Пролог. Иниб

Пальцы немеют. Еще немного и он не выдержит.

Атну старательно нащупывал ногами хоть какой-то выступ, но сандалии только скользили по мокрым камням.

Он сдавленно шипел и ругался сквозь зубы, ломая ногти и обдирая кожу. Сначала надеялся подтянуться на руках, но быстро бросил эту затею. Уцепиться толком не за что, пальцы соскальзывают, одно неосторожное движение и он полетит в пропасть.

Будь они прокляты, эти горы! Пусть провалятся на самое дно Илара!

Конечно, он знал на что шел, знал чем может закончиться его путь. Умереть героем — почетная участь, иной он для себя и не видел, пусть не сейчас, через много лет. Смерть никогда не пугала его.

Но вот так — глупо поскользнуться и сорваться со скалы — это слишком несправедливо. Не для этого он зашел так далеко.

Струи воды хлестали в лицо, заливая глаза, просачиваясь под впившиеся в скалу пальцы.

Проклятый дождь! Он не прекращался уже пятые сутки, словно боги решили смыть всю нечисть с лица земли, да и людей заодно. Поделом. И ему первому же, среди всех, поделом.

Всем телом прижимаясь к скале, Атну даже и не молил богов о помощи, здесь его не услышат, а если и услышат, то не помогут. Горы Унхареша, священные горы смерти, не то место, куда стоит приходить людям, это запретная земля. Если уж он здесь, то рассчитывать придется только на себя. Его предупреждали.

И он согласился. Сам. Мог бы и отказаться, но… но разве он мог! Когда тебе предлагают такое — отказываться нельзя, да и… Что толкало его в спину? Гордость? глупость? чувство ответственности? тупое упрямство? Атну и сам толком не знал, да и разбираться не было времени.

Он хватался за самый край жизни, над пропастью, в горах смерти. Если бы не крайние обстоятельства, Атну сумел бы по достоинству оценить всю красоту и символичность своего положения.

О чем он только думает, идиот.

Пальцев он почти не чувствовал. Интересно, надолго ли сил хватит?

Не сдаваться! До боли стиснуты зубы. Не сдаваться! От этого зависит не только его жизнь.

Сосредоточившись, Атну закрыл глаза. У него есть последняя попытка, только одна. Нужно рывком подтянуться и ухватить за что-нибудь прежде, чем соскользнут руки. Он уже приметил хороший выступ наверху… слишком высоко. Если не сделать этого сейчас, потом у него не хватит сил. Есть только одна попытка. Ну и пусть не получится, лучше свернуть себе шею и умереть быстро, чем тихо ждать.

Он должен это сделать! Иначе никак.

Атну тяжело дышал. Как бы то ни было, решиться на такое не просто.

Но выхода нет.

Руки сводило от долго напряжения.

Приготовиться, иначе будет поздно…

— Эй, парень! Ты меня слышишь?

От неожиданности Атну вздрогнул и едва не сорвался вниз. Он поднял голову, но разглядеть хоть что-то было едва возможно. Уже темнело, дождь бил в лицо, да и положение в котором он находился не слишком-то позволяло что-либо разглядывать. Главное, что он понял — там, на верху человек. Не демон, не другая какая местная тварь, а такой же человек из плоти и крови, как и он сам. В обычное время большая редкость в этих местах, хотя теперь все идет не как надо.

— Эй, держись и не дергайся. Я сейчас тебя вытащу.

Голос на удивление спокойный, словно стоит лишь руку протянуть.

Человек лег на живот, и свесил ноги вниз, нащупывая опору. У него нет веревки, он просто полезет вниз? Но это же чистое самоубийство, сорваться с мокрых камней ничего не стоило.

Зачем?

— Стой! — крикнул Атну, — я сам. Я вылезу.

Человек остановился и скептически глянул вниз.

— Если можешь вылезти сам, то почему ты все еще там, а не на верху? — поинтересовался он, с изрядной долей сарказма.

— Но…

— Если не терпится умереть, просто прыгни вниз, — спокойно посоветовал человек и, выдержав паузу, добавил, — а если хочешь жить, то лучше виси там, и чтоб никаких глупостей. Просто держись. Крепко.

Зажмурив глаза, Атну отчаянно замотал головой. Очень хотелось верить что вот сейчас все кончится, его вытащат наверх и все будет хорошо, но только разум упорно твердил что это невозможно. Слишком опасно, не стоит…

— Ты не вытащишь меня, только погибнешь сам.

— Заткнись и делай что я говорю. Понял?

Голоса человек не повысил, но эти слова прозвучали настолько жестко, что стало ясно — возражения не принимаются.

Атну кивнул.

До выступа, на котором он висел было метров двадцать, не меньше.

Человек двигался очень размеренно и уверенно, не делая лишних движений, словно лазанье по скалам для него было обычным делом. Конечно, кто знает, может он все же один из здешних стражей, может он и не человек вовсе. Не хотелось оказаться вот так, лицом к лицу, с одним из местных… Духи, демоны, чудища невообразимые, как те скорпионы у ворот Тат-Фишу… Неизвестно еще что лучше — сдохнуть сразу или угодить к ним в лапы.

Конечно, выбирать в его положении не приходится.

Нет, это человек. Он слегка поскользнулся, и до Атну донесся поток приглушенных ругательств. Демоны не выражаются так замысловато.

Только зачем он это делает? Ведь и сам может легко погибнуть. Что вообще делать человеку в этих горах. Впрочем, он же тоже здесь, хоть и человек.

Тот добрался до небольшой площадки, над головой Атну, устроился поудобнее и отстегнул ремень. Один конец он обмотал вокруг руки, другой спустил вниз.

Руки у него все в свежих шрамах, толи ожоги, толи еще что…

— Держись.

Атну стиснул зубы.

Легко сказать держись, единственное неловкое движение, и он сорвется вниз. А падать, ох, как высоко. Атну собрался с духом и попытался одной рукой схватиться за ремень, но вторая рука не удержалась, соскользнула, и он повис на ремне, неуклюже пытаясь нащупать хоть какую-то опору.

Человек сдавленно зарычал, упираясь всем чем можно в скользкие камни.

— Не дергайся, иначе я тебя не удержу.

Атну оставалось только послушаться. Он прекрасно понимал, что вытащить такого как он совсем не просто, он был на удивление высоким крепким мужчиной, на голову выше любого в Аннумгуне, широкоплечий, мускулистый, сильный как бык… только что проку сейчас во всей этой силе, если он вот так беспомощно болтается над пропастью. Лучше бы ему быть поменьше и полегче.

И такую вот тушу этот человек держит на одной руке. Впрочем, это давалось ему не нелегко, даже отсюда было видно как напряглись мышцы и вздулись вены на лбу.

Лишь только это стало возможно, Атну ухватился руками за выступ, подтянулся и оказался рядом с человеком. А глянув вниз, он понял, что никогда бы не выбрался сам, просто не смог бы допрыгнуть, расстояние до выступа намного больше, чем казалось ему снизу.

— Ну, дальше сам сможешь?

Едва заметная ухмылка скользнула по лицу.

— Спасибо тебе, я бы никогда сам…

— Благодарить будешь когда окажемся наверху, — человек не дал Атну закончить и усмехнулся уже очень отчетливо, снисходительно, — лезь первым, я буду ловить тебя, если что.

Атну хотел было возразить, но передумал.

Выбраться наверх оказалось делом не легким, но теперь его сила и ловкость были совсем не лишними, теперь он знал что делать. Только дождь бил прямо в глаза, никак не разглядеть за что ухватиться, приходилось действовать почти на ощупь. Ничего, теперь все получится.

Из последних сил Атну перевалился через край, и, почувствовав надежную опору смог, наконец, расслабиться и закрыть глаза. Даже не посмотрел, выбрался ли тот человек. Он слишком долго висел над пропастью, что бы его могло это интересовать.

А когда немного отдышался и пришел в себя, рядом никого уже не было.

Чувства благодарности не было вовсе, лишь обида и раздражение, не слишком сильные, но слишком неприятные и неуместные.

— Ты знаешь кто я?

Бросив на него исподлобья оценивающий взгляд, человек усмехнулся.

— Атну, царь Аннумгуна, — спокойно произнес он таким тоном, словно не знать эти простые вещи просто нельзя.

Атну вздрогнул, не ожидая такого ответа. Он долго шел молча, размышляя о своем нежданном спасителе, и о том, где тот мог видеть его настолько близко, что бы запомнить лицо. Да какое лицо! Кто бы мог признать в грязном, оборванном парне царя величайшего из городов долины Инну. Он и сам бы себя сейчас, пожалуй, не узнал.

Кроме того Атну казалось, что он тоже видел где-то этого человека. Но вот где? Вглядывался, но все без толку. И все же такого как он нельзя не запомнить. Он не похож ни на одно из иннукушун, людей населявших долины обоих рек, до самого края восточных степей. Все они рыжие, словно та красная глина, из которой вылепил их великий Эмеш… Эмеш… Вылепил и бросил, что б ему…! Атну никогда не отличался особой почтительностью к богам.

Тот, кто сейчас перед ним, темноволосый, таких Атну кажется и не встречал никогда. Может быть, он пришел с запада, из озерной страны? Но ведь тоже нет… хотя кто знает.

Человек оказался неожиданно силен, пожалуй, даже слишком для своей комплекции, к тому же ловок и совершенно бесстрашен, в этом Атну успел убедиться совсем недавно, ползая по мокрым скалам. Он был весь покрыт грязью и недавними шрамами, да еще у него сильно повреждена рука, Атну так толком и не понял что могло оставить такой след, никогда раньше не видел ничего подобного. Спрашивать почему-то не хотелось. Так кто он, этот незнакомец? Кто-то из городской стражи? Может быть мелкий правитель?

Нет, все не то. Что-то в нем было не так.

Человек прекрасно понимал, что перед ним царь, но ему, похоже, было глубоко наплевать. Ни благоговения, ни почтения, ни хотя бы вражды к молодому болвану поссорившемуся с богами и накликавшему беды на свой народ. Его спаситель слишком много знал, но ему не было до этого дела, не было дела даже до того, как царь мог оказаться в таком месте. Впрочем, может быть он и об этом все знал.

— Как зовут тебя? — спросил Атну наконец.

Человек пожал плечами, покачал головой, и ответил не сразу, словно обдумывал нелегкий ответ.

— Иниб, — тихо произнес он.

Иниб? Атну где-то уже слышал это имя… или нет? Как странно… И тут из смутного клубка догадок выплыла одна. Не имя, но значение слова… или даже история с этим связанная.

— Иниб? Не может быть.

Идея эта была настолько невероятной, что Атну не решился бы признаться в этом даже самому себе. Он во все глаза уставился на человека, изо всех сил пытаясь убедить себя в том, что все это бред. Видимо все эмоции красноречиво отразились на его лице.

Иниб с интересом посмотрел на царя, чуть щурясь под непрекращающимся ливнем. Глаза у него были темные, немного золотистые, холодные, жесткие.

— Ты знаешь что значит это имя? — спросил он.

Атну замялся. Он угадал? Неужели он угадал? Но как такое возможно? Уж проще поверить что небо вот-вот упадет на землю… хотя кто его знает, это небо, может и упадет… в последнее время случилось столько всего.

— Смертный, — неуверенно произнес царь.

— Почти, — у него едва дрогнули уголки губ, это можно было счесть за улыбку, чуть кривоватую, снисходительную, — только не совсем.

— Да, не совсем…

Опустив голову, Атну тяжело вздохнул. Уточнять почему-то не хотелось. Было в этом что-то слишком неправильное. Так не должно быть… Неужели такое возможно?

— Кто ты?

Больше всего хотелось услышать какую-нибудь невероятную историю, пусть лучше окажется кем угодно, хоть демоном, но только не так. Но после этого вопроса нежданный спаситель, казалось, потерял к нему интерес.

— Человек, — безразлично произнес он, и отвернулся, давая понять что тема закрыта.

Какое-то время они шли молча. Вода хлюпала под ногами, но дорога в целом оказалась вполне сносной. Они не говорили о том куда идут, но Атну подозревал, что цель у них одна. Конечно, разве может быть иначе, ведь даже лодочник Уршанаби намекал на эту встречу. А он дурак, даже не догадался.

Но это значит рано или поздно придет время выбирать, а сдаваться легко царь не привык. Конечно, это не то же самое, что уступить простому человеку, но тем не менее.

Человеку… да уж, это совсем не то же самое.

Но только скоро один из них умрет, а может и оба, как повезет.

— Почему ты спас меня?

— Ты бы хотел остаться там?

— Но ты меня совсем не знаешь, ты рисковал жизнью.

На мгновение Иниб зажмурился, словно от боли. А когда снова открыл, это уже были глаза уставшего, одинокого и очень старого человека.

— Иногда спасти того, кого ты знаешь совсем не легко, — изменившимся глухим голосом произнес он.

Неожиданно Атну услышал в этих словах горечь и отчаянье, словно этому Инибу недавно пришлось пережить серьезную потерю. Да у кого ж не было потерь, в последнее-то время!

— Прости, — тихо и очень искренне сказал Атну.

Человек остановился, с некоторым недоумением заглянул царю в лицо. Его глаза чуть потеплели, тень пережитого начала немного отступать. И все же, под таким взглядом Атну чувствовал себя еще более неловко, словно ляпнул какую-то глупость.

— Скажи, — Иниб ладонью оттер воду с лица, — что там произошло у вас с Лару?

— Что? — Атну замер на месте, не сразу поняв о чем идет речь. Слишком уж резко тот переменил тему.

То, что случилось, казалось слишком давно, в другой жизни. Какое значение это имеет теперь? Может, пришло время поговорить на чистоту? Может быть все из-за него?

— Я знаю кто ты, — неожиданно, даже для самого себя, сказал он.

— Я тоже знаю кто я, — пожал плечами Иниб, — что с того?

Он отвернулся, и ускорил шаг.

Оглавление

Обращение к пользователям