Глава 15

Пистолет господина Князева, оставленный на полу у меня в спальне, я завернула в два полиэтиленовых пакета и аккуратно отправила в мусоропровод. Еще не хватало мне хранить у себя эту опасную игрушку!

После этого на меня навалилась такая усталость, что ноги подкашивались. Ведь разошлись-то мы под утро! А то все чаевничали.

Юля пообещала, что шабаш она для меня устроит. А до этого понемножку поднатаскает меня в азах ведьмовства. Но сейчас мне было не до ведьмовства.

Хотелось одного — спать.

Я проверила, крепки ли запоры на двери, перемыла грязную посуду (уже на автопилоте) и отправилась в спальню. На всякий случай проверила, на месте ли Книга.

Та оказалась на месте. Ворчливо спросила:

— Ну что, все-таки оживили?

— Оживили, — вздохнула я, натягивая пижаму.

— Ну и зря, — сурово сказала Книга. — Толку от этой тли человеческой…

— Это не нам решать, от кого толк, а от кого нет, — сказала я сонно, уже забравшись под одеяло.

— Ладно, отдыхай, Вальпурга с тобой, — с суровой ласковостью сказала Книга. — Спи…

И я уснула.

Хотелось бы мне рассказать вам мой сон, как это де лают герои других книг, но рассказывать было нечего. Я спала и никаких снов, даже самых малосимпатичных, не видела. И утром я проснулась поздно, все еще не веря тому, что случилось в прошедшую ночь.

Нет, ну Князев хорош! Учудил!

Я встала. День для осени был самый подходящий — пасмурный, с мелким дождичком. Я решила провести в доме генеральную уборку, потому что просто не могла ходить по ковру, пропитанному флюидами смерти. О, как я заговорила — «флюиды смерти»! Но действительно, что-то такое ощущалось, и потому я взялась за пылесос и мокрую тряпку.

Через два с половиной часа моя квартира сверкала, а я полубездыханным пластом лежала на диване. И тут засветился магический кристалл.

— Вас вызывает Юлия Ветрова. Вызывает… Вызывает…

Ага! Наконец-то!

Я возложила на кристалл ладони:

— Благословенна будь, Юлия!

— И тебе не чихать, Вероника! Как дела, как спалось?

— Спалось прекрасно, без снов и прочих кошмаров. Я встала и уже успела генеральную уборку провернуть. А простыню, на которой Князева оживляли, я выбросила.

— Умничка! Как ты догадалась, что после оживления кадавра надо обязательно все окружающее протереть, чтобы не осталось некротических флюидов?

— Да вот так как-то. Просто почувствовала, что это необходимо. А что такого?

— А то, что ты начинаешь ощущать Тонкие Миры и, кажется, понемногу становишься ведьмой. Ну или пока просто чародейкой.

— Ты серьезно?

— Серьезнее не бывает! Слушай, Ника, приезжай-ка к нам. Надо одно дело с тобой обсудить. А пока отключаюсь. Жду тебя.

— Хорошо.

Я собралась, надев для такого случая свой новый свитер. Прихватила с собой и Книгу, которая сонным голосом (или мне показалось?) меня поприветствовала.

— Куда собралась? — поинтересовалась моя гадательная принадлежность.

— К Юле Ветровой. Она хочет со мной поговорить о чем-то.

— Ха! «О чем-то»! Будет в ведьмы звать — не отказывайся.

Экипировавшись должным образом, я заперла квартиру, пожалев при этом, что не знаю ни одного чародейского заклятия для охраны собственной территории… Ну да ладно. Может, у меня еще все впереди.

Я купила торт, рассудив здраво, что чаем-то мы уж наверняка будем баловаться, и поехала к Юле.

Их с Ромулом квартира не переставала меня удивлять. Сегодня, например, я увидела, что дверь их квартиры распахнута настежь и оттуда клубами вырывается пахнущий лавандой дым. Но я все-таки рискнула войти, чихая и кашляя, кашлем приветствуя хозяйку квартиры и ее возлюбленного.

Юля выглянула из кухни:

— Ника, ты? Рада, что ты так быстро добралась, да еще с тортиком! Тортики мы любим!

Она провела меня в гостиную и усадила на диван. Из распахнутых балконных дверей вышел Ромул. Улыбнулся мне и сказал:

— Привет. С Юлей никогда не скучно. Видишь, сегодня как надымили? Как бы пожарная команда не приехала, дым валит такой, что просто страх!

— Не приедут, — успокоила Ромула Юля. — Сейчас все это закончится — я очистительное заклятие запустила. Вы посидите пока, а я чайник поставлю.

Юля снова ушла на кухню, а я присела на диван рядом с Ромулом.

— Из-за чего такой дым? — полюбопытствовала я у него.

— А, это… Юля в последнее время увлеклась изучением и производством афродизиаков. Иногда у нее получается удачно. Иногда — вот как сейчас.

— Зачем Юле афродизиаки? По-моему, ты и так ее любишь.

— Так она не для себя. Она — для всего человечества. У Юльки в голове засела идея об одиночестве.

— То есть?

— То есть она считает, что мужчины и женщины в этом мире слишком робки для того, чтобы влюбляться и любить по-настоящему.

— А как это — «по-настоящему»?

— А хотя бы как у Булгакова в «Мастере и Маргарите». Или как у Бедье в «Тристане и Изольде». Понимаешь?

— Но ведь это книги…

— Верно. А Юля хочет, чтоб жизнь, реальная жизнь, была как в книгах. Может, это и несерьезно, но она этим увлечена. Вот и делает афродизиаки — чтоб любовь была сильнее. Если, конечно, любовь имеет место.

— Сложно это все…

— А Юлька не любит простых дорог. Подожди, она всех нас еще удивит!

Прежде всего Юля удивила нас тем, что окончательно развеяла лавандовый дым. В комнатах стало свежо, и великая ведьма закрыла входную дверь.

— Народ! — сделала она приглашающий жест. — Идемте чай пить!

И мы пошли.

Кухня у Юли оказалась самой обычной, если не считать висевших повсюду маленьких китайских фонариков и связок какой-то сушеной травы. Мы сели за стол, Юля разлила по чашкам чай и выложила на блюдца куски торта, а затем пробормотала молитву:

— Благослови, святая Вальпурга, нашу трапезу и останься с нами в наших мыслях!

Минуты две мы просто пили чай и наслаждались тортом и обществом друг друга. Потом Юля не выдержала воцарившейся тишины:

— Ну что, Ника, ты подумала?

— Над чем?

— Как же? Над тем, хочешь ли ты стать ведьмой!

— Юля, так ты это серьезно? Я всегда считала, что ведьмами рождаются, а не становятся.

— Ведьмой можно стать всегда, — весело сказала Юля. — И от рождения и по образованию, так сказать. У каждой женщины есть задатки ведьмы, просто не всякая знает, как с этими задатками справиться, куда их направить. Тут важно, чтобы рядом оказалась наставница. Вот как у меня было — я совершенно не ощущала себя ведьмой и жила бы себе и жила обычной жизнью, если б не моя тетя. Она ведьма экстра-класса и сумела воспитать ведьму из меня, за что я ей безмерно благодарна. И хвост у меня был не от рождения, он отрос постепенно, когда я начала практиковать чары.

— А я?

— Что ты?

— У меня тоже отрастет хвост, если я стану ведьмой?

— Ну разумеется! Только настоящей ведьмой, а не шарлатанкой какой-нибудь.

— Боюсь, у меня не получится…

— Но ведь стать первоклассной гадалкой у тебя по лучилось! А гадание всегда сродни ведьмовству. И ясновидение тоже. Так что мне кажется, тебе пора пере смотреть свою жизненную парадигму.

— Пара… что?

— Не удивляйся, — усмехнулся Ромул. — Юля иногда любит вворачивать мудреные словечки. Просто тебе пора менять образ жизни. Становиться ведьмой. Хотя бы для того, чтобы защититься от всяких… князевых.

— Я понимаю. Но… с чего мне начать?

— С шабаша, — кратко сказала Юля. — Я устрою для тебя шабаш. Так ты войдешь в ведьмовскую жизнь. А дальше будешь учиться у меня.

— Но как сделать шабаш?

— Вот тут, милая, у нас есть рекомендательное пособие для начинающих ведьм, — засмеялась Юля. — Погодите, я сейчас вернусь.

Она вышла из кухни, а Ромул весело подмигнул мне:

— Не тушуйся! С Юлей не пропадешь!

Юля вернулась, в руках у нее была тоненькая книжечка.

— Вот, смотрите, спецпособие для ведьм. «Как со звать шабаш». Все расписано буквально по пунктам.

— И что же там первым пунктом?

— «Обратиться к старшей по возрасту ведьме, проживающей в регионе собираемого шабаша». Мм, все понятно. Старше Бабы Зины Мирный Атом тут просто нет ведьм. Значит, пойдемте договариваться с ней.

— А не погонит она нас? — резонно поинтересовался Ромул. — Скажет: «Что это вы ко мне зачастили?»

— Наоборот, она будет довольна тем, что с ней, как со старшей ведьмой, считаются. Давайте допивать чай и по коням.

Ну мы и допили. После чего хором двинулись в торговый посад — подыскать что-нибудь симпатичное в подарок бабе Зине. Юля приглядела шифоновый палантин пастельных тонов и перчатки.

— По-моему, ей должно понравиться.

С подарками, брошюркой «Как созвать шабаш» и высоким чувством ответственности мы и направились к бабе Зине.

Баба Зина копалась в огороде и копалась до тех пор, пока ее волшебная говорящая собака не впала в натуральную голосовую истерику.

— Хозяйка, р-ряф! Хозяйка, вау-вау! — надрывался пес.

Баба Зина наконец соизволила оторваться от грядок с какой-то пожухлой растительностью. Глянула на нас.

— Благословенны будьте, баба Зина! — заискивающе проговорила Юля. — А это опять мы.

— Вижу, — усмехнулась баба Зина, — Входите. Пес, на место!

Мы вошли. Баба Зина сняла телогрейку и повесила се на огородное пугало. Затем вошла следом за нами.

— Ноги вытирайте, я нынче полы мыла. Ну, садитесь в горнице. С чем на сей раз припожаловали?

— Баба Зина, вот презентик тебе. — Юля протянула ведьме перчатки и палантин.

— Приятно. — Близоруко щурясь, баба Зина разглядывала подарки. Потом убрала их в комод, украшенный большой ажурной салфеткой. — Как вы к Барбре Стрейзанд относитесь?

— Уважительно, — сказала Юля.

— Тогда я ее диск поставлю. Будем под музыку чаевничать и беседовать.

— Да чай-то мы пили, баб Зин. Нам очень твой совет нужен.

Мы расселись вокруг стола. Баба Зина все-таки включила самовар. Не в розетку, а просто так, взглядом. Потом, когда самовар вскипел, она налила всем травяного, пряно пахнущего чаю. Но чай остыл — было не до него.

— Баба Зина, — серьезно сказала Юля, — я хочу со звать шабаш.

— Так за чем дело стало?

— Мне нужен ваш опыт и ваши советы, баб Зин. У меня, правда, есть методическое пособие…

— Какое такое методическое пособие? — прищурила глаза Баба Зина Мирный Атом.

— А вот. — Юля протянула бабе Зине брошюрку. Та взяла ее, полистала и сказала:

— Печку такой только топить. Чушь на постном масле. И где ты только откапываешь такую ерунду, Юля?!

— Да из Дворца Ремесла привезла, — смущенно покраснела Юля.

— Будем исходить из личного опыта. Ты, Юля, для чего хочешь созвать шабаш?

— Для Ники. Я хочу, чтобы старшие ведьмы поделились с нею своими знаниями и приняли в свое сообщество. Ника не может быть только гадалкой. У нее есть и способности к Ремеслу, за это я ручаюсь.

— Понятно, замысел благой. Что ж, я готова в этом помочь. Сама я несколько раз собирала шабаши, поэтому надеюсь, что моего опыта должно хватить. До полнолуния две с половиной недели, за это время мы должны выбрать и оповестить ведьм для шабаша и заручиться тем, что они точно придут. Как я поняла, Юля, ты хочешь собрать Золотой шабаш?

— Да, шабаш из тринадцати ведьм. Великий шабаш нам не по силам, а Малый, из трех ведьм, — недостаточен.

— Здраво. Что ж, две ведьмы уже есть — ты и я, остается пригласить еще одиннадцать.

— В том-то и дело! — воскликнула Юля. — Баба Зина, в отличие от вас, я практически совсем не знаю здешних чародеек! Что же делать?

— Давай поступим так, Юля. Ты берешь на себя место проведения шабаша и угощение. А я берусь поговорить с одиннадцатью ведьмами. Выберу самых лучших, не волнуйся.

— Баба Зина, не знаю, как вас и благодарить, — сказала Юля. — Я немедленно займусь всеми необходимыми приготовлениями.

— Не забудь разноцветные свечи, а также и то, что ведьмы на шабаше любят выпить как следует.

— О да, — рассмеялась Юля.

— И еще, — сказала Баба Зина Мирный Атом. — Инкубы тоже не помешают. Хоть потанцевать будет с кем.

— Вы уверены насчет инкубов? — напряглась Юля. — Не слишком ли это будет для нашей Ники?

— Ничего, поверь мне, все пройдет как надо.

На этом мы распрощались с бабой Зиной.

И отправились в дом, который отчасти принадлежал Юле. В дом ее тети, Анны Николаевны Гюллинг.

По словам Юли, ее тетя осталась в Толедо помогать Госпоже Ведьм Дарье Белинской в разных организационных вопросах. Дом же пустовал, хотя Юля изредка приходила в него и делала уборку, подновляя при этом охранные заклятия.

— Этот дом — лучшее помещение для шабаша, — решительно сказала Юля. — Тут найдется места достаточно для того, чтобы с комфортом устроиться тринадцати ведьмам и их гостям.

Она отперла дом, и мы вошли.

Здесь не было нежилого запаха, зато пахло чем-то… очень специфическим.

— Чем это пахнет? — шепотом спросила я у Юли, когда мы прошли на кухню.

— Не обращай внимания, — отмахнулась Юля. — Это призрак.

— Какой призрак? — перепугалась я.

— Его зовут Игорь. Он жил в нашем доме в Оро, а потом я случайно привезла его с собой в Щедрый. Он спрятался в чемодане…

— Ха-ха-ха! — раздался гомерический хохот. — Похоже, речь обо мне?

И, к моему ужасу, из стены вышел растрепанный полупрозрачный мужичонка. Ему как призраку явно не хватало солидности, и поэтому я по здравом размышлении решила его не бояться.

— Привет, Игорь, — помахала я призраку рукой. — Как жизнь… э-э, существование то есть?

— Спасибо, не жалуюсь, — нахмурился призрак. — А ты почему меня не боишься?

— А чего тебя бояться?

— А я могу полтергейст устроить! — похвалился призрак.

— Я тебе устрою! — вскинулась Юля. — Ты у меня тогда на первичную эктоплазму расщепишься! Мигом!

— Все, молчу, — омрачившись, проговорил призрак. — И вообще ухожу. В ближайшую стену. Вы еще пожалеете, что прогнали бедного Игоря!

Призрак исчез.

— Идемте, я покажу вам комнату для шабаша.

Юля привела нас в некое подобие парадной столовой. Здесь в центре располагался огромный стол, окруженный стульями с высокими спинками. Юля щелкнула пальцами, и вверху загорелась мириадами огней громадная хрустальная люстра. Я огляделась. Окон ни одного, стены были завешаны гобеленами и коврами великолепной работы. На полу тоже красовался огромный ковер.

— Но как в таком маленьком домике может оказаться такая громадная комната? — удивилась я, а Юля ответила:

— Ничего удивительного. Каждая ведьма умеет мало-мальски раздвинуть пространство, а уж такая ведьма, как моя тетушка… Ей это запросто. Итак, подходящая это зала для шабаша?

Мы с Ромулом сказали, что да, подходящая.

— А вообще, что входит в программу шабаша? — спросила я Юлю, когда мы вышли из коттеджа Анны Николаевны Гюллинг и отправились ко мне домой. — Просто у меня с шабашем ассоциируется всякое… нехорошее. Кровь младенцев, поцелуй Бафомета…

— То, что ты сейчас упоминала, — ровным голосом начала Юля, — давно уже никем не практикуется. Вообще, шабаш — это место полной свободы для ведьмы. Это воплощение принципа ведьмовства: «Делай, что хочешь, не творя никому зла». А что входит в программу… Принятие новообращенной ведьмы в рады ремесленниц, подарки и советы этой самой ведьме от старших, роскошный ужин с неумеренными возлияниями, танцы, песни, ну и так, всякие шалости…

— Понятно, — сказала я, хотя мне ничего не было понятно — голова шла кругом. — И это все ради меня?

— А почему нет? — спросила Юля. — Я вижу в тебе хорошие задатки для ведьмы, как когда-то баба Зина разглядела в тебе гадалку.

— Да никакая я не гадалка! Это Книга гадает!

— Но повелеваешь Книгой ты. Книга тебе подчиняется, ты нашла с нею общий язык… Так что не преуменьшай своих возможностей.

— Нам пора, — напомнил Ромул Юле.

— Да, верно, — Юля обняла меня и поцеловала. — Скоро увидимся, а пока отдыхай. И ни о чем не волнуйся.

Они проводили меня до двери квартиры. Я с некоторым страхом отперла дверь — вдруг в глубине квартиры опять прячется Князев?

Ну ничего, скоро я стану ведьмой и не буду никого бояться.

И еще у меня возникла одна идея.

Я заперлась, переоделась в домашнее платье, проникла в спальню и взяла шкатулку с Книгой. Вернулась в гостиную. Поставила шкатулку на журнальный столик, вынула из нее Книгу.

— Чего надо? — неласково обратилась ко мне Книга. — Я так сладко спала!

— Извини, — торопливо прошептала я. — Но, пожалуйста, помоги мне.

— Чем?

— Я хочу знать свое будущее.

Книга хрипло засмеялась:

— Наивная! Не будет тебе твоего будущего.

— Почему?

— А потому, что настоящие гадалки не гадают о своем будущем. Это закон. И поверь, это очень полезный закон. Рада была бы ты, если б узнала, что выйдешь замуж за господина Князева?

— Ой! А я выйду?

— Дуреха! Я говорю это ги-по-те-ти-чес-ки! А ты — гипотетически — представь, что это произойдет!

— Нет уж, проще отравиться. Значит, ты мне не погадаешь? Никак?

— Что с тобой поделаешь… Ладно, задавай свой вопрос. И помни о том, что ты — первая гадалка, которой я гадаю.

— Спасибо тебе, Книга. А вопрос у меня такой: стану ли я ведьмой?

— Ха-ха-ха! И из-за этого ты меня осмелилась беспокоить! Нет, ты точно сдвинутая по фазе. Ладно. Страница Соловьев.

Книга привычно зашуршала страницами. Открыв страницу Соловьев, она превратила картинку на ней в трехмерную проекцию. Крохотные серые птички принялись за плетение сложного узора из разноцветных нитей судьбы.

— Что ты видишь? — заговорщицким шепотом спросила меня Книга.

— Я вижу свою судьбу! Да, я стану ведьмой! И какой! Ура, все отлично! А потом я встречу свою Настоящую Любовь! Его зовут…

И тут Книга захлопнулась!

— Ну пожалуйста! Ну откройся! — умоляла я ее.

Но Книга была непреклонна:

— Ты и так узнала слишком много. Лучше готовься к своему ведьмовскому будущему!

И мне ничего не оставалось, как внять советам Книги.

Оглавление