ГЛАВА 25

Издательство Clever
Издательство Clever

15 ноября 2053 года, 23.12

Слай взглянула на часы. Прошло уже два томительных часа. После того как Коршун ушел, она снова проникла в Матрицу, пытаясь, по возможности, миновать области, где могли быть серьезные меры защиты.

Это была аксиома теневой работы, лучший способ найти что-то хорошо спрятанное: не лезть напролом. Надо поискать то, что может быть связано с предметом твоего поиска. Отметить любые нарушения, странные возмущения, не поддающиеся логическому объяснению. Эти необычные явления часто результат влияния того самого глубоко запрятанного нечто на окружающие предметы. Просмотрев достаточно большую область данных, собрав и обработав достаточно возмущений, часто можно угадать точное расположение искомого объекта. Кто-то рассказал Слай, что этот метод пришел из астрономии и с его помощью открыли одну из планет, кажется Плутон. Астрономы измерили странные нарушения в орбитах других планет и предположили, что они вызываются притяжением другого, еще не открытого небесного тела. Рассчитав, где должна была находиться новая планета, они направили туда свои телескопы, и дело было сделано.

Слай выполняла очень похожую работу, но вместо орбит планет она изучала мероприятия, проводимые местными корпорациями, и активность в системах общественной электронной почты. Она искала особенности, схожие с легкими отклонениями в движении планет, и нашла. И из них следовало, что кто-то очень сильный и влиятельный направляет деловую жизнь Чиенна.

Большое и активное теневое сообщество. Это не могло быть ничем иным.

«Откуда пришли эти раннеры?» — подумала Слай. Сколько раннеров Сиэтла, которые пропали из виду и, как она думала, вышли из игры, на самом деле притаились и всплыли в Чиенне?

Хоть она и получила представление о размерах и активности теневого сообщества, проникнуть в него — да что там, даже на его периферию, — было достаточно трудно. Электронные переводы крупных сумм по различным адресам дали ей номер локальной телекоммуникационной сети местного «консультанта по имуществу» и посредника по имени Тамми. Уже через эту сеть Слай заказала номер локального отделения «Шедоуленд» в Чиенне.

В ходе своих поисков она обнаружила несколько любопытных фактов, на первый взгляд не имеющих отношения к ее цели. Всплыла одна фамилия, фамилия человека, иногда участвовавшего в теневых операциях Чиенна, игрока нечастого, но чрезвычайно влиятельного, когда он действительно играл. Монтгомери. Ни имени, ни дальнейших подробностей. А может быть, Дирк Монтгомери? По слухам, которые ходили в Сиэтле, Дирк сделал действительно большие деньги — такие деньги, о которых любой раннер может только мечтать, и выскользнул на свет, чтобы наслаждаться жизнью на отдыхе. Если это правда, то почему он все еще на тропе? И почему в Чиенне?

Слай пожала плечами и отмела все эти рассуждения как не стоящие внимания. Наверное, это был какой-то другой Монтгомери.

Она вертела в руках разъем головного соединителя и глядела на кровать, где два часа назад отдыхал Коршун. Странно, но она хотела, чтобы парнишка вернулся. По крайней мере, ей нашлось бы о чем с ним поговорить.

Мысль о том, чтобы пошарить в локальной системе «Шедоуленд», пугала ее; что-то останавливало Слай, хотя она не понимала почему. Она не боялась наткнуться на защиту — например, на черный лед. (Конечно, в «Шедоуленд» был свой лед как средство от чрезмерного любопытства декеров корпораций и правительства, которые захотели бы сунуть нос слишком глубоко. Но до тех пор, пока ей в голову не пришло бы что-нибудь совсем экзотическое — например, вмешаться в управление системой, или попытаться стереть важные файлы, — об этом можно было не беспокоиться.) Дело, наверное, в том, что «Шедоуленд» был для нее символом. Он олицетворял ее прежнюю жизнь, жизнь теневого декера. Судьбу, которая почти убила ее, которая больше чем на год отключила ее разум и все еще напоминала о себе ночными кошмарами.

«Дурочка, — сказала она себе, — подумай сама. В том, чтобы подключиться к сети „Шедоуленд“, не больше риска, чем в телефонном разговоре». Ей приходилось подвергаться куда большей опасности при попытке пробраться в «Цюрих-Орбитал».

«Да, — возразила ей другая ипостась ее „я“, — но тогда ты была под защитой Смеланд, не так ли? А сейчас, случись что, уже никто тебя оттуда не вытащит».

Слай покачала головой. Она могла найти десятки самых разных причин, почему не следует делать того, что все равно придется сделать. Быстро, не давая больше себе времени на размышления, она вставила соединитель в разъем кибердека и набрала первую команду.

* * *

«Эревон» — так называлось это место. Это был виртуальный бар — Слай слыхала о таких, но никогда там не бывала. Еще когда она зарабатывала себе на жизнь в Матрице, люди поговаривали о создании виртуальных мест общения в сети. Но если такие места и существовали, ни она, ни кто-то из ее знакомых их не посещали.

Конечно, это было пять лет тому назад — целая вечность, если говорить о техническом прогрессе. Виртуальные места общения — форумы, дискуссионные группы и тому подобное — уже вошли в жизнь, стали ее привычной частью. Вместо личных встреч на конференциях или обмена информацией с помощью компьютеров люди с имплантированными разъемами данных могли встречаться виртуально. Все участники встречи просто помещали свои персональные значки на определенный узел Матрицы и вели там свои дискуссии.

Преимущества были очевидны: не надо тратить время и деньги на поездку плюс полная физическая безопасность (никто из участников не выходил из своего дома). Некоторые технопсихологи считали, что феномен виртуального общения — это самое серьезное изменение в человеческом обществе с тех пор, как на заре цивилизации сельское хозяйство пришло на смену охоте и собирательству. По мнению этих психологов, Матрица должна постепенно сформировать «электронные племена» и «виртуальные нации». Принадлежность к конкретной этнической группе будет определяться каналами связи. Таким же образом в конце девяностых годов телекоммуникации изменили понятие места работы: те, кто занимался умственным трудом, уже не должны были жить поблизости от своего нанимателя: они могли находиться даже на другом континенте. Это должно было изменить и другие грани общества — примерно так сказали бы ученые. Хотя в 2053 году «электронные нации» — или как их там — еще не сформировались, средства виртуального общения уже начинали вносить свои коррективы в жизнь.

Но даже и здесь «Эревон» занимал особое положение. Судя по слухам, ходившим по сетям «Шедоуленд», это был виртуальный клуб. Декеры могли поместить свои значки на узлы сети, которые составляли «Эревон», и общаться с любым, кто там находился. Дела при этом, конечно, страдали, но многие декеры со всего света любили торчать там, болтая с другими завсегдатаями и просто радуясь жизни.

Когда значок Слай попал на узел, виртуальный клуб был переполнен. На мгновение она остановилась и осмотрелась по сторонам.

Чувственные ощущения, передававшиеся по ее каналу данных, перенесли Слай в прокуренную таверну с низким потолком. Разрешение было неплохим, и все это могло бы сойти за реальность. Но потом Слай подошла к толпе.

Завсегдатаи «Эревона» напомнили ей группу персонажей видеоигры, собравшихся вечерком выпить по бокалу пива. Значки декеров, заполнившие бар, были самыми различными — от безобидных до эксцентричных и угрожающих и от обычных земных созданий до самых фантастических тварей. Неоновый самурай стоял плечом к плечу с человекоподобным дикобразом, а двухголовая собака мирно беседовала с алебастровым ангелом и черным чудовищем. Разрешение менялось от значка к значку. У некоторых оно было невысоким: картинки казались грубыми, неровными и двигались резкими толчками. Другие были выполнены настолько тщательно, что напоминали первоклассную компьютерную анимацию и выглядели чуть ли не реальнее, чем живые. Слай прикинула: в таверне находилось человек тридцать пять.

Справа от нее был большой дубовый бар — одна из особенностей «Эревона», отличавшая его от других мест виртуального общения. Бар являлся частью Матрицы, но использовался в совершенно реальных целях. Декеры могли поместить свои значки в бар и заказать «напитки». Там были значки, изображавшие пиво, коктейль или виски. На самом деле это были просто несложные программы, создававшие у подключившегося декера слабую и временную обратную биосвязь. Этим достигались разные психологические эффекты — обычно легкая эйфория — и частично имитировалось действие алкоголя. Хотя сегодня вечером у Слай и не было намерения экспериментировать с «напитками», идея показалась ей привлекательной. Можно было получить приятные ощущения от выпивки, не мучаясь потом с похмелья, и теоретически, прервав выполнение программы, в любой момент можно было «протрезветь».

Слай прошлась по таверне. Хотя «реального», настоящего здесь ничего не было и при желании «персонажи» могли спокойно пройти друг сквозь друга, ей все же было трудно отказаться от земных привычек. Пробираясь сквозь толпу, она старалась никого не толкнуть и не наступить кому-нибудь на ногу.

Слай потребовалось несколько минут, чтобы отыскать нужный значок. Обнаженный по пояс индейский воин с жемчужно-белой орлиной головой сидел в углу за столиком. Перед ним стояли три пустые пивные кружки — он расслаблялся.

— Мунхоук, — сказала Слай.

Глаза тщательно выполненного значка мигнули.

— Я тебя знаю?

У Слай мелькнула мысль, что было бы здорово появиться здесь под своим обычным значком — серебряным драконом. У него была кое-какая репутация, хотя, быть может, дракона и не знали так далеко, в Чиенне. Но, конечно, сейчас она могла использовать только значок своего кибердека — довольно безликую женщину-ниндзя.

— Нет, — холодно ответила она, — но в Чиенне есть люди, которые тебя знают. Они сказали, ты парень что надо.

Орел с телом воина пожал плечами.

— Может, и так, — лаконично ответил он. — Кто тебя на меня навел?

Слай улыбнулась и покачала головой:

— Мне бы не хотелось об этом распространяться.

Мунхоук снова пожал плечами:

— Пустая болтовня. Что тебе от меня нужно?

— Кое-какой инструмент. Защитные программы. Аппаратные блоки.

— Почему ты пришла ко мне?

— По слухам, ты как раз тот человек.

— Быть может… — Мунхоук изучающе взглянул на нее. — Говоря сугубо гипотетически, — промолвил он через несколько секунд, — наверное, я смогу тебе помочь, но как насчет нуен?

«Ну вот, дошло и до этого», — подумала Слай.

— Гипотетически, — с иронией подчеркнула она, — у меня есть нуены. — Она запустила небольшую программу, которая создала образ бумажника, туго набитого банкнотами. Помахав бумажником перед носом собеседника, она стерла его.

— Что же — снова гипотетически — ты ищешь? — спросил посредник. — Какие программы, какую аппаратуру?

— Что касается программ, то мне нужно все, — решительно заявила Слай, — весь комплект: для нападения, защиты, сенсорики, маскировки.

Мунхоук хмыкнул:

— А больше тебе ничего не нужно? Ты что, хочешь набить пустой компьютер?

«Именно этим я и собираюсь заняться», — подумала Слай, но только улыбнулась в ответ.

— В какой области? — спросил Мунхоук. — Ты занимаешься музыкой, графикой, чем-нибудь еще?

— Мне все равно. Ты мне их раздобудешь, а уж я найду им работу. Главное, чтобы они были на ходу. Говоря гипотетически, конечно.

Мунхоук фыркнул.

— Что за аппаратура?

— Фазовый рекурсер.

Посредник не реагировал, и она добавила:

— ФР.

Пронзительные глаза орла удивленно открылись.

— Что? — Он рассмеялся. — Парень, ты отстал от жизни. Здорово отстал. Сейчас делают такой лед, что ФР тебе ни к чему. Любой черный лед, который стоит своего названия, проходит через ФР, как будто его и нет. — Он снова рассмеялся — жестким циничным смешком.

Слай порадовалась, что ее значок выполнен достаточно грубо и не может показать ее замешательства.

— Тогда все, что мне нужно, — это кристалл для автономного хранения данных, — сказала она, изо всех сил стараясь справиться со своим голосом, — сотни на две мегапульсов. И набор микроэлектронных инструментов. Вот и все.

— Вот и все, — эхом отозвался Мунхоук. — Что ж, приятель, тебе повезло, считая, что мы говорим гипотетически. Я знаю одного парня, который знает парня, у которого есть кое-какие программы, и он готов ими поделиться.

— Они должны быть свежими.

— Свежее не бывает, — заверил ее Мунхоук. — У всех высокий рейтинг, если только, — он с сомнением взглянул на Слай, — твой кибердек их потянет. Все программы — что надо, от «Истребителя». Ты ведь знаешь эту фирму?

Название ничего не говорило Слай — за эти пять лет изменились даже производители программного обеспечения, но она утвердительно кивнула:

— У твоего парня есть и аппаратура?

— Да, тебя это интересует?

— Интересует.

— Тогда о’кей, — быстро ответил Мунхоук, внезапно оживившись. — Когда тебе все это нужно?

Слай колебалась. Чем скорее у нее будут программы, тем раньше она отрежет себе путь назад. Она заставила себя выкинуть эти мысли из головы.

— Как можно быстрее, — твердо ответила она, — сегодня вечером.

Воин с головой орла колебался.

— Это обойдется дороже.

— Дудки! — жестко ответила Слай. — Если у друга твоего друга действительно есть все это, то он не прочь сбыть все как можно быстрее, чтобы получить свои денежки, не так ли? А если у него нет этого барахла, то я пойду и раздобуду все это у серьезного посредника. Мы ведь понимаем друг друга, Мунхоук?

Тот оценивающе посмотрел на нее, и лицо его прояснилось. Он хмыкнул:

— Ладно, ладно, не возникай. Сейчас попробуем. Дай мне пару минут, и я устрою встречу.

Значок замер, как кадр в кино. Слай знала, что посредник приостановил свою связь с Матрицей, связываясь с кем-то еще.

Это не заняло много времени.

— Ты встретишься с ним, — объявил Мунхоук. — В час тридцать. Подойдет?

Слай кивнула.

— Где?

— Резервуар-парк, около Круглого Дома. Это на востоке, на выезде из города, — ты найдешь. Его имя — Хол. — Мунхоук колебался. — Слушай, ты уверен, что у тебя хватит денег на все это? Твой список потянул за сотню тысяч нуен.

— За меня не беспокойся. — Она помедлила, растянув губы значка ниндзя в какое-то подобие улыбки. — А вот твоему парню лучше иметь при себе товар, старина. А то, когда мы увидимся в следующий раз, он будет холодным. Уловил? — спросила она, отключаясь.

Оглавление