Глава 14

На этот раз Макграт не стал просить старшего техника спуститься на третий этаж. Он сам с видеокассетой в руке поднялся в лабораторию, расположенную на шестом этаже. Распахнул дверь и расчистил место на ближайшем столе. Положил кассету так, словно она была сделана из чистого золота. Подоспевший старший техник удивленно посмотрел на нее.

— Мне нужно сделать фотографии, — объяснил Макграт.

Взяв кассету, техник отнес ее к стойке с видеомагнитофонами в углу. Щелкнул выключателями. Ожили три экрана, запорошенные белым «снегом».

— И ты ни одной живой душе не обмолвишься о том, что сейчас увидишь, хорошо? — сказал Макграт.

— Хорошо, — кивнул техник. — Что я должен переснять?

— Последние пять кадров. На них будет все.

Техник не стал пользоваться пультом дистанционного управления. Он нажимал кнопки прямо на видеомагнитофоне. Кассета прокрутилась назад, показав задом наперед историю похищения Холли Джонсон.

— Господи! — ахнул техник.

Он остановил ленту на том кадре, где Холли отворачивалась от стойки. Затем стал медленно прокручивать ленту вперед. Холли отскочила к двери, столкнулась лицом к лицу с высоким типом, оказалась под дулами пистолетов, села в машину. Техник перемотал кассету назад и прокрутил ее второй раз. Затем третий.

— Господи, — пробормотал он.

— Только не затри пленку, — предупредил его Макграт. — Мне нужны увеличенные снимки этих пяти кадров. Много копий.

Техник кивнул.

— Я прямо сейчас могу вывести изображение на лазерный принтер.

Он понажимал на кнопки, щелкнул тумблерами. Затем сходил в противоположный угол и загрузил компьютер. На мониторе появилась Холли, выходящая из химчистки. Техник вызвал экранное меню, щелкнул мышью.

— Дело сделано, — объявил он. — Я сохранил этот кадр на жестком диске в виде графического файла.

Вернувшись к видеомагнитофону, техник прокрутил кассету вперед на один кадр. Снова возвратился к компьютеру и сохранил кадр, на котором Холли открывала входную дверь. Повторил тот же самый процесс трижды. Распечатал все пять изображений на быстром лазерном принтере. Макграт, подойдя к компьютеру, подхватывал теплые листы бумаги еще до того, как они падали в приемный лоток.

— Неплохо, — сказал он. — Я предпочитаю бумагу видео. Она мне кажется какой-то более осязаемой.

Техник удивленно посмотрел на него.

— Это вы правильно подметили.

— Я хочу увеличить лица, — продолжал Макграт.

— Теперь, когда снимки в компьютере, это можно сделать без труда. Вот почему компьютер лучше бумаги.

Сев за клавиатуру, он открыл четвертый файл. На экране появилось изображение Холли и троих похитителей, обступивших ее плотным кольцом. Щелкнув мышью, техник заключил лица в рамку. Снова щелкнул мышью. На экране появилось увеличенное изображение четырех лиц. Высокий тип смотрел прямо в объектив. Двое других стояли боком и смотрели на Холли.

Отправив изображение на печать, техник открыл пятый файл и вывел на экран увеличенное изображение лица водителя, сидящего в машине. Распечатал и его. Макграт выхватил из принтера новые листы.

— Хорошо. По крайней мере, ничего лучше пока что нет. Жаль, что твой чертов компьютер не может заставить всех троих повернуться лицом к объективу.

— Может, — возразил техник.

— Может? — удивился Макграт. — Это еще как?

— Ну, это не совсем так, — объяснил техник, показывая пальцем на увеличенное изображение лица Холли. — Предположим, мы хотели снять Холли в фас. В этом случае мы бы попросили ее встать перед видеокамерой и посмотреть в объектив. Но, предположим, она по какой-то причине не может двигаться. Что нам делать в этом случае? Мы можем переместить видеокамеру, правильно? Предположим, вы забрались на стойку, открутили видеокамеру от потолка, опустили ее вниз, пронесли вперед и установили прямо перед Холли. В этом случае мы бы увидели ее лицо в фас, верно?

— Ну да, — согласился Макграт.

— А теперь мы произведем расчеты, — продолжал техник. — Прикинем, что если бы установили камеру перед Холли, на какое расстояние нам пришлось бы ее переместить? Скажем, шесть футов вниз, десять футов влево, развернуть на сорок градусов — и Холли будет смотреть прямо в объектив. Достаточно будет ввести эти данные в компьютер, и программа произведет необходимые пересчеты и нарисует новую картинку, как будто на самом деле мы переместили видеокамеру.

— И ты можешь это сделать? — недоверчиво спросил Макграт. — У тебя получится?

— Конечно, с определенной степенью погрешности, — объяснил техник. Он ткнул пальцем в лицо одного из нападавших. — Вот этот тип, к примеру, стоит к камере в профиль. Компьютер нарисует его в фас, без проблем, но относительно второй половины лица ему придется гадать, так? Он запрограммирован предполагать, что обе половины похожи друг на друга. В программу встроена некоторая асимметрия, однако если у этого типа отсутствует одно ухо или на противоположной стороне шрам, мы этого не определим.

— Хорошо, — сказал Макграт. — Что тебе нужно?

Техник выбрал общий снимок троих нападавших.

— Расстояния. Измерьте их как можно точнее. Мне нужно знать положение камеры относительно двери и уровня тротуара. А также фокусное расстояние объектива. Для масштабирования принесите фотографию Холли из личного дела. Нам же известно, как именно она выглядит, так? Ее лицо можно будет использовать для настройки параметров. Если Холли получится у меня правильно, значит, и похитители тоже получатся правильно, если исходить из предположения, что у них по два уха и так далее, о чем я уже говорил. И еще принесите мне одну плитку из тех, которыми вымощен пол в химчистке, и одежду, которая была на приемщице.

— Это еще зачем? — удивился Макграт.

— Тогда я смогу распознать оттенки серого на видеоизображении и выдать вам снимки в цвете.

* * *

Командир назначил шесть женщин из провинившихся, которым в это утро предстояло отрабатывать наказание. Он отобрал тех, чьи проступки были самые серьезные, потому что предстоящая работа должна была стать тяжелой и неприятной. Выстроив всех шестерых, командир, здоровенный широкоплечий верзила, стал расхаживать перед ними, выжидая, которая первой отведет взгляд. Удовлетворившись, что ни одна из женщин не осмелилась сделать это, он объяснил, в чем будет состоять их задача. Вся комната была залита кровью, разбрызганной мощной центробежной силой циркулярной пилы. Повсюду разлетелись осколки костей. Командир приказал женщинам греть воду на кухне и носить ее в ведрах. Щетки, половые тряпки и моющие средства они должны будут взять на складе. Командир предупредил, что через два часа помещение должно выглядеть девственно чистым. Малейшая задержка приведет к новым наказаниям.

* * *

На то, чтобы измерить все расстояния и углы, ушло два часа. В химчистку отправились Милошевич и Броган. Закрыв заведение, они облазили его словно бригада криминалистов, производящих осмотр места преступления. Составили подробный план с точностью до четверти дюйма. Сняли установленную под потолком видеокамеру наблюдения и забрали ее с собой. Вскрыли пол и вытащили несколько плиток. Забрали одежду приемщицы, а заодно захватили два плаката, висевших на стене, решив, что это поможет восстановить цвета. После того, как Милошевич и Броган вернулись на второй этаж здания ФБР, старший техник потратил еще два часа на то, чтобы ввести всю информацию в компьютер. Затем он запустил тест, чтобы настроить программу по фотографии Холли Джонсон.

Макграт внимательно посмотрел на увеличенное изображение лица молодой женщины, выведенное на принтер. Передал его своим агентам. Последним изображение получил Милошевич; он изучал его дольше всего. Закрывая отдельные участки ладонью, прищуриваясь.

— По-моему, Холли получилась слишком худой, — наконец сказал он. — И нижний правый угол искажен. Сжат по вертикали.

— Согласен, — подтвердил Макграт. — Поэтому подбородок у Холли какой-то странный.

Вернувшись в главное меню программы, техник подправил пару параметров. Снова запустил тест. Зажужжал лазерный принтер. Из него выполз лист бумаги.

— Вот так лучше, — заметил Макграт. — И нос стал прямым.

— Колер подходит? — спросил техник.

— Персиковый цвет должен быть темнее, — сказал Милошевич. — Я имею в виду костюм. Я его хорошо помню. Дорогой, итальянский.

— Покажите, — сказал техник, выводя на экран многоцветную палитру.

Милошевич ткнул в один из квадратиков.

— По-моему, вот такой.

Техник снова запустил программу. Загудел жесткий диск, зажужжал принтер.

— Так больше похоже, — удовлетворенно произнес Милошевич. — Цвет костюма полностью совпадает. И волосы стали лучше.

— Ну хорошо, — заявил техник, сохраняя параметры на жестком диске. — Теперь принимаемся за работу.

ФБР никогда не использует самые последние модели техники. Считается лучше работать с тем, что уже проверено в работе. Поэтому компьютер старшего техника работал не так быстро, как компьютеры богатых мальчиков, живущих в престижных домах на Северном берегу. Но ненамного медленнее. Через сорок минут Макграт получил пять распечатанных на принтере изображений. Четыре крупных плана лиц похитителей и снимок их машины. Все изображения в цвете, несмотря на сильное увеличение — без заметного зерна. Макграт пришел к выводу, что лучших снимков ему еще не приходилось видеть.

— Спасибо, — поблагодарил он старшего техника. — Отлично сработано. Лучшее, что было сделано в этих стенах за все последнее время. Но никому ни слова. Рот на замке, договорились?

Он похлопал техника по плечу, и тот проникся уверенностью, что он самый важный человек во всем отделении.

* * *

Шестеро женщин трудились усердно и уложились точно в срок. Сложнее всего им пришлось с тонкими щелями между досками. Щели оказались слишком большими для того, чтобы в них затекла кровь, но слишком узкими, чтобы туда проникал ворс щеток. Женщинам пришлось вымывать бурые подтеки, обильно поливая их водой. Доски потемнели. Женщины молили бога о том, чтобы от влаги они не начали коробиться. Двоих вырвало. Это увеличило объем работ. И все же женщинам удалось успеть закончить отмывать комнату к приходу командира. Выстроившись вдоль стены, они ждали, пока он проверял их работу. Командир заглянул повсюду. Половицы скрипели под его грузной тушей. Но в конце концов он остался доволен работой и дал женщинам еще два часа на то, чтобы они отмыли от пятен крови коридор и лестницу, через которые тащили труп.

* * *

С машиной все оказалось просто. В ней сразу же опознали «Лексус». Четырехдверный седан. Последняя модель. На это однозначно указали форма бампера и решетка радиатора. Цвет или черный, или темно-серый. Определить точнее было невозможно. Компьютерная программа могла многое, и все же ей было не по силам однозначно определить цвет темного автомобиля, стоявшего на ярком солнце.

— Угнана? — спросил Милошевич.

Макграт кивнул.

— Практически стопроцентно. Займись проверкой, хорошо?

Колебания курса иены все равно не могли повлиять на тот факт, что стоимость нового «Лексуса» была приблизительно равна годовому заработку Милошевича, поэтому он сразу понял, где следует искать, а куда можно и не соваться. Милошевич решил, что южнее Петли забираться не следует. Поэтому он связался с полицией Чикаго, а затем со всеми участками на Северном берегу до самого озера Форест.

Попадания в цель Милошевич добился перед самым полуднем. Правда, он получил не совсем то, что искал. Не угнанный «Лексус», а пропавший. Милошевичу перезвонили из полицейского участка в Уилметте и сообщили, что один зубной врач выехал оттуда на работу на новеньком «Лексусе» в семь часов утра и поставил машину на стоянку перед клиникой. Мануальный терапевт, работающий в соседнем кабинете, видел, как дантист сворачивал на стоянку. Но в клинике он так и не появился. Медсестра позвонила домой, и жена связалась с полицией Уилметта. Приняв ее заявление, полицейские не предприняли никаких действий. Им уже не раз приходилось иметь дело с исчезнувшими мужьями. Они сообщили Милошевичу, что фамилия зубного врача Рубин, машина у него цвета «черный металлик», а номерной знак тщеславный дантист заказал себе индивидуальный: ОРТО 1.

Не успел Милошевич положить трубку, как телефон зазвонил снова. Это было сообщение от управления пожарной охраны Чикаго. Пожарный расчет выехал на тушение горящего автомобиля. Столб маслянистого черного дыма поднимался над пустырем неподалеку от аэропорта «Мейгс». Прибыв на место, расчет обнаружил пылающий черный «Лексус». Рассудив, что машину все равно уже не спасти, пожарные решили не тратить пену и просто дали «Лексусу» догореть до конца. Уточнив, где именно это произошло, Милошевич побежал к Макграту за приказаниями.

— Поезжай туда, проверь все, — ответил тот.

Милошевич кивнул. Ему всегда нравилось бывать в разъездах. Это давало возможность прокатиться на новеньком «Форде Эксплорере», который Милошевич предпочитал убогим машинам Бюро. И начальство ничего не имело против, потому что он никогда не клянчил на бензин для личной машины. Поэтому Милошевич проехал на своем новом, большом, сверкающем внедорожнике пять миль на юг и без труда обнаружил дымящийся остов «Лексуса». Машина стояла на неровной бетонной площадке за заброшенным промышленным зданием. Покрышки сгорели дотла, и машина стояла на ободьях. Номерной знак еще можно было разобрать: ОРТО 1. Смахнув пепел, еще теплый, Милошевич вытащил из замка зажигания обугленный ключ и открыл багажник. Тотчас же отшатнулся назад. Его вырвало. Он стоял, обливаясь по?том, и сплевывал на бетон кислую желчь. Наконец, придя в себя, Милошевич достал сотовый телефон и позвонил в кабинет Макграта.

— Я разыскал дантиста.

— Где?

— В багажнике собственной машины, — пробормотал Милошевич. — Поджаренного на медленном огне. Похоже, когда машина загорелась, он был еще жив.

— Господи, — ахнул Макграт. — Ты думаешь, это как-то связано?

— Никаких сомнений.

— Ты уверен?

— Никаких сомнений, — повторил Милошевич. — Я нашел кое-что еще. Сильно обгоревшее, но сомнений нет. Пистолет 38-го калибра и металлические петли, как в дамской сумочке. Монеты, тюбик губной помады, металлические детали сотового телефона и пейджера. И девять проволочных плечиков на полу. Какие выдают в химчистке.

— Господи, — повторил Макграт. — Какие выводы?

— Преступники угнали «Лексус» в Уилметте, — сказал Милошевич. — Вероятно, дантист застиг их за этим занятием. Его избили и запихнули в багажник. А потом сожгли вместе с остальными уликами.

— Проклятие! — выругался Макграт. — Но где Холли? У тебя никаких мыслей?

— Ее отвезли в аэропорт «Мейгс». До него около полумили. Посадили в частный самолет, а машину бросили здесь. Именно так все и произошло. Холли переправили по воздуху. Четыре типа, способные сжечь человека заживо, — они переправили ее неизвестно куда. Возможно, она уже в миллионе миль отсюда.

Оглавление