Глава 18

Сборы Люси на вечеринку к леди Чевиот были, слишком важным делом, чтобы доверить его слугам. Виола занялась этим сама, и в четверг вечером Люси покорно стояла в своей спальне, подвергаясь критическому осмотру Виолы. Прямые русые волосы Люси превратились в золотистые локоны. Сквозь лиловый газ платья просвечивал, мерцая, чехол из синего атласа, придавая ее серым глазам голубой оттенок. Платье не имело рукавов, не считая оборки, что было довольно необычно. Но Виола считала, что на балу всегда нужно чуточку шокировать публику. Глядя на себя в зеркало, Люси едва осмеливалась дышать.

Виола тем временем шарила в ее шкатулке для драгоценностей.

– Где остальное? – требовательно спросила она, обращаясь к Бремуэл. – Здесь нет ни одной приличной вещи.

– Боюсь, это все, – произнесла Люси извиняющимся тоном. Все драгоценности были давно проданы, чтобы заплатить карточные долги ее отца.

Виола послала за своей шкатулкой и с помощью Бремуэл украсила платье Люси крохотными бриллиантовыми булавками, начав с лифа.

– Чуть пореже, – велела она горничной, отступив на шаг, чтобы оценить результат. – Я хочу, чтобы платье напоминало звездное небо.

Люси не смогла сдержать нервного смешка.

– Это не маскарад, леди Виола.

– Никогда не вредно следовать определенной идее, – твердо сказала Виола; вытащив из шкатулки бриллиантовую тиару из звезд и с самой большой звездой посередине, она надела ее на голову Люси.

– Тут есть еще сережки, – заметила она, нахмурившись, – но у вас не проколоты уши. Это очень досадно, потому что мы не успеем проколоть их сейчас.

Люси облегченно вздохнула. От одной мысли, что через ее плоть будут протаскивать нагретые иглы, ей стало дурно.

Длинные серебристые перчатки и серебристый веер, отделанный перьями павлина, завершали ансамбль. В качестве последнего штриха Виола распылила тончайший слой золотой пудры на лицо и плечи своей новой подруги.

– Я чувствую себя обманщицей, – сказала Люси, когда горничная вышла.

– Значит, вы неплохо подготовлены к встрече с будущим мужем, – рассмеялась Виола.

Люси побледнела.

– Неужели у меня такой вид, будто я думаю о замужестве? – Ее охватила паника. – Я слишком стара для подобных мыслей. Я выгляжу как старая дева, притворяющаяся юной девушкой! Леди Виола, я не пойду на этот бал!

– Разумеется, пойдете, – резко сказала Виола. – Я потратила слишком много сил, чтобы отступить сейчас. И потом, вы приняли приглашение.

– Леди Чевиот пригласила меня только из вежливости. Ей все равно, приду я или нет. Я не пойду, – повторила Люси с паническим видом.

Виола подала ей стакан воды.

– Может, вы почувствуете себя лучше, если мы увеличим вам бюст? – участливо спросила она. – Я нашла несколько набивок в гардеробной вашей матери. Вы не представляете, как это влияет на уверенность женщины в себе.

– Мне кажется, – сказала Люси, призвав на помощь все свое достоинство, – вы уже сделали достаточно. Я не узнаю себя!

– Не стоит благодарности, это доставило мне удовольствие.

Щеки Люси зарделись.

– Я не хотела выглядеть неблагодарной, леди Виола, – начала она, ужаснувшись своей вспышке. – Но, пожалуйста, поверьте, я никуда не пойду.

Нисколько не тронутая, Виола вытащила ее из комнаты. Корнелиус ждал внизу.

– Наконец-то, – проворчал он, едва взглянув на свою взволнованную сестру. – Мы опаздываем, а я обещал леди Чевиот станцевать первый танец с мисс Брендон.

– Вообще-то джентльменам положено, – заметила Виола ледяным тоном, – делать комплименты женщинам при их появлении.

– П-прошу прощения, леди Виола, – произнес Корнелиус, заикаясь. – Ваша милость… э-э… прекрасно выглядит. Я восхищен. Правда.

– Теперья понимаю, почему вы неженаты, мистер Рэмплинг, – сухо отозвалась Виола.

Люси нервно облизнула Губы.

– Корни, ты не расстроишься, если я не пойду? Корнелиус опешил.

– Не пойдешь на бал? После того как леди Виола потратила столько времени, одевая тебя? Ты хочешь, чтобы я лишился места в парламенте? – добавил он, понизив голос.

Спустя полчаса брат и сестра прибыли в Кросс-Мир в карете Виолы. Танцы уже начались. Во всяком случае, половина пар уже сложились. Обрадовавшись лишнему кавалеру, леди Чевиот схватила Корнелиуса и нашла ему партнершу. Люси осталась в одиночестве, предоставленная сама себе.

Поискав глазами детей леди Чевиот, она заприметила шестилетних близнецов на галерее, откуда они наблюдали за балом, свесив ноги вниз. Она направилась к ним через толпу, чуть не столкнувшись с молодым человеком в алом мундире, двигавшимся в противоположном направлении.

– Прошу прощения, мисс! – воскликнул он, резко остановившись, и уставился на нее. – Мисс?..

Люси улыбнулась.

– Артур Берн! Это я, мисс Рэмплинг. Вернее, лейтенант Берн, – поправилась она, взглянув на его мундир. – Я не знала, что вы вернулись из Франции.

– И уезжаю в Индию на следующей неделе, – сообщил он, пожирая ее глазами. – Это последняя возможность повидаться с моими родителями. Меня не будет шесть лет. Вы не танцуете?

– Я поздно приехала, – объяснила Люси.

– Я тоже, – вздохнул Артур. – Хозяйка велела мне пригласить одну из девиц, подпирающих стены. Кажется, я вижу мисс Гарнер… Долг зовет, – простонал он.

– Так идите, – бодро сказала Люси.

– А вы ищете своего партнера? – внезапно спросил он. – Может, помочь вам? Я готов на все, что угодно, лишь бы не танцевать с мисс Гарнер. Видите, как она строит мне глазки?

– Боюсь, вам не удастся уклониться от исполнения долга, лейтенант, – рассмеялась Люси. – У меня нет партнера. Я собиралась посидеть на галерее с детьми, – добавила она, указав ему на близнецов.

– Как вы жестоки! – сказал Артур, поддразнивая Люси. – У вас нет партнера, и вы отправляете меня на съедение к мисс Гарнер? Я бы предпочел потанцевать с вами. Мне повезло, что вы опоздали, иначе у меня не было бы никаких шансов. Вы составите мне пару? Еще не поздно.

Люси опешила от такой демонстрации мужского внимания.

– Очень мило с вашей стороны пригласить меня, – пробормотала она, вспыхнув, – но, мне кажется, вам следует потанцевать с мисс Гарнер. Ведь она только вышла в свет.

– Пусть кто-нибудь другой опекает ее, – заявил Артур. – А я собираюсь танцевать с самой красивой девушкой в этом зале. Пойдемте, – сказал он, схватив ее за руку. Люси едва успела помахать рукой близнецам, прежде чем присоединиться к парам, построившимся для танца.

– Вы не знаете, кто это? – сердито прошипел девичий голос рядом с ними.

Обернувшись, Люси с удивлением обнаружила, что речь идет о ней.

– Добрый вечер, мисс Фиггис, – сказала она. Элинор Фиггир вытаращила глаза.

– Действительно, – потрясенно шепнула она своей соседке. – Это Люси Рэмплинг!

Пока Люси ждала начала танца, появился Алекс Девайз со своей партнершей, мисс Чисхолм, местной красавицей. При виде Люси его глаза расширились, и на мгновение она испугалась, что он не одобрит ее превращение. Затем его губы тронула улыбка, и Люси облегченно вздохнула.

Миранда Чисхолм вонзила ногти в руку Алекса.

– Что это с мисс Рэмплинг? Бедняжка, ей почти тридцать. Похоже, она совсем отчаялась.

– По-моему, она выглядит очаровательно, – отозвался Алекс. – Кто ее партнер?

– Бедный Артур Берн! Он не знает, сколько ей лет. Кто-то должен был сказать ему.

– Я не раз замечал, – сказал Алекс, – что некоторые женщины в тридцать лет становятся красивее, чем были в двадцать. Кажется, мисс Рэмплинг из их числа.

Раздосадованная поведением своего партнера, мисс Чисхолм надулась и замолчала.

По мере того как вечер продолжался, дамы начали испытывать раздражение в связи с успехом Люси у противоположного пола. Больше всех негодовала леди Чевиот. Как эгоистично со стороны Люси узурпировать внимание перспективных холостяков! Мужчин и так не хватает. Две мамаши, сославшись на головную боль, отбыли еще до ужина вместе со своими дочерьми. Вечеринка Пердиты находилась под угрозой, и виновата в этом была Люси. Ей следовало знать, чем все кончится, когда она надевала платье без рукавов, усыпанное хрусталем. Леди Чевиот и в голову не пришло, что это могут быть бриллианты.

Не в состоянии придумать ничего, что могло бы спасти ее вечеринку, она нервно обмахивалась веером. Ее негодование росло. Интересно, где Люси взяла это платье, гадала она. Леди Чевиот знала местных портних, а платье Люси явно превосходило их скромные возможности.

– Привет, Пердита, – раздался голос у нее за спиной. Та чуть не подпрыгнула.

– Джулиан! – воскликнула она, когда младший брат поцеловал ее в щеку. Он был в вечернем костюме, включая перчатки, как с изумлением отметила она. – Что ты здесь делаешь? Впрочем, не важно! – продолжила она на одном дыхании, крепко схватив его за руку. – Ты должен помочь мне. Никто не танцует. Алекс исчез! Я схожу с ума!

– Кажется, я понимаю, в чем твоя проблема, – сказал Джулиан. – Все мужчины толпятся вокруг блондинки в углу, не обращая внимания на других девушек.

– Знаю, – нетерпеливо отозвалась Пердита. – Но что прикажешь мне делать?

Джулиан хмыкнул.

– Предоставь это мне. Как ее зовут?

– Люси Рэмплинг, – сообщила Пердита. – Что ты намерен делать?

– Рэмплинг? – резко переспросил Джулиан. – Она не родственница леди Кэролайн?

– Дочь. Ты собираешься устроить сцену? – обеспокоено спросила Пердита.

– Кажется, у нее есть брат – Корнелиус Рэмплинг, член парламента.

– Да. Вот он, танцует с девушкой в желтом. – Она схватила брата за руку. – Если ты собираешься устроить сцену, Джулиан, то не стесняйся. Тогда мой бал запомнится по уважительной причине.

Джулиан устремил свирепый взгляд на молодого человека, на которого указала сестра.

– По-твоему, он привлекательней, чем я? – раздраженно спросил он.

– Что? – опешила Пердита.– Кто?

– Где его молодая жена? – холодно осведомился Джулиан. – Я хотел бы поздравить счастливую пару.

– Чья жена? – вскричала Пердита.

– Рэмплинга, разумеется.

– Рэмплинга? У него нет жены.

– Как странно. Я слышал, что он сбежал, чтобы обвенчаться.

Пердита фыркнула.

– Он бы не посмел жениться без разрешения леди Виолы Гэмбол. Она его патронесса. Он даже не чихнет без ее разрешения!

– Ты уверена, что он не женат? – настаивал Джулиан. – На высокой молодой женщине с пышными черными локонами, темно-синими глазами и великолепной фигурой?

Пердита удивленно уставилась на него.

– Ты имеешь в виду мисс Эндрюс? Глаза Джулиана сверкнули.

– Ты встречалась с ней?

– Да, но они не женаты. – Почуяв намек на скандал, она взяла его под руку. – Или женаты? Вряд ли леди Виола одобрит такую жену для одного из своих членов парламента. Эта девица слишком много о себе понимает.

– Она здесь? – требовательно спросил он.

– На балу? Конечно, нет. Она сиделка леди Кэролайн и не может надолго оставлять свою подопечную. Кстати, я уверена, что это она приложила руку к шокирующему наряду мисс Рэмплинг.

– Ну и ну, будь я проклят, – пробормотал Джулиан. – Она нанялась на работу!

– Послушай, Джулиан, что бы ты ни собирался делать, поторопись, – взмолилась Пердита. – Миссис Чисхолм сверлит меня глазами. Если она сейчас увезет Миранду домой, я пропала.

Джулиан решительно направился к Люси.

– Вот вы где, мисс Рэмплинг, – сказал он, ловко оттеснив остальных джентльменов. – Помнится, вы обещали мне танец.

Непривычная к мужскому вниманию, Люси с трудом справлялась с толпой своих поклонников, согласившись танцевать с большим числом кавалеров, чем было танцев, поэтому предпочла не танцевать вообще, но это вызвало еще большую сумятицу. Все наперебой предлагали ей принести лимонад или пирожные. Каждый хотел прогуляться с ней по саду или принести шаль, и все осыпали ее комплиментами.

Люси с удивлением смотрела на Джулиана. Она не помнила, чтобы обещала танец этому на редкость красивому молодому человеку с пронзительным взглядом немыслимо голубых глаз.

– Неужели, сэр? – смущенно спросила она. – Прошу прощения. У меня кружится голова…

– Вам нужно подышать свежим воздухом! – воскликнул один из ее поклонников.

– Боюсь, я уже не помню, кому что обещала – продолжила Люси, обращаясь к Джулиану. – Извините, сэр, но здесь столько женщин…

– Этот танец вы обещали мне, – настойчиво произнес Джулиан, протянув ей руку. – Идемте. Пусть эти джентльмены поищут себе других партнерш.

Его властные манеры исключали дальнейшее сопротивление, а сверкающие глаза повергли Люси в трепет. Как во сне она вложила свою руку в его ладонь и позволила отвести себя в центр бального зала.

– Извините, сэр, – нервно сказала она. – Кажется, я забыла ваше имя.

– Джулиан Девайз, – сообщил он, когда они заняли свои места в ряду танцоров.

Люси инстинктивно отпрянула.

– Вы не приглашали меня танцевать, – ахнула она. – Я бы запомнила это имя.

– Я солгал, – объяснил он. – Сестра попросила спасти вас от поклонников, – сухо добавил он, пока другие пары занимали свои позиции.

– Я не знала, что с ними делать, – призналась Люси. Джулиан не ответил, устремив взгляд на мисс Фиггис.

– Когда вы прибыли в Гемпшир? – робко спросила Люси.

– Только что. Представляете, как я удивился, узнав, что моя сестра дает бал. Она даже не пригласила меня. Пришлось одолжить, вечерний костюм у моего шурина. Кто эта девушка, которая танцует с вашим братом?

Люси озадачено моргнула.

– Мисс Фиггис?

– Она, случайно, не обручена? – спросил Джулиан.

– Не думаю. – Люси очень удивил этот вопрос. – Почему вы спрашиваете?

– Отлично, – сказал Джулиан. – Мистеру Рэмплингу следует усвоить, что заводить шашни с молодыми особами, которые обручены, весьма опасно.

– Я н-не понимаю, что вы имеете в виду, – неуверенно произнесла Люси, побледнев.

– Зато вы прекрасно понимаете, кого я имею в виду, – парировал он. – Если ваш брат имеет виды на мисс Эндрюс, пусть выбросит это из головы. Как я понимаю, она нашла работу в доме вашей матери. Если он попытается воспользоваться ее положением, ему придется иметь дело со мной.

– Воспользоваться положением! – Лицо Люси залила краска. – И это говорите вы, мистер Девайз? – прошипела она. – Если кто и воспользовался положением моей подруги, так это вы. Вы и этот тип, лорд Саймон! – добавила она содрогнувшись. – Как вы посмели обвинить моего бедного брата! Видимо, вы судите обо всех по себе!

– Вижу, Мэри все вам рассказала, – мрачно заметил Джулиан. – В отличие от меня! Почему она убежала? Я полагал, что она сбежала с вашим братом, но теперь не знаю, что и думать. Выходит, она оставила меня, чтобы стать сиделкой вашей матери! Зачем?

Люси ошеломленно уставилась на него.

– И вы еще спрашиваете – после того, как поступили с ней?

–А как я с ней поступил? – сердито переспросил Джулиан. – И вы поверили, будто она моя жертва? Вас обманули, мисс Рэмшшнг, как и меня.

– Неужели? – презрительно фыркнула она. – Это вы обманули ее, пообещав жениться.

– Вряд ли я могу жениться на особе, которая находится в бегах.

– Прошу извинить меня, – холодно сказала Люси, присев в реверансе. – У меня разболелась голова. И я больше не склонна танцевать.

Она повернулась и с высоко поднятой головой двинулась прочь.

Покинутый своей партнершей, Джулиан вышел из бального зала.

Поскольку все поклонники Люси обзавелись собственными партнершами, она воспользовалась моментом, чтобы выйти в сад подышать свежим воздухом. Она не собиралась выходить за пределы террасы, но не заметила, как забрела достаточно далеко, чтобы не слышать оркестра. Воздух был чист и свеж, ночь тиха, лунный свет успокаивал. Она, наконец, пришла в себя.

Алекс появился перед Люси так внезапно, что она вскрикнула от неожиданности.

– Надеюсь, я не напугал вас, мисс Рэмплинг?

– Конечно, нет, – произнесла Люси. Голос ее слегка дрожал. – Мне было бы страшно остаться наедине с вашим братом, но я никогда не боялась вас. Вы совсем другой.

– Моим братом? – резко спросил Алекс. – Я не знал, что вы знакомы с Джулианом.

– Я только что танцевала с ним, – сообщила Люси, содрогнувшись.

– Я не знал, что он здесь. Он как-нибудь задел вас? Люси поспешно покачала головой. К ее облегчению, Алекс не настаивал на ответе.

– Но меня вы не боитесь?

– О нет, – заверила она его.

– Потому что мы старые друзья?

– Да, – благодарно сказала она.

– А если я скажу вам, что вы сегодня потрясающе хороши, мы по-прежнему останемся друзьями?

Люси вздохнула.

– Пожалуйста, не дразните меня. Вы прекрасно знаете, что на прошлой неделе мои волосы были другого оттенка. Честно говоря, это дело рук мисс Эндрюс.

– Надеюсь, это не больно? – сочувственно поинтересовался он.

– Нет, – серьезно ответила Люси. – Она выжала мне на голову целый лимон и заставила просидеть на солнце четыре часа. Было немножко больно, когда она выщипывала мне брови, – добавила она, скорчив гримаску. – А еще она собиралась проколоть мне уши. Когда она берется за что-то, то становится такой же неотвратимой, как монгольская орда.

Алекс расхохотался.

– Вы не должны выдавать секреты своей красоты поклонникам, мисс Рэмплинг.

Люси рассмеялась.

– Я могу смело пообещать, что не буду, мистер Девайз, поскольку ни секретами, ни красотой не обладаю.

– Боюсь, вы только что доказали обратное, мисс Рэмплинг, – сказал он, остановившись перед ней.

Люси испуганно уставилась на него.

– Мистер Девайз…

– Если я поцелую вас сейчас, мы по-прежнему останемся друзьями?

Люси была сама не своя, когда он заключил ее в объятия и поцеловал. Его губы были теплыми и требовательными, но Люси была слишком шокирована, чтобы ответить. Однако отсутствие отклика с ее стороны, казалось, только поощрило его. Застонав, он попытался приоткрыть ее губы своим языком. Люси оттолкнула его.

– Пожалуйста, не надо! Я же сказала, что не могу выйти за вас замуж. Мы в доме вашей сестры! Внизу танцуют гости!

– Я не мог удержаться, Люси. Мысль о том, что вы выйдете за кого-нибудь другого, сводит меня с ума.

– Мистер Девайз, мы должны уйти отсюда, – твердо сказала Люси.

– Разумеется, лучше вернуться в бальный зал, пока вас не хватились. Люси?

– Да, мистер Девайз?

– Надеюсь, мы по-прежнему друзья?

На мгновение ему показалось, что она ответит отрицательно. Он затаил дыхание.

– Конечно. Мне бы очень не хотелось терять вас, мистер Девайз. Как друга, я хочу сказать.

– Вы не потеряете, – пообещал он.

– Вы не видели лорда Чевиота? – спрашивала Пердита всех слуг, которых встречала в коридоре. – Вы не видели мистера Девайза? Или мистера Джулиана?

Никто, казалось, никого не видел. Начинался последний танец перед ужином, а ни миссис Чисхолм, ни мисс Чисхолм не имели партнеров. У Люси Рэмплинг, разумеется, был партнер.

Наконец один из лакеев сообщил ей, что лорд Чевиот собирался поговорить с мисс Шипли.

– Наверное, что-то случилось с детьми, – ахнула Пердита.

В панике она бросилась наверх, в детскую, готовая ко всему.

Но в детской все было спокойно. Генри и Элизабет спали в своих кроватках, как пара ангелочков. Даже Ханна, у которой резались зубки, сладко спала в своей колыбельке, прижав к себе любимого кролика. В кресле-качалке похрапывала няня, но Пердита не стала будить ее.

Спальня мисс Шипли находилась рядом. Пердита тихонько постучала.

– Мисс Шипли? – негромко окликнула она через дверь, попытавшись повернуть дверную ручку.

В ответ послышался подозрительный шорох. – Мисс Шипли! – позвала она громче, дергая дверную ручку.

– Пердита! – донесся из замочной скважины голос ее мужа. – Слава Богу, это ты! Я боялся, что кто-нибудь из слуг. Ты же знаешь, как они любят болтать.

Пердита удивленно замерла. Лорд Чевиот никогда не давал ей повода усомниться в нем. Никогда прежде он не производил подозрительных шорохов за запертой дверью.

– Что ты делаешь в комнате мисс Шипли? – холодно осведомилась она.

– Этот бесенок, Генри, запер нас здесь, – объяснил он. – Дорогая, ты не могла бы найти ключ и выпустить нас отсюда? Он должен быть на полу. Боюсь, бедная мисс Шипли выронила его из замка, когда трясла дверь.

Действуя как автомат, Пердита нашла ключ и отперла дверь. Лорд Чевиот поднялся с колен, чтобы обнять жену. Через его плечо открывался отличный вид на постель, где возлежала мисс Шипли. Она зевала, прикрыв ладонью тонкогубый рот. Воротник ее коричневого бомбазинового платья был расстегнут. На глазах у Пердиты она села и поправила подвязки чулок. Даже с распущенными волосами и без очков, мисс Шипли не казалась привлекательной, и с самодовольным выражением на невзрачном желтоватом лице выглядела нелепо.

– Тони, как ты мог? – вскричала Пердита.

Лорд Чевиот в замешательстве уставился на жену. Высокий и худощавый, с заурядной внешностью и сединой на висках, он давно перешагнул сорокалетний рубеж. Смысл ее слов не сразу дошел до него.

– Пердита! – в ужасе воскликнул он. – Ты же не думаешь, что я… Что мисс Шипли… Проклятие!

Пердита была человеком долга. И ее первейшей обязанностью как хозяйки дома были гости. Решительно отстранившись от своего неверного мужа, она снова заперла его вместе с гувернанткой, а затем с чистой совестью и ослепительной улыбкой на красивом лице вернулась к гостям.

Последний танец перед ужином почти закончился, когда слуга обратился к Люси.

– Прошу прощения, мисс, но к вам посыльный из Гэмбол-Холла.

– Что-нибудь с мамой? – встревожилась Люси и, поспешно извинившись перед своим кавалером, последовала за слугой к подъездной аллее, где ждал одинокий всадник.

– Мистер Джулиан! – удивленно воскликнула она.

– С вашей матерью случилась небольшая неприятность, – сообщил Джулиан. – Я отвезу вас к ней.

Нагнувшись, он схватил ее за талию и усадил в седло перед собой. Затем развернул коня и умчался в ночь.

Алекс, наблюдавший за этой сценкой с парадного крыльца, не мог поверить своим глазам.

Оглавление