Глава 25

Виола и Люси вернулись в Гэмбол-Хаус, нагруженные пакетами. Двери были широко распахнуты, и слуги вносили доставленные корзины с цветами.

Виола поймала за ошейник дога, который пытался выскользнуть на улицу.

– Где мой брат? – требовательно спросила она у проходившего мимо лакея.

Появился Ловер и забрал у нее собаку.

– Я не хочу жаловаться, Ловер, – сказала Виола, сделав знак Люси, чтобы та шла наверх без нее, – но Гэмбол-Хаус пребывает в хаосе! Лед привезли?

– Да, миледи, – отозвался Ловер. – Его светлость спрашивал о вас. Он в кабинете.

Герцог нервно вскочил на ноги, когда дверь его убежища отворилась и вошла Виола.

– Виола! Слава Богу! – воскликнул он с облегчением. – Где ты была?

– Мы ходили за покупками, – ответила она, удивленная его нервозностью.

– За покупками? В такой день?

– Люси нужно платье, – сказала Виола, оправдываясь. – А что случилось?

– Дев здесь, – сообщил герцог.

– Где? – оживилась Виола, оглядываясь вокруг.

Дикон пересек комнату и схватил сестру за руки.

– Он хочет Мэри, – произнес он с дрожащими губами. – Он угрожает, что не отдаст твои деньги, если я не позволю ему жениться на ней! Виола, что нам делать?

– О Боже! – воскликнула Виола.

– Мэри не хочет выходить замуж, – произнес Дикон с несчастным видом. – Она даже не знакома с Девом. Не могу же я попросить ее выйти замуж за незнакомца? Она не такая сильная, как ты, Виола.

– Не беспокойся, Дикон, – сказала Виола. – Ей не придется выходить замуж за Дева.

– Но твои деньги, Виола! – в панике воскликнул он. – У него все твои деньги, и он угрожает отнять и мои деньги тоже. Я никогда не видел его в таком состоянии. Он всегда был так добр и терпелив со мной. А теперь он словно помешался! У него такой вид, будто он способен содрать шкуру с собственной бабушки. Ты бы видела его глаза! – Герцог содрогнулся.

Виола улыбнулась.

– Я видела его глаза.

– Значит, ты понимаешь, о чем я говорю, – сказал он, вцепившись в нее. – Виола, мы не можем допустить, чтобы Мэри попала в лапы такого злодея.

– Все очень просто, – заявила Виола. – Я сама выйду замуж за него.

– За кого? – озадаченно спросил герцог.

– За Дева, конечно.

– Ты не можешь выйти замуж за Дева! – запротестовал он. – Дев – очень опасный человек. К тому же ему нужна Мэри.

– Уверена, он предпочтет меня, – сказала Виола. Дикон нахмурился.

– А как же лорд Саймон?

– А что с ним? – удивилась Виола.

– Разве ты не собираешься выходить замуж за лорда Саймона?

– Конечно, нет. Видишь ли, Дикон, мне нравится Дев.

– Правда? – недоверчиво переспросил Дикон.

– Я люблю его.

– Ты любишь его?

– Да, – просто сказала она. – Я очень хорошо узнала его за это время.

– Но он всего лишь младший сын барона, – запротестовал Дикон. – У него нет денег.

– У него все наши деньги, – сказала она.

– Ты понимаешь, что я имею в виду. Он всего лишь биржевой маклер.

Виола пожала плечами.

– Через десять лет он будет министром финансов.

– Его все ненавидят!

– Знаю, – сказала Виола. – Зато меня все любят. Так что не беспокойся. Подумай, каким красивым и умным дьяволенком будет твой племянник.

Поцеловав его в щеку, она выскользнула из комнаты.

Сосредоточенный и угрюмый, Джулиан расхаживал взад-вперед перед огромным мраморным камином в гостиной. Он был так поглощен своими мыслями, что даже не услышал, как вошла Виола.

– Привет, Дев.

Джулиан бросился к ней и поцеловал.

– Я думал, ты все еще в Гемпшире, – сказал он.

– Видимо, ты разминулся со своим братом, – отозвалась она. – Он должен был все тебе рассказать.

– Меня целый день не было дома. А потом я пришел сюда, чтобы увидеться с герцогом. Похоже, он думает, что ты не хочешь выходить за меня замуж.

– Все немного запуталось, – призналась Виола. – Может, мы сядем?

– Конечно! Боже, твоя лодыжка. Я даже не спросил, как ты себя чувствуешь.

– Очень хорошо, – заверила его она, садясь. – Дев, мне нужно тебе кое-что сказать.

Джулиан сел рядом с ней.

– Ты не хочешь выходить за меня замуж? – нахмурился он.

– Конечно, хочу, – поспешно ответила она, взяв его за руки. – Может, ты не захочешь жениться на мне, когда узнаешь, что я хочу тебе сказать.

Джулиан покачал головой.

– Ничто не может изменить моих чувств.

– Это хорошо. – Она вздохнула с облегчением. – Я не Мэри, Дев. Я Виола. Виола Гэмбол.

Джулиан молчал, уставившись на нее.

– Я сестра герцога, – пояснила она. – Ты меня слышишь?

– Да, – ответил он, отняв свои руки.

– И тебе нечего сказать по этому поводу? – требовательно спросила она.

– Нет. – Поднявшись, он подошел к камину и остановился спиной к ней.

Виола понурила голову.

– Мне следовало сказать тебе раньше, – произнесла она несчастным тоном. – Я приехала в Лондон вместо Мэри, чтобы встретиться с ее теткой. – Она подняла на него глаза в надежде, что он хотя бы посмотрит на нее. Не дождавшись, она сбивчиво продолжила: – Я хотела удостовериться, что миссис Дин будет подходящей опекуншей для девушки, кем она, конечно, не оказалась. Вначале я думала, что ты знаешь, кто я такая. Ведь ты работаешь на моего брата. Честно говоря, я думала, что ты шпионишь за мной. Наверное, я показалась тебе очень самонадеянной.

Джулиан бросил на нее взгляд через плечо.

Виола продолжила, воодушевленная его вниманием:

– Когда поняла, что ты не знаешь, кто я такая, побоялась признаваться.

– Побоялась?

– Ну, ты мог отослать меня домой. А я не хотела этого. Она выдержала паузу, но он молчал.

– Затем, когда ты не смог получить разрешение, я решила, что ты не хочешь жениться на мне. А потом появился лорд Саймон… Ну а в Гемпшире я думала…

Она помедлила, прикрыв глаза рукой.

– Не знаю, что я думала в Гемпшире. Все произошло так быстро.

Джулиан молчал.

Виола не знала, что еще сказать.

– Дев, я знаю, что ты сердишься, но тебе придется поговорить со мной. Скажи хоть что-нибудь!

Он повернулся к ней лицом.

– Благодарю, что вы были честны со мной, мадам, – сказал он. – А теперь я буду, честен с вами.

– Хорошо, – согласилась она.

– Я знаю, кто ты. Первое, что я увидел, когда вошел в дом, это огромный портрет твоей матери. Вначале я подумал, что это ты. Она была очень красива, твоя мать.

Виола возмущенно вскинулась.

– Ты знал? И позволил мне и дальше вести себя как дурочке?

– А ты чего ожидала? – парировал он.

– Наверное, я заслужила это, – ворчливо проговорила Виола.

– И что теперь? – осведомился Джулиан. Его гнев привел Виолу в замешательство.

– Что ты имеешь в виду? Разве ты больше не хочешь жениться на мне?

Он свирепо сверкнул глазами.

– А ты хочешь выйти за меня замуж?

– К-конечно, – произнесла она, заикаясь. Он подозрительно прищурился.

– А как же лорд Саймон? Виола удивленно моргнула.

– А при чем здесь он?

– Разве ты не собираешься выйти на него замуж?

– Как ты мог вообразить подобную чушь? – в ужасе прошептала она.

Джулиан пересек комнату и остановился перед ней.

– Я задал вопрос, мадам!

– Нет! – сердито произнесла она. – Я намерена выйти замуж за тебя, если ты перестанешь изображать из себя идиота.

– Ах, это я идиот? Твой брат, похоже, уверен, что ты выходишь замуж за лорда Саймона.

– Он все перепутал, – сказала Виола. – Дев, ты более чем кто-либо другой должен понимать, что я никогда не выйду замуж за лорда Саймона. Я вообще ни за кого не выйду, кроме тебя.

– Правда?

– Конечно, правда, – заверила его она. Джулиан упал на колени.

– Я думал, что ты собираешься выйти за него, а меня держишь на поводке – как домашнюю собачонку или любовника, – признался он. – Я ужасно разозлился.

– Дорогой! – воскликнула она, обхватив его руками. – Почему ты ничего не сказал?

Джулиан рассмеялся.

– Я рад, что сдержался. Не представляю, что бы я наговорил. Мне хотелось придушить тебя. Мне хотелось умереть.

– Ты же знаешь, что я не одобряю супружеские измены.

– Знаешь, – сказал он, – жениху нельзя видеться с невестой накануне свадьбы. Это дурная примета.

– Нет, если он целует ее, – возразила Виола.

Мисс Шипли вошла в Гэмбол-Хаус вместе с поставщиками цветов. Ей удалось миновать холл, прежде чем ее остановил лакей.

– Музыкантша, портниха или повариха? – спросил он и удалился по своим делам, когда она по привычке ответила «гувернантка».

Двинувшись дальше, она увидела плотного лысого мужчину, тащившего за ошейник дога.

– Простите меня, сэр, – подобострастно обратилась она к нему. – Не могли бы вы помочь мне?

– Кто вы? – поинтересовался герцог Фэншо, окинув ее подозрительным взглядом.

Мисс Шипли попыталась сменить тактику.

– Я ищу лорда Чевиота, – надменно произнесла она. – Мне сказали, что он здесь.

– Тони? Полагаю, он где-то здесь, – сообщил герцог.

– Не могли бы вы передать ему, что я здесь? – холодно сказала мисс Шипли.

– Он вас ждет? – пожелал знать Дикон.

– Наверняка, – насмешливо отозвалась она. – Будьте добры, передайте его милости, что его хочет видеть мисс Шипли. Он знает, по какому делу.

– Вот как? – хмыкнул Дикон, подмигнув ей. – Вы гувернантка? Мисс Шипли негодующе фыркнула.

– Да. А вы кто, сэр?

– Я? Герцог Фэншо, – ответил он. – Мы с Тони вместе учились в школе.

– Ваша светлость! – прокудахтала она, снова сделавшись подобострастной. – Прошу прощения. Я вас не узнала.

– Это потому, что мы никогда не встречались. Почему бы вам, не войти и не присесть? – предложил Дикон. – Вам не следует проводить на ногах больше времени, чем необходимо. Вы должны подумать о ребенке.

Мисс Шипли проследовала за ним в кабинет.

– Ваша светлость очень добры, – сказала она, кокетливо.

– Пойду и приведу к вам Тони. Полагаю, его письмо у вас с собой?

– О да, ваша светлость, – заверила его она. – Я готова к разумному компромиссу.

– Это хорошо. Не обращайте внимания на Самсона, – сказал он, отпустив дога. – Он не будет кусаться, если только вы не попытаетесь покинуть комнату.

– Что? – воскликнула мисс Шипли, когда дверь закрылась за ним.

Лорд Чевиот нашел свою жену в банкетном зале, где она командовала слугами, украшавшими помещение. Чувствуя себя беспечным и беззаботным, он подкрался сзади и закрыл ей глаза ладонями.

– Догадайся, кто это?

Пердита взвизгнула. Записная книжка, которую она держала в руке, взмыла в воздух и разлетелась на листочки.

– Что, по-твоему, ты делаешь? – яростно спросила она. – Мало того, что я застряла здесь, устраивая свадьбу, меня еще и пугают до смерти!

– Извини. – Тони опустился на колени, собирая листки.

– Я сойду с ума, – раздраженно произнесла она, выхватив у него из рук список дел. – А тебе больше нечем заняться, кроме как бросаться на людей сзади с дурацкими воплями?

– Могу я тебе чем-нибудь помочь?

– Не знаю, – проворчала жена. – Папа занимается всеми официальными процедурами. Виола наряжается, очевидно. Слуги готовят угощение. Цветы, слава Богу, прибыли.

– А я думал, все на тебе, – поддразнил он. Пердита сердито сверкнула глазами.

– Ты выбрал музыку?

– Конечно. Пусть слуги занимаются всеми этими делами, – твердо сказал он. – Пойдем, выпьем чаю.

Пердита с изумлением сообразила, что уже пять часов.

– Да, я бы не отказалась от чашки чаю, – призналась она.

– Вот ты где, Тони! – раздался голос герцога.

– Я тебя везде искал, – сообщил он, подойдя ближе. – Я ее поймал.

– Кого? – растерянно спросил Тони.

– Ты сказал, что у тебя неприятности с гувернанткой, – напомнил ему Дикон. – Я поймал ее. Она у меня в кабинете.

– Мисс Шипли! – воскликнула Пердита. – Где она? Герцог бросил на нее озадаченный взгляд.

– Вы кто?

– Я его жена. – Чья?

– Тони, – огрызнулась Пердита. – Ради Бога, вы были на нашей свадьбе.

– Тогда вы были тоньше, – заметил он, оправдываясь. Пердита яростно повернулась к мужу.

– Тони! Что здесь делает мисс Шипли?

– Я не приглашал ее, – отозвался тот с негодованием.

– У нее твое письмо, Тони, – подсказал Дикон. Глаза Пердиты превратились в голубые ледышки.

– Какое письмо? – рявкнула она. – Отведите меня к ней, – потребовала она.

Мисс Шипли никак не ожила увидеть свою бывшую хозяйку.

– Миледи!

– Что вы здесь делаете, Шипли? – осведомилась Пердита.

– Я всего лишь хотела справедливости для моего будущего ребенка, – заныла Шипли.

– Я хотела сказать, что вы делаете на столе герцога? Мисс Шипли с опаской взглянула на Самсона.

– Эта собака рычала на меня.

– Хорошая собака, – отметила Пердита, потрепав дога по голове. – Можете слезать, Шипли. И дайте мне письмо.

– Лорд Чевиот! – воскликнула гувернантка при виде своего защитника. – Отзовите собаку! Ваша жена сошла с ума! Тони опустился в кресло, уткнувшись лицом в ладони.

– Отдайте ей письмо, Шипли, – произнес он несчастным тоном. – Все кончено.

– Дайте мне письмо, – настойчиво произнесла Перлита, – или эта собака по моей команде разорвет вас на части.

Такой команды, разумеется, не было, но мисс Шипли об этом не знала. Дрожащими руками она вытащила письмо из-за пазухи.

Пердита взяла его и прочитала. Вопреки ее опасениям, оно не было любовным.

– Ну, Тони, – холодно произнесла она. – Как ты это объяснишь?

– Я пожалел ее и поэтому написал рекомендательное письмо. Я думал, – мрачно добавил он, – что это поможет ей найти другую работу.

– Ха! – сказала мисс Шипли. – Я больше никогда не буду работать. Неужели я должна напоминать вам, ваша милость, чьего ребенка я ношу? За удовольствия надо платить, милорд!

– Это неправда, Пердита! – возмутился Тони. – Ты должна мне верить. Признаю, я написал это проклятое письмо. Но удовольствие! Никогда!

– Если это не твой ребенок, то чей? – осведомились Пердита.

– Не надо так смотреть на меня, – сказал герцог. – Меня никогда не интересовали подобные вещи. Ты сказал, что она чертовски непривлекательная, Тони, но не говорил, что она мужчина, – добавил он.

– О чем ты говоришь, Дикон? – простонал Тони. – Она не мужчина. Просто некрасивая.

– Она мужчина, – настаивал Дикон. – Я, знаешь ли, не вчера родился. Между мужчинами и женщинами имеются весьма существенные анатомические различия. Что есть у мужчины, чего нет у женщины? Догадайся с трех раз. – Лицо Тони побагровело.

– Ты не мог бы не вести подобных разговоров при моей жене? – возмущенно произнес он.

– Фу! Кто видел одного мужчину, тот видел всех. У нее ведь, кажется, четверо сыновей?

– Пятеро, – поправила его Пердита. – Что заставляет вас думать… Как вы узнали, – более осторожно начала она, – что мисс Шипли имеет то, чего нет у женщины?

Дикон изумленно вытаращил глаза. – Да вы посмотрите на ее адамово яблоко, – сказал он. – Оно размером с мой кулак.

– Пожалуй, – сказала Пердита после долгой паузы. – Мисс Шипли, вы мужчина? – требовательно спросила она.

Гувернантка молчала, свирепо глядя на них.

– Мисс Шипли? – сказала Пердита. – Отвечайте. И не вздумайте лгать. Ведь существует простой способ проверить.

– Хорошо. – Мисс Шипли, вызывающе вскинула подбородок. – Меня зовут не Шарлотта, а Чарлз.

– Но вы не можете быть мужчиной, – недоверчиво произнес Тони. – Мужчины не могут так натурально плакать.

– Попробуйте поработать гувернанткой, – огрызнулась мисс Шипли. – Вы тоже заплачете. Я думал, что это легкая работа. Но это было до того, как я встретился с вашим Генри.

– Я же говорил вам, что он мужчина, – торжествующе заявил Дикон. – А что касается ребенка… Тони тут ни при чем, правда?

– Это подушка, – процедила мисс Шипли и направилась к двери.

– Куда это вы? – осведомился Тони. Мисс Шипли презрительно фыркнула.

– Я что, арестована?

– Нет.

– Вы хотите, чтобы я осталась?

– Конечно, нет, – сказал Тони, и мисс Шипли беспрепятственно покинула Гэмбол-Хаус.

На следующее утро баронесса прибыла в Гэмбол-Хаус, вооруженная приглашением на завтрак. Она опаздывала почти на двадцать минут, обвиняя в этом то транспортные задержки, то тупость собственных слуг.

Несмотря на ее опоздание, двери Гэмбол-Хауса были гостеприимно распахнуты. Воздух благоухал экзотическими цветами и полированным деревом. Люстры на высоких потолках сверкали, мебель была роскошной. Откуда-то доносилась музыка, сливаясь с изысканным благоуханием. Для опытного нюха баронессы все это источало запах огромного богатства.

Ее попытки поторопить лакея не увенчались успехом, и у нее, было, достаточно времени, чтобы полюбоваться своим отражением в зеркалах, мимо которых они проходили. Ее голубое платье было сшито по последней моде, шляпку украшало облако из тюля. Покидая Портленд-плейс, баронесса была полностью удовлетворена собственным великолепием, но почему-то в зеркалах Гэмбол-Хауса она казалась бледной и худой версией самой себя.

Задержав лакея у дверей, она сделала глубокий вздох, чтобы успокоиться.

– Я готова, – сказала она. – Можете объявлять.

Но для объявлений было слишком поздно. Церемония уже началась.

– Церемония? – удивилась баронесса. – Я приглашена на завтрак.

Ей пришлось потихоньку проскользнуть на свободное место в задней части помещения. Джентльмен, сидевший рядом, вскочил и поклонился. Он показался баронессе знакомым, но она не смогла припомнить, где его видела. Общество, как она с удовлетворением отметила, было, избранным и изысканным. Во всяком случае, со спины все выглядели восхитительно. Военные явились в парадных мундирах, остальные джентльмены надели пояса со шпагами. На головах женщин красовались изящные шляпки.

В передней части зала стоял епископ, а перед ним две пары. Невесты были одеты в белые шелковые платья с длинными шлейфами. Костюмы джентльменов резко отличались: на одном был жемчужно-серый фрак, на другом – алый военный мундир. Баронесса поняла, что присутствует на бракосочетании.

Она взглянула на джентльмена справа. Он держался настолько почтительно, что она сочла возможным заговорить.

– Двойная свадьба, – прошептала баронесса. – Какой приятный сюрприз.

– Это все так неожиданно, – согласился Хадсон, потрясенный, что леди Девайз снизошла до того, чтобы заговорить с ним.

– Так мило со стороны леди Виолы пригласить меня, – промолвила она. – И кто женится?

Хадсон бросил на нее удивленный взгляд.

– Ваш сын, миледи.

– Что? – рявкнула она, вскакивая на ноги. – Джулиан женится на этой девке? Только через мой труп. Я против! – добавила она так громко, что ее голос разнесся по всему залу.

Мелодичные звуки оркестра оборвались.

Барон обернулся и грозно нахмурился, глядя на жену.

– Сядьте, мадам!

Баронесса изумленно уставилась на него.

– Что ты здесь делаешь, Джордж? – требовательно спросила она. – Ты должен быть на свадьбе Алекса!

– Я на свадьбе Алекса, – возмущенно отозвался барон. – Но я определенно не на свадьбе Джулиана! У меня нет даже сына с таким именем. Меня даже нет здесь, чтобы пожелать счастья этому непослушному упрямцу.

– Никто и не думает, что вы здесь, барон, – заверила его Виола.

Епископ поднял руку, призывая к тишине.

– Против какого союза вы возражаете, мадам? – спросил он баронессу.

Баронесса с презрением взглянула на испуганное лицо Люси.

– Против обоих, – заявила она. – У этой женщины нет приданого, а у этой – стыда.

– Сейчас же сядь, – приказал ей барон. – Ты ведешь себя как дура.

– Это ты старый дурак, – огрызнулась она. – Будь у тебя хоть капля ума, ты бы сам положил этому конец.

– Мадам, – вмешался епископ, – если вам известно о каких-либо препятствиях…

– Ничего ей не известно, – сказала Виола. – Не обращайте на нее внимания.

– Известно, – парировала баронесса!

– Отсутствие приданого не является препятствием в глазах Бога, – сурово произнес епископ.

– А должно быть! – гневно отозвалась она.

– Что касается ваших возражений против леди Виолы… – начал он.

Баронесса тупо уставилась на него.

– Л-леди В-виолы? – переспросила она, заикаясь. – У меня нет возражений против леди Виолы.

Пердита поспешила к своей матери. Они обменялись несколькими фразами, и баронесса побагровела.

– Я отзываю свое возражение, – сказала она, ретировавшись на место.

Герцог Фэншо нерешительно поднял руку.

– Эта странная женщина придала мне храбрости, – сказал он. – У меня тоже есть возражение!

– Нет у тебя никаких возражений, – отрезала Виола. Оробев под ее грозным взглядом, Дикон сник, признавая поражение.

– Я отзываю свое возражение.

– В таком случае, – раздраженно сказал епископ, – кого соединил Господь, человек не разлучит.

На этих магических словах двери распахнулись, и в соседней комнате, где был накрыт стол, оркестр заиграл свадебный марш.

Оглавление