ВОЕННЫЙ КОНФЛИКТ В КОРЕЕ – «ЧЕРНАЯ КАССА» США

В конце ноября на Корейском полуострове возник очередной военный конфликт, причем в этот раз дело дошло до артиллерийской перестрелки. По сообщениям западных СМИ выходило, что в очередной раз вооруженная до зубов КНДР проявила невиданную агрессивность и ни с того ни с сего обстреляла мирный посёлок рыбаков на южнокорейском острове. Как всегда в таких случаях самым неясным местом в западных версиях происшествия остаются мотивы КНДР. Она что, все рыбацкие поселки вдоль своей границы обстреливает? Вроде бы нет. Тогда почему этот?

Ситуация один в один напоминает разразившуюся более полугода назад историю с затоплением южнокорейского корвета. Там тоже, если помните, вину за всё взваливали на КНДР, мол, его торпедировала северокорейская подлодка. Опять же они что, все южнокорейские корветы, болтающиеся вдоль своей границы, топят? Снова вроде бы нет. Тогда с какой стати этот?

Самые находчивые из мировых информационных фантазёров связали эти инциденты с готовившимся, а затем состоявшимся назначением возможного преемника Ким Чен Ира – Ким Чен Ына заместителем Председателя Центрального Военного комитета Трудовой партии Кореи. По их мысли выходило, что, только вступив в должность, он сразу же отдал приказ атаковать Южную Корею, чтобы показать свою храбрость.

Думаю, в личных качествах Ким Чен Ына сомневаться не приходится, иначе вряд ли ему доверили бы столь важный пост в стране, живущей последние 60 лет в состоянии перманентной военной угрозы со стороны численно превосходящего противника. Однако элементарная логика подсказывает, что кроме заместителя Председателя в Военном комитете ТПК есть еще и сам Председатель, не говоря уже о том, что комитет – это орган, принимающий решения коллективно.

Так что для людей, обладающих минимальной сообразительностью, эти пропагандистские трюки – не аргумент. Тогда что же происходит на самом деле?

Легенда о мирном южнокорейском острове

Для начала стоит разобраться в том, как южнокорейский остров оказался в глубине территориальных вод КНДР. Не течением же его туда занесло? Для этого придется отмотать ленту истории на 60 с лишним лет назад и вспомнить, как вообще в тысячелетней истории единого корейского государства, этнически более чем на 99% состоящего из корейцев, на полуострове оказались две Кореи.

По окончании войны с Германией Соединенным Штатам было крайне необходимо участие СССР в войне с Японией. Дело в том, что хотя им удалось одержать верх в войне с японцами на море и в воздухе, война на суше и высадка в самой Японии представлялась делом крайне проблематичным, особенно с учетом того, как ожесточенно японцы сражались даже на мелких островах с численно превосходящим противником. Кроме того, и это было главным, в континентальном Китае у них была самая крупная сухопутная военная группировка – Квантунская армия численностью более миллиона человек. Было очевидным, что при явной угрозе метрополии эти войска полностью или частично окажутся на островах, что сделает американское вторжение, а, следовательно, и полную победу над Японией, совершенно нереальной.

Ситуация осложнялась еще и тем, что за все время советско-германской войны Япония так и не нарушила нейтралитета с СССР, даже когда войска немцев стояли под Москвой. И хотя, разрывая заключенный в 1941 году пакт о нейтралитете, советская сторона в апреле 1945 года ссылалась на некие провокации на советско-японской границе, по большому счету объявление СССР войны Японии выглядело, мягко говоря, не совсем корректно, поскольку Япония шансом напасть на СССР, когда он был в труднейшем положении, не воспользовалась. Фактически, начиная войну с Японией, СССР политически расплачивался с США за всю ту помощь, которая шла в нашу страну во время Великой Отечественной войны.

Втягивая СССР в войну в Азии, США, естественно, не хотели войти в историю с имиджем хитрой обезьяны, загребающей жар чужими руками. Поэтому они оставили за собой маленькую победоносную континентальную войну, оговорив высадку своих войск на юге Кореи и имея в виду, что основные силы японцев находятся на территории нынешнего Китая. Впрочем, вторую, северную половину Кореи, куда могли быть вытеснены Советской Армией из Китая японские войска, они освобождать не собирались. Зона их действий была ограничена 38-й параллелью, делившей Корею примерно пополам. При этом решениями Ялтинской, а затем и Потсдамской конференций союзников предполагалось, что оккупация Кореи как советскими, так и американскими войсками продлится лишь 3 года, за которые страна будет очищена от остатков японской колониальной администрации. После чего в единой стране пройдут общекорейские свободные выборы.

К концу 1948 года, когда оговоренный срок оккупации подходил к концу, американцам уже было очевидно, что в стране есть только один национальный лидер, вынесший на своих плечах борьбу за освобождение Кореи, – Ким Ир Сен, и любые выборы принесут победу только ему. А поскольку мировоззрение Ким Ир Сена было коммунистическим, то это означало, что США при едином корейском правительстве закрепиться на корейской земле не удастся. Тем более что Советский Союз, выполняя свою часть союзнических обязательств, уже вывел с нее свои войска. Поэтому американцы поступили просто: наплевав на все предыдущие соглашения, они никуда не ушли, а просто создали на месте американской военной администрации сепаратное правительство Южной Кореи, проигнорировав общекорейские выборы. Кстати, по той же схеме они действовали и в Германии.

Три года корейской войны оставили Корею разделенной по 38 параллели. Точнее, почти по ней. На востоке демаркационная линия забирает севернее 38 параллели, а на западе, на выходе к Желтому морю, спускается южнее ее. Если продолжить эту линию дальше в море, то получится морская демаркационная линия. Однако ко времени прекращения боевых действий практически все острова в этом районе, в том числе находящиеся к северу от нее, были заняты американцами, поскольку они располагали огромным флотом, заведомо превосходящим скромные военно-морские силы КНДР. Поэтому морскую демаркационную линию в соглашении о перемирии они проигнорировали, оставив занятые ими острова в качестве тлеющего очага так и неурегулированного корейского конфликта.

Отсюда понятно, что эти островки, на которых издавна существовали деревни корейских рыбаков, в действительности мирными быть перестали – на них разместились военные базы с тяжелым вооружением, а их населению была уготована роль живого щита при любой военной провокации. Фактически они стали плацдармами для будущих конфликтов с КНДР, а если повезет, то и нападения на нее. Стоит заметить, что перелома в корейской войне США добились именно высадкой морского десанта и именно в этом районе с последующим развитием его наступления на Сеул и Пхеньян.

1

Маневры для маскировки агрессии

Однако военными базами дело не ограничивается. На них регулярно проходят так называемые «учения» с привлечением кораблей военно-морского флота и боевыми стрельбами изо всех видов оружия. Учитывая то, что эти острова находятся всего в нескольких километрах от континентальной части КНДР, разницу между маневрами и агрессией Северная Корея сможет почувствовать только тогда, когда огонь с водной акватории будет перенесен на ее территорию. А это, как понимаете, может произойти в любой их момент. Для того они, собственно, регулярно и проводятся, чтобы добиться притупления бдительности Корейской Народной Армии и попытаться застать ее врасплох.

Кстати, подобного же рода экзерсисы регулярно проводятся и в восточной части морской демаркационной линии. Об их «оборонительном» характере судите сами. Там они отрабатывают высадку совместного американско-южнокорейского десанта, причем вооруженная армада из десантных кораблей, авианосцев и кораблей сопровождения вначале выходит в Японское море, а затем разворачивается и чешет прямо в район демаркационной линии. А там на все решение нужно от силы полчаса: возьмешь левее, окажешься в Южной Корее, и это будут учения, возьмешь правее – уже в Северной, и начнется война. И называются эти учения, бывшие когда-то «Team Spirit» («Командный дух»), теперь тоже подходяще: «Key Resolve» («Ключевое решение»). Так что стрельбы на оккупированных островах КНДР это не случайное событие, а часть единого плана по подготовке агрессии против Северной Кореи, системно проводимого как военными, так и политическими мерами. Опубликованные недавно на сайте Wikileaks секретные документы американской дипломатии только ещё раз это подтвердили.

И на этот раз быстро выяснилось, что пресловутый артобстрел занятого южнокорейскими военными острова начался как раз с проводимых оттуда боевых стрельб из тяжелого оружия. Причем оцените ситуацию: куда бы эти выстрелы ни были направлены, они в итоге всё равно попадают в территориальные воды КНДР, которые по международному праву являются таким же суверенным объектом, как и ее территория. Оставить это без внимания означает, как минимум, признание в том, что эти воды объектом твоего суверенитета больше не являются. А это значит, что, проводя такие постоянные пристрелки, США и манипулируемая ими Южная Корея фактически добиваются постепенного, «ползучего» изменения соглашения о перемирии с целью перевести свой плацдарм из статуса незаконно оккупированного в легальный. А уж тогда к нему приложатся и как бы южнокорейские территориальные воды, ну и, само собой, полноформатная военно-морская база, чтобы их охранять.

Чтобы понять, насколько такие действия являются нормальными в международных отношениях, давайте попробуем представить себе нечто похожее где-нибудь неподалеку. Например, на Курильских островах. Предположим, Россия держала бы на них не пограничный отряд, а военную базу, как, скажем, это делала Япония, когда их оккупировала. Или Тихоокеанский флот РФ решил бы провести там военно-морские учения. Естественно, с боевыми стрельбами. Там до японских берегов где-то километров 20, как и в случае с корейскими островами в Желтом море. Ну и как бы на это отреагировала Япония и стоящие за ней США? Рискну предположить, что визг, поднятый по этому поводу, стоял бы от Аляски до Антарктиды.

А как тогда должна расценивать подобные действия КНДР? Как гимнастические упражнения с обручем и лентой?

Впрочем, зачем предполагать. Когда китайцы дважды в 1995-1996 годах проводили в Тайваньском проливе военные учения, в мировой прессе с подачи США стоял нескончаемый вой по поводу готовящегося нападения КНР на Тайвань, причем в последний раз на защиту своего союзника американцы выслали даже ударный флот с авианосцем. И это при том, что ширина Тайваньского пролива – от 130 до 380 км, и просто перенести огонь с территориальных вод на саму территорию, как в Корее, там не получится.

То есть США на самом деле вполне адекватно оценивают и истинное значение подобных маневров, и то, что они провоцируют реальную угрозу широкомасштабного военного конфликта. А если знают, то зачем тогда делают?

Американский рецепт отмывания денег

Несмотря на почти 60 лет, прошедших со времени корейской войны, Южная Корея остается одним из главных получателей американской военной помощи. Она же стала одним из самых коррумпированных режимов в Юго-Восточной Азии. Из недолгой череды южнокорейских президентов, унаследовавших от американской военной администрации диктаторские полномочия, первый, привезенный управлять страной из США, снискал столь беззаветную любовь сограждан, что, выйдя в отставку, вынужден был эмигрировать и кончил свои дни там же, откуда его привезли. Двое других, несмотря на всю лояльность южнокорейских судов к бывшим правителям, получили пожизненные сроки заключения за коррупцию.

В то время, как в России Гайдар со товарищи ещё только учились воровать свои первые миллионы, их южнокорейские собратья уже имели сроки, а уворованное ими исчислялось миллиардами долларов. Трудно предположить, что США, десятилетиями накачивая Южную Корею огромными средствами, даже не представляли себе, сколько из них оседает в карманах южнокорейской верхушки. Ведь она полностью подвластна США и является чем-то вроде туземного правительства американской колонии. А если администрация США всё это знала, то почему не стала этому препятствовать? Ведь на помощь Южной Корее идут средства из бюджета США, то есть собранные с американских налогоплательщиков.

Объяснение столь странному феномену может быть только одно: загребая миллиарды американских долларов, южнокорейская верхушка тут же «откатывала» изрядную долю их обратно США, разумеется, оставляя себе прилипший к лапам «расходняк». По его размерам, всплывшим в ходе процессов южнокорейских правителей, можно представить себе объемы этих «откатов». Да и сам характер осуществлявшихся с американской помощью проектов дает о них представление.

Чего стоит, например, одно только строительство так называемой «корейской стены», воздвигнутой с южной стороны вдоль всей демаркационной линии! Сооружаемые сейчас израильская стена вдоль границы с Палестиной или американская стена на границе с Мексикой, не говоря уж про пресловутую «берлинскую стену» — просто ивовые плетни по сравнению с ней. Сколько туда на самом деле закопано денег и сколько за нее списано по отчетам сейчас вам не скажет уже никто. И никто не проверит.

В сущности, Южная Корея превращена в огромный финансовый насос, выкачивающий американские бюджетные деньги и пополняющий «черные кассы» правящей верхушки США, которые затем она может использовать бесконтрольно и как ей заблагорассудится, от подкупа зарубежных правителей до проведения собственных выборных кампаний.

Здесь все непонятное сразу становится понятным: чем больше бюджетных средств из США будет закачано в Южную Корею, тем больше их удастся затем «откатить» обратно. Причём особую надежность этой схеме придает как проверенное десятилетиями совместного «распила бабла» американо-южнокорейское «сотрудничество», так и то, что военное финансирование является, разумеется, жутко секретным и потому никому лишнему туда сунуть нос не дадут.

Есть только одна проблема: для того чтобы конгресс США в нужный момент увеличивал ассигнования на военную помощь Южной Корее, требуется время от времени представлять публике корейскую войну не как потухший 60 лет назад конфликт, а как пороховую бочку, готовую вот-вот взорваться. И если посмотреть на межкорейские перестрелки, инциденты и обострения именно в этом ракурсе, то у них появляется своя логика и цель, а заказчик этих военных фейерверков становится очевиден, и он находится не в Корее, а в США.

Между прочим, этот американский рецепт отмывания бюджетных денег отнюдь не секрет для посвященных. Как раз сейчас во Франции разгорается политический скандал, связанный с тем, что французская военная помощь, направляемая в Афганистан, значительной толикой «откатывалась» обратно и шла на финансирование президентской кампании одного из французских политиков, в избирательной кампании которого активно участвовал нынешний президент Николя Саркози. В этом контексте уже никого не удивит, почему на следующих президентских выборах во Франции США практически открыто поддержали уже самого Саркози, а его финансовые возможности в этой кампании оказались шире, чем у президента и премьер-министра Французской республики вместе взятых…

Так что во всей этой истории, в конечном счете, наибольшего сочувствия заслуживает корейский народ и, в особенности, население КНДР, ибо. десятилетиями находясь под прессом постоянной военной угрозы в разделенной стране, оно своими лишениями фактически расплачивается за функционирование одной из самых масштабных и налаженных коррупционных схем в мире.

Валерий СМИРНОВ

Оглавление