Глава 8

Он перезвонил Талгату и Павлу в отель, разбудив обоих. Они полагали, что он еще находится в номере Светланы. Но оба тактично ни о чем не спрашивали. Ринат попросил заказать ему люкс в лучшем отеле города.

– В каком отеле, – переспросил Талгат, – в «Днепре»?

– Нет. Выберите другой отель. Какой самый хороший? «Президент-отель» или «Националь»?

– Я узнаю, – пообещал Талгат, – когда за вами приехать?

– Через час. Я буду на другом конце Крещатика. Запиши адрес, – он продиктовал адрес.

Талгат все сделал правильно. Он заказал номер в новом отеле «Рэдиссон», который открылся в прошлом году и находился недалеко от Крещатика. Они приехали за Ринатом точно в назначенное время. Но при этом у обоих был встревоженный вид. Оба телохранителя понимали, что Ринат ушел из гостиницы «Днепр» один и без охраны. Ушел от женщины, к которой приехал на свидание из Москвы. Но они не стали уточнять, почему он не остался в номере у своей подруги. Талгат на всякий случай проверил: в гостинице не было никаких чрезвычайных происшествий.

Утром на мобильный Талгата по очереди позвонили Плавник и Тамара. Оба не понимали, как он мог уехать в Киев. Иосиф Борисович все допытывался, с кем именно будет встречаться в столице Украины Шарипов, но не услышал от Талгата ничего вразумительного. Тогда он перезвонил Ринату. Плавник был очень встревожен этим неожиданным визитом и предлагал свои услуги, умоляя ничего больше не подписывать. Ринат пообещал перезвонить, если понадобится помощь адвоката. Не успел он убрать телефон в карман, как позвонила Тамара. Сначала она попыталась узнать какие-нибудь подробности у Талгата, но этот невозмутимый азиат ничего ей не сообщил. Тогда она перезвонила самому Ринату.

Тамара возмущалась, что он не сообщил ей о своем визите в Киев. Когда она узнала, что они приехали на машине, то действительно растерялась. Этот молодой человек, который так многообещающе начинал, кажется, окончательно потерял рассудок. Он позволяет себе подобные выходки, которые может позволить только никчемный журналист, живущий от получки до получки. Похоже, что ему было даже неинтересно, кто такой этот господин Леру, которому он передоверил управление своими активами во Франции. По самым скромным подсчетам Леру теперь управлял почти миллиардным состоянием, и если даже он был почти святым, то и тогда на его «святых руках» должны были оставаться очень неплохие деньги в виде процентов и комиссионных от всех сделок, совершаемых в пределах этой суммы и активов Глущенко.

Тамара не стала уточнять, зачем Ринат появился в Киеве. Возможно, она знала, что здесь гастролирует группа «Молодые сердца», в состав которой входит Светлана Лозовая, сумевшая заполучить такого олигарха, как Ринат Шарипов. Под неодобрительные взгляды Тамары он делал Свете такие подарки, которые требовали специальных расходов. И Тамара, контролирующая его счета, каждый раз демонстративно вздыхала, указывая на суммы счета. Это была ее личная обида и ревность к другой женщине, сумевшей так ловко устроить свои дела. «Но это было раньше и теперь закончилось», – твердо решил Ринат. И вообще нужно выбирать себе подруг не в зависимости от толщины своего кошелька, а в зависимости от ее характера и степени самопожертвования.

На часах было около двенадцати, когда Ринат позвонил одному из братьев Глущенко. Состояние старшего брата Юрия оценивалось в сто пятьдесят – двести миллионов долларов. Состояние младшего – примерно в сто миллионов. Оба были достаточно известными людьми, которые сумели приумножить свои миллионы после внезапной гибели своего двоюродного брата.

Ринат попросил соединить его с Юрием Глущенко, уже представляя, насколько нелегким будет разговор. Когда он сообщил секретарю, кто позвонил, она привычно попросила подождать. И уже через несколько секунд Юрий Глущенко взял трубку. Очевидно, как только секретарь ему доложила.

– Я тебя слушаю, – быстро сказал он, – что случилось? Почему ты позвонил?

– Мне нужно с вами встретиться, – коротко предложил Ринат, – и как можно быстрее. Сегодня в пять или в шесть вечера.

– Ты хочешь, чтобы я приехал в Москву? – удивился Юрий, – но я не смогу так быстро вылететь. У меня много дел в Киеве. Или ты соскучился? Долго меня не видел?

– Если гора не идет к Магомеду, – весело напомнил Ринат, – то Магомед идет к горе. Я уже в Киеве.

– Как это в Киеве? – не понял Юрий. – Когда ты приехал?

– Вчера.

– И ничего нам не сказал, – было понятно, что Юрий несколько озадачен. Нет, он не испугался. Но его насторожил этот неожиданный визит наследника его двоюродного брата. – Зачем ты приехал? – не выдержал Юрий, – что тебе нужно? Будешь опять искать документы по Львовской транспортной компании? Но этот вопрос уже давно закрыт.

– Тем более, – решил напустить тумана Ринат, – я все время думал об этой компании.

– Там все правильно, – слишком быстро и нервно произнес Юрий, – и вообще не нужно ничего проверять. У тебя и так слишком много денег. Свои девать некуда.

– Я приехал в город, чтобы с вами встретиться, – сообщил Ринат, – и мне нужно поговорить по очень важному делу с вами и с вашим братом. Вы можете ко мне сегодня приехать? Я остановился в отеле «Рэдиссон». Новый и очень хороший отель.

– Подожди, – сказал Юрий, – потом расскажешь про этот отель. Но при чем тут мой брат? Ты хочешь сказать, что тебе нужно поговорить и с ним тоже?

– Да. Дело очень важное. Мне нужно, чтобы мы обговорили наши проблемы с вами и с вашим братом.

– Я понимаю, – пробормотал Юрий, – может, я приеду один, без брата?

– Нельзя, – категорически ответил Ринат, – вы нужны оба.

– Ты учти только, что мы просто так не приедем, – решил на всякий случай сообщить Юрий, – не знаю, что ты придумал. Но учти, что мы просто так не приедем, – снова повторил он. – Мы ведь с собой людей привезем. Много людей, Ринат. И всю милицию поднимем, гостиницу оцепим так, что и мышь не проскочит. Если твои московские друзья какую-нибудь пакость придумали, то пусть сто раз подумают, прежде чем решиться на нее. Мы ведь разнесем всю гостиницу по кусочкам. Все еще хочешь встретиться? Или может отменим нашу встречу?

– Встретимся, – твердо сказал Ринат.

– Ну смотри, – не без угрозы пробормотал на прощание Юрий.

Он записал название гостиницы и номер, в котором их будут ждать. Положив трубку, он сразу стал набирать номер телефона своего брата.

– Степан, – торопливо начал он, услышав голос младшего брата, – объявился тот самый молодой татарин.

– Какой татарин? – брат в это время собирался обедать. У него всегда был хороший аппетит. Хотя старший тоже не мог похвастаться на отсутствие аппетита.

– Наш родственник, – пояснил Юрий, – племянник Володи, который унаследовал его состояние.

– Зачем он приехал? – у младшего брата сразу пропал аппетит. – Что ему от нас нужно? Говорят, что он передал большую часть активов какому-то неизвестному бельгийцу.

– Это нам он неизвестный. А ему известный. Очень даже известный, если он ему такие активы доверяет. Наверное, с бандитами связался. Он только что звонил мне и пригласил нас к себе в отель. Он остановился в «Рэдиссоне». Представляешь, как обнаглел. Назначает нам встречу. Я думаю, нужно собрать ребят, чтобы там ничего не произошло.

– Ты думаешь, в «Рэдиссоне» будет засада?

– Откуда я знаю. Зачем он сюда приехал? Кто его звал? Может, его специально прислали, чтобы нас укокошить. И про Львовскую транспортную опять говорил.

– Тогда давай не поедем, – решил младший брат.

– Нельзя, – сказал старший, – так нельзя. Выходит, что он не боится в Киев приезжать, а мы боимся с ним встречаться. Так нельзя. Поедем вместе. Только возьми всех ребят. И позвони нашим друзьям в милицию. Пусть тоже подъедут. Если наши не справятся, они будут как раз кстати.

– Сделаю, – младший брат не стал обедать. Звонок старшего испортил ему настроение на весь день.

В назначенное время к отелю «Рэдиссон» подъехали сразу восемь автомобилей. Из них высыпались люди. Талгат, наблюдавший за машинами сверху, из окна номера, находившегося на восьмом этаже, удивленно оглянулся на Рината. Его трудно было удивить чем-либо, но такое количество приехавших людей его неприятно поразило. Словно в отель приехал президент или премьер-министр. Многие приехавшие были вооружены автоматами и даже не скрывали своего вооружения. Словно они были сотрудниками правоохранительных органов, а не обычными охранниками двух олигархов. Талгат еще раз взглянул вниз и впервые в жизни подумал, что они с Павлом с таким количеством людей явно не справятся.

– Что нам делать? – спросил Талгат, – вы их видите?

– Позвонить в милицию, – усмехнулся Ринат.

И в этот момент к зданию отеля подъехали еще несколько автомобилей милиции.

– Вот и кавалерия, – хмыкнул Ринат, – у них здесь все схвачено. И ничего нельзя придумать.

Сразу двадцать человек поднимались к ним в номер. Когда Талгат подошел к дверям, в коридоре выстроилось такое количество людей, что они стояли цепочкой до лифта. Талгат открыл дверь. Сразу двадцать пар глаз внимательно следили за ним. Люди были готовы открыть стрельбу при малейшей опасности. Ринат подумал, что нужно помочь своему охраннику.

– Как много гостей, – он встал рядом с Талгатом, – может, вы подождете в коридоре, пока мы поговорим друг с другом, как родственники?

– Сначала мы проверим ваш номер, – проговорил один из руководителей охраны, – а потом подождем в коридоре. Вместе с вашими людьми.

– Входите, – согласился Ринат. – Талгат, пусть они все проверят.

Он посторонился, пропуская нескольких телохранителей. Оба бочкообразных брата стояли у окна, делая вид, что эта кутерьма их не касается. Они вежливо поздоровались с Ринатом издали, но не стали подходить ближе, чем на десять шагов. Их охранники обыскали весь номер, затем попросили выйти в коридор Талгата и Павла. Один из охранников протянул руку, требуя сдать ему оружие. Талгат взглянул на Рината. Тот улыбался, его забавляла ситуация.

– Сдайте оружие, – разрешил Ринат, – и ни о чем не беспокойтесь.

– Извините меня, – впервые в жизни Талгат осмелился нарушить субординацию, – их двадцать человек. А нас только двое. И они все вооружены. Я не могу гарантировать вашу безопасность, если сдам оружие.

– Отдай им свое оружие, – кивнул Ринат, – их не так много, как тебе кажется.

Талгат не понял. Но переспрашивать не решился. Он и так сказал слишком много. И вышел за рамки своих полномочий. Поэтому он достал свой пистолет и протянул руку, забирая оружие у Павла. Сдав два пистолета, он сделал шаг в сторону, словно отступая. Проверявший передал их оружие и, подойдя к ним, быстро обыскал обоих. Потом подошел к Ринату.

– Я должен вас проверить? – он не извинился, но это был вопрос, а не утверждение.

Ринат поднял обе руки и улыбнулся:

– Проверяйте, – незнакомец был выше его на целую голову. Он ловко ощупал тело Шарипова и только потом повернулся к обоим братьям.

– Здесь все чисто, – доложил проверявший. – Вы можете войти.

– Добрый вечер, Ринат, – поворачиваясь к родственнику, сказал Юрий Глущенко так, будто здесь ничего не происходило, – как хорошо, что вы к нам приехали.

– И я рад вас видеть, – любезно улыбнулся Ринат, – только мне непонятно, зачем нужно было приводить с собой стольких людей? Мы бы посидели тихо, по-родственному.

Юрий прошел в номер, оглядываясь на свою многочисленную охрану. За ним поспешил Степан. Ринат посмотрел на стоявших в коридоре людей и подмигнул им, закрывая дверь. Затем пригласил обоих братьев за стол. Формально они были его двоюродными дядями. Степан вернулся к двери и выглянул в коридор.

– Не уходите далеко, ребята, – на всякий случай сказал он, обращаясь к своим охранникам, словно они собирались куда-то сбежать. И снова вернулся в комнату. Осторожно уселся за стол рядом с братом. – Что тебе нужно? – тихо спросил Степан, – зачем ты нас дергаешь? Ты и так стал очень богатым человеком. Мы нищие рядом с тобой, просто нищие. У меня денег в сто раз меньше, чем у тебя. Но я не дергаю людей по пустякам, не мотаюсь из города в город.

Юрий смотрел на Степана, и ничего нельзя было сказать по выражению его лица. То ли он был согласен со Степаном, то ли просто не хотел говорить, ожидая, пока наконец заговорит приехавший двоюродный племянник.

– Я хотел увидеть своих родственников, – повторил, глупо улыбаясь, Ринат, – может, даже посоветоваться хотел.

– Советуйся, – разрешил Степан, – а потом уматывай из Киева. И как можно быстрее. У тебя свой бизнес, а у нас свой. Если даже узнают, что мы с тобой встречались, то и тогда у нас будут неприятности. Большие неприятности. Кто-то может подумать, что это мы вместе с тобой своего брата укокошили. Чтобы его деньги к рукам прибрать. Зачем ты нам такие проблемы создаешь? А ты ведешь себя так, словно ты мальчик. Ничего не понимаешь.

– Подожди, – решив, что пора вмешаться, остановил Степана старший брат, – ты не гони волну. Давай спокойно поговорим. Наш племяш приехал по делу. И привез двух своих «стрелков» с оружием. И я хочу знать, почему он приехал и привез этих ребят. Или не мог приехать без них?

– Это обычные охранники, – улыбнулся Ринат, – не очень страшные. Что они могут сделать против ваших ребят?

– Ну если их только двое, – развел руками догадливый Юрий – но, может, ты где-нибудь в кустах прячешь еще столько же людей. Или целый батальон. У тебя денег много, можешь дивизию с собой привести. Даже авиацию купить с ядерной бомбой. Нам за тобой не угнаться.

– Да не нужна мне дивизия, – с досадой ответил Ринат, – ну и тяжелая у вас жизнь, дорогие мои. Зачем нужно иметь столько денег, чтобы так всего бояться. Даже своего дальнего родственника из Москвы? Зачем вам эти деньги?

– Ты нам не указывай, – строго ответил Юрий, – мы тебе почти в отцы годимся, а ты нам здесь советы даешь. Мы деньги своим трудом заработали, ночами не спали, трудились. По копеечке откладывали, по рублику, по гривне. А ты на готовое пришел. Когда Володя погиб, ты сразу его миллиарды получил. И до сих пор все нормально оформить не можешь. Говорят, какому-то бельгийцу все передал. Лучше бы на нас переписал, мы тебе хотя бы не чужие.

«Чужие, – подумал Ринат. – Они так и не понимают, что являются племянниками отчима Владимира Аркадьевича, который не был его родным отцом».

– Я переписал на другого человека, – сообщил Ринат, – так хотел сам Владимир Аркадьевич.

– У тебя есть его завещание? – презрительно спросил Степан, – или его нашли твои французские адвокаты? Володя был сильным человеком, он о таких глупостях не думал.

– Владимир Аркадьевич хотел, чтобы вы вели себя спокойно, – ответил Ринат, – и не приводили с собой на встречу столько охранников, привлекая к себе внимание.

– Это он тебе тоже сказал? Или в своем завещании написал? – хмыкнул Степан. – Давай серьезно говорить. Зачем ты приехал? Что тебе нужно?

– Хотел рассказать вам о Владимире Аркадьевиче, – пояснил Ринат, – чтобы у вас не оставалось никаких иллюзий.

– А у нас и нет никаких иллюзий, – снова начал младший брат.

– Не гони, – прервал его старший, – про какие иллюзии ты говоришь?

– Он просил передать вам, чтобы вы не волновались. Он хотел бы сам поговорить с вами и дать вам нужные инструкции.

– Конечно, хотел, – сразу сказал Степан, – с того света. У тебя есть факс, который можно пересылать из ада? Или прямая телефонная связь?

– Почему из ада? – улыбнулся Ринат, – может, он в раю.

– Это ты у нас быстро в рай попадешь, если будешь говорить загадками, – жестко пообещал Степан, – а он точно в аду. Там место хорошее. Очень много нужных людей. С его связями ему там должно быть интересно.

– Значит, и у меня есть прямая связь, – подтвердил Ринат, – только вы не волнуйтесь. Сейчас двадцать первый век, и не такие чудеса бывают.

– Ты из-за этого приехал? – разозлился Степан.

– Я приехал, чтобы сообщить вам о вашем двоюродном брате, – сурово сказал Ринат, – он жив и здоров. Его смерть во Франции была инсценировкой. Обманом.

– И он вылез из могилы как вампир и теперь хочет кого-нибудь укусить, – закончил за него Степан.

– Какой обман? – спросил более сообразительный Юрий. – Володя погиб вместе со своей семьей и похоронен у нас в городе. Мы ему цветы носим на могилу.

– Он хочет с вами поговорить, – сообщил Ринат, – вы разрешите ему позвонить?

– Куда позвонить? – спросил Степан, но Ринат уже набирал номер. Юрий нахмурился. Ему не нравилась уверенность, с которой этот молодой человек набирал номер. Если это шутка, то затянувшаяся шутка. Может, он просто тянет время и сейчас сюда ворвутся его люди. Нужно было предусмотреть и этот вариант. Но в коридоре находится двадцать человек вооруженной охраны, а внизу дежурят сотрудники милиции. Ни один сумасшедший не решится нападать при таком раскладе. А если Ринат не сумасшедший, если за ним кто-то стоит? Юрий решил, что отсюда нужно уходить, но ему было любопытно, кому именно позвонит их молодой гость.

Ринат наконец закончил набирать номер.

– Здравствуйте, – сказал он, услышав знакомый голос, – я сижу рядом с братьями Глущенко. Они мне не верят, как вы и говорили. Кому мне сначала дать телефон? Старшему брату или младшему?

– Хорошо блефуешь, – кивнул Степан.

– С кем ты разговариваешь? – спросил Юрий. – Кто твой хозяин?

Вместо ответа Ринат передал мобильник старшему брату.

– Здравствуй, Юрий, – услышал Глущенко-старший и изумленно взглянул на брата. Он узнал голос своего погибшего родственника. Но ведь можно подделать любой голос. Этого просто не может быть. Не может быть!

– С кем ты говоришь? – не выдержал Степан.

– Чего молчишь? – спросил Владимир Аркадьевич. – Испугался. Дар речи потерял? Думаешь, с того света звоню? Ты не бойся. Я действительно живой. Только мне нужно было от некоторых «друзей» спрятаться. Поэтому и объявил всем о своей смерти.

– Кто это такой? – не унимался Степан.

– Володя, это ты? – Юрий узнал характерные интонации в голосе.

– Ты еще сомневаешься?

– Дай мне телефон, – протянул руку Степан, – тебя обманывают. Это какой-то фокус.

– Что тебе подарил отец в десять лет? – вдруг спросил Юрий. – Отвечай быстро. Мы еще смеялись. Быстрее…

– Счеты, – ответил Владимир Аркадьевич, – бухгалтерские счеты. Он думал, что они мне понравятся.

Степан вырвал из рук старшего брата телефон.

– Ты брось свои шутки, – зло прошипел он, – нашел время фокусы показывать.

– А ты, как всегда, ничему не веришь, – услышал он знакомый голос, – это я, Степан. Ты вспомни, как я тебя от Миши защищал, когда ты нос ему разбил. И сразу мне поверишь…

– Не может быть… – растерянно сказал Степан. – Этого не может быть.

Он взглянул на Рината.

– Разговаривайте, – разрешил Ринат, – я потом потребую свои деньги за международный телефонный разговор. Только учтите, что потом вам нужно будет убрать отсюда ваш «эскадрон смерти». И отпустить меня домой. Если бы вы только знали, как мне надоели все братья Глущенко. И родные, и двоюродные.

Степан и Юрий обменялись понимающими взглядами.

– Он живой, – почти радостно сказал Юрий.

– Живой, – подтвердил Степан, все еще не до конца веря случившемуся чуду.

Оглавление

Обращение к пользователям