Глава 2

Как всегда за полчаса до занятий Алекс вышла из дома и пошла по направлению к скверу. Но сегодня ее взгляд выражал тревогу и беспокойство. Уже неделю по дороге в университет и домой за ней следили какие-то странные личности. Они не были похожи на уличных прилипал, пьяниц, шатающихся без дела они вполне осмысленно смотрели, как она проходит мимо, с кем она разговаривает, что делает. Их не смущало то, что она это заметила, и совершенно не волновало то, что свой обычный шаг она сменила на нечто напоминающее утренний бег трусцой.

Сегодня они выглядели еще более странно, после столь открытого наблюдения за ней, они решили спрятаться. Лысый читает газету, тот носатый что-то высматривает на детской площадке, а этот высокий как верста урод ковыряется возле пруда.

«Зачем им это сегодня? Кто они такие? Что им от меня надо?»

Ответить на эти вопросы, теснившиеся в голове у Алекс, они явно не собирались, и поэтому Алекс еще больше начинала их бояться. Чем дальше в сквер заходила Алекс тем, больше оживлялись эти «странные личности» они все ближе и ближе подбирались к ней, сужая свой круг. Высокий урод даже подошел к ней… и заговорил.

— Извините нас, пожалуйста. Мы уже целую неделю, наблюдаем за вами, и наверно, это показалось вам странным. Но понимаете, мы просто снимаем один фильм, и вы очень подходите для главной роли в этом фильме…

— Что вы говорите, какой фильм!? — Алекс не верила своим ушам, но своим глазам она вполне доверяла, получалось, что кто-то из них врет и, скорее всего, врет этот длинный, складно без запинки вот у нее «и рост подходит и глаза » только поведение у них не подходящее для тех за кого они себя выдают. Больше всего они смахивают на каких-то бандитов. И зачем наблюдать за ней семь дней, если хватило бы и одного. Ей пришлось остановиться и выслушивать эти бредни в пол уха, потому что все ее остальное внимание было занято наблюдением за ним и его дружками. Одна рука у него в кармане может он что-то там держит или ей только кажется? Говорит с ней, но оглядывается по сторонам, как будто чего-то ждет, наверно он должен подать знак своим людям которые нарочито медленно сползаются все ближе к ней.

Резкое движение его руки и Алекс увидела наручники, самые настоящие наручники которые предназначаются для нее. Ну, уж нет! Алекс вскрикнула и отскочила от него в сторону. Длинный попытался схватить ее снова, но она уже сорвалась в другую сторону, там ее ожидал лысый. Ему она кинула свой рюкзак с книгами, он по инерции поймал его и, не зная, что ему с ним делать дальше посмотрел на «длинного». По-видимому, как главный «длинный » отдавал приказы, и уже кричал своим олухам, не думая о том, что его могут услышать другие люди.

— Быстрей хватайте ее!

Алекс хорошо знала скверик, поэтому ей хватило сделать парочку крутых виражей, чтобы оторваться от преследователей. Страх придавал ей сил, но она уже выдыхалась, а топот ног преследователей слышался все ближе и ближе. Это было как наваждение безлюдные переулки и полупустые улицы. Она даже не пыталась кричать прохожим, ей не хватало сил бежать, если она закричит сил не останется даже на это. В маленьком городке даже на шумных перекрестках делают все что, угодно, что смогут сделать прохожие люди? Алекс уже несколько минут не слышала топота ног позади себя, но обернуться ей было слишком страшно. Перед ней возникла стена, она забежала в тупик, и прошло несколько секунд, пока она стала карабкаться по этой стене. Ей повезло, стена была старая кирпичная с выступами и дырами. Добравшись до верха, Алекс села на стену и в этот момент услышала приближающийся топот ног ее преследователей, выбора не было, и она спрыгнула со стены вниз. Она оказалась почти на окраине города — перед ней открылось шоссе с редкими домишками по краям. Шоссе! Шоссе с множеством машин, это то, что нужно. Только так она сможет спастись. Бежать в дома, нет толку, в это время дня там никого нет. Она бросилась к шоссе выбежала почти на середину дороги и остановила первую проезжавшую машину, черную с тонированными стеклами. Она почти повисла на остановившейся машине, ноги больше ее не держали. Склонившись, к дверце Алекс постучала в окно. Говорить она уже не могла, даже дышала с трудом, у нее получилось только прошептать:

— Пожалуйста, увезите меня отсюда. За мной гонятся. Я больше… не могу.

Тонированное стекло поползло вниз и последним, что она увидела, было каменное лицо «длинного» в машине. Темнота накрыла Алекс, и она почувствовала, как к ней приближается земля.

Очнулась Алекс уже в богато обставленной комнате, глаза резал яркий свет, в соседней комнате она расслышала обрывки разговора. Говорили двое человек и, судя по голосам один из них был моложе, другой постарше. Кое-что в этих обрывках разговора, которые до нее доносились, привлекло ее внимание.

— Возмутительно твои оболтусы… за нею целую неделю… столько шума.

— Но они догадались наплести что-то о съемках фильма.

— Э… и ты хочешь, что бы я сказал тебе спасибо… твоя идея.

Алекс напрягла слух, понимая, что любая информация необходима ей сейчас как воздух, но голоса перекрывались посторонними звуками с улицы.

— Но ты как всегда утвердил, а она… вообще может не подойдет.

Пожилой повысил голос:

— Хватит, приступим к делу, она, наверное, очнулась. И если она не подойдет для нашего дела ей будет только хуже.

Сначала Алекс хотела притвориться спящей, но затем передумала и резко выпрямившись, села на кровати. Дверь в комнату открылась, и в нее вошли двое. Для Алекс это были совершенно незнакомые люди, но она с первого взгляда оценила степень исходящей от них опасность. Если тот, что помоложе показывал это всем своим видом, то человек, который был постарше скрывал это за холодной и напускной вежливостью. Вместе же эта парочка производила впечатление парочки ядовитых змей.

— Наша гостья уже проснулась — произнес «старший» из вошедших незнакомцев.

— Она не настроена, разговаривать с нами — ответил ему «молодой».

— Джерими, — укоризненно сказал дядя — она ведь устала, очень устала. Она же не знала, что мы просто зовем ее в гости — закончил дядя.

— А вы всегда приглашаете в гости в наручниках или только по средам? — глаза Алекс превратились в две узкие щелочки, которые мечут молнии.

— Я бы не советовал, начинать тебе разговор именно так — процедил сквозь зубы Джерими.

Они смерили друг друга, испепеляющими взглядами жалея, что нельзя пустить в ход руки.

— А я не слушаюсь советов, которые мне не нужны, если в гости я не собиралась.

— Ну-ну, дорогая моя, все зависит только от тебя.

— От меня? Я не знаю вас, никогда не имела с вами дел. Что вам от меня нужно?

Усевшись в кресла, дядя и Джерими переглянулись.

— Мы тоже не хотим иметь с тобой дела, ты просто кое-что для нас сделаешь и все, иначе побываешь на обеде у червей.

— Джерими ты пугаешь нашу гостью, нам просто нужно хорошенько ей все объяснить, в пределах необходимости конечно.

Алекс переводила глаза с одного на другого и хотела проснуться. Ее зовут не Алиса, и она не просилась в страну чудес, это просто какая-то ошибка.

— Понимаешь, ты очень похожа на одну девушку, которая пропала. В то время как ее папочка очень по ней скучает, очень безутешен и хотел бы ее вернуть. Ты будешь ее изображать. Ты ведь нам не откажешь?

— Прежде всего, это противозаконно, выдавать себя за другого человека так же противозаконно, как и держать меня здесь без моего согласия.

Джерими оскалился в довольной ухмылке:

— Да, противозаконно также как если мы… лишим тебя жизни в таком юном возрасте, неправда ли дядя?

— Что? — Алекс никогда не играла со своей жизнью в такие игры, и ей не верилось, что такое предложение вообще может иметь отношение к ней. Ее втягивают в какое-то темное дельце, под угрозой ее жизни, такая реальность слишком отличается от всей ее жизни до этого. Этот лживый и мерзкий старикашка, со своим психопатом и грубияном племянником могли сделать с ней все что угодно, Алекс уже готова была расплакаться, но не сдаться.

— Вам не заставить меня — глаза заблестели от слез, но она их подавила.

— Тебя возможно, а вот наркоманку, которую можно из тебя сделать можно заставить сделать все, что угодно — и Джерими зловеще улыбнулся, посмотрел ей в глаза своими полными злобы глазами.

Он искал на ее лице испуг, но Алекс не боялась его. Она думала, искала любой выход, который мог бы спасти ее из этой ловушки. Ее глаза встретились с полным злобы взглядом Джерими: «Да уж если бы твои слова были ядом, ты мог бы прожигать в ковре дырки».

— Мы даем тебе право подумать, через двадцать минут ты дашь нам ответ.

Глаза дяди уставились на Алекс в ожидании ее реакции, а сухие узкие губы сложились в довольную улыбку. Алекс сидела, опустив голову, ей было не под силу преодолеть эту стену, сплошную отполированную без единой щелочки. Можно пройти только в дверь, но за эту возможность нужно заплатить. У нее нет другого выхода, она подняла голову, посмотрела на этих неизвестно откуда взявшихся ее мучителей и кивнула головой.

Оглавление

Обращение к пользователям