Глава 23

Сон не шел к ней, не было даже желания заснуть. Когда почти рассвело, Алекс подошла к шкафу и достала из него свой скромный костюм, в котором оказалась здесь и переоделась в него. Она уже немного пришла в себя и почувствовала, что сидеть в махровом халате слишком холодно и неудобно.

Сад за окном наполнялся щебетаньем птиц, все постепенно просыпалось и оживало. Алекс продолжала сидеть в кресле без движенья. Ближе к полудню в дверь постучала служанка. Она принесла завтрак, и молча убрала со стола вчерашний ужин. Так же тихо она ушла из комнаты. Алекс устала от ожидания, что именно она ждала неизвестно. Только чувствовала, что должно случиться что-то еще. «Все решено за меня и мне остается только ждать». Ей было уже безразлично, что будет дальше, что может быть страшнее вчерашней ночи, когда человек пусть не совсем близким и надежный, но желающий стать таким, казаться, пытается тебя изнасиловать.

Он пришел ближе к вечеру. Алекс не слышала, как он вошел, но почувствовала в комнате его присутствие. Ей вдруг стало смешно, от мысли как он был разъярен, когда очнулся с дыркой в голове и понял, что его план провалился со всех сторон. Она не удержалась и громко рассмеялась в этой тишине, отдышавшись от этого истерического смеха, она почувствовала себя намного лучше. Минут через пять она услышала его голос немного хриплый и удивительно спокойный.

— Я смотрю, ты оделась. Уж, не празднуешь ли ты свою победу?

— Нет, Марио я просто жду тебя.

— Вот как, зачем же ты ждешь меня?

— Я хочу домой. Отпусти меня, пожалуйста.

Он молчит, почему он просто не отпустит ее. Алекс почувствовала, как ее шею стали сжимать с такой силой, что у нее потемнело в глазах, и так же внезапно Марио отпустил ее.

— Вот так твоя жизнь всегда будет в моих руках.

Алекс хватала воздух ртом и не могла отдышаться. Когда она отдышалась, Марио снова положил свои руки на ее шею, но теперь он не сжимал, а поглаживал. Алекс казалось, что противней его прикосновений нет ничего на свете.

— Мне вчера повезло, ты ударила меня левой рукой. Повернись ко мне лицом!

Алекс послушно повернулась, за одну ночь он сильно постарел и осунулся, очень бледный с кругами под глазами. На голове ближе к правой стороне что-то белое. Марио поворачивает голову, что бы ей было видно, пластырь, скрывающий рану.

— Ты довольна, своей работой?

— А чего ты ждал? Ты хотел меня изнасиловать, у меня не было выбора — Алекс произнесла это спокойно, несмотря на то, что он пытался ее сейчас задушить или испугать. Она знала, что все это должно скоро закончиться так не всели равно как.

— Может сказать тебе за это спасибо?

Алекс посмотрела на него и пожала плечами. Марио сел в кресло напротив нее.

— Скажи все-таки, почему ты меня оттолкнула, из-за Ричарда?

— Нет, я просто всегда тебя боялась пусть даже подсознательно.

— А теперь боишься и ненавидишь?

— Теперь мне все равно.

— Значит, ты просто боялась — в его голосе прозвучала усмешка. — А знаешь ли ты, каково было мне? Как каждый вечер я надеялся снова и снова, а потом видел твое равнодушие, и от этого моя страсть разгоралась еще больше. Я полюбил тебя за твой характер, за твое отношение к людям, за твой восторженный взгляд которым ты на меня смотрела. Но твое сердце было занято, душа витала в облаках. Ты любила когда-нибудь Алекс? Ричард был просто принцем, и ты влюбилась в него просто, потому что иначе быть не могло.

— Нет, Марио наверно ты прав по-настоящему я не любила ни его, ни кого-то другого.

— Тогда ты не сможешь понять, как тяжело видеть тебя прикасаться и знать что ты не моя.

— Это не оправдание твоей вчерашней попытке изнасилования.

— Возможно, но теперь я знаю, что или ты будешь моей или ничьей. Я просто убью тебя. Я дам тебе новый срок на размышление, только условия будут другими. Ты будешь жить в небольшой квартире под присмотром одного из моих людей. Теперь у тебя не будет ни подарков, ни прогулок. Твой домашний арест будет длиться до тех пор, пока ты не согласишься быть моей женой. И не думай, что я от любви к тебе стану жалостливым и добрым ничего подобного. Я специально отправляю тебя подальше от себя, за этот месяц я забросил свои дела, что бы уделить больше внимания тебе. И теперь за время твоего отсутствия я смогу поправить кое-что. А в том, что ты вернешься ко мне, с другим решеньем, я не сомневаюсь, потому что другого выхода у тебя оттуда не будет. Или ты будешь моей женой или не будешь.

— Вот как?

Алекс хотелось плакать от жалости к себе, за время пока Марио объявлял ей этот приговор, она поняла, что попала не просто в тупик, а в узкую щель, из которой невозможно выбраться. И тут ее осенило, она спокойно будет жить под домашним арестом столько что Марио и не снилось. Он изучал ее лицо, как будто силился прочитать ее мысли.

— Я не советовал бы тебе надеяться, что я о тебе забуду. Разлюбить я тебя могу, но из принципа хотя бы на одну ночь, но ты будешь моей. Чего бы мне это не стоило.

Алекс вдруг рассмеялась ему прямо в лицо, громко и без всякого стеснения, отсмеявшись, она его спросила:

— Значит, если бы ты переспал, за это время со мной хотя бы раз, вся твоя любовь тут же и кончилась бы?

Глаза Марио потемнели от гнева: «Дерзкая девчонка, она смеется над ним, не воспринимает его всерьез». Она скоро пожалеет об этом, Марио схватил ее за руку и сильно сжал, пока не услышал ее крик от боли и внимательно наблюдал, как она морщится от боли в запястье.

— Ты все равно будешь моей, и ты будешь умолять меня о внимании или хотя бы улыбке, но я уже не буду слышать тебя — он отпустил ее руку.

— Никогда! Слышишь, никогда я не буду твоей! Лучше убей меня сейчас — спокойствие покинуло Алекс в одну секунду она кричала глядя ему в глаза, не чувствуя как по ее лицу текут слезы.

— Ну, с этим ты можешь не торопиться, я ведь забыл тебе сказать, если мне наскучит ждать, пока ты передумаешь — я тебя убью.

Алекс молча выслушала дополнение к приговору и отвернулась от него.

— Но перед этим я все равно получу то, что хочу, даже если мне придется применить силу — и он повернул ее лицо к себе, взяв рукой за подбородок.

Алекс вскочила с кресла и подошла к окну, уже отвернувшись от него, вытерла слезы и тихо сказала:

— И получишь запуганное бревно в своей кровати.

Марио посмотрел на нее ничего невидящим взглядом и громко позвал:

— Фрэнк.

Дверь открылась, и вошел довольно худощавый высокий человек. Алекс бросила на него один взгляд и снова отвернулась к окну.

— Алекс это Фрэнк не просто мой человек, а мой лучший друг. Это он, будет за тобой наблюдать, если я кому-то и доверяю, то это только ему. Ты не хочешь с ним познакомиться?

— С моей тюремной крысой я еще успею наговориться.

— Ошибаешься, он не очень разговорчив с женщинами.

— Тем лучше.

— Спустись вниз, там стоит машина, посиди пока в ней. Ребята тебя проводят.

Он снова крикнул:

— Антонио.

Вошедшей горилле, Марио указал кивком головы на стоящую у окна девушку. Алекс скрестила на груди руки и с независимым видом вышла из комнаты, Антонио последовал за ней. Фрэнк не спрашивая разрешения сел в кресло напротив Марио.

— Ну что ты о ней думаешь?

Фрэнк прищурил глаза.

— Истеричка.

Марио покачал головой.

— Нет, она не такая. Я восхищаюсь, тем как стойко она все переносит, от злости я сделал вид, что хочу ее задушить, а она, не смотря на свой страх, продолжает бороться.

— Зная, что никуда не сможет от тебя деться?

— Да, зная, что я даже могу убить ее, она продолжает надеяться на лучшее.

— Тогда она просто чокнутая.

— Послушай, я полностью тебе доверяю. Самое необходимое ты будешь покупать для нее сам. Связь держим по телефону раз в неделю, деньги на счете который я тебе скажу. Уходя из квартиры дверь, будешь закрывать, хотя без денег и документов ей некуда пойти от нее всего можно ждать. К вам будет приходить донья Росита прибираться и готовить, впускать и выпускать ее будешь ты сам. Полиция села мне на хвост, поэтому лучше отправить ее пока подальше.

— Это надолго?

— Нет, вот только решу все проблемы и возьмусь за нее как следует. Я хочу, что бы она стала моей женой — голос Марио потеплел, и он посмотрел на собеседника с гордостью — Со временем она привыкнет к этой мысли, а не привыкнет, я ее сломаю. Но мы заболтались нам пора.

Они встали и спустились на улицу, где стояла машина. Алекс нервно барабанила по стеклу машины, около нее кругами ходил Антонио.

— Ну, вот и все Алекс вам с Фрэнком пора ехать.

— А ты не боишься, что я пересплю с ним вместо тебя?

Марио недоуменно посмотрел на нее и терпеливо как маленькому ребенку объяснил:

— К женщинам он равнодушен.

— Значит, к мужчинам он не ровно дышит. И что этот толстяк в твоем вкусе? — кивнула она на Марио, с удовольствием замечая, как у обоих загораются глаза от злости. Этому верзиле ее слова явно не понравились, потому что он покраснел, но явно не от смущения. Не давая им опомниться, Алекс задала еще один вопрос.

— А подписи уже поставили?

— Какие еще подписи не мели чушь.

— Что не поставили под такой бумажечкой, где один вещь сдал, а другой принял? И идет описание этой вещи: два уха, два глаза, две ноги, в постели пока лично не опробована и так далее. Он ведь может меня испортить.

Марио нахмурил брови, но ни один из них ничего не сказал, верзила сел в машину рядом с ней с невозмутимым видом.

— Впереди есть место, мог бы сесть там — Алекс в упор посмотрела на этого человека сидящего рядом с ней.

— Нет, я буду сидеть здесь — и он закрыл дверцу машины. Марио долго стоял и смотрел в след удалявшейся машине, понимая, что отсутствие Алекс не избавит его от мыслей о ней. Марио медленно побрел в дом и сел прямо в гостиной возле бара. Из первой попавшейся бутылки он налил себе полный стакан. Затем откинулся на спинку кресла и стал вспоминать все, что касается этой девушки, неожиданно вошедшей в его жизнь и прочно занявшей так много места в его жизни.

Впервые он увидел ее возле центра. Благодаря этому центру он проворачивал большинство своих дел. По сути деньги, вкладываемые, им в этот центр были прекрасным прикрытием, но и обязывали некоторыми делами. Так он должен был бывать в центре раз в месяц проверять, как были использованы его деньги, и выслушивать нудистику этих мозговитых очкариков.

Он уже возвращался, когда заметил ее стоящей у перил на террасе. Она смотрела на море и так была поглощена своими мыслями, что не видела ничего вокруг. Если бы не настоящая Джуди, которая уже порядком поднадоела ему, он бы и не обратил внимания на эту девушку. Но у них с Джуди были определенные планы, которым она мешала, а затем стала занимать в них главное место. И глядя, как она стоит, и смотрит на море, Марио почувствовал желание узнать ее ближе. Нет, они с Джуди совершенно не похожи. Джуди не умеет видеть вокруг что-либо кроме тряпок и мужчин, а эта совсем не такая, это видно с первого взгляда. Для их плана она была крайне необходима, и теперь задача становилась еще проще она приехала к ним сама. Марио решил задержаться, что бы подстроить их первую встречу у входа. Как же ему повезло, что он заметил ее. Ведь никто из, его людей не знал, куда она уехала, а теперь он может все исправить сам. К своей машине он подошел у нее на виду. А затем заехал в то кафе, где она сидела, задумавшись над чашкой кофе. Она совсем другая, и у нее есть то, чего нет у Джуди спокойная безмятежность, искренность, доброта, такой уникальный и в то же время простой человек. После встречи в кафе за ней следили специально приставленные люди. Вот почему именно он смог ее утешить в тот день в сквере.

Если бы собираясь уезжать, она не позвонила ему, им пришлось бы помешать ее отъезду другим способом. У них с Джуди был план, как выкачать деньги у ее отца, и эта вздорная девица даже не подумала о том, что потом ее могут просто убрать за ненадобностью, а в случае неудачи выставить виновной во всем, перед лицом закона.

Джуди не просто исчезла из дома, ее компания предложила ей не выпрашивать больше денег у папочки, а потребовать в виде выкупа за себя. Но Джерими и его дядюшка уже нашли Алекс, и их план провалился. Случай свел Джуди и Марио вместе во время одной из его поездок, и они решили действовать сообща. По плану они выкрадывали Алекс и одновременно с этим объявляли ее самозванкой. Объявляется настоящая Джуди, заявляет отцу об огромных долгах и снова исчезает и уже под угрозой смерти дочери ее якобы кредиторы выбивают крупную сумму денег. Когда же обнаружится обман, в это осиное гнездо всунули бы Алекс. Но из-за ее отношений с Ричардом выкрасть Алекс не удавалась, она постоянно сидела дома или была с кем-то из друзей. И это сильно мешало делу. Ведь по сценарию она сама без насилия, уезжает, поэтому свидетелей Марио особенно опасался. Случай помог им с Джуди, и Алекс приехала сама ее почти сразу ликвидировали, а Джуди поехала вместо нее домой.

Марио налил в стакан из бутылки еще. Какая глупость так рисковать из-за огромных денег, которые все равно стали бы ее деньгами. Но еще глупее умирать в туалете аэропорта от передозировки. Когда утром Джуди улетала Марио наблюдал за спящей Алекс. Как она красива, и не обязательно рядиться в какие-то тряпки ради этого. Вот она проснулась, открыла глаза. Естественная красота этой девушки опьяняет его, и он делает ей предложение этим же вечером в опере. Это была его обычная уловка, для того чтобы девушка начала доверять ему, и можно было бы переспать с ней. Такой спектакль не раз помогал Марио добиться своего, а с невестой можно и поругаться. Но с ней все получилось по-другому. Она смотрела на него не как глупая кукла.

Она осмысливала его слова, смотрела ему в глаза с восхищением. И в один прекрасный день он решил: «Она должна стать моей женой». Именно такая жена нужна Марио Сантандеру скромная, добрая, красивая, но не слащавая, умная, но не выставляющая этого на показ. Теперь он уже сам верит в этот срок на раздумье. И он начинает заваливать ее подарками, водить в театры и рестораны. Все-таки между ними двенадцать лет разницы вдруг девчонка заупрямиться, а тут еще Ричард. Каждый вечер Марио боролся со своим желанием получить все и сейчас же. Он прощался с ней, желал спокойной ночи, и уходил в свою комнату, где начинал метаться не находя себе места.

На самом деле наступил двадцать седьмой день, когда он поцеловал ее на пляже. И вечером когда она отказал ему он просто не выдержал. Еще ни одна женщина не отвергала его: кто из страха кто из корысти, любопытства, честолюбия, похоти становились его на ночь иногда больше. Да некоторые его боялись и поэтому считали необходимым сделать это ради себя. Только Алекс боялась, но продолжала сопротивляться ему. Может потому, что не знала на что именно, он способен. После удара по голове той ночью Марио очнулся в своей кровати только утром, рядом с ним на кровати сидел врач. Марио с трудом разлепил веки, огляделся вокруг, кроме врача в комнате сидели Фрэнк и Антони.

— Что со мной?

— Небольшая рана на голове.

— А сколько я уже так лежу?

— Это для вас сейчас не имеет значения.

— Я получил такую серьезную рану?

— Нет, но я бы посоветовал вам отдохнуть.

— Уходи — врач давно работал на Марио и поэтому, не стал с ним спорить, тут же ушел.

— Фрэнк? — высокий молодой человек сел рядом с ним.

— Это она меня так огрела?

— Да. Тебе повезло, что удар был левой рукой и затем позвали слуг.

— Кто вызвал слуг?

— Она сама.

Марио был поражен, на месте этой девушки он просто стоял бы и смотрел, как умирает его враг или сразу добил бы.

— Что ты думаешь о ней Фрэнк?

Молодой человек безразлично посмотрел на Марио, который продолжил:

— Я все равно хочу, что бы она стала моей.

Фрэнк невесело улыбнулся.

— Ты знаешь, что мое мнение о женщинах это полное отсутствие женщин.

— Я решил, что она должна быть моей, а ты мне в этом поможешь.

Его собеседник с удивлением и интересом посмотрел на Марио.

— Хочешь, что бы я помог тебе ее изнасиловать?

— Нет, я знаю, что такие поручения не для тебя. Ты равнодушен к женщинам и поэтому я смогу на тебя положиться.

— Ты уже придумал, как подчинить ее себе?

— В принципе это я придумал уже давно на случай непредвиденных обстоятельств. Ближе к вечеру вы с ней уедете. А теперь оставьте меня все, мне нужно подумать.

Мысли Марио прервал слуга, и он снова очутился в гостиной со стаканом в руке.

— Сеньор Марио, только что звонил Фрэнк.

— Что он сказал?

— Все нормально, доехали благополучно.

Марио разрешил ему уйти, но еще долго сидел в компании с бутылкой.

Оглавление

Обращение к пользователям