Глава 6. Деревня куруби

1

Утро было тихим, ясным, почти праздничным. По воде, обгоняя друг друга, скакали солнечные зайчики, над водой, с легким шелестом, носились легкокрылые стрекозы всех мастей. Воздух звенел, переполненный теплом и весенними красками. Нази смотрел на все это великолепие и диву давался, как, всего лишь за ночь, преобразился мир.

На край тростниковой лодки села бабочка. Большая, лохматая, черная с серебристыми крапинками, словно посыпанная пеплом. Странная такая. Нази хотел смахнуть ее, но бабочка только лениво переползла чуть дальше к корме, даже не думая улетать. Нази махнул снова, бабочка ощетинилась, грозно выгнула крошечную спину и зашипела.

От неожиданности Нази отпрянул и громко икнул. Где ж это видано, что бы бабочки так себя вели. Не нравилась она ему, ох как не нравилась.

Нази оглянулся. За его спиной, на корме, возился с сетями Субах, и конечно же ничего не видел.

— Суб, посмотри-ка!

Субах оторвался от своего занятия и закрутил головой, не понимая, куда следует смотреть.

— Да вот. Бабочка. Она шипела на меня.

Субах с сомнением глянул сначала на бабочку, потом на Нази.

— Брось, тебе показалось.

— Не-е-ет, — Нази замотал головой, — не показалось. Точно тебе говорю.

— Бабочки не шипят, — веско замелил Субах.

Нази вздохнул. Он и сам знал что не шипят, но это была какая-то особенная бабочка. Не хорошая. Лучше прогнать ее пока не поздно. Так он и сказал.

Субах усмехнулся и небрежно махнул в сторону бабочки. Но она улетать и не думала. Тогда Субах осторожно протянул длинную, покрытую толстой серой кожей руку, надеясь взять бабочку за крылья. Бабочка попятилась, потом неожиданно грозно захлопала крыльями и издала такой грозный рев, что Субах едва не вывалился за борт. Он смотрел на диковинное создание во все глаза, пытаясь понять сошел ли он с ума сам, или может быть спятила эта черная бабочка.

— Ну, что я тебе говорил! — торжествующе воскликнул Нази.

Субах провел тыльной стороной ладони по лбу и тяжело вздохнул. Да, надо признать он был неправ.

— Что будем делать? — спросил он.

Нази растерянно пожал плечами и принялся чесать макушку большим черным когтем. Трогать бабочку было страшно, но и оставлять ее сидеть на лодке совсем не хотелось. Похоже рыбалка сегодня не удалась, лучше вернуться домой, пока не случилось чего.

Бабочка невозмутимо чистила усики передними лапками, а рыбаки перебрались на другой конец лодки, Нази взялся энергично грести шестом к берегу.

— Смотри, еще! — вскрикнул Субах, дергая Нази за рукав.

На носу лодки сидела такая же бабочка. Да что же это делается! Никак пустынные демоны решили с ними поиграть. Нужно скорее домой, созвать всех, рассказать Учителю, иначе не миновать беды…

Тут на конец шеста, плавно, словно красуясь, опустилось еще одно чудовище. Нази закричал и в ужасе замахал руками. Шест выпал и плюхнулся в воду.

Что же теперь делать? Хоть руками греби. Рыбаки молча смотрели как быстро вода уносит прочь шест и сидящую на нем страшную бабочку. А до берега далеко, Могун хоть не слишком широк, но быстр.

Нази поднял глаза к небу.

Над лодкой кружилась целая черная стая.

2

Уже глубокой ночью Эмеш вернулся в Синарихен. Он осторожно пробрался в хижину, стараясь не привлекать внимание местных жителей, и направился к кровати. В темноте было сложно разобрать кто на ней спит.

— У-ут, ты здесь? — позвал Эмеш.

Человек на кровати зашевелился и поднял голову.

— Ага.

— А Лару?

— Э-э… Лару… — по голосу было ясно, что вопрос Утнапи несколько смутил, — Лару тоже здесь.

Над кроватью поднялась еще одна голова.

— Привет Сар.

Эмеш присвистнул.

— Быстро вы.

— Да ладно тебе, — весело сказала Лару.

Усмехнувшись, Эмеш пожал плечами.

— Да пожалуйста. Но только вот он, — ткнул пальцем в сторону Утнапи, — еще недавно мне тут рассказывал… Ладно, не важно. Ру, мне надо с тобой поговорить.

— Прямо сейчас? — удивилась она.

— Да, у меня еще много дел. Пойдем выйдем, поговорим.

— Ну Сар, может утром?

Ей было ужасно лень вставать, и уж тем более тащиться куда-то среди ночи. Под одеялом было вполне тепло и уютно.

Для ускорения процесса Эмеш решил немного надавить.

— Ру, давай вставай. Зря что ли я тебя из Илара вытаскивал.

Даже в темноте было видно как она вздрогнула. Больше уговаривать не пришлось. Лару вылезла из кровати, натянула рубашку.

Они решили уйти подальше от домов, к реке, где им никто не сможет помешать. За всю дорогу Лару не проронила не звука, она шла чуть ссутулившись и как-то сжавшись. Очень уж непростой предстоял разговор. У зарослей тростника Эмеш жестом предложил остановиться. Уселись прямо на земле, и долго еще сидели молча.

— Ру, — Эмеш сделал глубокий вдох, начинать было сложно, но и тянуть нельзя, — ты гуляла той ночью. Расскажи.

Он ожидал взрыв, бурю эмоций, крики, но в ее голосе была только усталость и обреченность. Да уж, столько раз ей приходилось отвечать на этот вопрос.

— Это не я, Сар.

— Я знаю, — он кивнул — расскажи мне правду. Ты выходила из дома?

Вдруг Эмеш понял, что смотрит прямо в бездонные голубые глаза. Глаза эти искали понимая, поддержки и может сочувствия. От этого взгляда стало немного не по себе, захотелось отвернуться, уйти. Эмеш моргнул и коснулся ее руки.

— Ру, расскажи мне.

Глаза исчезли под тонкими пальцами, Лару закрыла руками лицо. Пожалуй, ей действительно было не легко сейчас.

— Да, я выходила, — голос звучал глухо, отстраненно.

— Тебя видел Иникер.

— Да, — Лару шмыгнула носом, — Сар, я не открывала Врат.

— Ты была там?

Эмеш затаил дыхание. Лару молчала, опустив голову.

Он уже выяснял все подробности у савалар, и знал правду. Интересно, соврет ли она. Даже если соврет, это еще ни о чем не говорит, слишком сложное дело. Интересно, сам бы он на ее месте что сказал. Он верил Лару, но доверять ей на все сто процентов не мог. Вряд ли она сознательно готова пойти на подобное, но выкинуть какую-нибудь глупость могла запросто.

— Да, я была там, — медленно произнесла Лару, словно спорить уже не было сил.

Эмеш облегченно вздохнул. Значит правда. Игра в открытую — это было бы весьма неплохо, если так, это облегчает дело. Возможно, Лару готова к откровенному разговору.

— Могу я узнать, зачем тебя туда понесло? — строго спросил он.

— Я просто хотела посмотреть.

Это ж надо! Эмеш просто обалдел от такого заявления. Это не зверюшки в зоопарке, что бы смотреть на них. Что это — глупость, наивность, недосказанная ложь?

— Посмотреть??? Ру, согласись, это лучшее место для прогулок.

— Я просто хотела посмотреть, — всхлипнула она, — я даже не подходила к Вратам.

— Хорошо, — согласился Эмеш, — но мне все равно необходимо узнать кто это сделал. Что ты видела, когда была там?

Лару уже открыла рот что бы ответить, но вдруг вздрогнула и замерла, даже кажется дышать перестала. Словно эти слова заставили ее задуматься над тем, над чем она раньше не думала. Конечно ей было просто не до того, Лару загнали в Илар с удивительной скоростью.

Если это сделала не она, то кто тогда.

Тех, кто способен обойти стоящих на страже савалар, и выпустить шун, не так уж много. Да что говорить, таких можно по пальцам пересчитать — она, Эмеш, бог солнца Италь, степной бог Думузи, еще может быть хранитель леса Гизиду, но он вряд ли способен… ну и сам Атт, конечно. Из демонов это по силам разве что самим савалар и энлиль, но они бы никогда… Ну и может быть еще Иникер Эмеша, кто знает, на что он действительно способен. Конечно демоны всего лишь особые силы мира, они никогда не вмешиваются ни во что по собственной инициативе, только наблюдают. Если бы даже Врата открыл Иникер, то это значит, что кто-то из богов подкинул ему эту идею.

Выбор не велик.

Кто бы это не был, он очень удачно подставил Лару. Интересно, хотел ли он просто сильно ей насолить, или же у него были другие цели. Если так, то неприятности только начались.

— Ты никого не видела у Врат?

— Нет, никого, — ее губы жалобно дрогнули.

— И ничего странного, необычного?

— Нет, ничего.

Эмеш кивнул. Конечно он надеялся на хоть какую-то зацепку, но не слишком.

— А ты знаешь, что троих шун так и не удалось найти?

Даже в темноте было видно как побледнела Лару.

— Я не хотела, — одними губами прошептала она.

— Не хотела? — Эмеш не сдержался, повысив голос, — значит ты все же как-то причастна к этому?

— Нет! — Лару отчаянно замотала головой, — нет, я не делала этого. Я не хотела чтобы так произошло. Я просто разозлилась на этого глупого царька, а Атт даже не хотел мне помочь. Никто не хотел. Я только пригрозила выпустить демонов, но я не собиралась этого делать. Правда, Сар! Я не собиралась. Но из-за моих слов…

— Ру…?

— Если бы я не крикнула этого тогда, ничего бы не было.

Да уж, это была правда. Даже если и не Лару выпустила шун, то она спровоцировала кого-то это сделать. Пусть непреднамеренно, но она стала соучастницей.

— Ру, ты поможешь мне найти оставшихся демонов?

— Найти? — воскликнула она, хватаясь за голову, — да это же чистое самоубийство! Сейчас они стали уже слишком сильны, прошло много времени.

— Самоубийством будет ничего не предпринимать. Если мы не загоним их сейчас, потом нам точно с ними не справиться. С каждым днем их сила растет.

Под жестким, холодным взглядом Эмеша, Лару сжалась и уже готова была разреветься. Она зажмурила глаза, обхватила колени руками, было видно, как подрагивают ее плечи. Но Лару бы не была Лару, если позволила бы себе так просто сдаться. Усилием воли ей удалось взять себя в руки.

— Я могу помочь их найти, но я не в силах совладать с ними, — тихо сказала она.

— Хорошо. Значит у тебя нет никакой власти над шун?

Нахмурив брови она тяжело вздохнула.

— Нет. Некоторую власть и определенную неприкосновенность получает тот, кто открывает Врата. Но все это очень условно. Полного контроля над шун нет ни у кого.

— Значит у того кто их выпускает… хм… — Эмеш задумчиво потер лоб, — я не знал. Найти бы кто это сделал. Слушай, Ру, а у тебя нет никаких предположений?

С несчастным видом Лару покачала головой.

— Никаких.

Она опустила голову, погружаясь в свои мысли. Сложно представить хоть одного врага Лару среди мужчин, тут у нее какие-то особые чары, справиться с которыми не способен никто. А среди женщин… среди женщин нет ни одной, кому бы по силам было выпустить демонов. Разве что Эрешкаль.

— Плохо, — сказал Эмеш, — у меня тоже никаких предположений. Я надеялся ты мне что подскажешь.

Он поднялся на ноги и принялся ходить взад-вперед по берегу реки, обычно это помогало думать.

— Ру, ты можешь почувствовать демонов? Как далеко?

— Могу, — грустно усмехнулась она, — но как далеко не знаю. Я ведь жизнь, а они смерть, мы как разные полюса магнитов… но у меня было не слишком много опыта в этом деле.

— Понятно. А они тебя?

— Они? — Лару судорожно сглотнула, было ясно, она об этом и не думала, — не знаю. Думаю, что они тоже меня могут почувствовать, но даже не представляю на каком расстоянии.

— Понятно, — заключил Эмеш.

Дела шли немного хуже, чем он рассчитывал. Пока помощи от Лару мало, гораздо больше может быть неприятностей, если демоны почуют ее раньше, чем она их. Но ничего лучшего у них не было, он уже успел опробовать сотни путей, но ни один из них не привел к успеху. Может повезет на этот раз.

— Так, Ру, сейчас ты расскажешь мне о шун все, что ты знаешь. Поняла?

— Да, — покорно согласилась она.

Только когда солнце тронуло розовыми бликами облака, Эмеш решил, что на сегодня информации хватит. Он чувствовал себя совершенно уставшим и выжатым, словно не сидел всю ночь скрестив ноги у зарослей камыша, а сражался с кровожадными монстрами. Голова просто разрывалась от мыслей и предположений.

Уже уходя он снова обернулся к Лару.

— А что у вас, все же, с этим царем произошло?

Едва ли не впервые Эмеш увидел как краснеет Лару.

— Мне бы не хотелось об этом говорить, Сар. Если хочешь, спроси его сам.

У нее было такое несчастное умоляющее лицо, что Эмеш решил не настаивать. Он отправил Лару спать, а сам отправился «присматривать» за женой Кинакулуша.

Однако, еще немного и он бы опоздал, голодный мангар сожрал бы Тиль вместе с ребенком. В следующий раз нужно позаботиться о защите, в степях стало слишком небезопасно.

Мангара Эмеш не видел, но чувствовал присутствие голодного хищника где-то поблизости. Не было сомнений кого выслеживала эта зверюга, человек для нее желанная добыча.

Убивать он не будет, что бы не поднимать много шума. Достаточно просто спугнуть неслышимым для человеческих ушей звуком. Минутное дело. Где-то вдалеке зверь взвыл, и бросился бежать. Эмеш довольно потер руки.

Тиль спала завернувшись в одеяло из овечьих шкур, даже во сне прижимая к себе ребенка. Интересно, заметила ли она его отсутствие. Похоже на то. Подойдя ближе Эмеш заметил в траве, прямо под рукой, хорошее копье с медным наконечником. Значит Тиль была готова к нападению. Молодец. Эмеш улыбнулся, она пожалуй смелая, и могла бы за себя постоять. Хорошо еще бросив ее одну, соплеменники оставили ей много полезных вещей.

Эмеш отошел в сторону и устроился спать. Если удастся, то он еще успеет немного поспать.

3

Утнапи разбудил непонятный шум с улицы. Он потянулся, зевнул и прислушался. Похоже перед его домом собралась вся деревня, там что-то взволнованно обсуждали, дожидаясь своего покровителя.

Вот демоны, что-то не нравится ему все это.

Утнапи быстро оделся и выглянул за дверь.

Все разговоры разом смолкли, и все взгляды обратились к нему. Вперед вышел Салиш — высокий, плечистый, с тремя кривыми рогами на лысой голове. Салиш по праву носил титул вождя куруби, но не смотря на грозный вид был мягким и мудрым человеком. Куруби никогда не вели войн, почти не охотились на животных, и занимались только рыбной ловлей да собирательством.

Салиш склонил голову и приложил руку к сердцу в знак почтения.

— Учитель, — начал он, — вчера двое рыбаков не вернулись с реки. Мы надеялись, они вернутся на рассвете, но их до сих пор нет. Мы хотим их искать. Поможешь ли ты нам?

Пропали рыбаки? Такого тут не было никогда, все лодки возвращались в деревню задолго до заката. Утнапи давно уже позаботился о том, что бы на воде им всегда сопутствовала удача.

Пропали именно сейчас. Может быть это простое совпадение, но как-то не очень в это верилось.

— Кто пропал?

— Нази и Субах. Они ушли ловить рыбу еще вчера на рассвете, и до сих пор не вернулись. Другие рыбаки тоже не видели их лодки.

Субах? Субах один из лучших рыбаков в деревне. Маловероятно что их просто отнесло течением, и они никак не могут вернуться домой.

— Да, — согласился он, — я помогу вам их найти.

Наскоро перекусив, Утнапи, вместе с другими рыбаками направился к реке. Нази и Субах рыбачили в южном рукаве Могуна, со стороны пустыни, и это еще больше укрепляло подозрения, что пропали они не случайно.

Утнапи с сожалением подумал, что помощь Эмеша ему бы сейчас не помешала. Сам он конечно кое-что может, но возможности его слишком малы. Почувствовать человека за много миль, и быстро перенестись к нему, было не в его власти. Он мог лишь бродить по берегу, пытаясь разглядеть хоть какие-нибудь следы пропавших.

Дело шло к полудню, солнце начало припекать. Утнапи долго не мог понять, что его беспокоит, но когда понял… Вокруг была тишина, такая, что воздух звенел. Даже собственные шаги казались приглушенными и нереальными.

Лодка нашлась далеко внизу по течению, на другом берегу, со стороны Бехреша. Уже одно это говорило, что хорошего ждать нечего.

Лодка была пустой.

По всему видно, ее вынесло на берег, уже без рыбаков. Лодка ткнулась в песок, сильно накренившись на бок, вокруг не было никаких следов.

Утнапи стоял над лодкой, ломая голову куда могли пропасть рыбаки. Прыгнули в воду? Утонули? Но как? Почему? Должно было произойти что-то настолько невероятное, что он даже представить себе не мог.

— Посмотри, — Салиш подобрал что-то в песке у борта лодки.

Утнапи нагнулся. На ладони вождя лежала мертвая черная бабочка.

Что-то здесь не так. Что-то слышал Утнапи про этих бабочек, но вот что и где, вспомнить не мог. Он осторожно взял за крылышки двумя пальцами, покрутил и чуть было не отбросил в сторону, когда понял. Это было не живое существо. То есть живым оно никогда не было. Это не бабочка, а частичка чего-то большого… эх, Эмеша бы сюда.

— Можно я подержу? — Эмеш осторожно заглянул через плечо.

Тиль улыбнулась, и в ее глазах засияли солнечные зайчики.

— Да.

Она протянула ему ребенка.

Эмеш сам точно не понимал, зачем попросил. Любопытство? Никаких других предположений не было. Он неловко взял шевелящийся сверток, стараясь придерживать головку… вроде так надо. Ведь он же помнил… эти пеленки, бессонные ночи… неужели это все с ним было. Слишком давно…

От воспоминаний перехватило дыхание. Он едва не выронил ребенка и поспешил вернуть его назад. Тиль наверно и не заметила, и уж точно не поняла… она просто снова улыбнулась.

Сегодня им предстоял долгий путь.

Они шли по высокой зеленой траве, вымахавшей буквально за последние два дня. Вся степь распустилась и ожила, весь мир радовался возвращению Лару в мир живых.

На длинных тонких стебельках колыхались алые маки. Воздух был наполнен миллионами дурманящих ароматов. Птицы весело щебетали в траве и готовились строить гнезда. Весна и так слишком задержалась.

Красота какая. Эмеш смотрел по сторонам и понимал, что уже давно не замечал всего этого, был слишком ленив что бы гулять пешком, слишком занят собой. Да и давно думал, что видел цветы и лазурное небо уже столько раз, что потерял к ним всякий интерес. Нет, не потерял. Видимо стоило лишить мир всего этого, что бы наконец начать замечать красоту.

Очень приятно было так идти, думать о чем-то совсем постороннем, забыть о проблемах хоть не надолго, забыть обо все и жить только этой минутой. Приятно на время перестать быть тем кто ты есть, и почувствовать себя просто человеком…

Вдруг воздух задрожал и на траву вывалился взъерошенный Утнапи. Тиль вскрикнула, прижимая к груди ребенка.

Эмеш нахмурил брови.

— Что случилось?

Утнапи поднялся на ноги, отряхнулся, отдышался немного. Перемещения давались ему не легко, требовали подготовки и больших затрат сил.

К тому же он еще не придумал с чего начать.

— Знаешь, Сар, у нас два рыбака пропали…

— И?

Явно не за этим Утнапи с таким трудом пробирался сюда. Он стоял нервно теребя ремень, и с трудом подбирал слова.

— Мы нашли пустую лодку, со стороны Бехреша. И еще… еще черную бабочку, — во взгляде Утнапи были страх и надежда. Может быть это всего лишь бабочка, может этот ничего не значит.

Эмеш помрачнел и подошел к Утнапи почти вплотную.

— Черную бабочку? Расскажи поподробнее.

Под его взглядом Утнапи едва сдержался, что бы не попятиться назад.

— Она лежала у лодки, мертвая. Большая, лохматая, с серебристыми точками.

— Ты трогал ее?

— Нет! — поспешно воскликнул Утнапи.

Не слишком убедительно. Эмеш принялся осматривать его, словно врач больного, с ног до головы. Он и сам не знал, что точно он ищет, но очень надеялся ничего не найти. Утнапи все-таки не человек, возможно это не опасно для него, но кто знает… Мало что ли и без этого проблем.

— Сколько человек прикасались к этой бабочке?

— Двое. Вождь Салиш и еще один рыбак.

— Их нужно убить. Немедленно. Иначе будет поздно.

У Утнапи волосы зашевелились на голове. Такого поворота он не ожидал.

— Как?! — завопил он, протестующее махая руками, — нет! нельзя!

Эмеш взял его за плечи и хорошенько встряхнул. Это немного успокоило Утнапи, он замер, обмяк, но в глазах все равно метался ужас.

— Послушай, Ут, это очень серьезно.

— Нет, — Утнапи уже шептал а не кричал, — нельзя. Они же люди. Нужно как-то по другому. Неужели ничего нельзя сделать?

— Нет, — Эмеш старался говорить спокойно и ровно, хотя это давалось с трудом.

Ему самому совсем не нравились такие меры, но рисковать целой деревней, оставляя жизнь двоим, он не хотел.

— Я не знаю другого способа, — медленно произнес он, — но если медлить, то пострадать могут и другие.

— Я не могу, — взмолился Утнапи, понимая, что спорить все равно бесполезно.

— Я могу сделать это. А ты потом, если хочешь, свалишь все на злобного и коварного бога, — Эмеш горько усмехнулся.

Да уж, и это только начало.

— Нет!

Утнапи был поражен до глубины души, но и сдаваться не собирался.

— Ут, не спорь со мной, — Эмеш старался говорить на столько жестко и строго, на сколько мог, — так надо. Где сейчас эта твоя бабочка? Мне надо на нее посмотреть.

— Она в моем доме… — тихо произнес Утнапи.

— Что!!! — у Эмеша глаза на лоб полезли, — ты притащил ее в деревню? Ут, ты совсем сдурел?

Утнапи весь сжался. Эмеша сложно было вывести из себя, но в гневе он действительно страшен.

— Идем, — Эмеш схватил Утнапи за шиворот.

— Саир, — голос откуда-то сзади.

Эмеш обернулся, и увидел испуганную, бледную Тиль. Демоны! Этого еще не хватало. Навязалась она на его голову. Нет, он сам конечно виноват, но…

— Пойдешь с нами, — Эмеш схватил ее за руку, разбираться времени не было.

Еще мгновение, и они уже стояли на площади у дома Утнапи, в Синарихене.

— Показывай, — потребовал Эмеш.

Утнапи бросился в дом. Основательно погремев там и что-то разбив в спешке, он вынес большую глиняную плошку, на дне которой лежала черная бабочка.

— Вот.

Эмеш аккуратно взял плошку из его дрожащих рук. Да, это действительно та самая бабочка. Это то, чего он боялся… Хуже всего, что про этих бабочек он слишком мало знал. Лишь то, что они были предвестники страшной бури…

— Покажи мне тех, кто брал в руки бабочку.

— Нет, Сар, я не могу.

— Хватит, Ут! — Эмеш повысил голос, — если ничего не сделать пострадают все. Давай.

— Я не могу! Пожалуйста не делай этого.

— Если ты не покажешь, я перебью здесь всех до одного. Для верности. Включая тебя.

Эмеш повернулся к Утнапи спиной и направился к ближайшему дому. Это подействовало.

— Хорошо, — выдохнул Утнапи, — я покажу.

Закончив все дела и отнеся бабочку подальше в пустыню, Эмеш чувствовал себя последней сволочью. Но выбора у него не было.

Он старался не глядеть в глаза тех несчастных, они даже не поняли за что. Быстро и безболезненно… Не сейчас. Сейчас не нужно об этом думать…

Эмеш закрыл глаза.

Сколько же еще людей погибнет. Смогут ли они вообще с этим справиться. Надо будет поговорить с Аттом, сейчас скрывать что-либо от него — себе дороже.

Эмеш тщательно вымылся в реке, пытаясь смыть с себя человеческую кровь и очистить голову. Только после этого он задворками пробрался в деревню. Смотреть людям в глаза не хотелось.

Утнапи рыдал, забившись в угол своей хижины. Он всегда был немного не от мира сего, всегда слишком переживал за своих куруби, заботился, опекал. Жил тут в равных с ними условиях, оставив свой дом в Эреду. Он был хорошим парнем, но эти человечки слишком много для него значили. Наверно нельзя так…

Эмеш подошел и тронул Утнапи за плечо.

— Ну как ты?

Утнапи дернулся, словно прикосновение обожгло его.

— Где Лару? — спросил Эмеш.

Утнапи поднял глаза и с несчастным видом пожал плечами.

— Она ушла с тобой, ночью. Я ее больше не видел.

Оглавление

Обращение к пользователям