Глава 3. Златокудрая

1

Думузи сидел напротив, в большом кожаном кресле. Он стиснул пальцы в кулак, так что побелели костяшки, и мрак метался в его глазах.

— Послушай, Сар, я уже однажды был там, — после долгой паузы произнес он.

— Я помню.

Разговор длился уже около часа, но ничего определенного узнать так и не удалось. Они говорили больше не о демонах, а о Лару, и о том что ей грозит теперь.

Думузи совершенно точно что-то скрывал, он словно отгородился от Эмеша невидимой стеной, но даже из-за стены за версту разило недосказанностью.

— И я бы не пожелал ей оказаться там, не пожелал бы никому, — тихо, сквозь зубы, говорил он, откинувшись на спинку кресла.

Ки-Илар, нижний мир, или как называли его люди Тат-Фишу — земля без возврата. Люди никогда не возвращаются оттуда, но богам иногда удаются подобные трюки. Только место это навсегда остается в сердце тяжелым грузом. Однажды Думузи сам спускался в Илар, вслед за златокудрой богиней… вместо нее.

Если суд признает Лару виновной, она снова отправится за Реку, и на этот раз ничего уже ей не поможет. Нижний мир держит крепко.

Больше всего поражало, что Атт не предпринимал никаких попыток защитить дочь, хотя наверное это было в его силах. В этом деле было что-то не так, очень сильно не так, но только в чем дело Эмеш понять не мог. Кроме небесного бога, Думузи был единственным, кто мог пролить свет на это дело. Но Думузи, как и Атт, не хотел.

Вздохнув, Эмеш покачал головой.

— Дим, ведь ты был там по ее вине.

Облизав губы, Думузи провел ладонью по лицу. У него долго не было подходящих слов, что бы ответить.

Это слишком старая история, но вряд ли шрамы сгладились, такие вещи сложно забыть. Эмеш бы никогда не решился это вспоминать, если б это не было последней надеждой узнать хоть что-то. Думузи долго молчал. Было хорошо заметно, как глубоко внутри бушуют противоречивые чувства, и нельзя сказать что возьмет верх. Наконец он поддался всем телом вперед, стараясь смотреть Эмешу прямо в глаза.

— Ты думаешь я решил ей отомстить? — слова эти прозвучали спокойно, но криком зазвенели в ушах. От этого стало немного не по себе.

— Сядь, я пришел не обвинять тебя, а поговорить.

У Думузи было множество причин желать Лару зла, но так же была веская причина не делать этого. Слишком сложно. Эмеш смотрел, слушал, но так и не мог понять чего же здесь больше.

— Поговорить? — степной бог скривился в презрительной усмешке, — ты думаешь, что Лару тут ни при чем, и ищешь другого виновного. Но что если правда в том, что другого виновного нет?

— Она не могла этого сделать.

— А кто мог? Может быть ты? — Думузи зло сощурил глаза, — ты давно не у дел, хотя когда-то имел большое влияние. Может быть ты решил разровнять мир и построить все заново? Только уже по своим правилам? А?

Стараясь сохранять спокойствие и даже примирительную улыбку на лице, Эмеш так же чуть наклонился на встречу.

— И ты в это веришь?

Думузи сразу сдался и сморщился, словно от боли.

— Я знаю что я этого не делал, — тихо произнес он, — ты знаешь что ты этого не делал. Может и разойдемся на этом?

В его голосе звучала надежда, и даже отчаянное желание поскорее уйти от этой темы. Как-то немного неожиданно и странно слышать это.

Пусть. Эмеш решил что пора перейти к делу.

— Ведь это ты нашел врата открытыми. Что ты видел?

— Ты хочешь знать что я видел? — медленно, едва ли не по слогам произнес он.

— Да.

Эмеш кивнул. Вдруг вспыхнув, Думузи вскочил на ноги.

— Убирайся в бездну, Саир, со своими вопросам! — заорал он, — я рассказал все Атту, и мне нечего сказать тебе. Кто ты такой, что бы требовать объяснений?

— Остынь, — Эмеш поднял руку, — я пришел просто поговорить. Пойми, мне сложно поверить, что Лару способна на такое, мне сложно поверить что это сделала она.

— Зато в то, что это сделал я, ты поверишь с большой охотой!

Эмеш вздохнул. Что тут скажешь, ведь действительно в это поверить куда проще.

— Я никого не хочу обвинять, Дим. Я просто хочу понять.

— Какого демона! — зажмурив глаза застонал Думузи, — ты столько лет сидел на своем морском дне и вот теперь вылез! Убирайся отсюда, Сар!

— Хорошо.

Продолжать этот разговор было совершенно бессмысленно. Единственное, чего он мог добиться, так это драки, но такая перспектива его не особенно то радовала.

Лару признали виновной, и Атт ни сказал ни слова в ее защиту. Во время суда он только мрачно смотрел себе под ноги, и словно старался не встретиться взглядом ни с кем из бессмертных. Только на Думузи он изредка бросал косые взгляды.

Когда пришло время, Атт вышел на трибуну, шаркая ногами, словно старик, и поставленным голосом зачитал приговор. В зале царила тишина, и только Лару тихо всхлипывала на своем месте.

После, демоны света взяли ее под руки и отвели в Илар. Ибо так велит закон.

До суда Эмеш несколько раз пытался поговорить с Лару, но его не пустили, сказали что это распоряжение Атта, и что таковы правила. Это дело нравилось Эмешу все меньше и меньше, но разобраться в нем казалось совершенно не возможно.

И дело было не только в судьбе Златокудрой богини — ведь что теперь будет с миром и представить сложно, без Лару, без Любви и Плодородия жизнь остановиться, и не возникнет, не родится новой жизни.

Конечно со временем кто-то может занять ее место, но пока срединные земли, ждут нелегкие испытания.

Эмешу оставалось только ждать и немного отдохнуть. Он уже подергал за все многочисленные хвосты этого дела, но это нисколько не продвинуло его к цели.

В конце концов Лару никогда не была невинной милой девочкой, может статься она и правда вытворила что-то такое… И все равно Атт бы сделал все возможное, что бы не посылать ее в Илар.

Надо подождать.

2

— Подлей еще горячей воды, и принеси мне виноград, ну… и еще чего-нибудь.

Девушка услужливо поклонилась и исчезла за дверью. Щамхат, кажется, ее зовут.

Эмеш вытянулся в ванне во весь рост, расслабился и закрыл глаза. С водой, конечно, он бы прекрасно справился и сам, повернуть красный краник совсем не сложно. Но было очень забавно наблюдать за девушкой, которую приводит в священный трепет это чудо техники.

Шамхат, жрица Златокудрой. Ему присылали их каждый год из Аннумгуна, уже и не скажешь точно откуда повелось. Кажется даже, это была идея самой Лару. Странно немного, Лару в Иларе, а ее жрица сейчас тащит ему целую тарелку винограда.

— Вот, господин, — она поклонилась, опасаясь встретиться с ним взглядом. Они и на царя-то своего боялись поднять глаза, не то что на бога.

От воды поднимался легкий аромат меда и лаванды. Можно полежать тут еще немного, все равно дел сегодня никаких нет. После того случая с шун, Атт велел ему отдыхать и восстанавливать силы. Эмеш и сам чувствовал, что та встреча не прошла для него без следа, он стал быстрее уставать, к вечеру порой болела голова. Атт говорил, что шун немного сбили внутренние энергетические потоки, но со временем все придет в норму. Пусть Эмеш пока отдыхает, а если вдруг станет хоть что-то известно о демонах, то ему тот час же дадут знать.

Отдых, массаж и горячие ванны действительно помогали, но такое времяпровождение уже начало надоедать.

Эмеш приоткрыл один глаз, девушка стояла не шелохнувшись, глядя в пол. Интересно, если он пролежит здесь часа два, она все еще будет так стоять?

— Можешь идти.

Девушка снова поклонилась и пятясь выскользнула за дверь.

Эмеш отщипнул пару виноградинок и лениво потер одной пяткой другую. Может быть и не было тех трех демонов, может они и не вылезали вовсе. Поищут еще немного, поищут и бросят это дело как совершенно бесперспективное. И все снова встанет на свои места.

Шамхат изящно потянулась, словно большая кошка, и чуть откинув одеяло приподнялась на локте.

— Господин… — она тут же нерешительно умолкла, собираясь с духом.

— Да? — Эмеш с интересом посмотрел на нее, девушка еще ни разу не заговаривала с ним первой.

Бросив на него осторожный взгляд, Шамхат набрала в грудь воздуха, но разговор с богом давался ей не легко.

— Не бойся, говори, — подбодрил ее Эмеш.

— Господин, — тихо, вкрадчиво начала она, — прости, что обращаюсь с этим к тебе, но… — Шамхат облизала пересохшие губы, — могут ли люди вернуть благосклонность Великой Матери, или она навсегда отвернулась от нас?

Эмеш едва удержался от ехидного смешка, сейчас это было бы не к стати. В его представлении Лару ну никак не подходила на роль Великой Матери, она и на роль жены-то не особо подходила. Но для людей Златокудрая красавица всегда была олицетворением плодородия, так что вполне разумно.

Однако разговор предстоял серьезный, вздохнув, Эмеш сел на кровати.

— Вряд ли это возможно сейчас.

На лице девушки отразились страх и отчаянье, такого ответа она видимо не ожидала.

— Тогда мы все умрем, — едва слышно произнесла она, — без Златокудрой Лару нет жизни, без нее не будет урожая, и всех людей в долине ждет голод. Неужели Великая Мать совсем оставила нас.

Эмеш стиснул зубы, он и сам все прекрасно знал. Ситуация действительно была сложная. Слишком уж сильно люди зависят от них, может быть со временем мир станет более самостоятельным… если конечно он протянет в таких условиях достаточно долго.

— Лару не сможет вернуться, даже если захочет, — мрачно произнес он, — она в Тат-Фишу.

Девушке понадобилось время что бы понять и осознать смысл этих слов. Для нее это пожалуй означает конец света. Закрыв лицо руками она всхлипнула, и плечи ее задрожали. Она не спрашивала почему, просто рыдала, не в силах сдерживать свои чувства. И тогда Эмеш решил, что закон конечно штука хорошая, и соблюдать его надо, но оставлять так как есть тоже нельзя.

Наверняка можно отыскать лазейку и вытащить Лару на землю. Конечно сделать это будет не просто, но отчего ж не попробовать. Возможно она даже сможет помочь в поисках демонов.

Ну и пусть Атт будет против, ведь наверняка же в конце концов даже скажет ему спасибо.

Только Илар не отдает так просто тех, кто попался в его лапы, и увести оттуда незаметно никак нельзя.

Жизнь за жизнь. Но найти подходящего человека будет не просто.

Оглавление

Обращение к пользователям