III

Госпожа Сова пощелкала языком.

— Ну, у этого Скворца язык слишком хорошо подвешен!

— Важно не это, — сказал Луговой Мышонок (возможно немного нетерпеливо). — Что мы должны делать — вот что важно!

— Делать? — Госпожа Сова моргнула. — С меланхолией ничего нельзя сделать, она как погода: приходит и уходит сама.

— Но, моя дорогая Госпожа Сова, — и на этот раз голос Лугового Мышонка стал чуть-чуть резким, — это уходит глубже, чем меланхолия, глубже, чем печаль. Это уходит прямо в корень! Она забыла свое имя, и мы обязаны найти и вернуть его ей.

— Именно так! — раздался новый голос, глубокий и низкий, Луговой Мышонок подпрыгнул и пролил чай на свою коричневую шкурку.

Это оказался сам Рогатый Филин. Несмотря на объемистую талию, он всегда двигался совершенно бесшумно. (И возможно он нарочно вошел в кухню через заднюю дверь, чтобы заставить бедного Лугового Мышонка подпрыгнуть. Не то, чтобы Рогатый Филин был каким-то злым созданием, но Луговой Мышонок говорил с его женой слишком резко.)

— Как прошел Парламент, дорогой? — спросила Госпожа Сова.

— Чепуха и глупости, — устало прогрохотал Рогатый Филин, подходя к чайнику. — Он вывернул голову назад и сказал через плечо. — Мы обсуждали (а! Привет, Мышонок) в точности то же самое дело, о котором говорил Мышонок, но со всеми этими выступлениями, голосованиями, повестками дня и резолюциями нам понадобятся месяцы для того, чтобы добраться до решения, которое наш добрый Мышонок только что так четко изложил. Мы обязаны вернуть Печальной Принцессе ее имя.

— О, она вполне может обойтись без него, дорогой, — сказала Госпожа Сова.

Рогатый Филин выпятил грудь и надул щеки, выражая величайшее неудовольствие.

— Имя — это не то, без чего легко можно обойтись, это тебе не насморк. Принцесса может оказаться в опасности! (Он не возражал, когда резко говорили с его женой, он только возражал, когда так делал кто-нибудь другой, а не он сам.)

— О, так у тебя перепутаются все перья, дорогой, — сказала Миссис Сова. — В Сияющей Долине никто не может быть в опасности.

Рогатый Филин более чем смутил Лугового Мышонка, но любовь к Принцессе заставила его воскликнуть:

— Мистер Филин, сэр, пожалуйста, извините меня! Только скажите, что это за опасность, сэр! Пожалуйста!

Филин вздернул голову и уставился на Лугового Мышонка одним глазом.

— Я услышал это от Кардинала. Разве ты не слышал эту историю?

Луговой Мышонок сглотнул и уставился на огромную внушительную фигуру Рогатого Филина.

— Я люблю истории.

И к его огромному удивлению Рогатый Филин улыбнулся, уселся за стол и взял кружку с чаем.

— А кто в этой долине не любит?

Оглавление