Глава 22

Атмосфера в чикагском отделении вечером в среду была близка к похоронной, и в чем-то это действительно были похороны, потому что последняя реальная надежда вернуть Холли умерла. Макграт понимал, что лучшие шансы были в самом начале. Теперь их уже не оставалось. Если Холли до сих пор жива, ее держат в плену где-то на необъятном североамериканском континенте, и нет никаких шансов найти ее до тех пор, пока похитители не соизволят позвонить со своими требованиями. И, до сих пор, когда с момента похищения прошло уже почти шестьдесят часов, они так и не позвонили.

Макграт сидел во главе длинного стола в зале совещаний на третьем этаже. Курил. В помещении стояла полная тишина. Милошевич сидел сбоку, спиной к окнам. Вечернее солнце дюйм за дюймом проползло к горизонту и скрылось, оставив после себя темноту. Вместе с ним опустилась температура в зале. Полуденная жара сменилась приятной вечерней прохладой. Однако находящихся в помещении людей бил холодный озноб. Они едва взглянули на присоединившегося к ним Брогана. Тот держал в руке компьютерные распечатки. Нельзя сказать, что Броган улыбался, однако он был близок к этому.

— У тебя есть что-нибудь? — спросил Макграт.

Многозначительно кивнув, Броган сел. Разложил распечатки на четыре стопки и по очереди поднял их.

— Это из Квантико. У них есть кое-что. А это из криминального архива в Вашингтоне. У них есть три кое-чего. И еще мне в голову пришла одна мысль.

Разгладив листы бумаги, он поднял взгляд.

— Послушайте, — начал он. — Пегматиты, сцепленные кристаллы, кремниевые сланцы, гнейс, аспидные сланцы, глинистые сланцы, слоистые метаморфизмы, кварциты, кристаллы кварца, красный песчаник, триасовый красный песок, вулканический пепел, розовый полевой шпат, зеленый хлорит, бурый железняк, зернистый песчаник и мелкозем. Вы знаете, что это такое?

Макграт и Милошевич пожали плечами и покачали головой.

— Это геология, — объяснил Броган. — Ребята из Квантико исследовали пикап. Геологи из отдела анализа вещественных улик. Они изучили грязь под колесными арками. Определили, из чего она состоит, и прикинули, где побывал пикап. Крошечные частицы песка и осадочных пород застревают в трещинках металла. Получается что-то вроде геологических отпечатков пальцев.

— Ну хорошо, и где побывал пикап?

— Начал свою жизнь он в Калифорнии, — сказал Броган. — Его купил десять лет назад в Мохаве некий фермер Датч Боркен, разводивший цитрусовые. Это определили на заводе-изготовителе. Геология тут ни при чем. Затем, как определили ученые, пикап провел пару лет в Монтане. После чего приехал сюда, к нам, северным путем, через Северную Дакоту, Миннесоту и Висконсин.

— Геологи в этом уверены? — спросил Макграт.

— Так, как будто у них перед глазами был путевой лист. Но только написанный грязью на брюхе машины, а не пером на бумаге.

— И кто такой этот Датч Боркен? — спросил Макграт. — Он имеет какое-нибудь отношение к делу?

Броган покачал головой.

— Нет. Датч Боркен умер.

— Когда?

— Пару лет назад. Он влез в долги, его хозяйство пошло прахом, банк отказался продлить кредит, и Датч Боркен засунул в рот дуло ружья и разметал свои мозги по всей Калифорнии.

— Ну и? — спросил Макграт.

— Пикап украл его сын, — продолжал Броган. — Формально машина перешла в собственность банка, так? Однако Боркен-младший уехал на ней, и больше его никто не видел. Банк объявил ее в розыск, местная полиция искала пикап, но так и не нашла. Он нигде не зарегистрирован. В управлении транспортных средств о нем ничего не известно. В конце концов полиция прекратила поиски, потому что кому какое дело до старой развалюхи? Но я полагаю, мальчишка Боркен перегнал пикап в Монтану. Определенно, машина провела в Монтане пару лет, ученые в этом уверены.

— У нас есть что-нибудь на Боркена-младшего? — спросил Макграт.

Броган кивнул. Постучал по второй стопке бумаг.

— И много. Он наследил в нашей базе данных, словно колония муравьев. Его зовут Бо Боркен. Возраст тридцать пять лет, рост шесть футов, вес четыреста фунтов. Крупный парень, так? Придерживается крайне правых взглядов, страдает расстройством психики. В настоящее время возглавляет какое-то незарегистрированное военизированное формирование. Оголтелый фанатик. Имеет связи со всеми незарегистрированными военизированными формированиями в своих краях. Является основным подозреваемым в деле об ограблении на севере Калифорнии. Нападению подвергся инкассаторский автомобиль, перевозивший двадцать миллионов в акциях на предъявителя. Полиция предположила, к этому приложило руку какое-то военизированное формирование, потому что нападавшие были одеты в военную форму. Команда Боркена подходила по всем статьям. Однако довести дело до конца так и не удалось. Почему — из архива неясно. И еще один хороший момент для нас. Бо Боркен был одним из тех, кто обеспечил алиби Питеру Уэйну Беллу, позволив ему избежать ответственности за изнасилование. Так что он задокументированно связан с человеком, который имеет отношение к похищению.

Милошевич поднял взгляд.

— И этот Боркен обосновался в Монтане?

Броган кивнул.

— Мы смогли более или менее установить конкретный район. Геологи из Квантико сходятся на нескольких горных долинах в северо-западном углу штата.

— Они не могли бы сказать поточнее? — спросил Милошевич.

— Я уже связывался с ними. Они сказали, что осадочные породы, обнаруженные под колесными арками, встречаются крайне редко. Что-то вроде очень старых скальных пород, которые миллион лет назад раздробил ледник, и теперь они лежат гораздо ближе к поверхности, чем обычно, смешанные с другими породами, тоже старыми, но гораздо моложе. Вы понимаете, что я хочу сказать? Одним словом, смесь очень характерная. Я спросил, почему они так уверены. Геологи ответили, что просто узнали то, что у них перед глазами, точно так же как я с расстояния пятьдесят футов узнал бы свою мать. По их словам, такое сочетание можно встретить в двух-трех долинах, простирающихся с севера на юг, оставленных на северо-западе Монтаны ледником, который надвигался со стороны Канады. И еще геологи обнаружили песчаник, совершенно чуждый для этих мест, однако лесники засыпают им лесные дороги.

— Ну хорошо, — сказал Макграт. — Положим, наши друзья провели пару лет в Монтане. Но кто может поручиться, что они вернулись именно туда?

Броган поднял третью стопку бумаг. Развернул карту. И улыбнулся впервые с понедельника.

— А вот с этим как раз никаких проблем не будет. Взгляните на карту. Прямая дорога от Чикаго до дальнего угла Монтаны проходит через Северную Дакоту, так? Сегодня утром один местный фермер прогуливался где-то здесь. И угадайте, что он нашел в придорожной канаве?

— Что? — спросил Макграт.

— Мертвеца. Кругом поля, пастбища, никого нет. Поэтому, естественно, фермер вызвал полицию, полиция сняла у трупа отпечатки пальцев, и компьютер выдал имя.

— Какое? — нетерпеливо спросил Макграт.

— Питер Уэйн Белл, — торжествующе заявил Броган. — Тот самый тип, который увез нашу Холли.

— Он мертв? Что с ним случилось?

— Пока что это неизвестно. Быть может, он на чем-то прокололся? У этого Белла мозги были в трусах. Это мы уже успели понять, да? Быть может, он засмотрелся на Холли, а та его отшила. Но приложите к карте линейку и взгляните сами. Похитители возвращаются обратно в Монтану. Это точно. Иначе быть не может.

— На чем? — спросил Макграт. — Только не на белом грузовике.

— Нет, как раз на белом грузовике, — решительно заявил Броган.

— Но тот «Эконолайн» был единственным угнанным грузовиком.

Покачав головой, Броган похлопал по четвертой стопке бумаг.

— Мне пришла в голову одна мысль. Я проверил, не брал ли Рубин машину напрокат.

— Кто? — переспросил Макграт.

— Рубин, убитый зубной врач. Я проверил, не брал ли он машину напрокат.

Макграт недоуменно посмотрел на него.

— Зачем мертвому зубному врачу могла понадобиться машина, черт побери?

— Ему она не понадобилась. Но я подумал, что наши ребята могли взять машину напрокат по его кредитной карточке. Это было бы очень разумно. Зачем рисковать, угоняя машину, когда ее можно просто взять напрокат, имея украденный бумажник с кредитными карточками и водительскими правами? Поэтому я навел справки. И действительно, компания «Наши колеса», отделение на Южной стороне, в девять утра в понедельник сдала в аренду «Форд эконолайн» некоему доктору Рубину. Я спросил, соответствовала ли фотография на правах человеку, оформлявшему прокат. Мне ответили, что никто и никогда не сверяет фотографии. Главное — чтобы автомат взял кредитную карточку. Я спросил, какого цвета был «Эконолайн». Мне ответили, что все машины белые. Я спросил, была ли на борту надпись. Мне ответили, что естественно была. «Наши колеса», зелеными буквами, на уровне глаз.

Макграт кивнул.

— Я иду звонить Гарланду Уэбстеру. По-моему, настала пора отправляться в Монтану.

* * *

— Сначала отправляйся в Северную Дакоту, — сказал Уэбстер.

— Зачем? — спросил Макграт.

На том конце линии наступила небольшая пауза.

— Надо делать за раз по одному шагу, — сказал Уэбстер. — Первым делом нужно разобраться с этим Питером Уэйном Беллом. Так что сначала загляни в Северную Дакоту, хорошо?

— Вы в этом уверены?

— Необходима терпеливая, кропотливая работа, — сказал Уэбстер. — Только так мы сможем добиться успеха. Работай над уликами. Пока что это давало результат, так? Этот твой Броган проделал хорошую работу. Он начинает мне нравиться.

— Что же, идти пешком до самой Монтаны, заглядывая в каждую придорожную канаву?

— Нет смысла торопиться до тех пор, пока мы не выясним хоть что-то, — ответил Уэбстер. — А именно, кто, где и почему. Вот что мы должны установить в первую очередь, Мак.

— Нам уже известно, кто и где, — возразил Макграт. — Бо Боркен. В Монтане. Это же достаточно очевидно, разве не так?

На противоположном конце снова наступила пауза.

— Возможно, — наконец согласился Уэбстер. — Но что насчет «почему»?

Зажав трубку плечом, Макграт закурил новую сигарету.

— Никаких мыслей, — вынужден был признать он.

— Мы изучили снимки, — сказал Уэбстер. — Я отправил их в отдел изучения психологии преступников. С ними ознакомились наши мозговеды.

— И?

— Не знаю. Ребята там собрались толковые, но много ли можно определить, таращась на фотографию?

— Что, никаких заключений? — настаивал Макграт.

— Ну, кое-что есть. Наши специалисты пришли к выводу, что трое из четверых похитителей связаны друг с другом, а большой парень совершенно обособленный от них. Те трое даже внешне чем-то похожи. Ты обратил внимание? Одно и то же прошлое, один и тот же образ жизни, быть может, даже гены общие. Не исключено, они родственники. Этот тип Белл ведь родом из Мохаве, штат Калифорния, так? Как и Бо Боркен. Так что наши ребята считают, что все трое из одних мест. С Западного побережья. Но большой парень совсем непохож на них. Другая одежда, другое поведение, другое физическое развитие. Антропологи из Квантико считают, что он может быть иностранцем, возможно, наполовину или во втором поколении. Светлые волосы и голубые глаза, и у него в лице есть что-то. Возможно, он европеец. И он большой. Не накачался в тренажерных залах, а большой от природы.

— И? — спросил Макграт. — К каким заключениям пришли ваши мозговеды?

— Возможно, это европеец. Большой, сильный парень, возможно, выходец из Европы. Наши специалисты опасаются, что он может оказаться террористом. Или наемником. Сейчас они связались с коллегами за океаном.

— Террорист? Наемник? Что это может означать?

— В том-то все и дело, — сказал Уэбстер. — Именно поэтому нам необходимо как можно скорее пригвоздить ответ на вопрос «почему». Если этот тип действительно террорист, какова его цель? Кто кого нанял? Кто отдает приказы? Ребята Боркена наняли этого террориста или наоборот? То есть, главный он? Он нанял ребят Боркена для грязной работы на территории Штатов?

— Проклятие, что происходит? — спросил Макграт.

— Я вылетаю в «О’Хейр», — объявил Уэбстер. — Буду следить за всем отсюда. Дело слишком серьезное, и у меня нет выбора, так, Мак? Старик ждет от меня именно этого.

— Который из стариков? — угрюмо спросил Макграт.

— Оба.

* * *

Вечером, через шесть часов после столкновения с иммигрантами из Мексики Броган поехал в аэропорт «О’Хейр». Макграт сидел спереди рядом с ним, Милошевич устроился сзади. Все молчали. Броган оставил «Форд» Бюро на площадке военной базы, за колючей проволокой. Все трое остались сидеть в машине, дожидаясь «Лира» ФБР, вылетевшего с авиабазы Эндрюс. Маленький реактивный самолет приземлился приблизительно через двадцать минут. Быстро подкатился прямо к машине. Остановился, залитый светом прожекторов, и напоследок взвизгнул двигателями. Открылась дверь, опустился трап. В дверях появился Гарланд Уэбстер. Директор ФБР оглянулся по сторонам. Увидел своих сотрудников и махнул рукой, подзывая их. Резкий, нетерпеливый жест. Повторенный дважды.

Трое агентов поднялись на борт небольшого самолета. Трап убрался внутрь, дверь закрылась за ними. Уэбстер провел агентов в салон. Маленький столик, за ним четыре кресла, два напротив двух. Все расселись, Макграт и Броган напротив Уэбстера и Милошевича. Пристегнули ремни. «Лир» снова покатился по рулежной дорожке. Остановился в начале взлетно-посадочной полосы и стал ждать. Затем, задрожав, покатился вперед по длинной бетонной полосе, набирая скорость, и резко подскочил в воздух. Самолет развернулся на северо-запад, и рев двигателей спал до нормального уровня.

— Итак, предлагаю следующую гипотезу, — сказал Уэбстер. — Дочь председателя объединенного комитета начальников штабов похищена какой-то террористической группировкой, имеющей связи с иностранными государствами. Террористы собираются предъявить ее отцу какие-то требования, связанные с его высоким постом в армии.

Макграт покачал головой.

— Ерунда. Они ничего не смогут добиться. Генерала просто сместят с должности. Старых армейских пердунов, желающих просиживать свои толстые задницы в Пентагоне, пруд пруди.

Броган осторожно кивнул.

— Полностью с вами согласен, шеф. Это предположение даже не обсуждается.

Уэбстер кивнул в свою очередь.

— Вот именно. Итого, что у нас остается?

Все молчали. Никто не хотел произносить эти слова.

* * *

«Лир» долго гнался за отсветами заходящего солнца и наконец совершил посадку в Фарго, штат Северная Дакота. Там прибывших встретил сотрудник отделения Бюро в Миннеаполисе с машиной. Броган и Милошевич не произвели на него никакого впечатления, и он был слишком горд и не подал вид, что на него произвел впечатление начальник чикагского отделения. Однако Гарланда Уэбстера агент встретил настороженно, полный решимости доказать, что он знает свое дело.

— Мы нашли место, сэр, где преступники прятались, — сказал он. — Они провели там ночь и двинулись дальше. Тут не может быть никаких сомнений. Это приблизительно в миле от того места, где был обнаружен труп.

Он повез высоких гостей на северо-запад. Два часа машина словно насекомое ползла в сгущающихся сумерках через бесконечные огромные поля овса, пшеницы, фасоли и ячменя. Все хранили напряженное молчание. Наконец агент из Миннеаполиса свернул направо, и свет фар озарил бескрайние пастбища, раскинувшиеся под потемневшим небом. Солнце скрылось на западе. Тщательно повторив все повороты дороги, агент из Миннеаполиса в конце концов подъехал к ограде ранчо. Ограда уходила в темноту, но фары выхватили желтую полицейскую ленту, натянутую между деревьями, и в двадцати ярдах патрульную машину и микроавтобус коронера.

— Труп был обнаружен здесь, — объяснил агент.

Он достал фонарик, однако смотреть особенно было не на что. Обычный ров между полотном дороги и оградой, заросший травой, затоптанной на протяжении десяти ярдов. Сам труп уже увезли, однако судмедэксперт остался, чтобы сообщить подробности.

— Очень странный случай, — сказал врач. — Этого человека задушили. Никаких сомнений. Уткнули лицом во что-то мягкое. Мелкая сыпь по всему лицу и в глазах. Крошечные точечные кровоизлияния, какие сопровождают удушье.

Макграт пожал плечами.

— И что в этом такого странного? Если бы у меня была возможность, я сам бы придушил этого ублюдка.

— Все дело в том, что было до и после, — объяснил врач. — До — жестокое избиение. На мой взгляд, бедолагу со всей силы швырнули спиной в стену или о борт грузовика. У него трещина в затылочной кости и сломаны три ребра. Затем его били ногами. Внутренние органы в жутком состоянии. Превратились в кашу. Поработал человек огромной физической силы, озверевший от ярости. Мне бы не хотелось рассердить такого, это уж точно, черт побери.

— А что было после? — спросил Макграт.

— Тело перетащили. Весь гипостаз нарушен. Получается, кто-то избил бедолагу, задушил его, оставил лежать, а через час передумал и перетащил труп сюда.

Уэбстер, Макграт и Броган дружно кивнули. Милошевич стоял, уставившись в ров. Затем все вернулись на дорогу и постояли, глядя на бескрайние луга, после чего направились к машине.

— Спасибо, — рассеянно поблагодарил врача Уэбстер. — Вы хорошо поработали.

Врач кивнул. Двери машины захлопнулись. Агент из Миннеаполиса завел двигатель и поехал дальше на запад, в ту сторону, где скрылось солнце.

— Музыку заказывает большой парень, — сказал Уэбстер. — Это очевидно, так? Он нанял троих типов из Монтаны, чтобы те выполнили для него грязную работу. Судя по всему, Питер Уэйн Белл нарушил правила. Начал приставать к Холли. Беспомощная, беззащитная женщина, молодая и красивая, — для этого животного она оказалась слишком большим соблазном, так?

— Так, — согласился Броган. — Однако большой парень — профессионал. Наемник, террорист или кто там еще. Подобные шутки с похищенной не входили в его планы. Поэтому он рассердился и прикончил Белла. И тем самым укрепил дисциплину среди своих людей.

Уэбстер кивнул.

— Иного объяснения быть не может. Такое мог совершить только он. Во-первых, потому, что он босс и, следовательно, обладает необходимой властью. И, во-вторых, только он обладает достаточной физической силой, чтобы нанести такие серьезные увечья.

— Значит, большой парень оберегает Холли? — спросил Макграт.

— Точнее, он защищает свои инвестиции, — угрюмо поправил его Уэбстер.

— И все же, будем надеяться, с ней пока что все в порядке.

На это никто не ответил. Проехав где-то с милю, машина резко свернула направо и затряслась на ухабистой дороге. Фары осветили небольшое скопление деревянных строений.

— Похитители остановились вот здесь, — объяснил агент из Миннеаполиса. — Это бывшая конеферма.

— Здесь кто-нибудь живет? — спросил Макграт.

— Жил до вчерашнего дня. Сейчас здесь ни одной живой души.

Машина остановилась перед конюшней. Из нее вылезли пятеро мужчин. Ворота конюшни были распахнуты. Местный агент остался стоять у машины, а Уэбстер, Макграт, Броган и Милошевич зашли внутрь. Включили фонарики. Внутри было темно и сыро. Вымощенный каменными плитами пол, позеленевший ото мха. По обе стороны от центрального прохода стойла. Четверо мужчин прошли по центральному проходу до самого конца. Стойло справа было изрешечено зарядом дроби из ружья. От задней стены почти ничего не осталось. Многие доски вывалились. Повсюду валялись щепки, потемневшие от гнили.

В последнем стойле слева лежал матрас. Через чугунное кольцо на стене была пропущена цепь. Кольцо было прикреплено к стене лет сто назад для того, чтобы держать коня на привязи. Однако вчера ночью оно держало женщину, прикованную за руку. Нагнувшись, Уэбстер поднял с пола сверкающие хромированные наручники, закрепленные на цепи. Броган подобрал с матраса длинные черные волосинки. Затем они вместе с Милошевичем осмотрели остальные стойла. Макграт молча следил за ними. Затем вышел из конюшни. Повернулся лицом на запад, туда, где скрылось за горизонтом солнце. Он стоял, вглядываясь в непроницаемый мрак, словно стараясь проникнуть за пятьсот миль и увидеть Холли.

Оглавление