Глава 26

— Его зовут Джек Ричер, — сказал Уэбстер.

— Отлично, генерал, — заметил Макграт. — Полагаю, его помнят.

Джонсон кивнул.

— Военная полиция тщательно хранит свои архивы.

Все четверо по-прежнему находились в командном центре авиабазы Петерсон. Десять часов утра, четверг, третье июля. Из факса выползал длинный рулон с ответом на запрос. Лицо на фотографии было тотчас же опознано. Послужной список был запрошен из архива Пентагона.

— Теперь вы его вспомнили? — спросил Броган.

— Ричера? — задумчиво переспросил Джонсон. — Не могу сказать точно. Чем он отличился?

Уэбстер и адъютант генерала стояли у факса и читали выползающий ответ. Перевернув свиток, они медленно отходили к двери, не давая ему опуститься на пол.

— Так что же он натворил? — нетерпеливо спросил Макграт.

— Ничего, — ответил Уэбстер.

— Ничего? — повторил Макграт. — Почему он значится в архиве, если за ним ничего не числится?

— Потому что он был одним из них. Майор Джек Ричер, военная полиция.

Адъютант пробежал взглядом по длинному свитку.

— Серебряная звезда, две Бронзовых звезды, «Пурпурное сердце». Чертовски отличный послужной список, сэр. Видит бог, этот парень — настоящий герой.

Раскрыв конверт, Макграт достал снимки, полученные с кассеты видеонаблюдения, черно-белые, неувеличенные, зернистые. Выбрал первый, на котором присутствовал Ричер. Тот, где он выхватывал из рук Холли костыль и плечики с одеждой. Макграт бросил снимок на стол.

— Да уж, герой!

Склонившись над столом, Джонсон вгляделся в снимок. Макграт положил вторую фотографию. Ту, где Ричер держал Холли за руку в окружении еще двоих похитителей. Взяв снимок в руки, генерал внимательно изучил его. Макграт не смог определить, смотрит он на Ричера или на свою дочь.

— Ему тридцать семь лет, — зачитал вслух адъютант. — Уволился четырнадцать месяцев назад. Академия Вест-Пойнт, тринадцать лет безупречной службы, в самом начале героический подвиг в Бейруте. Сэр, десять лет назад вы сами прикололи ему на грудь Бронзовую звезду. У этого Ричера выдающийся послужной список. Он был единственным победителем Уимблдона, кто служил не в морской пехоте.

Уэбстер удивленно посмотрел на него.

— Он что, играет в теннис?

Адъютант усмехнулся.

— Не того Уимблдона. Школа снайперов морской пехоты ежегодно устраивает турнир по стрельбе, кубок Уимблдона. Для снайперов. Открытый для всех желающих, однако победу в нем всегда одерживают представители морской пехоты кроме того единственного года, когда кубок достался Ричеру.

— Так почему же он не служил в снайперах? — спросил Макграт.

Адъютант пожал плечами.

— Не могу понять. Вообще в его послужном списке много странного. Например, почему он вообще уволился со службы? Таким людям был обеспечен карьерный рост до самого верха.

Взяв в обе руки по фотографии, Джонсон внимательно разглядывал их.

— Итак, почему же он уволился? — спросил Броган. — У него были какие-то неприятности?

Адъютант покачал головой. Снова углубился в чтение.

— В послужном списке ничего нет. Не указано никаких причин. Да, в то время проходило сокращение армии, однако в первую очередь стремились избавиться от людей лишних, случайных. Такого человека как Ричер трогать не должны были.

Джонсон переложил фотографии из руки в руку, словно стараясь найти свежую перспективу.

— Есть кто-нибудь, кто хорошо знает этого Ричера? — спросил Милошевич. — Кто-нибудь, с кем можно было бы поговорить?

— Полагаю, можно разыскать его бывшего командира, — предложил адъютант. — Думаю, на это уйдет день.

— Займитесь этим, — сказал Уэбстер. — Нам нужна информация. Любая, какая только сможет оказаться полезной.

Положив фотографии на стол, генерал Джонсон отодвинул их Макграту.

— Судя по всему, этот Ричер свернул на кривую дорожку. Такое время от времени случается. Хорошие люди становятся плохими. Мне самому приходилось становиться свидетелем этого. Порой это создает очень серьезные проблемы.

Развернув фотографии к себе, Макграт снова всмотрелся в них.

— Да, очень серьезные.

— Можно мне оставить себе этот снимок? Первый?

Макграт покачал головой.

— Нет. Если вы хотите снимок на память, я сделаю его сам. Вы и ваша дочь стоите перед могильной плитой, на которой фамилия этого козла.

Оглавление