Глава 16

Letyshops [lifetime]
Letyshops [lifetime]

Командир вздохнул с большим облегчением, когда сообразил, что так напугавшая его странная война наемниц оказалась просто шуткой. И поспешил воспользоваться возникшей суетой, чтобы тихонько спросить Дисси, что она думает про предложение эльфа.

Женщина в ответ только пожала плечами и внимательно взглянула в расстроенные зеленые глаза. И, неожиданно для себя, поняла, как ей приятна его тревога. Впрочем… если не лукавить… давно поняла, да признаваться вовсе не намеревалась… ни себе, ни ему. Считала, что внезапно проросший в душе робкий росток симпатии появился очень не ко времени, и еще… хотела дать подругам… да и ему… шанс выбрать первыми.

А сейчас вдруг поняла, что признаваться все же придется… и лучше бы, если удалось протянуть с этим хоть два-три дня… потому, как их с Астрой подозрения начали оправдываться. Но теперь уж как повернет судьба, сама она уже ничего остановить не сможет.

Это только когда выбор сделан лишь одним, можно незаметно отстраниться, уйти в тень, уговорить сердце не волноваться при звуке знакомых шагов, мелькнувшем вдали силуэте, случайно встретившихся взглядах. Ну а уж если предпочтения совпадают… тогда каждый взгляд как удар молнии, в любом простом вопросе скрыто не меньше десятка тайных сообщений и ответов. И невозможно сдержать рвущиеся навстречу почти родным рукам пальцы… да и неясно, а нужно ли их сдерживать?! И зачем тогда вообще вся эта жизнь, с ее трудностями, хлопотами, тревогами и болью, потерями и надеждами, если в ней не будет этих стремящихся навстречу глаз и рук? И так страшно сделать первый шаг навстречу, но еще страшнее его не сделать. А каждый миг, на который отсрочивается принятие решения, кажется целой вечностью, непростительной тратой того времени, которое может принадлежать уже двоим.

Сем, на мгновение отвлекшись от наблюдения за расшалившейся Бини, бросил в сторону командира быстрый взгляд. И тут же успокоенно отвернулся, отвлеченный от всего остального мира по-хозяйски вернувшейся на его колени девушкой.

Улидат тоже стрельнула в сторону тихо переговаривающейся парочки черными глазами и довольно вздохнула. Для нее не было тайн в чужих сердцах, то умение, что открылось Сему в один миг, она вырабатывала в себе долгими годами тренировок и пристальных наблюдений. Конечно, какие-то, совсем крошечные способности есть и у нее… но не занимайся она этим всерьез, никогда бы не смогла по выражению глаз, надлому бровей или поджатым губам точно определить, что творится в душе человека.

Внимательно рассмотрев за последние дни чужаков, и изучив их характеры, куэлянка твердо решила, она навсегда останется здесь. С тем из мужчин, которого вначале выберет сама, а затем постарается дать ему возможность выбрать именно ее. Однако сначала, так же, как и Дисси, она решила предоставить право первого шага подругам.

И вот, наконец, наступил момент, которого она ждала. Дисси, похоже, окончательно определилась с выбором, значит, пора действовать и ей. Ждать, пока из кармана хлынет щедрый поток хорошо сохранившихся за века женщин, Анжийту вовсе не намеревалась. Девушка встала со своего кресла и тенью скользнула к стулу, на котором сидел второй.

— Не стоит так за него беспокоиться. — Доверительно прошелестела, остановившись рядом. — Она добрая девочка и любит Сейдрегеса. Хотя еще сама в этом не совсем уверена.

— Откуда ты это знаешь? — Подозрительно оглянулся Тьерджес.

— Неужели ты еще не успел выяснить всё про наши способности? — Черные глаза смотрели с ласковым лукавством.

— Ну… вы сами ничего про себя не рассказываете, а… то что говорят другие, зачастую противоречиво. — Чуть смутившись такой прямоты вопроса, признал второй.

— Если хочешь… — Куэлянка на миг смолкла как бы в нерешительности. — Я все расскажу. Все равно… я решила остаться здесь… как ты думаешь, командир разрешит?!

Она взглянула в его глаза с такой неуверенностью… и мольбой… держа у груди тонкие ручки так трогательно и беззащитно, что второй как-то позабыл, кто именно стоит перед ним.

Тем более, возможность иметь в союзниках Анжийту открывала такой простор его планам… что Тьерджес даже задохнулся от предвкушения.

— Только… я хотела бы… сменить лицо. И убрать рисунки с рук. Если наши узнают… что я здесь… меня убьют. — Несчастно продолжала она, исподтишка внимательно следя за его эмоциями.

— Ну конечно меняй, ведь ты уже заслужила свои желания! — Горячо поддержал ее второй, лихорадочно просчитывая выгоду для их страны от Анжийту, которая будет внешне не похожа на своих сестер и братьев по школе.

— Пока не могу. — Еще печальнее сообщила девушка. — Дисси говорит, что некрасиво пользоваться вашей бедой!

Ничего такого, Дисси конечно не говорила вслух, зато она так считала в глубине души и Улидат прекрасно это знала.

Ответить ей Тьерджес не успел, поймав условный сигнал свистка. Поймал его и командир и немедленно объявил наемницам, что для них организована прогулка в деревню и все уже готово. Девушки немедленно помчались одеваться, хотя, по мнению инлинов, и так были вполне одеты для прогулки. Впрочем, у них всегда свои причуды, довольно улыбаясь открываюшимся перспективам, рассудил второй, выходя следом за родичами во двор, где они намеревались подождать наемниц.

Но спокойно постоять на залитых солнечным светом плитах двора в кои-то веки расслабившимся инлинам не дал свисток воина, охранявшего двери в помещения, где поселили остальных наемниц.

— Сходи, узнай! — Предложил второму командир, испытывающий неимоверные угрызения совести при встречах с этими женщинами.

Вроде еще ничего плохого им не сделал, а уже чувствует себя подлым обманщиком! Они ведь шли в обоз от отчаянья… ну почти все. И он, Айтерис, был их последней надеждой в жизни. А теперь надежда умерла, так и не дав женщинам вожделенного последнего шанса! Что теперь с ними делать, он вообще не представляет, сколько ни думает, выхода нет! Потому что если удастся достать из кармана своих женщин и детей, чужие его народу будут не нужны! Ну… за малым исключением. Так ведь в кармане еще тысячи наемниц, которых тоже придется куда-нибудь пристраивать! И от этой проблемы у него заранее болит голова!

— А ты спроси у Дисси. — Чуть виновато посоветовал стоящий рядом Сейд.

Хоть он и обещал не влезать в чужие эмоции и ничего не говорить, но как же тут утерпишь? Когда дед так и источает волны тяжелого раскаянья и мученья неразрешимыми проблемами?

Первый лишь скосил на него глаза и незаметно усмехнулся. Повзрослел. Поумнел. Неужели он думает, ему самому такая мысль не приходила в голову? Дисси действительно больше его понимает в жизни своего мира… хотя и моложе в десять с лишним раз. Даже представить странно… что он мог бы найти ее в той деревушке лет тридцать назад… познакомиться… разумеется, предварительно надев амулет иллюзии. И привезти сюда, чтобы она не испытала в своей жизни никаких бедствий.

Тьерджес принес ему утром отчет, присланный агентами. Они довольно быстро нашли растянувшуюся вдоль тракта деревеньку, где с месяц назад, при загадочных обстоятельствах, исчезла местная знахарка. С простым именем Дисси. Но дальнейшее расследование застопорилось. Никто не хотел рассказывать чужим людям, что же с ней случилось. Только один подвыпивший мужичок за кружку крепкого пойла таинственным шепотом сообщил, что она сгорела вместе с собственным домом. Однако, услышав естественный вопрос, отчего теплым весенним вечером мог загореться дом, внезапно протрезвел и заспешил домой. Так и пришлось бы им возвращаться, совсем ничего не выяснив, если не подслушанный в лавке разговор. Одна селянка горько жаловалась соседкам на боли в спине, а другая ехидно бросила, не нужно, мол, было травить бедную женщину за всякую ерунду, было бы кому вылечить спинку! Первая и рявкнула со злости, что она если и сболтнула чего лишнего, зато с факелом ночью не бегала! Тут они заметили чужого мужчину, застывшего в темном углу лавки и мигом заторопились по домам.

Конечно, не очень много информации удалось добыть лазутчикам, но одно было абсолютно ясно, сбежала Дисси от чем-то обозленных земляков, которые ошибочно считают ее погибшей. И значит, всё же ошибался Тьерджес, никто ее сюда не присылал. Впрочем, теперь-то уже все в этом убедились, но с какими глазами после всех своих нападок он станет просить у нее совета?!

— Они хотят быстрее получить обещанное задание. — Мрачно сообщил вернувшийся второй. — Я пока успокоил, сказал, нужно отдохнуть еще пару дней, набраться сил. Но что буду говорить потом, не знаю.

— Придумаем. — Вздохнул первый, и, заметив появившихся на крыльце принаряженных наемниц, скомандовал. — А пока идем отдыхать.

На этот раз никто из девушек особо не бледнел и не закрывал глаза, сидя в скользящей прочь от крепости корзине. Ну, так и сопровождающие этому немало способствовали. В первую корзину вместе с Дисси и Бини сели первый с Семом, во второй приехали Варена, принцесса, и четвертый с пятым. Куэлянку, Ким и магиню, прибывших последним рейсом, сопровождал Тьерджес.

Шимирл, по заведенным командиром правилам присутствовавший на всех подобных мероприятиях, сегодня был занят важным делом. Согласно рекомендации эльфа он сидел у входа, завернувшись в меховое одеяло и, заполняя своей энергией небольшие узелки с травами, бросал их в мрак кармана. Потому что именно с травами умел работать лучше всего. Около него постоянно дежурили воины, приносившие все необходимое и готовые в случае чего либо непредвиденного подать сигнал командиру. Впрочем, все очень надеялись, что такой случай сегодня не наступит.

Под навесом, куда прибывали по воздушной дороге корзины, гостей встречала целая делегация. Кроме Вайдильса, его жены, и уже немного знакомого наемницам шестого, по имени Рьялдрис, пришли двое самых значимых мужчин деревни.

Тергилис, представленный девушкам как старшина деревни и Ноиринс, лучший ученик Шимирла. В деревне он был и лекарем и ветеринаром и организатором художественной части празднеств. И сегодня приготовился поразить уже прославленных среди его народа женщин новым фейерверком. Однако долго пообщаться с гостьями ученику мага не дал Айтерис. Задумчиво посмотрев на парня, командир велел ему немедленно отправляться в крепость на помощь учителю. Это только в тех случаях, когда дело касалось неведомых ему законов магии, первый мог допустить промашку, в организационных же проблемах он разбирался быстро и решительно.

Маг, постарался сдержать тяжелый вздох и послушно направился к вышке. Ну, вот почему ему так не везет? В кои веки в деревне такое интересное мероприятие, а он будет сидеть возле Шимирла в подвале.

Неизвестно, каким путем просачивались слухи в деревню, но про ошибку своего главного мага уже знали все инлины. Однако осуждать его не спешили. Слишком много парень сделал для своего народа, чтоб осуждать за невольную оплошность. Ведь доведись любому из них выйти из тьмы в чужом мире и узнать, что был неизвестно где сто лет, ни один не смог бы так сразу разобраться, что нужно делать, а что нет.

Зато им стала понятнее ситуация с пропавшими в тьме женщинами, а когда в деревне появилась Лиизия с детьми, все уверовали, что приходит конец их мучениям. Вот закроется проклятый карман, выйдет из него мудрый Гейденус и отправит их всех в родной мир. Ну, возможно это случится и не сразу, возможно ему нужно будет время, чтобы подготовиться.

Так и что ж?! Им ждать не в новинку. Больше ждали, стараясь всячески поддерживать и подбадривать друг друга. И только ночами иногда накатывала такая тоска, что хотелось кричать в голос и кататься в исступлении по жестким доскам топчана. А потом снова приходило утро, и, желая друг другу хорошего дня, они стыдливо прятали покрасневшие глаза.

— Мне никуда не нужно сходить?! — Вежливо осведомился Тергилис, умело спрятав в глубине глаз ехидство.

Айтерис только отрицательно мотнул в ответ головой и старшина, гостеприимно улыбнувшись, предложил им следовать за ним.

При этом как-то сам собой оказался рядом с Астрой. Командир, неприметно следивший за перемещениями Терга, облегченно вздохнул, невольно расслабляясь. Не замечая, что точно так же вздохнули и его родичи. Ну, кроме разве внука.

Седьмой только хмыкнул по себя, поймав одновременный выброс положительных эмоций, и с невольной гордостью поглядел на макушку Бини, крепко вцепившейся в его локоть еще в корзине.

Теперь, когда он ощущал ее эмоции, уколы ревности случались все реже. Хотя рядом с Тергом мужчинам расслабляться не приходилось. Неизвестно, какими критериями руководствовались попадавшие в деревню женщины, но Тергилиса они отличали сразу. Хотя он, как правило, постоянно был женат.

И со всеми своими женами жил в согласии, хотя и был одним из немногих инлинов, отказавшихся от обычая предков. Жениться на той женщине, которая тебя выбрала. Наверное, потому, что в каждой группе наемниц, остающихся в деревне после провала задания, обязательно находилась женщина, желающая выбрать именно его. А зачастую и не одна. И потому, когда его очередная жена, состарившись, покидала этот мир, Терг сам выбирал из новой партии неудачниц следующую супругу. И, хотя это не всегда были женщины, обратившие на него внимание первыми, старшина не ошибался никогда. Каждая очередная избранница обожала мужа и ни в чем ему не перечила.

В эту зиму он опять овдовел и находился в свободном поиске. Но выбирать собирался значительно жестче, чем раньше. Еще прошлой осенью у него появилась возможность стать отцом, и он желал им оказаться. Правда, такую возможность за последние двенадцать лет получило благодаря седьмому почти треть инлинов и по деревне уже бегало больше четырех десятков разновозрастных детишек. Так еще и своих женщин обещают скоро освободить. Хотя среди них не особо выберешь, да и давние правила не казались теперь старшине особенно справедливыми.

Астра с любопытством разглядывала каменную дорожку, с большим умением проложенную по берегу узенькой речушки, стремительно мчавшейся навстречу им. Ее интересовало все, и необычной формы домики, выстроившиеся в строгом порядке возле красивого озера, из которого и брала начало речка. И длинные строения за деревней и темнеющие вскопанной землей лоскуты огородов. Никакого внимания она не обращала только на идущего рядом мужчину, с оживленным блеском в глазах дающего ей подробные объяснения.

— Посмотри-ка, Дисси, — Прервала она спутника на полуслове, — Похоже, ты все-таки была права.

— Неужели ты сомневалась? — Тихо хмыкнула Улидат, оглянувшись на насторожившегося Тьерджеса. — У нее ошибок не бывает.

— А лучше бы были. — Со вздохом проворчала Дисси.

— Что?! Точно?! — Совсем отвернулась от старосты магиня.

— Давай об этом поговорим вечером? — Взмолилась знахарка. — Мы ведь на прогулке?!

— Дисси. — Придержал женщину за руку первый. — Новая неприятность?!

— Ну да. — Виновато взглянула она во встревоженные глаза и на миг утонула в зеленой глубине. — Ничего страшного… но трудностей прибавится. Пойдем.

Она решительно взяла Айтериса под руку, отлично зная, что это единственный способ отвлечь его от тягостных мыслей.

И способ сработал. Командир прикрыл ее пальцы свободной рукой и, бережно ведя свою спутницу по аккуратно вытесанным камням дороги, с изумлением подумал о превратностях жизни. Как долго нужно было жить и как много перенести испытаний, чтобы в неизвестном уголке мирозданья, вдалеке от родины, вдруг ощутить себя необычайно счастливым от одного только прикосновения женских пальцев! И уже неважно, что со всех сторон навалились неразрешимые проблемы, не имеет значения, что еще вчера хотелось взвыть от отчаяния и бессилия. Здесь и сейчас его наполняет такая сила и уверенность в себе, что все задачи кажутся проще, а трудности не такими уж безнадежными.

— Раз у нас сегодня праздник, то мы решили провести еще и свадебный обряд. — Объявил гостям старшина. — Двое наших парней недавно обзавелись невестами.

Дисси вопросительно подняла глаза на спутника, и тот утвердительно кивнул ей, снова затянув взгляд. Да, что же это такое происходит-то, разозлилась на себя знахарка, с чего это она на старости лет такая влюбчивая стала?! Нет, нужно держать себя в руках. Хотя бы еще дня три. Иначе быть беде!

Сейдрегес хотел было оглянуться на хлестнувший жаром пучок эмоций, но сдержался. Они и сами разберутся. Дисси такая мудрая… и добрая, что за первого не волноваться, а радоваться нужно. А то, что выглядит она немного старше… так с этим Шимирл в момент разберется, как только можно будет к ней инлинскую магию применять. Зато Бини не скучно будет без подруги, уж одна-то теперь наверняка здесь останется!

Приветственные возгласы встречающих прервали разработку его далеко идущих планов, в веселой толпе соотечественников, окруживших гостей, мечтать было некогда. Приходилось следить в оба, чтобы любопытную Бини не увели от него рассматривать хозяйственные постройки или возведенный посреди поселка общий дом. Так они назвали просторный зал с очагами по углам и столами посредине.

Те инлины, у кого не было семей, проводили здесь, сидя на удобных, но грубо обработанных скамьях, все свободное время. За мелкой работой, празднованием событий, случавшихся в непогожее время, неспешными разговорами, обменом новостями… да мало ли, чем можно заняться в кругу друзей. Только одно негласное правило выполнялось свято и неукоснительно. Здесь никогда не говорили о своем мире. О прошлом можно было вспоминать лишь наедине с собой. А вот будущее обсуждалось порой даже слишком жарко.

Официальную процедуру рождения семьи тоже всегда проводили здесь. Здесь же собирались провести и сегодня. Никаких особых украшений не сделали, но выдраили зал до блеска. Намыли до прозрачности небольшие окошки, выскоблили добела всю мебель и деревянные полы. И поставили на столы скромные букетики первых горных цветов.

У Бини от одного взгляда на эту, гордо выставленную напоказ чистенькую бедность, защипало в глазах. Конечно, и ей доводилось не раз ночевать в стогах и дешевых каморках, какие сдают бедняки, чтоб заработать лишний медяк. Но в остальное время, получив за выполненный заказ щедрый гонорар и отстегнув от него гильдии положенный процент, она снимала уютную квартирку в одном из дорогих доходных домов столицы. Ее хозяйка даже никому не сдавала, когда у Бини случались перебои со средствами. Зато когда деньги появлялись, забирала оплату на полгода вперед, объясняя, что девушка сама же потом благодарна будет. Она и действительно бывала рада, когда платить оказывалось нечем, а хозяйка в счет будущих заработков еще и кормила простенькими обедами.

А Сем… всегда жил вот такой простой жизнью, лишенной маленьких, но удобных и красивых радостей. Которые, в отличие от диких цветочков, можно купить только за деньги.

Седьмой, поймав идущую от неё волну горячей жалости, чуть крепче притиснул девушку к себе и шепнул в пушистую макушку: — Не надо. Всё у нас будет!

— Да ничего мне не нужно! — Вспыхнула Бини. — Я о тебе…

Договаривать она не стала, незачем это здесь говорить. Когда вокруг столько любопытных глаз и ушей. Но вот когда вернутся… все ему выскажет! Он что думал, она на их богатство клюнула, про которое каждый дурак в королевстве не один час рассказывать может?! Она и сама не бедная, между прочим! Ее эльфийской защиты да бриллианта, что Дисси дала, на небольшое поместье хватит! Но его отношение для нее дороже всяких денег! Это она утром с дури да с испугу на Астру-то набросилась! А вот когда чуть поостыла, то всё до капельки припомнила! И белое лицо Сема и его перепуганные глаза и едва заметно трясущиеся руки, которые он напрягал со всех сил. Думал, что от нее такое скрыть можно, когда она на этих самых руках сидит! И от того, что он так за нее переживает, как даже мать родная не волновалась, отправляя в первый раз на дело, в сердце у Бини так тепло и спокойно стало, что сразу с Астрой ругаться расхотелось. А уж когда она цветочный дождь сделала… девушка поняла, что этот день станет для неё самым лучшим воспоминанием о начале их с Семом серьезных отношений. Даже не догадываясь, что парень каждую встречу с ней как последний скупердяй прячет в заветную коробочку памяти, чтоб на досуге рассматривать и перебирать свои сокровища. Из которых самой первой драгоценностью был тот перевязанный ниточкой повядший цветок и сказанные ею слова.

А, кстати, что она придумала! Бини приподнялась на цыпочки, пытаясь отыскать магиню в толпе высоких инлинов, тихо переговаривающихся в ожидании начала церемонии.

— Кого ты ищешь? — Немедленно склонил к ней голову Сейдрегес, не столько потому, что боялся не услышать её ответ, сколько затем, чтобы лишний раз коснуться щекой или губами пушистых волос.

— Астру.

— Идем.

Астра стояла к ним спиной на высоких мостках, протянувшихся в озеро, и увлеченно слушала Тергилиса, не замечая, как его рука осторожно совершает сложное движение, конечной целью которого был изгиб ее тела, известный под названием талия.

Бини в нерешительности остановилась, не решаясь отвлекать подругу в такой романтический момент. Может у неё судьба как раз решается и в случае неудачи она окажется самой виноватой?!

Сейдрегес застыл рядом с ней, отчетливо ловя её неуверенность, и пытаясь сообразить, как следует поступать в таких случаях. Раньше, если у него не получалось решить такой вопрос, он пытался мысленно поставить себя на место того, кого хотел понять. Попробовал и сейчас, но метод сработал лишь наполовину. Нет, в том, что Терг будет очень недоволен, если они ему помешают, Сейд не сомневался. Но вот Астра… С одной стороны вроде неплохо, что на нее обратил внимание староста деревни. С другой — седьмой как-то прикипел сердцем к этим наемницам и воспринимал их не просто как женщин, а как родственниц, ну, вроде сестер. И вот с этой позиции наглая предприимчивость Терга ему не нравились. Слишком уж поспешно он начинал действовать.

В тот момент, когда терзающие его сомненья начали было склоняться в пользу Астры, понуждая или окликнуть девушку, или подойти поближе, чтобы их заметили, уверенная рука старосты мягко легла в крутизну изгиба.

Магиня, следившая в этот момент за второй рукой мужчины, рисующей какие-то картины на фоне противоположного берега, на этот жест, кажется, не обратила никакого внимания. Седьмой даже тихонько разочарованно вздохнул, сердясь на самого себя за излишнюю мнительность! Словно он заранее не знал наверняка, что еще не было такой женщины, которая бы устояла перед опытным ухажером!

Бини тоже огорченно вздохнула, похоже, Астре вовсе не до её идей! Значит, придется возвращаться назад, вон, там уже какая-то суматоха началась, и Дисси им от крайнего домика рукой машет. Кажется, и говорит что-то да ветер с озера, слова относит! Она дернула Сема за рукав, позвать назад, в общий дом, но он застыл, вслушиваясь в понятное только ему. Однако догадливая Бини взгляд дружка проследила и, еще раз, просто так, безо всякой надежды, оглянулась на мостки.

То, что происходило там, меньше всего можно было назвать любовной гармонией. Гордо выпрямившись Астра стояла, поигрывая горящим между ладонями огненным шариком, маленьким таким, размером всего с яблоко. А пылкий староста, подняв вверх руки, тихонько пятился от нее к краю мостков. Но надежды, по-видимому, не терял, продолжая в чем-то жарко убеждать девушку. Не желая понимать, что напрасно испытывает её терпение. А это было очень опасно, уж Бини-то знала!

Она ринулась к мостику, поговорить с подругой, успокоить! Сем бросился следом. Однако, пока они вскарабкались на ступени мостков, чтобы остановить магиню, раздался хлопок, громкий вскрик и всплеск воды.

Сем первый ворвался на площадку, рывком втянул хотя и ловкую, но уступающую ему в скорости девушку и, подхватив ее в охапку, в три прыжка оказался возле Астры.

Со скучающим видом рассматривающей воду под ногами.

Уставился туда же и с облегчением обнаружил выбирающегося на берег Терга. Не доходя нескольких шагов до суши, тот скинул куртку и обмотал вокруг пояса, завязав рукава узлом на животе. Потом решительно свернул на узкую полоску песка, обходя деревню по дуге.

— Что с ним такое? — Не выдержала Бини.

— Небольшой ожог на нижней части спины. — Бесстрастно объяснила Астра. — Правда, штаны придется выбросить. Или починить.

— Сем… — Бини смотрела на парня умоляюще. — Иди, скажи, пожалуйста, пусть немного подождут! Мы скоро!

Сейдрегес хотел было сказать, что им и так придется ждать, пока Терг переоденется, без него ведь обряд не начнут! А ему еще штаны где-то найти нужно, выходные у него были всего одни! Но потом, по нетерпеливому взгляду подружки понял, что она хочет поговорить с магиней наедине и нехотя поплелся в деревню.

Свадьба началась почти через час. Уже давно пришли с озера и устроились на скамейке поближе к освобожденному пространству посреди зала Астра и Бини. Рядом с подругами, благоразумно помалкивающими на опасную тему, касающуюся старостиных штанов. Впрочем, шутить или делать замечания на эту тему не решился никто из присутствующих. Но донельзя довольные взгляды расступавшихся перед девушками инлинов, дали магине понять, что все их симпатии на ее стороне! Фух, а она-то переживала, что ей предъявят обвинение в покушении на жизнь должностного лица!

Истомленные ожиданием невесты, не понимающие, почему откладывается их свадьба, с опаской поглядывали на всемогущую знахарку, сидевшую в окружении подруг и инлинов, справедливо подозревая, что в ее власти решить их судьбу в любую сторону. Женихи бледнели и нервничали в другом конце зала. Командир, сидевший рядом с Дисси, уже пару раз порывался сходить, узнать, в чем дело, но его каждый раз останавливали. То седьмой, пришедший после всех, то Дисси, рассмотревшая что-то в лице магини.

Наконец шум голосов стих, давая понять, что появился, наконец, инлин, облеченный властью заключать союзы между мужчинами и женщинами.

Тергилис, чуть нахмурившись, окинул строгим взглядом собравшихся и хорошо поставленным голосом привычно объявил, что в этот счастливый день женщина по имени Айшат решила выбрать мужем инлина по имени Кирсетис. И они готовы дать друг другу обещание жить в мире и согласии. Привычных инлинам слов, до тех пор, пока жена не разлюбит мужа, староста не произносил уже много лет. С тех самых пор, как местные женщины, выяснив у мужей все про их обычаи, не попытались захватить власть. Одна из беглых преступниц придумала вполне жизнеспособный план. Не рассчитав одного, всякие бунты с тех пор, как его обманул Улийрас, командир пресекал в зародыше. Пара фэй напугала женщин до того, что они сами притащили старосте зачинщицу. Все закончилось слезами и раскаяньем, но ритуал с тех пор претерпел изменение.

Айшат вышла вперед и прошла к стоящему среди друзей жениху. Опустив глаза, неуверенно протянула руку, и, коснувшись руки жениха, испуганно вскинула ресницы. Ей было трудно понять, как такое может быть, чтобы она выбирала мужчину, а не наоборот. Но ей столько раз объяснили, что нужно делать, что она все выполнила как заводная кукла. Подвела жениха к старосте и опустила руки, ожидая, пока он произнесет положенный по ритуалу текст объявления законности союза.

Староста едва успел торжественно выговорить первое слово, как в помещении чуть стемнело. И вдруг тихий ропот пронесся по залу. Из пола между будущими супругами проклюнулся и начал стремительно расти ярко зеленый росток. Дорос до высоты колен, и разделился на два побега. Они метнулись в разные стороны, опутывая кудрявыми плетьми жениха и невесту. Староста, на миг сбившись с ритма, опасливо глянул на командира, но увидев непроницаемое лицо первого, перевел дыханье и продолжил привычный ритуал. Не забывая косить глазом на своевольное растение. А стоявшие перед ним жених с невестой уже напоминали усыпанные темными бутонами зеленые кустики. После его приказа взяться за руки, побеги, стремительно обвившись вокруг рукавов новобрачных, рванулись навстречу друг другу. И едва руки соединились, их оплела густая зелень, а на сжатых воедино пальцах налился крупный бутон. Староста закончил обряд, и в тот миг, когда он произнес заключительные слова, бутон лопнул, а на его месте распустился огромный алый цветок, испускающий нежное сиянье. Оно постреливало крошечными, алыми искрами и там, где они падали на волшебную зелень, загорались и бежали по веточкам призрачные огоньки, от которых наливались и расцветали очередные бутоны.

Вскоре два цветущих куста, не осмеливающихся вымолвить ни слова, стояли посреди зала. Никто не заметил, когда исчез первоначальный побег, но то, как цветы потянулись вверх, заметили все. Минута, и нет ни побегов, ни зелени, только два роскошных венка украшают головы новобрачных. Они отступили в сторону, и на их место встала следующая пара.

Волшебное действо повторилось, с той лишь разницей, что цветы на этот раз были нежно-сиреневого цвета. Бини с гордостью и восторгом смотрела на четверых счастливчиков, гордо стоящих посреди зала, в волшебных венках и с грустью понимала, что только она одна, кроме магини, знает, что всё скоро закончится. Слишком много сил истратила Астра на утренние иллюзии и на шар для ухажера. И едва староста, закончив второй обряд, объявил о начале праздника, цветы на головах новобрачных зашевелились. Превращаясь в ярких, причудливых бабочек, танцующих для молодых прекрасный, но короткий танец.

— Как ты? — Обернувшись к побледневшей Астре, виновато и встревоженно поинтересовалась бывшая воровка.

— Нормально. — Отмахнулась та. — Немного отдохну и буду как новенькая.

Дисси только укоризненно вздохнула. Вечером прибудут эльфы и вполне возможно, понадобится помощь магини. А они как дети, красивыми иллюзиями забавляются. Хотя… получилось действительно необычно и трогательно. Наверняка невесты запомнят этот праздник навсегда.

А Астра принимала поздравления и благодарности, второй раз за последние два часа порадовав общество. Только Тергилис обходил её как можно дальше, смертельно оскорбленный произведенной над ним экзекуцией. Но про него магиня абсолютно забыла, окруженная желающими угодить ей жителями. Ее торжественно усадили рядом с молодыми, возле все время крутилось несколько мужчин, готовых подать кружку, тарелку или исполнить любое желание.

Девушки только посмеивались, наблюдая за триумфом подруги, то ни одного поклонника, а то целая деревня. Вот что значит вовремя показать характер!

Деревенские повара ради праздника постарались наготовить разнообразных блюд, закусок и напитков. Хотя ничего похожего на то, что пилось по праздникам в её деревне, на столах Дисси не заметила. Весенний древесный сок с медом, лимонад и компот из осенних заготовок, холодный квас и горячие травяные чаи, выбор немалый. Но ничего такого, чем так любил согревать душу ее покойный муж. Дисси уже собралась задать вопрос сама, не могла только выбрать подходящий момент. Как его со всей прямотой озвучила Кимелия.

— У нас нет обычая дурманить себя такими напитками. — Спокойно объяснил командир.

— Тем более, магия. — Буркнула Астра, откусывая мясо от огромного куска, заботливо водруженного на ее тарелку поклонниками.

За столом на миг воцарилась зловещая тишина.

— Ну, да, она видит ауру. — Спокойно признал командир. — И, между прочим, именно она разобралась в том, что происходит в кармане.

А сам виновато покосился на знахарку, не зная, как она отнесется к тому, что он её заслуги приписал магине. Но Дисси только понимающе хмыкнула, ей эта слава вовсе не нужна. А Астре лучше иметь репутацию преданного инлинам человека, иначе сочтут опасной. Магиня пока даже подумать не может, насколько это серьезно.

— Дисси… — Осторожно спросил Айтерис, когда они на закате шли по дороге, возвращаясь к ожидавшим их корзинам. — Сколько ты уже знаешь про нас?

Остальные ушли вперед раньше, только командир задержался, о чем-то договариваясь с Тергилисом, не пожелавшим провожать гостей. Ну, правдоподобный предлог он, разумеется, нашел, только это не обмануло ни одного инлина или человека.

Дисси терпеливо ждала первого, испытующе поглядывая на обиженного старосту, и прикидывала, на что он решится, когда немного остынет? Будет добиваться внимания магини, или задумает месть? Девять из десяти мужиков ее деревни выбрали бы месть. А вот инлины другие. И хотя живут здесь уже очень давно, но к женщинам продолжают относиться, как было заведено еще в их мире. И ей бы очень не хотелось, чтоб этот обычай исчез, когда они поймут всю правду.

— Всё. — Улыбнувшись первому, сообщила знахарка, прекрасно понимая, на что решилась.

— Ты уверена?! — Недоверчиво уставился он в голубые ясные глаза.

Никто до нее не смог выяснить про них даже десятой части истины. И то, у тех, кого отпускали из долины, Шимирл убирал память о вещах, которых не должны были знать посторонние! Но Дисси со стертой памятью… Нет! Это будет уже совершенно не та женщина, которая заставила его так многое понять, и поверить в возможность счастья!

— Да! — Твердо ответила она.

— А… ты понимаешь… чем тебе это грозит?! — Встревоженно выдохнул первый.

Остаться навсегда здесь, или стереть память. Третьего не дано! И как бы он к ней ни относился… предать свой народ не посмеет никогда!

— А ты?! — Видя его смятение, сжалилась женщина.

— Что… я?

— Не понял, почему я призналась? — Лукаво хмыкнула Дисси, не поднимая от дороги глаз.

— Дисси! — Айтер осторожно взял её за плечи и развернул к себе лицом. — Я или тупой… или…

— Ты не тупой. — Заинтересованно рассматривая камни дороги, сообщила Дисси. — Ты или. Но сейчас еще не время об этом разговаривать, давай… отложим разговор на несколько дней?

— И как мне… теперь… эти дни прожить? — Тоскливо спросил первый, наконец, сообразив, в чем она только что призналась!

— Точно так же, как и мне. — Печально вздохнула она и, крепко взяв за руку, повела его к заждавшимся спутникам.

Оглавление