ГЛАВА II

Вскоре между кронами деревьев на самом верху холма показались руины замка, по высоте чуть превосходящего здание Академии. Впрочем, слово «руины» не совсем подходило: замок определенно распадался на части, но лозы зелеными канатами скрепили беломраморные стены друг с другом. Над замком, наполовину затеняя его, раскинулась крона гигантского дерева.

— Что это? — удивленно спросила Лорел.

— Зимний дворец, — пояснил Джеймисон. — Мой дом.

— Но это же опасно!

— И еще как! Зимний дворец — одно из самых опасных мест во всем Авалоне. Но я, как и другие его жители, там в безопасности.

— А он не обрушится?

Лорел пристально посмотрела на один из углов здания, прошнурованный лианами, словно корсет — зеленой лентой.

— Конечно нет. Вот уже три тысячелетия Зимние феи заботятся о своем дворце. Корни секвойи настолько вросли в стены, что стали с замком единым целым. Дерево не даст ему обрушиться.

— А почему бы не построить новое здание?

Джеймисон ответил не сразу, и Лорел испугалась, уж не обидела ли она его. Однако вскоре зазвучал его спокойный голос:

— Замок служит не только домом, но и хранилищем того, что невозможно без риска перенести в иное место, возведенное для большего удобства, или для того, чтобы потешить собственное тщеславие. Для этого есть Академия.

Лорел взглянула на беломраморный замок другими глазами. Вместо беспорядочного переплетения лоз взору предстала аккуратная сеть: корни и ветви бережно обхватывали углы здания и паутиной опутывали стены. Секвойя действительно срослась с замком воедино — или замок сросся с ней. Казалось, здание надежно покоится в объятиях огромных корней.

За следующим поворотом возникла живая изгородь, которую Лорел поначалу приняла за кованую ограду: ветви сплелись между собой в замысловатые узоры, напоминая изысканный бонсай огромного размера. У ворот стояли два гвардейца — мужчина и женщина — в парадных доспехах ярко-синего цвета и сверкающих шлемах с плюмажами. С низким поклоном гвардейцы отворили створки ворот.

— Поторапливайся. — Джеймисон чуть подтолкнул замешкавшуюся Лорел. — Тебя ждут.

В Академии бурлила жизнь: феи в изящных шелковых нарядах, ниспадающих элегантными складками, сновали по парку с книгами в руках; феи в одежде попроще, из домотканой холстины, вскапывали клумбы, садовыми ножницами обрезали ветви деревьев или срывали цветы, тщательно выбирая с густо усеянных кустов самые лучшие экземпляры.

Когда Джеймисон и Лорел проходили мимо, большинство фей прервали свои занятия и поклонились в пояс, остальные как минимум вежливо склонили головы.

— Это они… мне? — изумилась она.

— Возможно, — невозмутимо ответил Джеймисон. — Впрочем, полагаю, что мне.

Видимо, он настолько привык к почестям, что даже не удостоил фей ответом.

— Ой, наверное, и я должна была вам поклониться?

— Нет. Не забывай, ты Осенняя фея и кланяешься только королеве, а в остальных случаях достаточно легкого кивка в знак уважения.

Лорел в неловком молчании шагала дальше. У тех фей, что лишь слегка наклонили головы, в глазах читалась самая разнообразная гамма чувств: у одних — любопытство, у других — неприязнь.

Некоторые хранили непроницаемое выражение лица. Робко кивнув в ответ, Лорел поспешила за Джеймисоном.

Наконец два привратника распахнули массивные двери Академии, за которыми оказался просторный вестибюль под огромным стеклянным куполом. Лившийся сквозь него солнечный свет ласкал цветы, расставленные повсюду в горшках и жардиньерках. В креслах за небольшими столиками сидели феи, погрузившись в чтение.

К вошедшим подошла старая фея (явно моложе Джеймисона, хотя Лорел не взялась бы точно определить возраст этого народа).

— Джеймисон, очень рада. — Последовал вежливый кивок. — А это, я полагаю, Лорел. Бог мой, как же ты выросла!

Сначала девушка очень удивилась, но потом сообразила: первые семь лет ее жизни прошли в Авалоне. Хоть Лорел и не помнила окружающих, оказывается, они ее помнят прекрасно. Сколько же фей, которых они с Джеймисоном встретили по пути, знали ее раньше?

— Меня зовут Аврора, — сказала фея. — Я учу самых маленьких, которые по сравнению с тобой и менее, и более опытны одновременно. — Она заговорщически рассмеялась. — Пойдем, я покажу твою комнату. Мы там ничего не трогали, только заменили одежду на новую, большего размера, ведь из старой ты уже выросла. А в остальном комната осталась такой, какой была при тебе.

— У меня есть своя комната? — вырвалось у Лорел.

— Конечно! Ты здесь жила.

Лорел окинула взглядом просторный вестибюль, изящные перила витой лестницы, сверкающие стекла в стенах и крыше. Неужели это действительно был ее дом? Лорел чувствовала себя тут совершенно чужой. Она исподтишка обернулась на Джеймисона — он не обращал ни малейшего внимания на окружающую красоту. Видимо, интерьеры Зимнего дворца выглядели еще более впечатляюще.

Процессия поднялась на третий этаж. Вдоль коридора виднелись двери из вишневого дерева, на которых мерцали имена, выведенные витиеватыми буквами: «Мара», «Катя», «Фавн», «Сьерра», «Сари»… Аврора остановилась у двери с надписью «Лорел» и взялась за ручку.

Дверь бесшумно отворилась, и Лорел замерла. На полу комнаты лежал пушистый ковер кремового цвета, одну из стен целиком занимало огромное окно, а остальные были задрапированы бледно-зеленым атласом. Наполовину стеклянный потолок пропускал солнечные лучи, которые освещали огромную кровать с шелковым покрывалом и балдахином из тончайшей ткани, колышущейся под легким ветерком, что ворвался из коридора. Помимо кровати в комнате стояла скромная, но удобная мебель: письменный стол, шкаф и комод.

Лорел шагнула внутрь и медленно огляделась в надежде увидеть какой-нибудь знакомый предмет, способный всколыхнуть воспоминания. Да, прекрасная комната вызывала восторг и трепет, но казалась совершенно чужой.

Стараясь скрыть острое разочарование, Лорел повернулась к Джеймисону и Авроре.

— Спасибо.

Девушка очень надеялась, что они не заметят ее натянутой улыбки. Вспомнила — не вспомнила, какая разница? Она снова здесь — и это главное.

— Распаковывай вещи, приводи себя в порядок. — Аврора взглянула на топ и джинсовые шорты Лорел. — В Академии принят свободный стиль одежды, хотя, возможно, вещи, которые висят в шкафу, покажутся тебе более удобными. Правда, размер мы прикинули наугад, но при желании подогнать одежду по фигуре можно уже к завтрашнему дню. По-моему, твои… панталоны сшиты из слишком грубой ткани. Если что-нибудь будет нужно, позвони в колокольчик: весь персонал к твоим услугам. Пока отдыхай, а через час я пришлю одного из преподавателей начальной ступени, и вы приступите к занятиям.

— Сегодня?! — От неожиданности Лорел повысила голос.

— Сама королева и Джеймисон настаивали, чтобы за время своего визита ты получила как можно больше знаний. К сожалению, время у нас ограничено.

— Хорошо. Через час я буду готова.

— Ну что ж, до скорой встречи. — Аврора подошла к двери.

— Я ненадолго задержусь, — произнес Джеймисон.

— Конечно. — Старая фея вежливо кивнула на прощание и удалилась.

Как только шаги Авроры затихли в коридоре, Джеймисон заговорил:

— Я не был здесь тринадцать лет, с тех пор как провожал тебя к приемным родителям. Надеюсь, большой объем предстоящей работы тебя не испугает. Времени действительно очень мало.

— Все в порядке, — отозвалась Лорел. — У меня столько вопросов!

— Большинство из них подождут. — Улыбка Джеймисона смягчила его тон. — Время, которое ты проведешь здесь, слишком ценно, и не стоит тратить его на изучение нравов и обычаев жителей Авалона. У тебя еще будет возможность ознакомиться с ними.

Она неуверенно кивнула. Джеймисон хитро прищурился.

— Твой друг Тамани с радостью ответит на все вопросы, — сказал он, направляясь к двери.

— Мы еще увидимся?

— Да, через восемь недель, когда обучение подойдет к концу. Вот тогда обязательно побеседуем. — Джеймисон коротко попрощался и плотно прикрыл за собой дверь.

Лорел пронзило острое чувство одиночества.

Девушка медленно огляделась и с облегчением почувствовала, что ее вкусы не изменились: любимым цветом по-прежнему оставался зеленый, а простота всегда нравилась ей больше, чем вычурные завитушки и оригинальный дизайн. Правда, балдахин выглядел немного по-детски, но, с другой стороны, она жила тут совсем маленькой. Жаль, конечно, что комнату так и не удалось вспомнить по-настоящему.

Усевшись за письменный стол, Лорел отметила, что стул немного низковат. В ящиках стола оказались листы плотной бумаги, баночки с тушью, перьевые ручки и тетрадь с ее именем на обложке. Лорел, не сразу узнав свой детский почерк, трясущимися руками открыла тетрадь: все страницы занимал список слов на латыни — видимо, названия растений. Рядом с латинскими словами стояли надписи на английском — тоже непонятные. К своему стыду, Лорел поняла, что в семь лет знала больше, чем в шестнадцать. Точнее, в двадцать. Или сколько ей там на самом деле. Лучше не зацикливаться на своем настоящем возрасте, не думать о семи забытых годах жизни среди фей. Лорел ощущала себя шестнадцатилетней, казалось, это ее настоящий возраст.

В шкафу висели несколько сарафанов и длинныx юбок из легкого, струящегося материала; в ящиках комода оказались блузки в крестьянском стиле и облегающие топы с короткими рукавами из шелковистой на ощупь ткани. Примерив несколько вещей, Лорел остановилась на розовом сарафане и продолжила осмотр комнаты.

Через пару шагов девушка восхищенно замерла у окна, выходившего на огромный сад, по размерам сравнимый с парком перед входом в Академию: внизу пестрым покрывалом расстилались цветы всех мыслимых оттенков. Невольно придав пальцы к стеклу, она словно вбирала в себя потрясающе красивое зрелище за окном. Неожиданно кольнула горькая мысль: комната с таким невероятным видом из окна простояла пустой целых тринадцать лет!

Стук в дверь вывел Лорел из состояния задумчивости. Она поспешила открывать, на ходу поправляя сарафан.

— Лорел? — раздался глубокий голос высокого фея, стоявшего на пороге. — Ты практически не изменилась.

Она с изумлением смотрела на гостя. Видел бы он ее детские фотографии — она изменилась, и очень сильно!

Высокий фей был облачен в просторные льняные штаны и темно-зеленую рубаху из шелковистой ткани, распахнутую на груди. Впрочем, это никоим образом не выглядело вызывающе (Лорел вспомнила свою привязанность к открытым топам) — ведь для фотосинтеза кожа фей нуждается в солнечных лучах. Гордая осанка и церемонность фея никак не вязались с его босыми ногами.

— Я преподаватель начальной ступени, меня зовут Ярдли. Можно? — Последовал вежливый наклон головы.

— Ох, прошу прощения! Конечно же входите. Ярдли направился к столу и небрежно бросил следующему за ним фею:

— Сюда.

Его помощник положил на столешницу гору книг, отвесил низкий поклон и попятился к двери. Лишь потом он повернулся и пошел по коридору.

Лорел озадаченно посмотрела на Ярдли, который не обратил на помощника ни малейшего внимания.

— Джеймисон торопит меня, но, честно говоря, я считаю, что заниматься пока рановато: даже элементарные знания должны лечь на определенный фундамент.

Лорел собралась возразить, но тут же закрыла рот: похоже, она влипла!

— Мы начнем уроки, как только ты ознакомишься с самыми основными понятиями, которые содержатся в этих книгах. Советую начать немедленно.

— Надо прочесть их все? — Она посмотрела на внушительную стопку книг.

— И не только. Во второй партии книг будет еще больше. — Ярдли вытащил листок бумаги из сумки на плече. — Одна из наших учениц, достигшая звания аколита, — уровень, на котором при более благоприятных обстоятельствах была бы сейчас и ты, — согласилась стать твоей наставницей. Смело обращайся к ней в течение всего дня: разъяснение базовых принципов ее не затруднит. Надеюсь, восстановление информации, забытой за время отсутствия, займет у тебя не более двух недель.

Лорел почувствовала, как на шее затягивается невидимая петля.

— Твою наставницу зовут Катя, — невозмутимо продолжал Ярдли. — Она скоро подойдет. Хочу сразу предупредить: не хотелось бы, чтобы Катин общительный характер стал причиной твоей плохой успеваемости.

Лорел с трудом кивнула, не отводя глаз от горы учебников.

— А теперь до свидания. — Ярдли развернулся к двери. — Сообщи через помощников, когда будешь готова. Каждый том необходимо тщательно изучить — иначе заниматься не имеет смысла.

Без лишних слов преподаватель вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Замок щелкнул, и в комнате повисла гнетущая тишина.

С глубоким вздохом Лорел осторожно подошла к столу и стала разглядывать учебники, среди которых попадались старинные фолианты: «Основы траволечения», «Происхождение эликсиров», «Полная энциклопедия защитных трав» и «Анатомия троллей». Прочитав последнее название, девушка поморщилась.

Она всегда любила книги, но эти учебники легким чтивом никак не назовешь. Увидев, что солнце за окном уже начало клониться к западу, Лорел еще раз тяжело вздохнула: первый день в Авалоне проходил совсем не так, как хотелось бы.

Оглавление