Глава 4

После перелета на самолете они тут же пересели в машину, которая помчала ее на встречу с неизвестным ей «папой». От усталости и волнения Алекс забыла, о своем решении вредить похитителям и даже попыталась вслушаться в то, что они говорили.

— Мы заранее позвонили ему, сообщив о твоем приезде и амнезии. Тебе остается только сыграть бедную беспамятную — было заметно, что дядя нервничает, он не мог найти занятие для своих рук, на чем остановить свой взгляд.

Джерими последние часы, особенно надоедал Алекс со своими дурацкими придирками.

— Почему ты такая бледная? Это характерно при амнезии?

— Нет, просто я боюсь!

— Я так и знал, дядя нужно было делать, как я сказал тогда сейчас мы бы…

— Замолчи, ты порядочно надоел, и действуешь всем на нервы. Хватит, она сделает все как надо — взгляд дяди долго сверлил Джерими, потом он перевел взгляд на Алекс. И от этого взгляда, несмотря на усталость, девушку пробрала дрожь.

— Смотри, ты должна продержаться хотя бы неделю, иначе, мы не отвечаем за твою жизнь. Они уже выехали за черту города, дядя сказал, что мистер Джоунс ждет их в загородном доме.

Дорога открывала перед Алекс все новые и новые виды, которыми ей хотелось подольше полюбоваться, и в другое время даже большая спешка не смогла бы ее остановить. Но сейчас, к сожалению, ей приходилось думать совсем о другом, отметая всю эту красоту вокруг себя и окунаясь в реальность. Она уже составила свой план действий: задачей номер один, было отделаться от этих двоих, а затем с помощью этого «папочки» или без него, но она вернется к себе домой. А вовсе не за решетку как надеются эти двое. Ведь с самого начала было видно, что в этом — то и заключается гениальность их плана, когда все раскроется, никто не сможет себе представить, ее жертвой. Нет для всех, она будет только сообщницей, которую с удовольствием засадят в тюрьму.

Машина отсчитывала километры дороги, приближая их к месту назначения. На дороге показались массивные ворота такие огромные, что они показались ей воротами в новый мир. Возле этих ворот машина остановилась, и они тут же бесшумно распахнулись как бы, приглашая их к себе. По саду они ехали уже очень медленно и осторожно. «Вот это сад! Здесь, наверное, трудится целая команда садовников, которые трудятся с утра и до вечера». Да, в этом саду было на что посмотреть, фантастические беседки, клумбы, фигуры животных. А розы, какие они крупные, красивые все виды, оттенки, сорта, и они растут до самого дома. Глядя, на дом у Алекс перехватило дыхание, он восхищал ее не своими размерами, а отделкой такой необычной и в то же время простой. Дом похож на средневековый слегка подправленный под современный стиль замок. Там были балконы, лесенки, башенки все такое воздушное невесомое, и все это сочетается в строгой красоте и изяществе. Площадка и лестница перед домом были заполнены людьми. Алекс заметила, что это все слуги: повара, горничные, шофера, садовники. И все они ожидали ее приезда, словно, принцессу этого замка. Шофер развернул машину у самых ступенек, нужно выходить, Джереми и дядя уже вышли, смотрят на нее с такой нежностью и заботой, что она чуть не рассмеялась. Она вышла из машины, чувствуя, на себе взгляды множества людей, ощущала, как они ее изучают, разглядывают. Ее удивляла, что она не видит своего любимого «папочки». Как настоящие артисты дядя и Джерими взяли ее под руки и подвели к ступеням, и только сейчас она заметила невысокого пожилого человека. Она вглядывалась в его черты лица, и не могла их разобрать, казалось, что на его лице живут только глаза полные любви и счастья. Ее подвели к нему, и он долго не мог решиться взять ее за руку, наконец, он взял ее за руку, нежно и заботливо посмотрел ей в глаза. Затем неожиданно для Алекс ровным и спокойным голосом сказал:

— Теперь ты дома все будет в порядке. Все будет в порядке.

После этого, из его глаз заструились слезы, и Алекс почувствовала, как он ее обнял. А еще она почувствовала злобу на эту девчонку — Джуди, за то, что она не ценила этого прекрасного человека, и за то, что ей — Алекс приходилось теперь его обманывать. Как можно было иметь все это и совершать такие безумства со своей жизнью? Неужели здесь можно было быть несчастной? «Как же можно так наказывать человека за его любовь к дочери, я просто — чудовище» — и Алекс отстранилась от обнимавшего ее мистера Джоунса. Он вздрогнул и тихо сказал:

— Мы поможем тебе все вспомнить, ты снова все узнаешь — он подавил вздох, и только тут Алекс услышала смех и приветственные возгласы слуг, Алекс почувствовала себя самой худшей на свете и опустила голову, что бы скрыть слезы.

— Ну-ну все хорошо, все пройдет. Мери отведет тебя в твою комнату, пока я улажу одно дело. Ты устала и тебе надо отдохнуть.

Алекс дала себя увести в этот огромный дом, даже не оглянувшись на своих провожатых, и не задумываясь о них. Мери оказалась суховатой старушкой, которая вела ее по, коридорам и лестнице повторяя, снова и снова.

— Мы все так рады, что ты вернулась, так рады. Мы так ждали твоего возвращения, мы…

Алекс показалось, что она это вызубрила и повторяет, словно дятел свою дробь, но, увидев, что старушка вытирает слезы руками, хотела броситься к ней на шею, и плакать, как плачет она, от радости и счастья, и не знать ни каких условий и сделок. Комната, где она теперь будет жить, была просторной светлой, напротив кровати были высокие двери, выходящие на балкон. Ее потянуло к дверям балкона, она подошла к ним открыла двери, и сердце ее забилось словно птица, она почувствовала, что это настоящий рай. За стеклами балкона, внизу открывался вид на целое море роз, оно начиналось у самых ног и заканчивалось почти у самого горизонта. Так она и стояла, пока Мери не вышла, закрыв за собой дверь. Стояла и плакала, и хотела только одного, отдать все на свете, что бы это был не сон длиной в неделю и не сказка, которая кончится в пять минут, а ее — ее жизнь прекрасная как сказка.

Оглавление

Обращение к пользователям