I

Императорские ворота открылись, и изнутри вышла процессия, поющая гимн в честь великого Люцифера; они пошли по волнам, и вода под их ангельскими ногами стала спокойной, как кристалл.

За ними вышел сам Люцифер, более высокий, чем купол любой церкви; мертвенно бледный свет лился с его лба, возвещая о его появлении. Он переступил через порог и застыл: одна нога на железных ступеньках Ахерона, другая — на воде.

Его гордые глаза пробежали по всей Земле, давно обещанного ему королевства, потому что глаза ангелов могут видеть на любом расстоянии и не обманываются поверхностью вещей. Он увидел все дела и заботы человечества, и его ум, более быстрый и более острый, чем у любого человека, мгновенно постиг все грехи и несчастья каждого человека. И губы Люцифера презрительно изогнулись.

На серафимах слева от него сияли короны из черного Адского Огня, а их одежда была красной, как кровь; серафимы справа носили короны из полярного сияния, а их одежды были бледны как трупы. Семь золотых канделябров, испускавших дым, но не свет, плавно плыли перед ним в руках семи Добродетелей, его служанок: Бесчеловечности, Отчаяния, Неверности, Сумасшествия, Слепоты, Несправедливости и Трусости. А за ним шел великий Архангел Мульцибер,[112] Князь Бездны, державший в руках свиток, запечатанный семью печатями: на нем огненными буквами была записана судьба всего мира.

Люцифер остановил процессию и обратился к Мульциберу:

— Посмотри, мой дом еще не готов принять меня: люди кишмя кишат на зеленой Земли. Ты еще не распечатал Свиток Судьбы и не освободил силы разрушения, которые должны избавить мой мир от паразитов, от этой грязи, которую Громовержец осмелился создать до того, как я получил власть. Даже сейчас эти падшие создания интригуют, готовя оружие против меня; и они еще живы. Ну, и где же твоя мудрость?

Мульцибер низко склонил голову.

— Слава, вечная слава вам, о величайший из монархов! Ваше Величество, вы сами приказали, чтобы те, кто поклоняется вам и совершает преступления во имя вас, могли бы дальше жить вечно, рабами, заслуживающими смерти и осужденными на смерть, но прощенными. Мы не можем дать власть всеобщему ужасу и разрушению на Земле до тех пор, пока ваши верные слуги не отделены от остальных людей; сделать иначе — означает вложить ложь в сияющие уста Люцифера, а этого никак не может быть.

Люцифер поднял голову и взглянул на темные облака и темное небо.

— Посмотри, их оружие зажигается. Слава и империя, все заколебалось. Как мы можем стереть пятно с нашей чести? Потому что мы должны, как первый наш шаг, получить присягу всей Земли, а мы до сих пор не раздавили скорпиона.

— Но что может оружие этих ничтожных созданий сделать духам, таким как мы? — спросил Мульцибер. — Никакое пламя, зажженное руками людей, не в состоянии повредить нашей чистой высшей плоти; только солнце могло бы остановить нас, но мы победили и прогнали его. Верно ли я считаю, что обычные люди не могут свести с небес огонь солнца?

— И тем не менее они сделали это. Смотри, — ответил Люцифер.

Над их головами появился белый свет, и, в самой середине света, увенчанный славой Гиперион; он погнал огненную колесницу на Ахерон и поднял лук света.

Люцифер ступил вперед, мгновенно став выше башен Ахерона, и широко раскинул огромные крылья, скорее похожие на зимние облака. Ангелы Ахерона, оказавшиеся в его тени, уцелели; но остальные пожухли, как осенние листья в огне.

Ахерон был уничтожен; пламя охватило остатки сломанных, треснувших башен, дым плащом покрыл их и дымящееся море, огромная колонна дыма и огня поднялась в сияющее горящее небо.

Люцифер шагнул прямо в небо и первым же взмахом скипетра убил жеребцов солнечной колесницы. Гиперион, раскинув золотые крылья, взлетел в воздух, встал на обломках колесницы и обнажил свой великий меч Адуст.

Второй удар скипетром Люцифера разломал меч на кусочки, пробил золотую нагрудную броню Гипериона и ударил Бога Солнца прямо в сердце.

 

[112]Мульцибер — эпитет Гефеста, сравни в «Потерянном Рае» Мильтона:
Был зодчий в Древней Греции; народАвзонский Мульцибером звал его;А миф гласит, что, мол, швырнул ЮпитерВо гневе за хрустальные зубцыОграды, окружающей Олимп,Его на землю. Целый летний деньОн будто бы летел, с утра до полдняИ с полдня до заката, как звездаПадучая, и средь Эгейских водНа остров Лемнос рухнул. Но рассказНе верен; много раньше МульциберС мятежной ратью пал. Не помоглиНи башни, им воздвигнутые в небе,Ни знанья, ни искусство. Зодчий самС умельцами своими заодноВниз головами сброшены ТворцомОтстраивать Геенну.Перевод Арк. Штейнберга

Оглавление