Глава 24

Дозаправившись в Фарго, «Лир» Бюро полетел дальше на юго-запад в Калифорнию. Макграт снова выступал за то, чтобы лететь сразу в Монтану, но Уэбстер настоял на своем. Директор ФБР привык действовать последовательно, продвигаясь вперед маленькими шагами. Поэтому было решено сначала проверить прошлое Бо Боркена в Калифорнии, после чего «Лиру» предстояло отправиться на авиабазу Петерсон в Колорадо, где его должен был встретить генерал Джонсон. Макграт был, наверное, единственным сотрудником Бюро, кто мог позволить себе орать на Уэбстера, и сейчас он постарался вовсю; однако спорить — еще не значит одерживать верх, поэтому в конце концов самолет все-таки взял курс на Мохаве. Макграт, Уэбстер, Броган и Милошевич, усталые и измученные, угрюмо сидели в шумном, душном салоне.

— Я хочу выяснить всю подноготную, — заявил Уэбстер. — Мне поручено взять дело под свой личный контроль, и я не могу обойтись одними предположениями и догадками, ведь так?

Сверкнув глазами, Макграт подумал: «Только не вздумай вести свои глупые столичные игры с жизнью Холли, Уэбстер!» Однако вслух он ничего не сказал. Молча просидел в кресле, в напряжении, пока самолет не начал снижаться над аэродромом, расположенном на краю пустыни.

«Лир» приземлился в два часа ночи по западному поясному времени. Сотрудник отделения Бюро в Мохаве встретил прибывших на своей машине, выехавшей на пустынную взлетно-посадочную полосу, и повез их на юг через спящий город.

— Семья Боркенов родом из Кендэлла, — объяснил доро?гой агент. — Это небольшой поселок в пятидесяти милях отсюда. Там живут фермеры, которые в основном занимаются цитрусовыми. Полицейский участок с единственным сотрудником. Шериф будет ждать нас на месте.

— Ему что-нибудь известно? — спросил Макграт.

Агент пожал плечами.

— Возможно. Поселок-то маленький, правильно?

На то, чтобы преодолеть пятьдесят миль по ночной дороге через пустыню на скорости восемьдесят пять миль в час, потребовалось всего тридцать шесть минут. Кендэлл представлял из себя небольшое скопление зданий, затерявшихся в море цитрусовых рощ. Заправочная станция, магазинчик, торгующий всем, питомник рассады и небольшое каменное строение, ощетинившееся установленными на крыше антеннами. У крыльца чистенькая черно-белая полицейская машина с эмблемой «Шериф округа Кендэлл». В окне горел одинокий огонек.

Выйдя из машины на сухой ночной воздух, пятеро сотрудников Бюро потянулись, зевая, и направились гуськом к каменному зданию. Шериф округа Кендэлл оказался мужчиной лет шестидесяти, широкоплечим, седовласым. Он производил впечатление человека надежного. Шериф начал было подниматься из-за стола, но Уэбстер махнул рукой, останавливая его. Макграт положил на стол четыре глянцевых снимка.

— Вам знакомы эти люди?

Пододвинув фотографии ближе, шериф поочередно взглянул на них. Переложил в другом порядке. Отодвинул на край стола, словно имея дело с колодой огромных игральных карт. Кивнув, протянул руку и выдвинул ящик. Вытащил оттуда три папки. Разложил папки под тремя фотографиями. Ткнул коротким толстым пальцем в первое лицо.

— Питер Уэйн Белл. Вообще-то, он из Мохаве, но частенько ошивался здесь. Не слишком приятный тип, как, наверное, вы уже и сами знаете.

Шериф кивнул на монитор компьютера. На экране светилась зеленая страница национальной криминалистической системы. Это было сообщение полиции Северной Дакоты о личности трупа, обнаруженного в канаве, и обстоятельствах его смерти.

Передвинув руку, шериф ткнул пальцем в следующую фотографию. Это был тот из нападавших, кто заталкивал Холли Джонсон на заднее сиденье «Лексуса».

— Стивен Стюарт, — сказал он. — Малыш Стиви или просто Стиви. Сын фермера, простоватый детина. Дерганый, нервный.

— Что у вас есть на него? — спросил Уэбстер.

Шериф пожал плечами.

— Ничего серьезного. Этот парень просто слишком туп, и от этого все его проблемы. Шайка подростков набедокурит, и угадайте, кто не успеет скрыться, когда я подъеду? Малыш Стиви, вот кто. Раз двадцать я сажал его на замок в участке, но он ни разу, если так можно сказать, не вляпался в серьезное дерьмо.

Кивнув, Макграт указал на фотографию того из нападавших, кто сел на переднее сиденье «Лексуса».

— А это что за тип?

Шериф ткнул пальцем в лицо на снимке.

— Тони Лодер. А это уже плохой парень. Поумнее Стиви, но глупее нас с вами. Сейчас я покажу вам его дело. Может быть, вас в Бюро страдать бессонницей он и не заставит, но и крепче спать вы тоже не станете.

— Ну а вот этот большой парень? — спросил Уэбстер.

Убрав палец, шериф покачал головой.

— Вижу его впервые в жизни. Это абсолютно точно. Такого я бы обязательно запомнил.

— У нас есть основания предполагать, что он иностранец, — продолжал Уэбстер. — Скорее всего, европеец. Возможно, говорит с акцентом. Все равно ничего не можете вспомнить?

Шериф снова покачал головой.

— Я его никогда раньше не видел. Я бы запомнил.

— Ну хорошо, — подвел итог Макграт. — Белл, Малыш Стиви Стюарт, Тони Лодер и таинственный незнакомец. Как сюда вписываются отец и сын Боркены?

Шериф пожал плечами.

— Старый Датч Боркен никуда не вписывался. В этом была его главная проблема. Он воевал во Вьетнаме, рядовым в пехоте, затем перебрался сюда. Привез с собой хорошенькую жену и пухлого десятилетнего сына, начал выращивать цитрусовые. Первое время у него получалось неплохо. Человек он нелюдимый, я его почти не видел. Однако, кажется, жили Боркены достаточно счастливо. Затем его жена умерла, мальчишка начал вести себя странно, прибыль упала, фермеры потянулись в банки за займами, кредитные ставки возросли, земля истощилась, деньги начали кончаться, вода в ирригационных системах подорожала, и все начали один за другим падать лапками вверх. Старик Боркен не смог этого перенести и сунул себе в рот дуло ружья.

Уэбстер кивнул.

— А пухлый десятилетний мальчик и был Бо Боркеном?

Шериф кивнул.

— Совершенно верно. Очень своеобразный парень. Очень умный. Но одержимый навязчивыми идеями.

— Какими? — спросил Макграт.

— К нам стали приезжать мексиканцы. Дешевая рабочая сила. Молодой Бо насмерть стоял против них. Кричал о том, что надо сохранить Кендэлл городом для белых. Вступил в общество Джона Берча.

— Значит, он расист? — спросил Макграт.

— Был расистом, — поправил его шериф. — Затем у него начался бзик по поводу международных заговоров. Он стал утверждать, что евреи захватили контроль над нашим правительством. А также над Организацией объединенных наций и всеми международными организациями. Правительство состоит сплошь из одних коммунистов, которые вынашивают какие-то секретные планы, весь мир против нас и так далее. Все строят заговоры против всех, и в первую очередь против него. Банки контролируют правительство — или наоборот, правительство контролирует банки? В общем, банками заправляют коммунисты, которые думают лишь о том, как бы погубить Америку. Боркен рассудил, что банк дал его отцу кредит только для того, чтобы затем разорить его самого, а ферму отдать мексиканцам, черномазым или еще кому там. Он вопил об этом на всех углах.

— И что было дальше? — спросил Уэбстер.

— Ну, разумеется, в конце концов банк действительно разорил Боркена. Боркен ведь не выплачивал кредит? Однако его землю не отдали мексиканцам. Ее выкупила та самая большая корпорация, которой здесь принадлежит все и которая, в свою очередь, принадлежит пенсионным фондам, то есть, нам с вами, а вовсе не коммунистам, мексиканцам и кому бы то ни было еще, так?

— Однако мальчишка винил в смерти отца какие-то заговоры? — спросил Броган.

— Совершенно верно, — подтвердил шериф. — Хотя на самом деле это сам Бо загнал в гроб своего отца. Я так думаю, старый Датч смог бы пережить почти все кроме того, что его единственный сын стал настоящим психом. Жестоким, эгоистичным, злым. Если хотите знать мое мнение, именно поэтому старик пустил себе заряд дроби в рот.

— И куда отправился Бо? — спросил Уэбстер.

— В Монтану. По крайней мере, я так слышал. Связался с какой-то правой группировкой, знаете, из тех, что любят оружие. Выбился в вожаки. По его словам, белый человек должен выпрямиться во весь рост и пойти в бой.

— Кто-нибудь из этих ребят отправился вместе с ним?

— Вот эти трое точно. А большого парня, как я уже говорил, я вижу впервые в жизни. Но Малыш Стиви, Лодер и Питер Белл все смотрели Бо в рот, словно маленькие роботы. Они уехали все вместе. У них было немного наличными, они забрали дома у Боркена все ценное и направились на север. Намереваясь купить там дешевую землю и защищаться, от кого — не скажу, потому что, насколько мне известно, в тех краях никого нет, а если и есть кто, то только белые.

— Что в досье на Боркена? — спросил Уэбстер.

Шериф покачал головой.

— Почти ничего. Бо слишком хитер, чтобы попасться на чем-то плохом.

— Но? — настаивал Макграт. — Он что-то делал, но только не попадался?

Шериф кивнул.

— Помните ограбление инкассаторской машины? Это случилось где-то на севере штата. Я слышал об этом деле. Тогда привязать Бо так и не удалось. Как я вам уже говорил, он слишком хитер.

— Еще есть что-нибудь такое, о чем нам следует знать?

Подумав немного, шериф снова кивнул.

— Есть еще пятый. По имени Оделл Фаулер. Он обязательно должен быть где-то рядом с Боркеном. Можете быть уверены. Если Лодер, Стиви и Белл были посланы совершить какую-то пакость, можно не сомневаться, что Боркен и Фаулер сидят в тени и дергают за нитки.

— Еще что-нибудь? — снова спросил Уэбстер.

— Первоначально был еще и шестой. Парень по фамилии Пэкер. Их было шестеро, водой не разольешь. Но Пэкер начал увиваться за мексиканкой. Ничего не мог с собой поделать, по-моему, просто влюбился в нее. Бо приказал ему прекратить с ней встречаться. Они круто поссорились. Затем Пэкер вдруг пропал, а Бо ходит как ни в чем не бывало и улыбается. Мы обнаружили Пэкера в кустах, прибитым гвоздями к большому деревянному кресту. Распятым. Он был уже мертв несколько дней.

— И вы считаете, это дело рук Боркена? — спросил Броган.

— Доказать не смог, но я в этом уверен. И я уверен, что Бо уговорил своих дружков помочь ему. Он прирожденный лидер. Может уговорить кого угодно сделать что угодно, это я вам точно говорю.

* * *

От Кендэлла обратно в Мохаве — пятьдесят миль на машине. Из Мохаве до военно-воздушной базы Петерсон в Колорадо еще восемьсот тридцать миль на борту «Лира». Итого три часа пути, от двери до двери, поэтому в Петерсон самолет попал как раз к величественному рассвету в горах. За то, чтобы повидать подобное зрелище, люди выкладывают большие деньги, однако четверо сотрудников ФБР не обратили на него никакого внимания. Четверг, третье июля, четвертый день кризиса, отсутствие нормального отдыха и отсутствие нормального питания полностью истощили их силы, и они могли думать только о работе.

Генерал Джонсон не смог встретить их лично. Он находился где-то на огромной базе, встречая возвращающиеся с ночного дежурства экипажи. Его адъютант козырнул Уэбстеру, пожал руки остальным трем агентам и проводил их в специально отведенное для них помещение. На столе был разложен огромный фотоснимок, черно-белый и отчетливый в мельчайших деталях. Какой-то ландшафт. Похожий на лунный.

— Это Анадырь, поселок в Сибири, — объяснил адъютант. — Снимок со спутника. Еще на прошлой неделе здесь находилась крупная авиабаза. Бомбардировочной авиации, способной доставлять ядерные заряды. Взлетно-посадочная полоса была нацелена прямо на наши ракетные шахты в Юте. Согласно договору о сокращениях вооружений, ее должны были взорвать. На прошлой неделе русские выполнили этот пункт договора.

Четверо сотрудников Бюро склонились над снимком, приглядываясь внимательнее. На фотографии не было никаких следов рукотворных объектов. Лишь неровные кратеры.

— Вот как? — сказал Макграт. — Похоже, русские взялись за работу с большим рвением.

— И? — спросил Уэбстер.

Адъютант достал из портфеля карту. Развернул ее и отошел так, чтобы видеть то же, что и сотрудники Бюро. На карте были изображены восточная часть Азии и западная часть Соединенных Штатов, с Аляской в центре и Северным полюсом вверху. Растопырив большой и указательный пальцы, адъютант измерил расстояние от юго-восточной оконечности Сибири до Юты.

— Анадырь здесь. Юта здесь. Естественно, нам было известно о базе бомбардировочной авиации, и мы предприняли адекватные ответные меры, в числе которых были крупные ракетные базы на Аляске, вот здесь, и цепочка из четырех баз противовоздушной обороны, вытянувшаяся с севера на юг как раз по маршруту полета от Анадыря до Юты, — вот здесь, здесь, здесь и здесь, через Монтану и Северную оконечность Айдахо.

Сотрудники Бюро не обратили никакого внимания на красные точки в Айдахо. Но они пристально взглянули на места баз ПВО в Монтане.

— Что это за базы? — спросил Уэбстер.

Адъютант пожал плечами.

— Всю свою жизнь они были временными. Их создали в шестидесятые, и так они и прожили до наших дней. Если честно, мы не рассчитывали, что им придется вступить в дело. Ракет на Аляске было более чем достаточно. Мимо них не смогла бы пролететь даже муха. Но вам ведь известно, как обстояли дела в то время. Осторожность никогда не бывала лишней, так?

— Какое там было вооружение?

— На каждой базе по батарее зенитно-ракетных комплексов «Пэтриот». Некоторое время назад мы их свернули. Продали Израилю. Остались только «Стингеры» — знаете, такие переносные комплексы, какие применяет пехота.

Уэбстер удивленно посмотрел на него.

— «Стингеры»? Вы собирались сбивать советские бомбардировщики переносными пехотными системами?

Адъютант кивнул. Нисколько не смутившись.

— А почему бы и нет? Не забывайте, эти базы были в основном для самоуспокоения. Дальше Аляски не должно было пролететь ничего. Ну а «Стингеры» — не такая уж плохая штуковина. Мы поставляли их тысячами в Афганистан. С их помощью были сбиты сотни советских самолетов. Точнее, в основном, вертолетов, но суть от этого не меняется. Главное — это головка теплового наведения, так? Нет никакой разницы, запущена ракета с грузовика или с плеча рядового.

— И что происходит сейчас? — спросил Уэбстер.

— Мы сворачиваем эти базы. Вот почему генерал прибыл сюда, господа. Мы выводим оборудование и личный состав сюда, в Петерсон, после чего состоится торжественная прощальная церемония.

— Где находятся эти базы? — спросил Макграт. — Те, что в Монтане. Мне нужно знать точное место.

Пододвинув карту, адъютант сверился с примечаниями.

— Южная среди полей неподалеку от Миссулы. Северная в горной долине, в пятидесяти милях от канадской границы, рядом с маленьким поселком Йорк. А что? В чем дело?

Макграт пожал плечами.

— Пока что не знаем.

* * *

Адъютант показал, где можно позавтракать, после чего предложил дождаться генерала. Джонсон появился в столовой после яичницы, но до тостов. Оставив тосты недоеденными, все вернулись в комнату для персонала. Джонсон сильно изменился по сравнению с тем лощеным человеком, которого Уэбстер видел вечером в понедельник. Ранний час и напряжение последних трех дней состарили его на двадцать лет и заставили сбросить двадцать фунтов. У генерала было бледное как полотно лицо и красные глаза. Он производил впечатление человека, находящегося на грани отчаяния.

— Итак, что нам известно?

— Мы считаем, нам известно почти все, — ответил Уэбстер. — В настоящий момент оперативная информация позволяет предположить, что ваша дочь была похищена членами незаконного военизированного формирования из Монтаны. Нам более или менее известно местонахождение их базы. Где-то в одной из горных долин на северо-западе штата.

Джонсон кивнул.

— Похитители вышли на связь?

— Пока что нет, — покачал головой Уэбстер.

— Так в чем же смысл их поступка? Что они хотят?

Уэбстер снова покачал головой.

— Пока что это нам неизвестно.

Джонсон рассеянно кивнул.

— Кто они?

Макграт раскрыл папку, которую держал в руках.

— У нас есть четыре фамилии. Троих из похитителей, и у нас есть достаточно веские основания предполагать, кто является предводителем этого формирования. Некий Бо Боркен. Это имя вам что-нибудь говорит?

— Боркен? — повторил Джонсон. Подумав он покачал головой. — Абсолютно ничего.

— Хорошо. А про этого человека можете что-нибудь сказать? Его зовут Питер Белл.

Макграт протянул Джонсону полученный с помощью компьютера снимок Белла за рулем «Лексуса». Генерал долго всматривался в лицо, наконец покачал головой.

— Этот Белл мертв, — сказал Макграт. — Ему не удалось добраться до Монтаны.

— Очень хорошо.

Макграт протянул Джонсону следующий снимок.

— Стивен Стюарт?

Уделив снимку какое-то время, генерал в конце концов снова покачал головой.

— Никогда его не видел.

— Тони Лодер?

Всмотревшись в лицо Лодера, Джонсон покачал головой.

— Нет.

— Эти трое и Боркен — из Калифорнии, — объяснил Макграт. — С ними может быть еще один человек по имени Оделл Фаулер. Вам оно знакомо?

Джонсон покачал головой.

— И вот есть еще вот этот тип, — сказал Макграт. — Мы не знаем, кто он такой.

Он протянул генералу снимок большого парня. Джонсон посмотрел фотографию, отвернулся. Затем его взгляд снова вернулся к снимку.

— Вы знаете этого человека? — спросил Макграт.

Джонсон пожал плечами.

— Его лицо мне смутно знакомо. Возможно, мне как-то пришлось с ним встретиться.

— Недавно?

Джонсон покачал головой.

— Нет, не недавно. Некоторое время тому назад.

— Он имеет отношение к армии? — подключился Уэбстер.

— Возможно. Большинство тех, с кем я встречаюсь, имеет отношение к армии.

Адъютант заглянул через плечо своего шефа.

— Мне это лицо ничего не говорит. Но надо переправить снимок в Пентагон. Если этот человек как-то связан с армией, быть может, найдется кто-нибудь, кто служил вместе с ним.

Джонсон покачал головой.

— Переправьте снимок в военную полицию. Этот человек — преступник, так? Высока вероятность, что у него уже были неприятности с законом, еще когда он служил. В этом случае его должны вспомнить в военной полиции.

Оглавление