросив на плечи шаль из полупрозрачного газа и взяв в руки сумочку, Сейдж шагнула к выходу.

Восхищение на лице Д.Б. подсказало ей, что она выбила сто очков из ста. На долю секунды он даже замер, но тотчас опомнился и галантно предложил ей руку, на которую Сейдж с благодарностью оперлась. Все-таки с Д.Б. она чувствовала себя увереннее.

Внизу поджидал роскошный лимузин. Пока он мчал их по улицам Вашингтона, Д.Б. не переставая вертелся на сиденье, то и дело косясь в окно. Было совершенно очевидно, что он нервничает, и в конце концов Сейдж спросила, что случилось.

— Ничего, — коротко ответил Д.Б. — Просто я ненавижу официальные приемы.

К тому моменту, когда лимузин затормозил на закрытой для движения улочке позади Капитолия, он уже обеими руками сжимал колени, чтобы они не дрожали, и все равно его каблуки выбивали по полу нервную дробь. «Пожалуй, — подумала Сейдж, — поддержка нужна не мне, а ему». Наклонившись вперед, она накрыла пальцы Д.Б. ладонью.

— Представь себе, что ты актер, который играет роль самого богатого человека в мире, — сказала она. — А на остальных не обращай внимания. Считай, что завидовать тебе им полагается по сценарию.

Д.Б. смерил ее долгим взглядом, потом кивнул.

— Да, — промолвил он. — Мне будут завидовать!

На крыльце монументального здания на противоположной стороне улицы уже собралась большая группа зевак и репортеров. Как только Сейдж и Д.Б. вышли из машины, толпа ринулась навстречу, и водителю с охранником пришлось прокладывать путь, расталкивая людей.

На ступенях, застланных красной ковровой дорожкой, было посвободнее — здесь зрителей сдерживали веревочные барьеры по обеим сторонам прохода. Но как только Сейдж ступила на ковер, ее охватило чувство почти физической скованности, вызванное десятками направленных на нее объективов. Поглощенная собственными ощущениями, она не сразу сообразила, что это за здание.

— Это же Библиотека Конгресса! — шепнула она Д.Б., когда они были уже почти на самом верху лестницы. — Может быть, она тоже принадлежит тебе?

— Не заводись, Сейдж, — прошипел Д.Б. сквозь зубы. — Просто я иногда им помогаю, вот и все. Как и большинство правительственных учреждений, Библиотека Конгресса страдает от хронического недофинансирования. Если бы время от времени я не покупал у них информацию, администрация не смогла бы оплатить даже собственных счетов за электричество.

Пройдя сквозь высокие арочные двери, они оказались в Гранд-холле — просторном и высоком зале в стиле бью-арт, богато украшенном вычурной мраморной резьбой, бронзовыми нимфами, оскалившимися чудовищами и позолотой. Практически все свободное пространство было занято гостями, которые заполняли не только боковые холлы с мозаичными полами, но и поддерживаемые изящными колоннами балконы и даже ведущие на них лестницы. При виде этого зала Сейдж почувствовала, как сердце у нее упало. Похоже, она серьезно ошиблась в выборе платья — убранство Гранд-холла предполагало, скорее, оборки и кружевные воланы, но кто же знал!.. Продолжая разглядывать гостей, Сейдж заметила, что большинство входящих женщин оставляет своих спутников и устремляется в дамскую комнату, и решила последовать их примеру.

В дамской комнате Сейдж застала группу женщин, которые о чем-то оживленно разговаривали. Заметив ее, они сразу замолчали и схватились за мобильные телефоны. Складные экраны открылись с недружелюбным клацаньем, точно лезвия выкидных ножей, и дамы принялись сосредоточенно рассматривать свои собственные фотографии, сделанные, пока они поднимались по ступеням. Наступившая тишина прерывалась лишь сдавленными проклятьями и разочарованными стонами, вырывавшимися то у одной, то у другой леди, когда оказывалось, что снимки далеки от ожидаемого идеала, и Сейдж почувствовала себя лишней. Откуда же она могла знать, что у них тут такие порядки? Сделав непроницаемое лицо, она закрылась в одной из отделанных мрамором кабинок, и встроенный в дверь экран тотчас предложил ей заказать другое платье.

Когда Сейдж вернулась, Д.Б. стоял в окружении нескольких бизнесменов в дорогих парадных костюмах. При ее появлении мужчины прервали деловой разговор и попытались представиться ей все сразу. Они явно старались перекричать друг друга; некоторые отпускали по поводу ее родного времени более или менее плоские шутки, которые Сейдж удачно парировала. Спутницы бизнесменов взирали на эту сцену с примерзшими к губам улыбками. Когда Д.Б. наконец взял ее за руку и повел прочь, чтобы угостить бокалом вина, одна из женщин, сложенная настолько хорошо, что это казалось неестественным, наклонилась вперед и прошептала Сейдж на ухо:

— А ты неплохо подбираешь аксессуары, милочка! Очень умно, очень дальновидно!..

— Какие же они все гадкие! — вполголоса пожаловалась Сейдж спутнику и демонстративно взяла его под руку, чтобы показать, что он не просто «аксессуар».

— Не обращай внимания. Давай лучше вдрызг напьемся, — ответил Д.Б., взяв фужер шампанского с проплывавшего мимо подноса.

Еще один бизнесмен приблизился к ним и сказал с наигранной сердечностью:

— О, добрый вечер, Д.Б.! Сегодня вас положительно невозможно узнать. Говорят, ваш рейтинг популярности снова рванул вверх? Тягаться с вами просто опасно — недолго и шею свернуть. Кстати, у меня есть для вас кое-что интересное…

У Д.Б. сделался такой вид, словно он готов был задушить настырного собеседника. Когда бизнесмен высказался и, получив в ответ вялый кивок, отошел, Сейдж спросила:

— У тебя телефон с собой?

— Да, разумеется. А зачем он тебе?

— Хочу одобрить собственные снимки.

— Не стоит утруждать себя, дорогая. Этим занимается Пэтти.

— Нет, — жестко сказала Сейдж. — Я хочу сделать это сама.

Д.Б. немного поколебался, потом вытащил из кармана телефон и протянул ей.

— Только не здесь, — предупредил он. — Это не принято. Лучше всего где-нибудь уединиться…

Сейдж кивнула и опустила телефон в сумочку. Как раз в этот момент оркестр, исполнявший «Струнный квартет» Вивальди, перешел на быструю мелодию в стиле кантри, и взоры присутствующих обратились на балкон, где появился победивший кандидат в президенты. Это был худой высокий человек с обветренным красным лицом, одетый в смокинг, ковбойскую шляпу и ковбойские сапоги со скошенными каблуками. Встреченный громом аплодисментов, он несколько раз махнул собравшимся и начал не спеша спускаться по мраморной лестнице, на ходу пожимая протянутые руки и приветствуя помощников из своего предвыборного штаба.

— Пэтти и я с самого начала знали, что против остальных кандидатов он не потянет, — вполголоса сказал Д.Б. — Поэтому мы решили выставить его против полуночных комедиантов…

— Как так? — удивилась Сейдж.

— Поздно вечером передают самые тупые комедии, — объяснил Д.Б. — Мы сумели это использовать: наняли первоклассных писателей-юмористов и сделали его самым смешным парнем в Сети. Электорат покатывался со смеху до самых выборов, точнее — до тех пор, пока не был закончен подсчет голосов. Между прочим, в выборах приняло участие почти тридцать процентов населения!

— Какой поистине бесценный вклад в историю демократии! — с горечью заметила Сейдж.

— Ничего смешного нет, — возразил Д.Б. — Мы только лишний раз доказали, что нельзя вести себя так, словно потребители обязаны выбирать только твой продукт. Их доверие надо заслужить.

Тем временем победивший кандидат в президенты приблизился к ним и остановился. Заметив Д.Б., он по-птичьи склонил голову набок и оглядел его с ног до головы, словно вдруг увидел что-то необычное и забавное.

— Старина Д.Б., неужели это вы?! — воскликнул он. — Наконец-то вы выбрались из своей кельи! Скажите, каково это — вдруг оказаться знаменитым?!.. Впрочем, постойте, я, кажется, знаю!.. — прибавил он под дружный смех собравшихся и, наклонившись вперед, доверительным жестом взял Д.Б. за руку. — Я должен поблагодарить вас за ту стремительную атаку в Сети, которую вы провели в последние три дня. Ваша информация буквально вышибла из эфира моего главного конкурента. Отличная работа, Д.Б., поздравляю!..

Сейдж резко повернулась к Д.Б. На целых полторы секунды она лишилась дара речи.

— Ах ты ничтожество!.. — выпалила она наконец. Д.Б. крепко стиснул ее руку.

— Позволь представить тебе…

— Не позволю. — Сейдж рывком высвободилась. — Так вот, оказывается, в чем дело! Ты использовал меня, как дымовую завесу, чтобы подтасовать результаты выборов.

— Вовсе нет, — ответил Д.Б. и покраснел, как рак. — Я…

— Запомните раз и навсегда, мистер Беддоуз, — не слушая его, отчеканила Сейдж. — Возможно, вам это покажется странным, но я все еще верю в демократию и не желаю служить инструментом, при помощи которого корпорации пытаются еще больше расширить свою власть и свое влияние.

Д.Б. быстро овладел собой — и рассердился.

— Я сделал для демократии больше, чем чертов Томас Джефферсон[5]! — рявкнул он.

— Пичкая людей ничего не значащей информацией, пока они не потеряли способность рассуждать здраво? Так вот, покуда вы снова не вытащили на свет Божий ваш дешевый популизм, позвольте сказать вам еще пару слов. Демократия, мистер Беддоуз, это вовсе не удовлетворение примитивных потребностей большинства. Демократия — это поиск наивысшей, единой для всех цели, которая действительно способна сплотить общество!

В зале наступила полная тишина. Казалось, присутствующие затаили дыхание.

— Может, поговорим об этом как-нибудь в другой раз? — спокойно сказал Д.Б.

— Нет, — отрезала Сейдж, — потому что никакого другого раза не будет. Я заявляю свои права на собственный копирайт. И я разоблачу вас, чего бы это ни стоило!

— Превосходно! — воскликнул Д.Б. — Поступай, как знаешь. Только не забывай, что я в любой момент могу создать еще одну твою копию — более покладистую.

Эти слова подействовали на нее, как удар под дых. Толпа дружно ахнула.

— Провались ты в ад! — выдавила Сейдж и быстро зашагала прочь — туда, где стояло меньше всего народа. Это оказалась лестница. Люди во фраках и вечерних платьях молча уступали ей дорогу, но Сейдж никого не замечала. Поднимаясь все выше по мраморным ступеням, она даже не отдавала себе отчет, что из всех возможных путей отступления выбрала наименее удачный, ибо теперь все взгляды были устремлены только на нее.

Оказавшись на втором этаже, она почти бегом пересекла галерею и свернула в первый попавшийся коридор. Толпа в зале загудела, как растревоженный улей, но ее это уже не волновало. Сейдж слышала только удары собственного сердца, которое стучало как сумасшедшее.

Пройдя по длинной полутемной галерее, она оказалась в восьмиугольном демонстрационном зале, в западной стене которого было три высоких стеклянных двери, выходивших на украшенный мраморными колоннами балкон. Не без труда справившись с массивными, старыми шпингалетами, Сейдж выскочила на улицу.

Она долго расхаживала между колоннами, вновь и вновь воспроизводя в памяти недавний разговор, пока клокочущая в груди ярость не улеглась. Остановившись, Сейдж облокотилась на низкую каменную балюстраду и посмотрела вниз. Клонившееся к закату солнце просвечивало сквозь стеклянный купол Капитолия, и он казался призрачным и хрупким — как и все, что он собой символизировал. Глядя на него, Сейдж вдруг почувствовала себя очень одинокой, запертой в чужом времени, как в мышеловке. Здесь у нее не было ни одного настоящего друга. Д.Б. в кои-то веки сказал правду: для него — да и для всех остальных тоже — она была информационным продуктом, который имел определенную ценность лишь до тех пор, пока спрос на него был устойчивым.

Внизу, на улице, продолжалось столпотворение. Гости все еще прибывали, сверкали блицы фотокамер, горели яркие огни софитов. Несомненно, с горечью подумала Сейдж, недавний скандал уже попал в Сеть. Чтобы отвлечься, она достала из сумочки телефон Д.Б., откинула экран и, приблизив губы к появившемуся на нем значку поиска, отчетливо произнесла свое имя. Телефон отозвался десятками найденных совпадений, но только одно привлекло ее внимание. Это была отдельная папка с пометкой «Сейдж». Заинтересовавшись, она открыла ее и обнаружила множество файлов, очевидно, представлявших собой сделанную Д.Б. специальную подборку. Среди них, однако, оказалось электронное послание, адресованное лично ей и подписанное Джеми Никлем. Судя по дате, оно было отправлено еще два дня назад, но к ней так и не попало.

Чувство, будто она что-то вынюхивает или сует нос в чужие дела, тотчас исчезло. Сейдж вскрыла письмо.

«Сейдж! — говорилось в нем. — Мне кажется, ты обязательно должна узнать одну вещь. Я не успел рассказать тебе об этом сегодня, а теперь одному Богу известно, когда мы снова увидимся и увидимся ли вообще.

Много лет назад, вскоре после того, как мы отправили тебя в будущее, другая группа физиков доказала, что Вселенная обладает темпоральной симметрией. Это, в частности, означает, что у любого кварка, отправляющегося в будущее, имеется совершенно идентичный двойник, который движется в обратном направлении — в прошлое. Эти частицы — ученые назвали их антикварками (не правда ли, оригинально, ха-ха!) — можно легко обнаружить и уловить. Если хочешь, я могу посвятить тебя в подробности этой теории, но суть не в них. Главное (а мы поняли это почти сразу), у нас появилась возможность направить поток антикварков в сторону той же самой черной дыры, которая забросила тебя сюда, в будущее, и, повторив весь процесс, так сказать, с обратным знаком, отправить сообщение в прошлое — в любое прошлое, где только существует приемник антикварков.

Разумеется, первое, что мы сделали, это спроектировали детектор антикварков. Нам казалось, что коль скоро мы только недавно отправили кого-то в будущее, потомки не замедлят ответить тем же, поэтому мы поспешили сделать все, чтобы правильно «собрать» любого, кто прибудет из грядущих веков. Нам потребовалось на это пять лет, и поскольку ты тоже пробыла здесь, в будущем, ровно пять лет (хотя и в виде записи на диске), сейчас мы уже можем отправить тебя назад — и с большой долей вероятности гарантировать, что импульс будет принят и расшифрован.

Поэтому, если по какой-то причине тебе вдруг не понравится будущее и ты захочешь вернуться назад, способ есть. Только позвони мне, и я все устрою.

Джеми».

Прочтя это письмо, Сейдж испытала такое облегчение, что даже закружилась голова. Она не попала в мышеловку, и у нее был друг! А главное, она могла вернуться в свое собственное время — назад, к прежней Сейдж Оквесасн. Громко рассмеявшись, она в приливе чувств поцеловала экранчик телефона, принесший ей столь радостные известия, потом сложила аппарат и спрятала обратно в сумочку. Закатное солнце, выкатившись из-за купола Капитолия, брызнуло ей в лицо потоком золотисто-красных кварков и антикварков.

За спиной Сейдж щелкнул замок двери, и она обернулась. Это был Д.Б. Его галстук-бабочка куда-то пропал, а волосы выглядели так, словно он пытался вырвать их с корнем. Некоторое время они стояли неподвижно и молчали. Д.Б. глядел на Сейдж, а она, повернувшись к нему спиной, любовалась закатным великолепием солнца. Лишь когда пауза стала долгой до неприличия, Д.Б. переступил с ноги на ногу и сказал:

— Послушай, я сморозил глупость!.. Извини меня. Сейдж не ответила, ожидая, что он скажет еще.

— Я бы все равно этого не сделал, — добавил Д.Б. после еще одной паузы. — Копировать тебя было бы безумием! Твоя главная ценность в том, что ты — единственная в своем роде, другой такой нет.

Это заявление заставило Сейдж снова взглянуть на него. На лице Д.Б. застыло точно такое же выражение, какое она видела у него вчера, когда он глядел на закат и готов был мчаться за ним по всему земному шару, хотя и знал, что никогда не сможет им обладать.

— Смотри, вот этот диск. Хочешь, я его уничтожу? — сказал он. Она снова не ответила, и Д.Б. покачал головой.

— Ну хорошо, я отдам диск тебе, чтобы ты сама могла его уничтожить.

Д.Б. готов был добровольно расстаться со своим главным козырем, и Сейдж почувствовала, что гнев, который она испытывала, окончательно остыл.

— Хорошо, — сказала она тихо. — Я согласна. Никаких копий?

— Никаких копий.

И снова повисло неловкое молчание. Д.Б. шагнул к балюстраде, старательно избегая ее взгляда, перегнулся через перила и посмотрел вниз.

— Я не мог сказать этого там, внизу, но твое предположение, будто я использовал тебя ради такой ерунды, как результаты выборов, это самая настоящая чушь. Ты просто не понимаешь, что ты такое, Сейдж! Использовать тебя, чтобы изменить состав правительства на ближайшие четыре года? С моей стороны это было бы просто глупостью. Ведь с твоей помощью я мог изменить весь мир на несколько столетий вперед!

Он небрежно махнул рукой в направлении Капитолия.

— Этот мир меня разочаровал. Он нуждается в пересадке сердца, в серьезном фазовом сдвиге, и именно этого я хочу, именно этого добиваюсь. И ты — моя важнейшая модель, образец, воплощенная идея, способная определить будущую форму мира. Мне потребовалось пять лет, чтобы все подготовить. С твоей помощью я собирался столкнуть культуру с ее орбиты. Ты должна была стать первой представительницей расы homo novus!

— Это уже не просто торговля мемами, Д.Б., — заметила Сейдж.

— Хочешь верь, хочешь нет, но я это понимаю! — Он бросил на нее исподтишка быстрый взгляд.

— Я вовсе не хотела сказать, что ты глуп, — уточнила Сейдж. Засунув руки в карманы, Д.Б. задумчиво покусал губу.

— Когда я рассердился на тебя, то подумал: наверное, семьдесят процентов женщин, собравшихся в этом зале, с радостью согласились бы со мной переспать.

Сейдж хмыкнула. В его рассуждениях был один изъян.

— Не с тобой. Им нужен не ты, а твое имя, твоя слава…

— …И в то же самое время единственная женщина, с которой я… Которую мне… Нет, наверное, не стоит этого говорить.

Она набрала в грудь воздуха, собираясь прийти ему на выручку, но Д.Б. не дал ей сказать ни слова.

— Нет, молчи! — перебил он. — Я сам должен найти такие слова, чтобы мое желание не выглядело как похоть, потому что дело вовсе не в физическом влечении. Точнее, не только в нем… Проклятье! — Он с силой ударил кулаком по перилам и затряс в воздухе ушибленной рукой. — Ух, как больно!.. Кроме того, есть еще одна причина, по которой я не могу воспроизвести тебя еще раз. Все дело в том, что мне не нужна твоя копия. Мне нужен оригинал, Сейдж! И единственное препятствие заключается в том, что тебе абсолютно все равно, жив я или умру.

— Это неправда.

Д.Б. внимательно посмотрел на нее, зажав ушибленную руку подмышкой.

— Ты хочешь сказать, что предпочла бы увидеть меня мертвым?

— Знаешь, что я только что узнала? — Сейдж повернулась к нему и прислонилась спиной к нагретой солнцем колонне. — Обратное путешествие во времени возможно. Я могу вернуться в свое собственное время.

Его лицо исказилось в пароксизме неконтролируемого ужаса.

— Нет!.. — Круто развернувшись, Д.Б. сделал несколько шагов и остановился, в гневе сжимая кулаки.

— Проклятье! Кто?… Как ты узнала?! — Он снова повернулся к ней. Сейдж хотела ответить, но Д.Б. уже догадался.

— Мой телефон! О, Господи, как я мог быть таким дураком?! Сейдж внимательно наблюдала за ним.

— Ты знал, — сказала она уверенно. — Знал и скрывал от меня.

— Поверь, Сейдж, я не мог иначе! Ты мне нужна. Я не мог допустить, чтобы ты ускользнула. Я поставил на тебя все!

— Ты забыл, что я не являюсь твоей интеллектуальной собственностью, Д.Б. У меня есть право самой решать за себя.

Она ясно видела: Д.Б. вдруг пришло в голову, что он проиграл, что он больше не контролирует обстоятельства. И это непривычное для него положение вещей потрясло его до глубины души.

— Я… я просто не знаю, что еще сказать, — проговорил он упавшим голосом.

— Как насчет того, чтобы попросить меня остаться?

Д.Б. долго смотрел на нее, и его лицо отражало целую гамму чувств от неверия до робкой надежды.

— Но ведь ты, наверное, не захочешь? — спросил он наконец. Сейдж не ответила, и Д.Б., шагнув вперед, взял ее за руки.

— Сейдж!..

Момент был слишком удобным, им было просто грешно не воспользоваться. Схватив Д.Б. за лацканы пиджака, Сейдж притянула его к себе и крепко поцеловала. Поцелуй снова застал Д.Б. врасплох, но на этот раз он пришел в себя гораздо скорее и даже, похоже, начал получать удовольствие.

— Господи, Сейдж! — восхищенно выдохнул Д.Б., когда они наконец разжали объятия. — Пойдем в…

— Тс-с!.. — Она прижала палец к его губам. — Молчи, ничего не говори. Это еще не ответ, — сказала Сейдж.

— Не ответ?!

— Нет, Д.Б. Понимаешь, я сама еще ничего не решила, и главная моя проблема — это ты. У тебя мания величия, ты манипулируешь людьми так же легко, как дышишь, дело твоей жизни кажется мне достойным всякого осуждения, а твои планы на будущее — отвратительными. И вместе с тем ты ухитряешься быть очаровательным, забавным, смешным — таким, что иногда мне действительно хочется улететь с тобой на твоем самолете далеко-далеко — если, конечно, ты понимаешь, что я имею в виду.

Д.Б. попытался что-то сказать, но Сейдж снова остановила его.

— Если я останусь, то просто не смогу держаться от тебя на достаточном расстоянии, а мне пока не ясно, как тесное общение с тобой скажется на моей нервной системе. Поэтому я решила вернуться. Я только еще не решила — когда…

Он воспринял это заявление на удивление спокойно.

— Что ж, это лучшее из того, на что я мог надеяться.

Д.Б. был, пожалуй, даже слишком спокоен, и в душе Сейдж шевельнулось подозрение.

— Ты знал, что я так скажу?

— Да, — признался он. — Дело в том, Сейдж, что ты действительно вернулась. Об этом говорится в архивных записях.

Сейдж резко оттолкнула его.

— В каких архивных записях?! Я специально просмотрела всю информацию, касающуюся нашего проекта, но там не было никаких упоминаний о моем возвращении.

— Существует информация, которую даже я не продаю.

— Ах ты ублюдок! Если ты знал, что я все равно вернусь, зачем тогда все?!

— В архивах нет сведений, сколько времени ты провела в будущем. Ничего не говорится в архивных записях и о том, что ты здесь делала, что видела. Ты не обмолвилась об этом ни словечком, так как — по твоим же собственным словам — ты боялась, что твой рассказ может помочь этому будущему стать реальностью.

Сейдж снова поглядела на темневший на фоне алого закатного неба купол Капитолия, на улицу внизу, на репортеров, которые наводили на них инфракрасные камеры, чтобы во всех подробностях запечатлеть разыгрывавшуюся на балконе драму.

— И все-таки я ничего не сумела предотвратить, — проговорила она задумчиво. — Значит, это было неизбежно?

— Совершенно неизбежно, — подтвердил Д.Б. Сейдж слабо улыбнулась.

— Ну это мы еще посмотрим.

Перевел с английского Владимир ГРИШЕЧКИН

 

[1]Уэлк Лоренс (1903–1992) — дирижер, известный популяризатор т. н. «музыки под шампанское». В 1955–1982 гг. вел собственную музыкальную программу по ТВ. (Здесь и далее прим. перев.)

[2]«Бонанза» и «Мистер Эд» — популярные телесериалы 1960-1970-х гг.

[3]Schadenfreude (нем.) — злорадство.

[4]«Велвита» — товарный знак популярного сорта плавленого сыра производства компании «Крафт фудс».

[5]Джефферсон Томас (1743–1826) — третий президент США, составитель Декларации независимости.

Оглавление