Глава 4

В автомобиле он решил, что нужно позвонить Светлане. Она была солисткой группы «Молодые сердца». Сразу несколько подобных групп выступали на современной эстраде. Они были созданы по одному и тому же проекту, словно их штамповали в одной творческой лаборатории. Три полураздетые девушки изображали певиц, при этом одна из них должна была быть непременно брюнеткой, другая – шатенкой, а третья – блондинкой. Никого не интересовал настоящий цвет волос и вокальные способности каждой из девушек. Проект запускался, он раскручивался, девушек могли время от времени менять. Кто-то уходил, кто-то приходил, но одно оставалось неизменным – название группы и гонорары продюсеров. Такие группы собирали большие концертные площадки, часто пели на закрытых вечеринках, их показывали по всем телевизионным каналам.

Светлана Лозовая считалась девушкой Рината. Несколько месяцев назад он оплатил все издержки продюсеру группы Альберту Бронштейну и увез девушку с собой на Сейшелы. Потом он купил ей трехкомнатную квартиру в центре города и еще одну машину. Но сейчас она улетела с группой в Киев, где должны были состояться их концерты. Ринат не возражал, он немного устал от своей пассии. Достав телефон, он набрал ее номер. Женский голос сообщил, что абонент недоступен. Шарипов поморщился, похоже, у нее в этот момент был концерт.

– Куда едем? – спросил Талгат, поворачиваясь к шефу.

– Не знаю, – честно ответил Ринат. После скандала в его прежнем доме возвращаться обратно к себе в огромную двухэтажную квартиру не очень хотелось. Даже когда он одновременно включал все три телевизора и домашний кинотеатр, квартира казалась пустой, словно большой склеп. – В какой-нибудь клуб, – попросил Шарипов, – только так, чтобы нас там не узнали.

Талгат посмотрел на Павла. Тот молчал. Выбирать всегда должен сам хозяин.

– У Баррикадной есть «Беверли-Хиллз», – наконец напомнил Павел, – там показывают стриптиз. Можно заехать и в «Доллс», там тоже есть стриптиз.

– Нет, – недовольно сказал Ринат, – я не хочу в стриптиз-клуб. Выберите что-нибудь другое. И желательно подальше от центра города.

– Поехали в Черемушки, – решил Талгат, – там у метро «Новые Черемушки» есть неплохой клуб. Собирается в основном молодежь, танцует, общается. Мне о нем рассказывала одна знакомая девушка.

– Где там клуб? – спросил Павел.

– Свернешь с Профсоюзной, и я покажу куда ехать, – ответил Талгат.

Оба автомобиля направились на юг. Ринат задумчиво смотрел в окно. Еще совсем недавно он передвигался по городу в рейсовых автобусах и на метро. А теперь ездит в шикарных автомобилях с охранниками. Как неожиданно изменилась его жизнь. И все благодаря человеку, который, не колеблясь, убил самых близких ему людей. При воспоминании о Глущенко Ринат нахмурился. Трудно быть обязанным даже хорошему человеку. А когда ты обязан всем своим счастьем и новой жизнью такому чудовищу… Поневоле становишься циником.

Он взглянул на затылки своих охранников. Интересно, что думают о нем парни? Каким его видят? Раньше он мог бы написать интересный репортаж о трансформации молодого человека, превратившегося из романтика, мечтающего о духовном совершенствовании, в законченного циника с запросами ублюдка. А сейчас?

Как давно он не читает книг, не смотрит интересных телевизионных программ! Только дурацкие юмористические передачи и концерты. Иногда слушает новости. Никаких книг, никаких газет. Зачем обогащать себя духовно, если ты наследник миллиардера. Твои деньги никогда не закончатся. Это невозможно в принципе. Ты всегда будешь очень богатым человеком, независимо от того, какие книги ты читаешь и что ты собой представляешь. И сразу пропадает интерес к этой жизни. Выходит, что ты и есть самый умный, ведь у тебя денег больше, чем у любого из окружающих тебя людей. Самое интересное, что и они тоже так считают. Раз ты самый богатый, значит, ты и есть самый умный, самый толковый, самый талантливый.

Он провел рукой по лицу. Может действительно куда-нибудь уехать? В Индию к йогам или в Тибет к монахам. Но для чего? Какая должна быть мотивация, чтобы все бросить и уехать?

Для чего? Он и так владеет всем, о чем только мог мечтать. Он может выполнить любую свою мечту, купить любую понравившуюся ему вещь, любого понравившегося ему человека. Он может все. Для чего ему нужны эти монахи или йоги, для чего ему нужно ходить в музеи или библиотеки, засоряя свою голову ненужными знаниями. Ведь знания должны приносить практическую пользу прежде всего. А какая практическая польза может быть у миллиардера от новых книг или новых знаний?

Ринат вспомнил, как после чемпионата мира во Франции все ведущие журналы и газеты перепечатали интервью с героем финального матча Зиданом, который помог разгромить, казалось, непобедимых бразильцев. Зидан играл великолепно, он стал национальным героем Франции. Но когда этого парня, вышедшего из бедных кварталов Марселя, спросили, что он читает, Зидан честно признался, что вообще не читает книг. Эти слова футболиста тогда покоробили Рината. Выходит, что можно стать национальным героем такой страны, как Франция, и не обязательно при этом читать книги. Потом было откровение Виктории Бэкхем, жены известного футболиста и певицы, которая созналась, что вообще никогда в жизни не читала книг. Эта семья считалась культовым символом Англии. Как смешно устроен мир. Франция и Англия, две великие цивилизации, давшие миру такую культуру, науку, искусство, и вдруг такие культовые персонажи в двадцать первом техногенном веке.

Спустя восемь лет, уже на чемпионате мира в Германии, все тот же Зидан, снова великолепно выступающий в играх мундиаля, продемонстрирует всему миру уровень своей внутренней культуры, боднув в финальном матче итальянского защитника. И вся Франция ринется на его защиту. Даже президент напишет ему письмо, в котором будет выражаться восхищение его талантами. Выяснится, что Зидан не просто невоспитанный человек, но он еще и трусливый лжец. Он придумает сказку о якобы нанесенном ему неслыханном оскорблении, за которое он вынужден был ударить своего соперника. При этом все сразу забудут, что он был самым грубым игроком на чемпионате и имел до этого в своем послужном списке четырнадцать красных карточек. Но что можно требовать от человека, который вырос в нищете на улицах Марселя, в самых грязных кварталах этого города. Он научился великолепно играть, стал кумиром миллионов мальчишек, но не научился себя вести и держаться достойно. Эту науку он так и не смог постичь. Может, она ему и не была нужна? Может, гораздо важнее, что он не мучился от сознания собственной неполноценности, не обуреваемый никакими нравственными сравнениями.

Получается, что любой из нас приносит в жертву своему тщеславию, корысти, удобству и выгоде любую истину, любую сознательную работу своей души. Кажется, об этом писал еще Сомерсет Моэм, вспомнил Ринат: «Любой человек живет не истиной, а фикцией. Только своими иллюзиями. Все его высокие порывы – это лишь стремление придать некую видимость правды тем иллюзиям, которыми мы льстим своему самолюбию».

– Мы приехали, – обернулся к нему Талгат. – Мне посмотреть?

– Что за клуб? – спросил Ринат.

– Молодежный клуб, – пояснил Талгат, – здесь собираются ребята из соседних домов. В основном студенты. Но бывают ребята и постарше. Если хотите, я проверю, какая там обстановка.

– Нет, – возразил Ринат, – мы идем в клуб.

Втроем они вышли из автомобиля. Один из охранников, приехавших во второй машине, подошел к их автомобилю. Оба охранника остались у машин, чтобы в любой момент подать автомобили к выходу и увезти хозяина, которого они охраняли. Ринат в сопровождении Талгата и Павла отправился в клуб. Если Талгат был достаточно высокого роста, то Павел просто возвышался над всеми на целую голову. Они взяли билеты и вошли в клуб.

На большой танцевальной площадке веселились человек сорок молодых людей, в основном девушки. Сразу бросалось в глаза, что соотношение полов здесь три к одному, и не в пользу мужчин. Ринат и его сопровождающие прошли к свободному столику. К ним подошел молодой человек в темной майке и джинсах.

– Что-нибудь будете пить? – спросил парень, очевидно, официант.

– Сок, – попросил Ринат, – всем троим. У вас есть свежевыжатый апельсиновый сок?

– Нет, – ответил парень, – здесь не дают такой гадости. Хотите апельсиновый коктейль? Он с мартини.

– Принесите нам газированный воды, – попросил Талгат. Он вообще никогда не пил. Павел пожал плечами. Ему было все равно.

– А мне этот коктейль, – согласился Ринат, – надеюсь, что я не отравлюсь.

Молодой человек оценил его юмор и кивнул, отходя от их столика. Ринат огляделся. За соседним столиком им улыбались сразу четыре девушки. Они весело смотрели в их сторону, смеялись и перешептывались. Талгат демонстративно повернулся к ним спиной. Павел посмотрел на девушек и одобрительно улыбнулся им. Ринат скользнул по девушкам рассеянным взглядом. Он все еще был под влиянием своих мыслей и недавнего скандала с Лизой.

Им довольно быстро принесли напитки. И целую тарелку маслин пополам с оливками. Ринату понравились оливки, и он попросил принести еще одну тарелочку.

– Может, поедем в ресторан? – предложил Талгат.

– Не нужно, – Ринат поднялся и сделал знак охранникам, чтобы оставались на своих местах.

В этом большом зале было достаточно много места и для танцующих, и для сидящих за столиками посетителей. Очевидно, раньше здесь был дворец культуры одного из предприятий, находившихся в этом районе. Здание приватизировали, дворец культуры закрыли, стулья и кресла выбросили, провели небольшую реконструкцию и сделали клуб, который мог приносить доход его владельцам. Ринат с интересом смотрел на молодых людей, сидевших за столиками. Это было поколение уже совсем других людей. Они не помнили прежней страны и прежних порядков. Они родились в конце восьмидесятых, и их детство пришлось на безумные девяностые, когда в течение нескольких дней или недель можно было стать миллионером или получить пулю в затылок. Они даже не подозревали, что бывает другая система жизненных ценностей.

За одним из столов сидела девушка. Она смотрела куда-то в сторону. Ринат обратил на нее внимание. Рядом лежала книга, которая смотрелась в этом клубе явно чужеродным элементом. Ему стало интересно, какую книгу могла принести эта девица в клуб. У нее были красивые каштановые волосы, пухлые губы, ровный носик и очки, которые она все время поправляла. Девушка явно кого-то ждала. На ней была темная длинная юбка и синий джемпер. Заинтересовавшийся девушкой Ринат подошел поближе. Она взглянула на него. Не испуганно, а скорее дружелюбно.

– Добрый вечер, – поздоровался Шарипов, – можно мне сесть рядом с вами за столик?

– У вас нет места? – спросила она. – Тогда можете садиться. Но учтите, что я жду свою подругу.

– Я не стану вам мешать, – он сел за столик, взглянул на книгу. Она была повернута таким образом, что он не мог разглядеть имени автора. Интересно, что читает эта девушка. Сколько ей лет? Восемнадцать или девятнадцать? Книга была достаточно старая и потертая, это он сразу заметил. Или она взяла ее из библиотеки? Хотя кто сейчас ходит в библиотеки.

– Что вы читаете? – раньше он был менее бесцеремонным. Но сейчас у него не было ни сил, ни желания на долгий флирт с этой девочкой. Он даже не спросил, как ее зовут. Ему было интересно, какую книгу она принесла в этот клуб.

– Ремарк, – сказала она, показывая истертую книгу, – это мой любимый автор.

– У вас хороший вкус, – удивленно произнес Ринат, – где вы нашли эту книгу?

– В нашей библиотеке, – ответила девушка, – у своей бабушки. Я взяла почитать. Я уже прочла несколько его романов.

– Понравилось?

– Да, – у нее была хорошая улыбка и ровные белые зубы. Такие зубы обычно показывают в рекламных роликах, когда рекламируют зубную пасту.

– Кем была ваша бабушка? – поинтересовался Ринат.

– Почему была? Она и сейчас есть. У меня замечательная бабушка. Она была преподавателем русского языка и литературы в школе. У нее столько учеников, есть даже один член-корреспондент. Но сейчас она в больнице.

– Что-нибудь серьезное?

– Надеюсь, что нет. Говорят, что у нее камни в желчном пузыре. Но их можно раздробить. Вот она и легла в больницу, чтобы ее камни раздробили и превратили в песок.

К ним подошел высокий парень в пиджаке, надетом на обычную белую майку. Брюки у него были другого, нежели пиджак, цвета. Очевидно, так одевались «продвинутые» молодые люди.

– Пойдем танцевать, – этот хам даже не поздоровался.

– Нет, – ответила девушка, отвернувшись, – я не хочу танцевать.

– Пойдем, – снова сказал парень, – не ломайся.

– Я не хочу, – она говорила спокойным голосом, не раздражаясь, словно перед ней стоял ее давний знакомый.

– Вы его знаете? – наконец не выдержал Ринат.

– Первый раз в жизни вижу, – улыбнулась девушка, – но он хочет танцевать. По-моему, он немного выпил.

– По-моему, гораздо больше, – ответил Ринат, глядя на этого наглеца.

– Ты пойдешь со мной танцевать? – снова спросил незнакомец.

– Она не танцует, – зло сказал Ринат, – отойди от нас. Ты же видишь, что она сидит со своим парнем.

Девушка улыбнулась.

– А ты кто такой? – неизвестный с презрением посмотрел на Шарипова.

– Ее друг, – ответил Ринат, – и советую тебе отойти.

– Ты мне не советуй, – разозлился незнакомец.

Ринат обернулся, взглянув на своих телохранителей. Ему достаточно было только поднять руку – и этого идиота вынесут отсюда ногами вперед. Павел и Талгат только ждали его знака. Но в присутствии этой девушки, которая любила Ремарка, ему не хотелось драться. И не хотелось звать на помощь охранников. Ему было как-то стыдно перед девушкой, которая, похоже, совсем не боялась парня.

Он не успел додумать эту мысль до конца, когда появился официант. Тот самый молодой человек в джинсах. Он взял за локоть наглеца.

– У тебя проблемы? – спокойно спросил он.

– Никаких, – качнулся неизвестный, – никаких проблем.

– Тогда извинись и отойди, – посоветовал ему официант.

– Извините, – пробормотал неизвестный, быстро отходя от столика.

Официант отошел следом за ним. Очевидно, здесь следили за порядком и безопасностью гостей достаточно серьезно. Девушка улыбнулась.

– А вы храбрый, – сказала она.

– Нет, – убежденно ответил Ринат, – я совсем не храбрый. – Ей не обязательно было знать, что в нескольких метрах от них сидят его телохранители, а еще двое охранников ждут их перед клубом. – Это вы очень смелая.

– Я здесь уже в третий раз, – пояснила девушка, – и точно знаю, что работающие в клубе ребята не разрешают никому приставать к девушкам. Они говорят, что здесь клуб, а не притон. Такие хорошие ребята. Поэтому здесь не бывает никаких драк или ссор. Хулиганов просто выводят из зала. Поэтому здесь безопасно. У клуба есть своя охрана, и многие соседские девушки сюда спокойно приходят. Иначе бы не ходили.

– И все читают Ремарка?

Она оценила его реплику. Прикусила губу. Еще раз лукаво улыбнулась.

– Не все, – ответила девушка, – но мне он нравится. А вы читали Ремарка?

– Думаю, что да.

– Почему думаете? Вы не уверены?

– В последнее время я ни в чем не уверен. Но, конечно, я его читал. Я ведь журналист по профессии.

– Я так и подумала. Что-то в этом роде. У вас очень умные глаза. Хотя и уставшие.

– Это я притворяюсь, – он посмотрел на название книги. «Триумфальная арка».

– Лет сорок назад эта книга была в Москве бестселлером, – пояснил Ринат, – весь город читал только двух авторов. Ремарка и Хемингуэя.

– Я знаю, – кивнула она, – я учусь на филологическом факультете МГУ. Уже на пятом курсе. Поэтому мне интересны кумиры прошлого, которых читали абсолютно все. Вообще говорят, что раньше читали гораздо больше, чем сейчас. Поэты выступали на площадях. А вы, как журналист, что думаете по этому поводу?

– Раньше было одно время, – недовольно ответил он, – а сейчас другое. У людей появилось больше забот и больше тревог. Поэтому читают гораздо меньше.

– Жаль, – немного печально произнесла она, – значит, раньше было гораздо больше интересных людей, с которыми можно было поговорить. Сейчас их гораздо меньше.

Ему нравились ее рассуждения. И ее спокойный, выдержанный характер. К ним подошла еще одна девушка. Она была невысокая, без шеи, с квадратной головой, расплывшейся фигурой и копной плохо причесанных волос. Она была в цветастом платье, которое делало ее фигуру еще более бесформенной. Подошедшая подруга неприязненно взглянула на Рината.

– Кто это такой? – спросила подруга, – ты уже успела с кем-то познакомиться?

– Хороший человек, – ответила девушка, – но я еще не познакомилась.

– Хороший человек – это не профессия, – возразила ее подруга.

– Чем он занимается? Ты спросила?

– Не успела, – улыбнулась девушка.

– Я лучше пойду, – Ринат поднялся, намереваясь отойти.

– Как вас зовут? – остановила его девушка.

– Ринат, – ответил он, протягивая ей руку.

– А меня Инна. Очень приятно.

– И мне приятно, – Шарипов пожал ее прохладную руку и поспешил отойти к заждавшимся его телохранителям.

Талгат и Павел уже поднялись в ожидании Рината. Он обернулся, еще раз посмотрел на эту удивительную девушку, кажется, попавшую сюда из другого мира. В тот момент он понятия не имел о том, насколько тесно переплетутся их судьбы.

– Вы не выпили свой коктейль, – напомнил Талгат.

– Не хочу, – отмахнулся Ринат.

Они вышли из клуба и направились к своим автомобилям. Никто из них не обратил внимание на еще один автомобиль – темно-синий «Фольксваген», находившийся метрах в тридцати от них. В нем расположились двое неизвестных. Они пристально смотрели на вышедших из клуба мужчин. Ринат Шарипов привычно сел на заднее сиденье «Мерседеса». Талгат захлопнул дверцу и уселся впереди. Оба автомобиля мягко отъехали. Незнакомцы переглянулись.

– Он ходит с охраной, – сказал первый.

– Да, – кивнул второй, – это тот самый. Его племянник.

Оглавление

Обращение к пользователям