Глава 34

Фрэнк сидел на кухне и намазывал свой бутерброд маслом.

— Алекс, ты хочешь со мной позавтракать?

— А, может, ты принесешь мне кофе в постель как вчера — крикнула она из комнаты.

Фрэнк покачал головой и стал вспоминать, как она вчера расхохоталась, и весь кофе оказался в постели, а поднос у него на голове.

— Нет, милая вчерашнего раза хватит.

Он задумчиво помешивал в чашке кофе сахар, но когда он собрался, откусить кусочек от бутерброда, Алекс выхватила у него из рук бутерброд.

— Ты меня звал?

Она присела на край стола, и стала, с аппетитом есть бутерброд. Фрэнк посмотрел на свою пустую руку и принялся намазывать новый бутерброд.

— Можно я отхлебну из твоей чашки?

— Нет, налей в свою.

— Ну, чучуть.

— Нет, и сядь нормально нам нужно серьезно поговорить.

— Это из-за одного бутерброда. Ты просто старый ворчун.

— Я старше тебя всего на пять лет.

— А ворчишь, так как будто на все сорок.

— Алекс, я вовсе не шучу. Сядь за стол, пожалуйста, а не на стол.

Она села за стол, пододвинув к себе кофейник, налила в чашку кофе.

— Я тебя слушаю.

— Как ты думаешь, сколько мы уже так живем?

— Вчера вечером я думала первый день, а сегодня утром поняла, что уже лет десять.

— Целых две недели.

— Не может этого быть.

— Представь себе, а мы совсем забыли, что в любую минуту может приехать Марио — Фрэнк посмотрел внимательно на Алекс и заметил, как она сразу сникла. Он положил свою руку на ее плечо.

— Не бойся Алекс. Я сегодня позвонил одному человеку, который сделает тебе паспорт, и мы уедем отсюда.

Она вдруг встала, подошла к Фрэнку, и сев ему на колени, прижалась к нему, как бы спрашивая у него защиты.

— Если ты поедешь со мной, я даже согласна поехать в пустыню Калахари.

— Ну, если даже в пустыню, тогда я не могу отпустить тебя одну.

Алекс стала гладить его по голове и грустно вздыхать.

— О, чем ты вздыхаешь?

— Ты уже придумал, куда мы поедем?

— Точно еще нет. Но у меня есть пара идей.

— Я знаю куда лучше всего поехать. Слушай, давай поедем к моей маме — ее лицо засияло от счастья, наконец-то она вернется домой и увидит маму. При этом, не расставаясь с Фрэнком. — Она будет так рада нас видеть, и ведь никто не знает где я раньше жила. Правда я здорово придумала?

— Алекс я не думаю что это хорошая идея.

— О, ты переживаешь о ее мнении, расспросах. Вот увидишь, я все расскажу ей, и она поймет.

— Я хотел сказать…

Она положила свою руку ему на губы и слегка прижала.

— Не перебивай, пожалуйста. Я понимаю, что тебе хотелось бы уединения, но давай хотя бы на небольшой срок.

Фрэнк поцеловал ее руку и убрал подальше от своего лица.

— Мне нужно сказать тебе одну очень серьезную вещь. Я не хотел тебе говорить, но лучше это сделаю я. Кто-нибудь другой может, намерено причинить тебе этим боль.

Алекс замерла у него на коленях не в силах побороть дурное предчувствие.

— Фрэнк о чем ты?

— Дело в том, что когда ты болела, приезжал Марио. Он мне все и рассказал. Твой приемный отец нашел твою маму и перевез к себе. Они вместе тебя искали.

— Значит, папа перевез маму к себе? — она уже не сводила испуганных глаз с Фрэнка.

— Да, и тут на следующий день после твоего звонка прилетела Джуди и приняв большую дозу…

— Наркотиков умерла в аэропорте. Все это я знаю. Что дальше?

— Они подумали, что это ты и с твоей мамой случился удар. Она умерла.

Алекс застыла на его коленях и смотрела ему в глаза, словно не веря в это.

— Ты все врешь — наконец прошептала она.

— Нет, родная это правда.

С Алекс случилась истерика. Она стала кричать, плакать, вырываться из его рук. Фрэнку едва удалось донести ее до кровати и хоть немного успокоить. Обессиленная она еще долго лежала, разглядывая потолок. Не обращая внимания на Фрэнка, продолжала тихонько плакать. Полежав еще немного, она затихла, и повернула к нему лицом.

— Фрэнк я так виновата перед мамой. Сколько раз я могла вернуться домой, а вместо этого делала шаг в сторону.

— Ты не могла. У тебя не было другого выбора.

— Нет был.

— Просто тебе хочется быть виноватой, но ты уже не можешь изменить стечение всех обстоятельств.

Он обнял ее и стал укачивать как маленькую.

— Успокойся родная, прошу тебя. Вдруг у тебя опять появиться температура. Что ты сейчас хочешь? Я все сделаю, я тебе обещаю. Ну, что мне сделать?

— Я хочу сходить в церковь.

— Хорошо завтра мы сходим.

— Нет, я должна пойти одна. Так надо.

Он поднял ей голову своей рукой и заглянул в глаза.

— Почему моя упрямица хочет пойти без меня?

— Потому что я буду разговаривать с Богом, а не с тобой. Я очень виновата перед мамой. А тут еще смерть Джуди. Я виновата со всех сторон.

— Твоей вины нет ни в смерти Джуди, ни в маминой смерти тем более. Это наказание всех детей понимаешь? Пережить смерть своих родителей. И поэтому мы все перед ними чувствуем вину за ошибки, которые мы уже не сможем исправить.

Алекс опустила голову на его руку, задумалась и снова взглянула на Фрэнка.

— А, в чем твоя ошибка?

— Мне очень хотелось иметь настоящего отца. И мне казалось, что он не живет с нами из-за мамы. И только потом много лет позже понял, что мы были ему не нужны не я, ни мама.

Алекс прижалась к нему и свернулась в калачиком.

— Знаешь, Фрэнк, сегодня у меня на целом свете нет никого кроме тебя.

— Бедная моя малышка. Я заменю тебе и отца и мать и друзей. Я буду очень стараться. Нам ведь пока придется скрываться. Но потом я верну тебя им.

Они еще помолчали немного, а затем Фрэнк сделал ей чай с мятой и принес на подносе в кровать.

— Дней через пять все будет готово, и мы уедем.

— Хорошо.

Фрэнк хотел встать, но Алекс удержала его руку.

— Фрэнк меня мучают женские глупости. Я раньше над этим смеялась, а теперь боюсь.

— Чего ты боишься, скажи мне?

Она заглянула ему в глаза и горестно вздохнула.

— Я боюсь, что ты меня разлюбишь.

— Никогда тебя не разлюблю. Что еще?

— Ты будешь мне изменять?

— Нет, мне хочется быть только с тобой.

— А, если я растолстею? — она присела на кровати и стала в волнении водить рукой по кровати — Сейчас пухлая, а потом стану толстой.

Фрэнк хотел рассмеяться, но, увидев, как она нервничает, сдержался.

— Я взвешу тебя и поставлю на учет каждый грамм твоего тела, за потерю, которых ты будешь передо мной отвечать — он обнял ее и поцеловал в висок.

Оглавление

Обращение к пользователям