Глава 12

Черная воронка гиперперехода распахнулась на дворцовой площади прямо перед парадным входом во дворец. В ту же секунду из нее вынырнули около десятка аарн в белоснежных доспехах с выбитым на груди черным ангелом. «Ангелы Тьмы… Ангелы Тьмы…» – побежал по площади боязливый говорок.

Великокняжеские гвардейцы, стоявшие на карауле перед огромными, покрытыми золотыми узорами дверьми, напряглись и крепче вцепились в собственное оружие. Лицо полковника, командующего ими, мгновенно покрылось испариной. Неужели орден решил атаковать дворец? Да сохранят его Благие от такого кошмара! Ведь «Ангелы Тьмы» пройдут сквозь его людей, как нож сквозь масло. И ничего сделать будет нельзя, разве что погибнуть без толку.

Собравшиеся на площади люди, надеявшиеся получить аудиенцию у великого князя, отшатнулись к ограде, окружавшей дворцовую площадь. Никому не хотелось оказаться между легионерами ордена и великокняжескими гвардейцами, если они, не дай Благие, сцепятся.

Из портала тем временем вышли еще двое аарн. Мужчина и женщина в парадной форме без доспехов. Полковник перевел дух – похоже, не собираются нападать. А посмотрев внимательнее, успокоился окончательно – не стали бы люди ордена брать с собой на боевую операцию детей.

Действительно, у вновь прибывших были с собой двое совсем маленьких детишек. Ослепительно красивая молодая женщина с длинными платиновыми волосами, заплетенными в косу, вела за руку мальчишку лет семи. А мужчина, гигант больше двух метров росту, нес на руках совсем еще маленькую, лет трех-четырех девочку. Дети тоже были в форме ордена, они с любопытством оглядывались. Но почему-то молчали, что совсем не похоже на ребятишек, впервые попавших в незнакомое место.

Аарн неспешно двинулись ко дворцу. Только в этот момент начальник стражи внимательнее присмотрелся к их лицам. И его снова прошиб холодный пот. Ко входу в великокняжеский дворец подходила не просто аарн, а не кто иной, как Лиэнни Т’а Моро, младшая дочь великого князя, много лет назад ушедшая в орден прямо с собственной помолвки. Сам полковник, бывший тогда всего лишь лейтенантом, при сем знаменательном событии не присутствовал, но рассказов слышал множество. А узнал ее высочество только потому, что в юности не раз танцевал с ней на редких балах, которые великая княжна все-таки посещала.

– Ваше высочество! – щелкнул он каблуками, когда аарн подошли поближе.

– Здравствуйте, лейтенант, – ответила княжна, потом присмотрелась. – Ох, простите, полковник. Я запомнила вас лейтенантом…

– Прошло девять лет, ваше высочество, – позволил себе слабый намек на улыбку гвардеец. – Мы все с годами меняемся.

– Вы правы, – согласилась Лиэнни. – Рада вашему успеху. Доложите, пожалуйста, великому князю о визите дочери с мужем и детьми. Думаю, его величество пожелает увидеть внуков.

Полковник коротко кивнул и быстро заговорил в наручный коммуникатор. Не прошло и нескольких минут, как огромная входная дверь медленно открылась, и у входа во дворец появились двое запыхавшихся церемониймейстеров. Они низко поклонились великой княжне и пригласили войти.

Молодая женщина переглянулась со своим спутником и, пожелав полковнику удачи, последовала за роскошно одетым дворцовым лакеем. Когда муж княжны проходил мимо гвардейцев, они с изумлением посмотрели на гиганта. Человека такого роста никому из них видеть раньше не доводилось. Да и двигался аарн подобно дикому коту, мягко, неслышно, что сразу выдавало в нем опытного бойца.

Слухи неслись по дворцу со скоростью молнии. Придворные и прочая толкущаяся при дворе публика сбивалась в кучи на дороге к тронному залу. Все жаждали своими глазами увидеть мятежную княжну. Она ведь подала пример не согласным со стариками молодым аристократам, и теперь немало из них уходило в орден.

Муж княжны вызывал страшный интерес у молодых девушек, которых родители тащили во дворец почти насильно, рассчитывая выгодно выдать дочерей замуж. В глазах многих женщин светилось искреннее и почти не скрываемое восхищение при взгляде на гиганта. Но лицо аарн оставалось совершенно невозмутимым, и на призывные взгляды придворных красавиц он не обращал ни малейшего внимания. Десять легионеров в доспехах «Ангелов Тьмы» двигались вслед за княжной с мужем, и их появление тоже вызвало опасливое перешептывание, каждый здесь прекрасно знал, кто такие «Ангелы Тьмы» и чего они стоят в бою.

С интересом наблюдая за глазеющими на них людьми, Лиэнни тихонько посмеивалась про себя. И одновременно отвечала на тысячи вопросов сына с дочерью. От того, что они говорили эмообразами, количество детских вопросов отнюдь не стало меньше. Наоборот. Мысленное общение имело массу преимуществ, давая возможность объяснить все нужное почти мгновенно и не опасаться неправильного понимания.

Дворец за прошедшие годы ничуть не изменился, разве что в мелочах. И люди, собиравшиеся тут, не изменились. К сожалению. Лиэнни держала сильно ослабленный эмощит, понимая, что отец не поверит ей, если ее лицо будет похоже на лицо зомби. Из-за этого приходилось постоянно бороться с тошнотой. Молодая женщина искренне жалела этих несчастных слепцов, жаждущих только влияния и благополучия.

Она старалась высмотреть знакомые лица, но почти никого не находила. Хотя стоп, в уголке, слабо улыбаясь, стояла Кристи, столько лет бывшая ее лучшей подругой. Вслушавшись в ее душу, Лиэнни позволила себе улыбнуться – все-таки светлая княжна куда чище подавляющего большинства окружавших ее людей. Да и неудивительно, если вспомнить доброту Кристи еще в те времена, когда сама Лиэнни жила здесь. Исключения встречаются везде, и слава Благим, что это так.

– Ее высочество великая княжна Лиэнни Т’а Моро с мужем и детьми к Его величеству! – прервал ее размышления вопль еще одного церемониймейстера, и Лиэнни от неожиданности вздрогнула.

Быстро взяв себя в руки, княжна кивнула подбадривающе улыбнувшемуся ей Дереку, и вошла в тронный зал. Придворные расступились, и в просвете показался трон. Молодая женщина резко выдохнула, как перед прыжком в холодную воду, и двинулась вперед. Подойдя к самому тронному возвышению, она внимательно посмотрела на великого князя. Отец сильно постарел за прошедшие годы, но выглядел еще крепким, хоть голова и стала наполовину седой. Но на его белокурой шевелюре это было не очень заметно.

А великий князь переводил взгляд с дочери на ее мужа, но наибольший его интерес вызывали двое молчаливых детей. Особенно мальчик. Все вокруг видели, насколько он похож на великого князя, да что там говорить, перед троном стояла маленькая копия «старого ворона».

Придворные возбужденно зашептались. Тут даже подтверждений не требовалось для понимания, что мальчик принадлежит к роду Т’а Моро. И многие задумались: а не следующего ли великого князя они видят перед собой? И спрашивали себя, что появление наследника может сулить княжеству, которое после уничтожения Совета Кланов Раван держал в кулаке. Так держал, что никто из светлых князей и пикнуть против его воли не смел.

– Рада приветствовать, Ваше величество! – поклонилась Лиэнни. – Передаю вам пожелания доброго здоровья от Командора ордена Аарн, Илара ран Дара. А также его личное послание.

Она отдала запечатанный печатью Мастера черный конверт герольду, стоявшему сбоку, и тот с поклоном передал его великому князю. Отец с почти невидимой глазу ироничной улыбкой принял послание, открыл и прочел. Кивнув чему-то своему, он снова посмотрел на дочь хорошо знакомым ей оценивающим взглядом.

«Ну, интриган старый…» – ирония так и рвалась из эмообраза Дерека.

«Да уж, мой папочка все способен использовать к собственной выгоде, – послала мужу улыбку Лиэнни. – Даже наш визит. Ладно, потом поговорим».

Действительно, великий князь поднялся на ноги и заговорил:

– Я также приветствую орден Аарн и прошу передать господину Командору мои наилучшие пожелания. Но особенно я рад приветствовать вас, дочь моя!

Лиэнни снова поклонилась и подала отцу знак «надо поговорить» на тайном языке жестов, которому он обучил младшую дочь еще в детстве. Левая бровь великого князя приподнялась, но этого не заметил никто, кроме Лиэнни. Однако ее удивило, и сильно удивило, что никто из придворных не осмелился ничего сказать.

Да, похоже, в княжестве многое изменилось… Отец, в конце концов, сумел выдрессировать заносчивых аристократов. Попробовал бы девять лет назад великий князь так приветствовать аарн, будь она хоть трижды его дочерью. Тут же вылез бы вперед надутый от спеси старец из Совета Кланов и начал возмущенно визжать, как поросенок под ножом, о нарушении великих традиций, попрании заветов предков, и грозить престолу посохом.

– Аудиенции на сегодня завершены! – голос великого князя зазвенел металлом, и никто не решился возразить, придворные и просители покорно потянулись к выходу из тронного зала.

Еще несколько минут – и герольд проводил Лиэнни с Дереком в личный кабинет князя. Молодая женщина облегченно перевела дух – слава Благим, официальная часть закончена, можно поговорить о действительно важных вещах. Ждать пришлось недолго, через каких-то четверть часа дверь распахнулась, и в кабинет вошел великий князь.

– Ну, дай я хоть обниму тебя, доча! – добродушно прогудел он и сгреб дочь в объятия.

Лиэнни рассмеялась и поцеловала его в щеку. Для всех остальных Раван VI являлся великим князем Кэ-Эль-Энах, кровавым тираном, но для нее он был, прежде всего, отцом. Любящим отцом, который в свое время часами играл с младшей дочерью, явно выделяя ее среди остальных детей. Великий князь отпустил Лиэнни и опустился на корточки перед серьезным не по возрасту мальчиком.

– Как тебя зовут, малыш? – негромко спросил он.

Мальчик покосился на отца с матерью и только потом ответил:

– Раван.

– Да, па, – улыбнулась Лиэнни удивлению великого князя. – Назвали в честь тебя. Теперь вот воспользовались случаем и решили свозить малыша сюда, пусть сам познакомится с моей родиной.

– Значит, вы прибыли не просто так?

– Сам ведь понимаешь, что нет, – вздохнула она. – Есть немало важного, что стоило бы обсудить.

– Не при детях же, – скривился великий князь. – Вечером.

– Можно и вечером, – согласилась Лиэнни. – Только желательно, чтобы при разговоре присутствовали те из генералов Л’арарда, кому ты полностью доверяешь. Мы их тоже проверим. По-своему.

Бровь великого князя заинтересованно приподнялась. Кажется, дочь привезла что-то интересное. Командор упомянул в письме, что Лиэнни с Дереком являются полномочными послами ордена и присланы с особой миссией. Но вот что это за миссия? Ладно, не стоит пока строить пустых предположений. Мотивы Аарн не понятны никому в галактике, и все умные люди давно оставили попытки предугадать их действия. Бесполезно.

Раван подошел к девочке, с любопытством оглядывающейся вокруг.

– А тебя как зовут, маленькая?

– Велири, – вежливо ответила малышка, искоса поглядывая на великого князя. – А вы мой дедушка, да? Второй? А то дедушка Варис с нами прилетел.

– Да, я твой дедушка, – ласково улыбнулся ребенку правитель одного из самых сильных государств галактики. – А кто такой дедушка Варис?

– Мой отец, – вмешался в разговор Дерек. – Старый граф Тха-Горанга. Он сейчас на крейсере, старик был очень недоволен тем обстоятельством, что отец моей жены не давал своего благословения на наш брак, и потребовал, чтобы его познакомили с вами.

– Буду рад знакомству, – снова приподнял бровь великий князь. – А ведь я вас помню, лор-капитан.

– Дварх-полковник, – усмехнулся гигант. – Командир «Ангелов Тьмы».

– Вот как? Поздравляю.

– Благодарю.

– И приглашаю вашего отца на совместный ужин. Неофициальный, сами понимаете, мне не нужны лишние пересуды.

– О чем речь, Ваше величество! – согласился Дерек. – Я не вчера родился.

На память ему пришла первая встреча с отцом после всех этих лет. Лиэнни настояла на том, чтобы перед визитом в Кэ-Эль-Энах навестить родню мужа, чего самому дварх-полковнику делать не очень-то хотелось. Впрочем, лишних три-четыре дня ничего не решали, и дварх-крейсер «Дух Ветра» прыгнул к родной планете Дерека.

Странно, что именно сейчас Лиэнни захотела познакомиться со свекром. Как раз тогда, когда тому потребовалась помощь, и ждать этой помощи старику было неоткуда. Они успели в последний момент. Замок Тха-Горанг находился в осаде и, судя по всему, в ближайшие дни должен был пасть.

«Ангелы» обрадовались возможности немного поразмяться, и быстро разогнали осадивших замок соседей старого графа. Представив себе впечатление осаждающих, когда на них из распахнувшихся в небе черных воронок с гиканьем и дикими песнями вывалилась толпа рыцарей в белоснежных доспехах, Дерек едва не рассмеялся. Впрочем, судить о том он мог по реакции отца на это происшествие.

Старый граф при виде невероятного зрелища застыл на крепостной стене соляным столбом, его челюсть упала едва ли не на грудь. Старик не видел, как еще одна воронка взвихрилась прямо за его спиной.

– Здравствуйте, отец! – раздался за спиной графа до боли знакомый голос, который он и не надеялся уже когда-нибудь услышать.

Граф медленно повернулся и неверяще уставился на пропавшего больше десяти лет назад единственного сына. Сон это или нет, но именно Дерека он увидел на краю стены. Рядом с ним стояла молодая женщина невиданной красоты, таких красавиц старому графу не доводилось встречать даже при дворе императора.

Он перевел взгляд вниз, где непонятные белые воины добивали окружившие его замок войска трех соседей. Ни один из незнакомцев даже оружия не обнажил, они попросту отдубасили лучших рыцарей края палками, как последних холопов. Кто же они такие? Впрочем, старому графу однажды довелось слышать что-то о подобных латах, беглецы из замка исчезнувшего неведомо куда герцога рассказывали, что именно люди в белых доспехах атаковали замок и забрали их повелителя. Старик снова взглянул на блудного сына и озадаченно приподнял бровь. Одет Дерек был роскошно, но очень странно.

– Здравствуйте, сын, – нахмурив брови, ответил он. – Не соблаговолите ли сообщить мне, где это вы изволили пропадать целых двенадцать лет? И что это за дикие слухи о вашем отказе от дворянства?

– Это не слухи, – спокойно ответил Дерек. – Я отказался от вассалитета, а вместе с ним потерял и дворянство.

– Почему же вы отказались от вассалитета? Как вы могли предать того, кому клялись?!

– А вы разве не знали, кем стал мой бывший сюзерен в последние годы? Сыном Зверя. А любые клятвы, данные Сыну Зверя, становятся недействительными. И вы, отец, это знаете. Все те страшные слухи о герцоге – правда. Да что там, слухи не передавали даже десятой доли правды.

– Вы можете дать слово, что не лжете? – прищурил глаза старик.

– Даю вам слово Дерека Фери и слово аарн. Если пожелаете, расскажу обо всем подробно.

– Но раз вы уже не дворянин, то не можете наследовать титул… – мрачно сказал граф. – Зачем вы тогда пришли? И кто эти воины в белых доспехах? И что такое аарн?

– Отвечаю по порядку, отец, – пожал плечами Дерек. – Я прибыл, чтобы представить вам мою жену и детей, ваших внуков. Воины, как и я сам, принадлежат к ордену Аарн. На данный момент я являюсь их командиром.

– Внуков… – пробормотал старик. – Внуков… Это хорошо, конечно, хотя вы могли сначала испросить благословения на брак. Я никогда вам не препятствовал ни в чем, и не отказал бы.

Его блудный сын переглянулся со стоящей рядом красавицей, и старик понял, что это и есть жена Дерека. Он неодобрительно покосился на мужской костюм молодой женщины, только сейчас обратив на него внимание. Орден Аарн? Это что еще за орден? Колдуны, что ли? Похоже на то, чьи бы еще воины умели летать? Бросив взгляд на поле боя, граф задумчиво хмыкнул – воинство его соседей улепетывало со всех ног. Даже не стоило обвинять их в трусости, кто бы не струсил, если бы на него накинулись летучие рыцари? Может, кое-кто и не струсил бы, но только вот кто?

– Командир! – неожиданно раздался позади задорный молодой голос, и граф обернулся.

Рядом со стеной стоял на висящей в воздухе доске один из белых рыцарей. Воин непонятно когда успел снять шлем, и лицо его выглядело совсем молодым. Да что там, старику показалось, что перед ним вообще мальчишка. Такому разве что оруженосцем быть, а никак не рыцарем. А вот, поди ж ты, уже в доспехах.

– Что, Риман? – повернулся к тому Дерек.

– Мы закончили разгонять этот сброд. Есть еще какие-нибудь распоряжения?

– Пока никаких, но на всякий случай будьте наготове. Возможно, придется нанести визит здешнему императору и вправить ему немного мозги. Не помешает.

– Есть, быть наготове! – весело ответил юнец, и летающая доска, на которой он стоял, по спирали взметнулась вверх.

– Сколько у вас воинов, сын мой? – спросил граф. – Их ведь нужно разместить где-то.

– Пять тысяч, – улыбнулся Дерек откровенному изумлению отца. – Не беспокойтесь, они вернутся на корабль, здесь останется только охрана, человек двадцать, и несколько боевых роботов.

– Боевых ро-о-бот-тов? Это еще что за звери?

– А вон они, смотрите.

Над полем возле замка вспухли пять огромных черных воронок, из которых вывалились блестящие металлические шары. Их размеры впечатляли даже издали. Рухнув на землю, каждый подпрыгнул, и у него выросло с десяток гибких, похожих, скорее, на щупальца, рук и ног. Один замер возле ворот, остальные с почти невидимой глазу скоростью метнулись по сторонам. Старый граф рта открыть не успел, как пять неподвижных, страшных фигур застыли на равном друг от друга расстоянии, окружив замок.

– Не надо их бояться, это всего лишь машины, даже не разумные, – посмотрел на побелевшего отца Дерек. – Но эти пятеро способны без всякой помощи уничтожить императорскую армию и даже не запыхаться. Наш мир, отец, очень отстал в развитии от всех остальных. Настолько же, насколько эти остальные отстали от ордена.

– Вашего ордена?

– Да. А теперь позвольте представить вам мою жену, Лиэнни Т’а Моро. И приношу свои извинения за то, что не испросил вашего благословения на брак. Но мы были очень далеко, настолько далеко, что вы и представить себе не можете.

– Очень рад познакомиться с вами, госпожа Т’а Моро. Как это вы согласились выйти замуж за такого безалаберного и безответственного человека, как мой сын?

– Да так уж получилась… – серебристый смех красавицы прозвенел колокольчиком. – С первого взгляда поняла, что нам с ним по пути. Кстати, в нашем легионе никто не скажет, что дварх-полковник Фери безалаберный. Наоборот, мало кто способен настолько хорошо предусмотреть любую мелочь.

– Да? – иронично приподнял брови граф. – В таком случае, он сильно изменился.

Дерек ехидно ухмылялся. Он знал, что отец всегда втайне гордился его боевой славой. Старик задумчиво пожевал губами, видя это. Удивительно, но его довольно мрачный сын и в самом деле стал другим. Он наконец-то научился весело смеяться, а это уже немало. В свое время графу так и не удалось отучить его слишком серьезно относиться к жизни. Наверное, это заслуга жены. Созидающий, какая же она красавица… А что это, интересно, у нее на щеке? Старик присмотрелся и удивленно приподнял брови – прямо из кожи молодой женщины выступали выложенные в сложный узор маленькие бриллианты. Это что, обычай ее родины? Странный, признаться, обычай. Впрочем, откуда ему знать из каких она земель и что там принято?

– Одну минуту, отец, я сейчас вернусь, – сказал Дерек и исчез в появившейся перед ним воронке.

Старый граф вздрогнул – снова колдовство. Ох, зря его сын связался с колдунами, зря…

– Не беспокойтесь, – раздался голос Лиэнни, – он пошел за детьми. Поскольку здесь шел бой, мы не стали рисковать и оставили их на корабле.

– Но поблизости нет ни большой реки, ни моря… Откуда корабль?

– Наши корабли не плавают по морю, они летают в небе между мирами.

– Значит, Зарн Ростанский был прав, и миров много? Зря его сожгли, получается…

– Я не знаю, кто такой Зарн Ростанский и за что его сожгли, но миров действительно очень много, – задумчиво покосилась на свекра молодая женщина. – Только в княжестве моего отца их больше четырехсот.

– А кто ваш отец?

– Великий князь. Наша империя называется княжеством, а император – великим князем.

– Так вы принцесса? – взлетели вверх брови графа.

– Когда-то была, – иронично усмехнулась Лиэнни. – Ни мне, ни Дереку власть и даром не нужна. Людям ордена богатство и власть кажутся кровавыми играми жестоких детей.

– А ваш отец дал разрешение на брак? – осторожно поинтересовался старик, не обратив внимания на непонятные слова невестки.

Молодая женщина весело рассмеялась.

– Я ушла в орден с собственной помолвки и с тех пор отца не видела, – ответила она. – О каком разрешении могла идти речь?

– С помолвки?

– Нас с отцом принудили к невыгодному нам браку, так как сыновей у него не было. А по законам княжества дочь корону получить не может, великим князем становится муж одной из дочерей.

– То есть, кто-то из лордов вашей страны захотел стать императором? – старый граф ощутил себя в своей стихии, придворные интриги были ему хорошо знакомы, и наверняка, в далеком княжестве ничем не отличались от таковых при дворе здешнего императора.

– Захотели, – ехидно ухмыльнулась Лиэнни. – Да вот только ничего у них не вышло, отец воспользовался моим уходом в орден и приказал перебить всех желающих, переодев своих гвардейцев в доспехи, похожие на наши.

– И все подумали, что ответственность за это несет ваш орден, – покивал граф. – Неплохо, неплохо. Только… Только это же война!

– Посмотрела бы я на того дурака, что рискнет воевать с нами… – рассмеялась молодая женщина. – Самоубийцей нужно быть.

– Значит, этот ваш орден настолько силен, что никто даже не рискует… – задумчиво протянул старик. – Интересно. Но на любую силу всегда найдется другая сила. Не забывайте об этом.

– Стараемся не забывать, – кивнула она. – Вот и сейчас мы летим к моему отцу не только показать внуков, но и попытаться заключить союз. Нам с Дереком будет куда легче уговорить его, чем кому-либо другому.

– Естественно, – скользнула по губам графа тонкая улыбка. – А у вашего отца есть наследники?

– Насколько я знаю, все еще нет. Моих сестер он выдал за людей, пляшущих под его дудку и слишком слабых, чтобы стать великим князем. К тому же, ни одна из них так и не родила сына. У каждой уже по нескольку дочерей, но сыновей нет. Его величество был бы совсем не прочь, если бы Дерек согласился стать наследником престола, он отцу почему-то с первого взгляда понравился. Но мы аарн, и нам не нужна власть, мы не способны жить вне ордена.

– А ваши дети? – поинтересовался удивленный старик, так и не понявший, почему его сын отказался от столь лакомого куска, как императорская корона.

– Они тоже аарн и растут среди своих. Сомневаюсь, что Рави пожелает окунаться во всю эту грязь. Малыш, конечно, непоседа, но вряд ли настолько.

– А вот и мы! – прервал их беседу веселый голос Дерека.

У него на руках сидела маленькая девочка в серебристом платьице, а рядом стоял очень серьезный мальчик лет семи. Не по-детски серьезный, и этой серьезностью он сильно напоминал Дерека в том же возрасте. Тот, насколько помнилось старому графу, в детстве вообще смеяться не умел. Да и рост малыша впечатлял, он, судя по всему, вырастет таким же гигантом, как его отец. Вот только лицо ребенка совсем не походило на лица его предков из рода Р’Фери.

– Он настолько похож на моего отца, что мне иногда страшно становится… – задумчиво и очень тихо сказала Лиэнни. – Думаю, Его величество будет поражен.

– Я настоятельно требую, сын мой, – заговорил старый граф, услышавший последнюю фразу, – чтобы вы познакомили меня с отцом вашей жены.

Дерек переглянулся с Лиэнни, немного подумал и кивнул, соглашаясь. Подобный расклад мог дать дополнительные преимущества в переговорах с великим князем. Ведь если их брак официально признают, наличие хотя бы гипотетического наследника даст Равану VI дополнительные преимущества, и старый интриган ухватится за это руками и ногами.

«Быстро просмотри память отца, – оторвал Дерека от воспоминаний встревоженный эмообраз жены. – Обрати внимание на второй нижний блок, скрытый. Я уловила что-то о наших таинственных оппонентах!»

«Значит, и княжество связано с этой организацией… – задумчиво протянул дварх-полковник, тщательно сканируя память великого князя и перебрасывая полученную информацию дварху ближайшего крейсера для анализа. – Хвост Проклятого! На твоего отца, как и на всех остальных, выходят мало что знающие курьеры. Ничего особо интересного он не знает».

«Увы… – разочарованно подтвердила Лиэнни. – Боюсь, что когда эспедешники выйдут из подполья, мы столкнемся с огромным количеством проблем. Хоть бы какую зацепку о том, кто они вообще такие…»

Уже лет двести Аарн наталкивались на следы деятельности некоей загадочной организации. О ней ничего известно не было, кроме непонятно что обозначающей аббревиатуры «СПД». Самое неприятное, что при расследовании причин любой крупной заварушки последних десятилетий всегда находились намеки на чье-то тайное влияние. Но только слабые намеки, неизвестная организация действовала столь тонко, что ухватиться было буквально не за что.

В тела их людей встраивалось подобие «Последнего Дара», и ни один из эспедешников так и не попал в руки аарн живым. А следы чужого манипулирования продолжали обнаруживаться за каждой язвой обитаемой галактики. Очень слабые следы, но компам и двархам биоцентров этого оказалось достаточно, чтобы сделать определенные и весьма настораживающие выводы.

Судя по всему, даже разработки самого смертоносного оружия финансировались этими таинственными некто через подставных лиц. Мало того, непонятная организация стояла и за пиратами, и за наркобаронами, и за работорговцами, и за всеми крупными мафиозными кланами галактики. Да что говорить, даже снафферы не избежали их внимания, и платили кому-то огромные отступные. После завершения анализа ясно стало одно – за всем происходящим в последнее время стоит какая-то сила. Но понять, что это за сила, пока не удавалось.

Сделанные биоцентром выводы и послужили окончательным толчком в принятии решения об очистке самых страшных гнойников обитаемой галактики. Оставалось надеяться, что уничтожение подопечных заставит неизвестных пошевелиться, и это шевеление удастся засечь.

– В таком случае, – продолжил не заметивший сканирования великий князь, – предлагаю начать переговоры в десять вечера. Но я должен знать о ваших предложениях прежде, чем приглашу генералов Л’арарда.

– Потому мы и хотели для начала поговорить с тобой наедине, па, – улыбнулась Лиэнни. – Поручи кому-нибудь показать малышам дворец, тут есть много вещей, которые их заинтересуют. Только с ними будет наша охрана, ты не против?

– Так даже лучше, – кивнул Раван. – Не стоит детям раньше времени встречаться с придворными льстецами.

Лиэнни с мужем в который раз переглянулись, и почти незаметные совершенно одинаковые улыбки скользнули по губам обоих. Странно, но великому князю все время казалось, что они мысленно говорят между собой. Снова на память пришли слухи о присутствии в среде ордена телепатов. Но его дочь ведь не телепат и никогда телепатом не была! Как она все-таки изменилась. Импульсивность ушла, ее сменила спокойная уверенность в своих силах. Нынешняя Лиэнни легко смогла бы удержать дворянскую вольницу в стальном кулаке. Но, увы. Она аарн – и этим все сказано. Попытка посадить на престол человека ордена обернется гражданской войной, это было великому князю до боли ясно. Но вот если наследником станет мальчик…

«Раван VII, тридцать пятый великий князь Кэ-Эль-Энах из рода Т’а Моро…» – произнес Раван VI про себя, пробуя эти слова на вкус.

И как малыш похож на него, даже удивительно. Вопрос только, а согласится ли орден? Великий князь что-то в этом сомневался. Впрочем, все станет ясно в дальнейшем. Он вызвал слуг, и вскоре детей, сопровождаемых четырьмя «Ангелами Тьмы» увели.

– Что ж, – сказала Лиэнни, проводив взглядом ушедших. – Давай выпьем немного и перейдем к делам. Мы, кстати, привезли тебе кое-что для пополнения коллекции, таких сортов вин и коньяка в галактике не видели. Их делают по паре тысяч литров в год, вряд ли больше.

– Весьма благодарен, – довольно хмыкнул великий князь. – Буду рад продегустировать. А пока прошу садиться.

Он показал рукой на кресла у круглого стола, затем достал какую-то бутылку из бара и налил всем понемногу густой непрозрачной темно-коричневой жидкости. Дерек сел, поднял бокал и отпил глоток, Лиэнни последовала его примеру. Неплохо, очень неплохо, напиток оказался крепким, но пился легко и хорошо освежал. Дварх-полковник достал похожий на небольшую тетрадь биокомп из планшета и положил рядом с ним два инфокристалла, записанных еще дома в формате, принятом в княжестве. Великий князь заинтересованно покосился на них, но ничего не сказал, ожидая начала разговора.

– Итак, па, – Лиэнни включила биокомп и вывела на вспыхнувший в воздухе голоэкран нужные документы. – Для начала ознакомься с этой информацией. Наверное, ты не раз задавал себе вопрос, какого хвоста Проклятого орден вмешивается в дела других государств и что ему вообще нужно?

– Задавал. И мне очень хочется узнать ответ на него.

– Причина проста, мы просто хотим выжить, – тяжело вздохнула она. – А если не будем вмешиваться, нам это не удастся. Просмотри информацию на этом компе, и ты сам все поймешь. На кристаллах статистические данные за последние сто лет, на их основе ученые княжества легко проверят наши расчеты. Профессор Вальеро с кафедры математической статистики столичного университета вполне способен это сделать. Достоверность цифр тоже легко проверить, подняв данные архивов. Точно такие же данные мы предоставили Его Святейшеству во время его визита на Аарн Сарт. Он счел их достоверными.

Вот даже как? Великий князь заинтересованно вскинул брови. Первосвященник посещал Аарн Сарт? Весьма, весьма интересная информация, и выводы из нее следовали еще более интересные. Орден, похоже, кардинально меняет свою внешнюю политику и идет на более плотный контакт с остальными. Наконец-то. Одумались. Но решать что-либо пока не время, для начала стоит прочесть привезенное дочерью. Он придвинул к себе биокомп.

По мере чтения брови великого князя то приподымались, то хмурились, он то и дело закусывал губу. График следовал за графиком, каждый пояснялся несколькими строками сухого текста. Раван VI не был бы политиком, если бы не понял того, что следовало из этих страшноватых графиков. Да, сегодня же придется поднимать на ноги Л’арард и научную разведку, пусть проверят все это. Одновременно великий князь понимал, что полученная информация полностью достоверна, и проверка ничего не даст. В столь важных вопросах Командор не станет лгать. Особенно, если данные так легко проверяются. Плохо, что никто из ученых княжества до сих пор не обратил внимания на эти тенденции. На кой хвост Проклятого университеты и научные институты получают огромные дотации, если не обращают внимания на такое? Ладно, разбираться придется позже, и кое-кто ответит за свою слепоту.

– Значит, в случае вашего устранения от дел максимальный срок существования галактической цивилизации – пятьдесят стандартных лет? – нахмурившись, спросил великий князь.

– Именно так, – кивнул Дерек. – Если только роль полицейского галактики не возьмет на себя кто-нибудь другой. Но кто обладает для этого достаточной силой? Я, на данный момент, таковых не знаю. Теперь задам вам вопрос, Ваше величество. Каковы были бы ваши действия после нашего устранения, если бы вы не получили этой информации?

Дварх-полковник кивнул в сторону биокомпа. Великий князь задумался. Самое гнусное, что аарн полностью прав. Все силы княжества в таком случае были бы отданы созданию боевого флота и оружия массового поражения. Да, именно так и поступит правитель любого государства. И гварды с людьми действительно при первой же возможности вцепятся друг другу в глотки, слишком сильна взаимная неприязнь. И те, и другие хорошо помнят тысячи лет беспрерывных войн.

Раван снова просмотрел некоторые графики, проигрывая про себя возможности развития ситуации при разных раскладах. Увы, ни при каких раскладах положительного результата не получалось. Если в галактике не будет кого-нибудь, контролирующего всех остальных и имеющего возможность наложить вето, гибель цивилизации неизбежна. Не хотелось соглашаться с такими выводами, но против фактов не пойдешь. Отсюда следует, что с этими данными необходимо ознакомить правительство каждого государства обитаемой галактики. Каждый правитель должен четко осознавать, что случится, если он начнет войну. Но ведь не с каждым договоришься… Попробуй, договорись с фанатиками из Аствэ Ин Раг. И уж конечно, об этих данных должны знать…

Великий князь торопливо оборвал мысль о людях, которые, как он надеялся, смогут когда-нибудь справиться с орденом. Он не заметил, что Лиэнни с Дереком при этом снова переглянулись. Впрочем, уход Аарн от дел – гипотетическая ситуация, и ее можно рассматривать только умозрительно. А вот происходящее сейчас требовало пристального внимания.

Великий князь снова придвинул биокомп и продолжил чтение. Так, значит, происходит планомерное усиление преступных кланов каждого государства обитаемой галактики? И они постепенно сливаются в одну гигантскую наднациональную структуру? Что ж, это было известно и раньше, вот только точных данных у него не имелось. Но как с ними справиться? Преступные кланы давно мешали Равану, и многие усилия спецслужб княжества были направлены на их ослабление. Увы, успехов было на удивление мало.

– Исходя из этого, – недовольно проворчал великий князь, мрачно жуя нижнюю губу, – я удивлен, что вы почти ничего не делаете. Я бы на вашем месте действовал куда жестче и решительнее. Тем более что вы, в отличие от меня, имеете такую возможность.

– Но без содействия правительства того государства, на территории которого приходится действовать, что-нибудь сделать затруднительно, – развел руками Дерек. – Хотя и можно, но сразу начнутся обычные вопли о вмешательстве во внутренние дела, и так далее, и тому подобное…

– И вы, – прищурился Раван, – наконец-то соизволили попытаться договориться с кем-нибудь? Ну, слава Благим, не прошло и двух тысяч лет…

Лиэнни с Дереком дружно фыркнули и рассмеялись. Великий князь некоторое время заинтересованно наблюдал за ними, потом присоединился. Отсмеявшись, все трое посмотрели друг на друга.

– Да, – кивнула Лиэнни, – мы решили договориться. Преступные кланы тянут руки за пределы своих стран и с каждым годом все сильнее мешают нам. Особенно наркоторговцы. Почти каждый год появляются новые наркотики, синтезированные в подпольных лабораториях Кэ-Эль-Энах. Страшные наркотики, вызывающие привыкание с минимальной дозы. А теперь они подмяли под себя и работорговлю. Знаешь ли ты, па, что сейчас в княжестве почти официально процветает рабство?

– Нет, – покачал головой великий князь. – Такие утверждения требуют доказательств. И если вы правы, то с этим нужно что-то делать.

– Доказательства мы предоставим. Но не это сейчас главное. Орден Аарн предлагает княжеству Кэ-Эль-Энах совместную операцию по очистке этих конюшен. Прошу также учесть, что на это есть благословение Его Святейшества, и каждый священник Церкви Благих обязан нам помогать.

– Даже так? – заинтересованно прищурился Раван. – В таком случае может и получиться.

– Да, может. Мы привели сюда четыре дварх-крейсера и половину «Ангелов Тьмы». Имея на руках информацию Церкви, мы вполне способны разгромить основные кланы. Тем более что нам не нужны ваши суды, прокуроры и адвокаты, чтобы осудить зверье. И уничтожить. Но помощь Л’арарда не будет лишней.

– Что ж, я, пожалуй, согласен, – великий князь внимательно посмотрел на зятя, но тот выглядел совершенно безмятежным. – Мне надоело, что триллионы кредитов идут мимо казны. Да и крылышки некоторым обнаглевшим господам давно пора подрезать, слишком высоко забрались.

– Необходимо только, чтобы никакая информация не просочилась раньше времени, – негромко сказала Лиэнни. – Знаешь ли ты, что у тебя в кабинете было три жучка? Я их нейтрализовала. Что самое неприятное, два из этих жучков – нашего производства. А мы их не устанавливали, в этом я могу поручиться.

– Вот как? – из сузившихся глаз великого князя полилась мрачная угроза. – Значит, снова предатели завелись? До чего же назойливые паразиты…

– Потому, кстати, мы и хотели видеть генералов Л’арарда, которым ты доверяешь. Мы проверим их по-своему. Если предатель среди них, он не сможет скрыться.

– И почему же? – прищурился Раван. – Раз он сумел обмануть внутреннюю безопасность Л’арарда, что ему помешает обмануть и вас?

– Ох, и трудно признаваться, па… – нахмурилась Лиэнни. – Но раз уж принято решение больше не скрывать это обстоятельство, признаюсь. Слухи о телепатии в нашей среде полностью правдивы. Каждый аарн – абсолютный эмпато-телепат. Мы почти не общаемся вслух. Ты, наверное, удивился, что дети так молчаливы? Так они не молчаливы, мысленно я с ними и сейчас говорю.

Великий князь потрясенно откинулся на спинку кресла. Это признание ставило с головы на ноги многое, очень многое. Теперь ясно, каким образом Аарн добывают любую тайную информацию, даже такую, доступ к которой имеет всего один человек. От них вообще невозможно что-нибудь скрыть, и что с этим делать, он пока не знал.

– Что вы подразумеваете под словом «абсолютный»?

– Абсолютный – это телепат, не только считывающий текущие мысли, но и способный полностью прочесть и анализировать долговременную память человека. Даже то, что сам человек уже не помнит. А ведь ты упустил из вида еще и эмпатию. Эмоции важны ничуть не меньше мыслей.

– Как же можно так жить? – содрогнулся великий князь. – Не иметь ничего, что только твое? Я бы не смог…

– Кто знает… – пожал плечами Дерек. – Прошу также учесть, что отрицательные качества в человеке вызывают у любого аарн резкое отвращение, вплоть до кровавой рвоты. Мертвые лица, которые так настораживают вас, – это всего лишь психощиты, не пропускающие чужие эмоции. Вы думаете, Ваше величество, нам приятно ощущать подлость или жестокость? А уж корысть…

Его лицо брезгливо сморщилось. Раван осмысливал свалившуюся на него информацию, стараясь не думать ни о чем важном. Впрочем, глупость. Раз они способны прочесть память, это не поможет. Попытавшись представить себе мир, в котором мысли и чувства людей доступны всем вокруг, он содрогнулся. А если они не лгут, и отрицательные качества в человеке вызывают отвращение у каждого аарн… Тогда вообще непонятно, люди ведь очень разные, подлецов и палачей всегда хватает. Хотя, стоп: ведь не зря же они так строго отбирают новичков? Совсем не зря.

Да, сделанное дочерью признание многое ставило на свои места, становилась понятной подоплека многих до того непонятных действий ордена. Но ведь попадающие туда люди не телепаты! Уж его дочь телепатом никогда не была. Вывод отсюда следовал только один – телепатом ее сделали там. Значит, эта способность изначально присуща человеческому мозгу, и ее нужно только пробудить.

Придется потрясти биологические факультеты лучших университетов, пусть поразмыслят о возможном пробуждении скрытых свойств организма. Подумав о том, насколько полезно для правителя иметь телепата возле себя, великий князь вздохнул. Увы, нереально. Но вот придумать какую-нибудь защиту от чтения мыслей необходимо.

– Странно, – негромко сказал он. – Странно, что вы решили больше не скрывать это. Ведь вы лишаетесь важного преимущества. Уж будьте уверены, ученые сумеют найти защиту от вас. Не понимаю ваших мотивов.

– А они словами не объясняются, па, – грустно улыбнулась Лиэнни. – Просто мы с каждым годом все больше и больше убеждаемся, что орден изначально совершил несколько кардинальных ошибок. Вместо того, что стремиться стать лучше, люди ненавидят нас. И как это исправить – тоже никто не понимает.

– Идеалисты… – насмешливо протянул великий князь. – Вы хотите, чтобы я поверил, что вы идеалисты? Извини, доча, не верю.

– А я и не призывала тебя верить, – вздохнула Лиэнни. – Но мне жаль, что ты не можешь разделить с нами доступное нам ощущение общности, чистоты, любви. Впрочем, каждый человек всегда исходит только из собственного жизненного опыта. Поэтому доказывать что-либо бесполезно, и лучше нам вернуться к нашим баранам.

– Лучше. Теперь я понимаю, как вы собираетесь проверить моих «любимых» генералов. И ничуть не против узнать, кому они служат на самом деле.

– Узнаем, – взгляд Дерека был многообещающим.

– Вы не знаете, господин генерал, зачем нас пригласили? – мрачно спросил Сарек Т’а Ларе, руководитель внешней разведки Л’арарда.

– Увы, нет, – ответил Тераль Т’а Керен, занимавший должность начальника отдела внутренних расследований. – Знаю только, что дочь его величества вместе с мужем еще не выходили из кабинета.

– Аарн… – раздраженно проворчал третий из генералов Л’арарда, Стер Рамин, единственный из них не бывший аристократом. – Хребтом чую, что-то они притащили на хвосте его величеству. Боюсь, нам хорошо побегать из-за них придется.

– Похоже, вы правы… – мрачно пробормотал Тераль. – С орденом никогда не поймешь, что еще может взбрести им в головы.

– Хуже другое, господа, – поджал губы Сарек. – У нас появился наследник престола, если кто еще не понял. Наследник престола – аарн! Не мне вам объяснять, что это значит.

– Хуже не придумаешь, – кивнул Стер и тихо выругался сквозь зубы. – Это, господа, гражданская война. И останавливать ее нам с вами. Опять крови будет…

Он обреченно махнул рукой. Генералы вздохнули, каждый прекрасно знал, что если старый ворон что-то вбил себе в голову, то разубедить его невозможно. А уж в этом вопросе… Невероятное сходство маленького аарн с великим князем говорило само за себя. Каждый из генералов внимательно рассмотрел молчаливого серьезного мальчика, сопровождаемого фрейлинами, испуганно косящимися на четырех готовых к бою «Ангелов Тьмы» позади. И каждый уверился, что видит будущего великого князя. Если только кто-нибудь не озаботится тем, чтобы убрать мальчишку. Но таких сил в княжестве не осталось, старый ворон постарался на славу и вырезал под корень всю оппозицию. Продолжать сопротивление попросту некому.

Раван VI стал первым князем за последнюю тысячу лет, сосредоточившим в своих руках абсолютную и непререкаемую власть. Да и между собой сговориться господа генералы тоже не могли, каждый втайне ненавидел и презирал остальных, великий князь умело стравливал их, играя на амбициях и страхах каждого. К тому же, существовала еще одна подобная Л’арарду организация, но она была настолько законспирирована, что каждый из генералов знал о ней только то, что она существует.

– Прошу вас, господа генералы! – распахнул двери кабинета маленький, постоянно улыбающийся человечек, личный шут великого князя. – Его величество ждет вас.

Осторожно покосившись на шута, являвшегося на самом деле их непосредственным начальником, генералы прошли в кабинет. Старый ворон удобно расположился в кресле напротив входа, держа за руку стоящую возле него дочь. Чуть в стороне сидел уже виденный ими сегодня огромный аарн. Гигант иронично ухмылялся, в упор глядя на вошедших. От его взгляда генералам стало очень не по себе, казалось, аарн видит их насквозь.

Шут закрыл двери и что-то включил, по стенам кабинета пробежало сияние изолирующего дзарт-поля. Это о чем же таком здесь говорить собрались, раз приняли такие меры безопасности? Высшие лорды Л’арарда переглядывались, ничего не понимая. И это им очень и очень не нравилось. Что-то назревало, а руководители службы безопасности, обязанные быть в курсе всего, что происходит в княжестве, ничего не знали.

– Садитесь, господа! – заставил их вздрогнуть надтреснутый голос великого князя, и все трое послушно опустились в указанные шутом кресла. – Предупреждаю, что все, сказанное здесь, не должно выйти за пределы этой комнаты.

Генералы сидели молча, не решаясь пошевелиться. Но каждый лихорадочно прикидывал, о чем таком важном может идти речь.

– Пришло время пощипать некоторые из преступных кланов, – наклонился вперед Раван. – Особенно клан Т’а Эрсен и близкие к нему, а то они слишком уж обнаглели и забыли, что Кэ-Эль-Энах вовсе не их вотчина. Орден Аарн любезно согласился оказать нам помощь в этом благом деле. Представляю вам дварх-полковника Дерека Фери, командира легиона «Ангелы Тьмы».

Генералы по очереди представились дварх-полковнику. Информация была крайне интересная. Значит, младшая дочь великого князя замужем за командиром «Ангелов»? И теперь этот жутковатый легион готов действовать по указке старого ворона? Если так, это страшно. Не дай Благие! Однако поспешных выводов делать не стоило.

Дварх-полковник вдруг встал и кивнул великому князю. Тот нахмурился и прикусил губу. Немного подумал и тоже кивнул. С треском распахнулся гиперпортал, и двое вынырнувших оттуда «Ангелов Тьмы» подхватили под руки вскочившего с кресла генерала Т’а Ларе. Тот затрепыхался, да куда там. Его быстро обыскали и выложили на стол перед великим князем найденный у арестованного экранированный ручной плазмер. Остальные генералы вжались в кресла, с недоумением поглядывая на безумца – прийти в кабинет старого ворона с оружием? Да Сарек с ума сошел!

– К сожалению, господа, – раздался голос гиганта, – генерал Т’а Ларе – предатель и работал на клан Т’а Эрсен. И еще на кое-кого. Позвольте представить доказательства, Ваше величество?

– Прошу вас, господин дварх-полковник, – кивнул великий князь и отпил какого-то черного напитка из стоящего перед ним бокала.

– Я ни в чем не виноват, Ваше величество! – выкрикнул арестованный руководитель внешней разведки, попытавшись вырваться из хватки «Ангелов», но те свое дело знали. – Это клевета!

– А мы вот сейчас и увидим, клевета или нет, – спокойно ответил старый ворон и переглянулся с дочерью.

Дварх-полковник усмехнулся и повернулся к стене, мгновенно превратившейся в огромный экран. На этом экране генералы увидели хорошо знакомого им Терса Т’а Эрсена, одного из руководителей самого богатого из преступных кланов, чрезвычайно изворотливого и хитрого типа. Знали о нем многое, но вот доказательств незаконной деятельности не имели. Он с кем-то говорил, требовал новых данных о тайных операциях Л’арарда, и этот кто-то передал ему кристалл с данными. А в ответ получил кредитную карту на предъявителя.

Казалось, они видят происходящее глазами этого таинственного кого-то. И только когда Т’а Эрсен, прощаясь, назвал имя собеседника, генералы вздрогнули. Это был их коллега, сейчас с ужасом уставившийся на экран. Он не понимал, каким образом в руках ордена могла оказаться эта страшная для него запись, ведь свидетелей не было! Неужели сам Терс продал его? Больше некому. Ах, сволочь… Ну, ничего, теперь ничто не обязывает его держать язык за зубами!

– Значит, клевета? – в тоне великого князя звучала мрачная угроза.

– Простите, Ваше величество… – взмолился побелевший Т’а Ларе. – Я все скажу…

– А этого и не нужно, – оскалился подошедший к нему дварх-полковник. – Мы и так все знаем. И уже передали эту информацию Его величеству.

Аарн резко повернулся к остальным двум генералам, замершим в своих креслах и старающимся быть как можно незаметнее.

– У вас, господа, тоже рыльце в пушку, – продолжил он. – Взятки вы брали, и каждый такой случай документирован нами и известен. Но откровенными предателями, в отличие от генерала Т’а Ларе, все-таки не являетесь. Потому с вами будут работать. Только прошу учесть на будущее, что больше брать взяток вам не следует. Первая же попытка станет для попытавшегося последней.

Генералов прошиб холодный пот, когда экран на стене продемонстрировал несколько примеров их грехопадения. Благие! Да каким образом это могло стать известно? Тем более непонятно, откуда взялись записи! Они бросали осторожные взгляды на великого князя, мрачно и многообещающе смотрящего на них. От этого взгляда каждому стало сильно не по себе.

Счастье еще, что их грехи оказались довольно незначительны. Ну, лоббировали интересы некоторых политических партий. Ну, помогали кое-кому в карьере, подсовывали его величеству компромат на неугодных сановников, продвигали желающих получать придворные должности. Этим, в конце концов, занимался каждый имеющий хоть какое-нибудь влияние при дворе! И Его величество должен это понимать. По сравнению с откровенным предательством генерала Т’а Ларе они вообще выглядят сущими ангелами.

– Ладно, – мрачно заговорил наконец великий князь. – Пока я вас прощаю. Кроме предателя, разумеется.

– Ваше величество… – простонал тот.

– А с вами мы поговорим позже, – исказила лицо Равана VI злобная гримаса. – И молите Благих, чтобы у вас нашлось хоть одно оправдание вашему падению. Уведите!

«Ангелы Тьмы» утащили почти не трепыхавшегося пленника в провал гиперперехода.

– Прошу вас, дварх-полковник, продолжайте.

Аарн поклонился великому князю.

– Итак, господа, – сказал он, – нам с вами придется заняться очисткой конюшен Т’а Эрсена и иже с ним. Сразу говорю, что доказательств у нас предостаточно. Никого арестовывать не нужно, уничтожать подонков будем на месте и без лишних разговоров. А то у вас здесь водится крайне вредная разновидность паразитов, именуемых адвокатами. Они способны самого Проклятого выставить ангелом. Не стоит предоставлять им такой возможности.

– Ваше величество, вы действительно развязываете нам руки? – недоверчиво спросил Стер.

– Полностью, – кивнул великий князь. – Иначе справиться с этой заразой невозможно. Кстати, господа, вам известно, что княжество стало основным перевалочным пунктом работорговли?

– Известно, Ваше величество… – тяжело вздохнул генерал Т’а Керен.

– Тогда почему об этом не знал я?

– Но ведь работорговцы не мешались в политику…

– Рабство вне закона в Кэ-Эль-Энах, – приподнял бровь великий князь. – Разве вы этого не знали, господа хорошие?

– Знали, Ваше величество… – удрученно согласились генералы, понимая, что только что потеряли еще один источник дохода.

– Запомните, ни один работорговец на территории княжества не должен чувствовать себя в безопасности. Это приказ!

– Я понял, Ваше величество, – склонил голову Т’а Керен. – Ваш приказ будет исполнен.

– Не забывайте согласовывать свои действия с дварх-полковником, чтобы не было ненужного дублирования действий. Кроме того, все должно делаться очень тихо. Люди мафиозных кланов должны просто исчезать неизвестно куда.

– Ясно, – кивнул Стер. – Но это непросто, Ваше величество.

– А Л’арард и не создавался для решения простых проблем, – с иронией ответил великий князь.

– Что ж, господа, – встал с места аарн. – Пожалуй, нам с вами стоит уединиться и распределить конкретные задачи. Работы много и времени терять не стоит. Позволите откланяться, Ваше величество?

Ироничная улыбка скользнула по губам великого князя, и он согласно наклонил голову. Дварх-полковник бросил взгляд на жену, и в стене распахнулся гиперпереход. Аарн приглашающе показал на провал рукой, и генералы, переглянувшись друг с другом, встали, поклонились Его величеству и ступили в воронку портала.

* * *

«Нио! – вспыхнул в сознании офицера восторженный эмообраз Рилки. – Иди сюда, тут такая красота!»

«Сейчас, – махнул он замершей у обрыва девушке, – только страницу дочитаю».

Невдалеке от них замерли обнявшиеся Кер с Касрой. Удивительно, но с самого своего Посвящения Нио и Рилка не расставались с эльфами. Как-то так вышло, что они сдружились и вместе отправились в путешествие по мирам Аарн Сарт. Естественно, с ними был и Рас, кровный брат Кера, захвативший с собой Ану, невероятно милое и чистое, хоть и совершенно отчаянное дитя. К девочке Нио испытывал чисто отцовские чувства и порой опекал ее довольно настойчиво. Наверное, сказывалась давнишняя мечта о дочери. Ана чувстовала это и принимала заботу офицера как должное. Порой даже капризничала. Она почти постоянно находилась возле Касры, и сейчас тоже сидела у ног эльфийки.

Дочитав страницу, Нио отдал мысленную команду, и голоэкран биокомпа погас. Подойдя к Рилке сзади, он обнял девушку за плечи. Она доверчиво прижалась к нему. Тройной закат. Редкое и очень красивое зрелище – почти одновременный закат трех солнц. Миров, подобных Ллиань-Сен, почти не существовало.

Системы трех звезд обычно не имели пригодных для жизни планет, планета Ллиань-Сен сама по себе являлась довольно редким исключением. Материков на ней не было, только миллионы острых каменных пиков вздымались из постоянно меняющего свой цвет и столь же постоянно бушующего океана. Сейчас он казался густо-синим, белые шапки пены на верхушках волн неслись к отвесной стене пика, на котором собрались шестеро друзей. И все согласились, что именно на этом пике вырастет их первый на Аарн Сарт дом.

Три месяца совместных странствий в постоянной эмоционально-ментальной близости сделали свое дело и то, что раньше показалось бы каждому из них совершенно невозможным, случилось. С каждым днем они становились все ближе и ближе, все глубже проникали в души друг друга. Вскоре каждый из шестерых понимал и чувствовал остальных едва ли не лучше себя самого. Предрассудки, вынесенные из прошлого, после Посвящения тоже не имели никакого значения. Они попросту растворились в окружающей любви и доброте. Новая шестерная семья готова была родиться. И родится, как только вырастет их дом. Красивее места для него все равно не найти.

За прошедшее время они побывали, наверное, на сотне миров Аарн Сарт. И каждый оказался неповторимым, каждый был красив своей собственной красотой. Тропические, умеренные и полярные планеты сменяли друг друга одна за другой. И везде жили люди, гварды, арахны и драконы. Шестерку друзей радостно принимали повсюду, как родных. Впрочем, такое поведение являлось для каждого аарн самым обычным. Описывать все, чем занимались в ордене, было бы бесполезно, да и невозможно. Главное, каждый находил себе дело по душе. Аарн могли яростно спорить между собой, если этот спор касался дела, но никогда не переходили на личности. Да и что странного? Эмпаты…

Нио, если честно, потрясло увиденное. Ни один разумный во внешнем мире и представить не мог подобной атмосферы любви и взаимоуважения. И такой безумной активности творческого начала. Все вокруг творили что-то новое, ни один не был только потребителем. Нио как-то попытался переложить некоторые из самых простых понятий, бытующих в среде аарн, на звуковой язык, но вскоре бросил бесполезное занятие. Невозможно. Эмообразы были настолько полнее и информативнее, что звуковые языки почти не использовались. Разве что для пения. Хотя изучить новый язык для любого аарн – минутное дело. Причем, изучить в полном объеме, как родной.

Множество миров осталось позади. Но только когда друзья впервые ступили на почву Ллиань-Сен, они поняли, что здесь они дома. Именно здесь и должен вырасти их дом. Шестеро не анализировали, почему это так, они просто чувствовали это.

Красное, белое и голубое солнца почти сошлись, они медленно и торжественно опускались в бушующее темно-синее море. Разноцветные блики побежали по воде, порождая безумную красоту. Именно безумную, бушующую, рвущуюся куда-то вдаль, не могущую успокоиться. Четыре человека и два эльфа застыли на краю обрыва в восторге. Медленно темнело, но они не обращали на это внимания и довольно долго стояли молча, провожая уходящий день.

– Давайте еще раз посмотрим на наш будущий дом перед тем, как начать, – негромко сказал вслух Кер, когда стало совсем темно.

– Давайте, – кивнул в ответ Нио, остальные тоже были согласны, их чувства говорили сами за себя.

Все шестеро стали в круг и соединили руки в центре. Сознания слились воедино, они ощутили тела друг друга, как свои собственные. Долго пришлось искать проект, который удовлетворил бы всех, ведь у существ с разных миров разные понятия о красоте и удобстве. Для начала каждый нашел отвечающее именно его вкусу в огромной базе данных строительных проектов. А потом шестеро друзей соединили души в единой медитации, подключились для ускорения мышления к одному из больших компов местного биоцентра, и принялись за объединение шести проектов в одно целое. Медитация продолжалась трое суток, и очнулись они страшно голодными и уставшими, но столь же страшно довольными.

Получившееся подобие перламутрово-синего шестибашенного воздушно-легкого замка удовлетворило всех. Десятки ажурных мостиков соединяли башенки и флигели в единый ансамбль. Кер дня три назад отослал получившийся в результате общих усилий проект и данные избранного острова в Совет Зодчих. Ведь никто из них не являлся архитектором, даже внешний вид будущего дома был всего лишь пожеланием, и без помощи профессионалов никак не обойтись. Этим утром они получили окончательный проект, разработанный одним из учеников мастер-зодчего Ирган-Ата.

Нио отправил поисковый импульс в биоцентр, и тот мгновенно отозвался. Перед внутренним взором каждого вспыхнуло изображение пика, на котором они сейчас находились. Но на его вершине стоял замок, больше похожий на застывшую песню, чем на строение. Все было именно так, как они и хотели, притом замок настолько вписывался в местность, что казался естественным продолжением пика. Шесть спиральных лестниц, пересекая друг друга, опускались по скале к самой воде, где находилось подобие небольшого пляжа.

Друзья послали свою любовь планете и попросили у нее разрешения вырастить здесь свой дом. Ллиань-Сен ответила мягким, теплым импульсом, она приветствовала избравших ее своим домом, обещая им любовь и защиту.

Кер вел шестерку в ментальном пространстве, и именно он попросил биоцентр передать им семя дома. Кто создал его? Наверное, кто-то из Мастеров Жизни Ллиань-Сен. В ордене не строили мертвых домов из разбитого камня и убитого дерева. Каждый дом был живым. Конечно, жить в живых домах могли только эмпаты, да и чему удивляться, обычный человек со своими страхами и комплексами попросту сбежал бы от преследующих его в таком доме странных ощущений.

Шестеро аарн вытянули к небу соединенные руки, и небо над ними раскололось. Из пылающего десятками молний багрового провала в их руки медленно опустилось кожистое, черное яйцо. Оно пульсировало и, казалось, чего-то боялось. Только ощутив направленную на него любовь симбионтов, успокоилось и открылось навстречу их чувствам.

Каждый здоровался со своим будущим домом, и тот радостно отвечал, ощущая и запоминая ауры. С каждым мгновением люди, эльфы и биодом все сильнее и сильнее сливались в единое целое, понимая друг друга все лучше и лучше. Планета по-матерински ласково улыбалась друзьям, и в какой-то момент они ощутили, что пришло время посадить семя.

Нужное место нашлось само собой – небольшая ложбинка у края пика, она позвала семя к себе, и оно поняло, что должно начать расти именно здесь. Передав это знание аарн, оно успокоенно ждало. Теплые руки опустили его в ложбинку. А затем на него пролилось по нескольку капель крови каждого из друзей. Семя впитало кровь и задрожало сильнее, ощущая начало роста. Оно треснуло и выпустило тысячи невидимых глазу коричневых корешков. Корешки внедрились в камень пика, и первые милиграммы необходимых для роста элементов поднялись к плоти яйца. Двенадцать рук ласково массировали трепещущую поверхность, и яйцо мурлыкало от удовольствия.

До самого утра продолжалось странное действо, и когда первые лучи желтого солнца упали на пик, яйцо было уже метров десяти в диаметре. Теперь ему предстояло Преобразование, и людям находиться в это время рядом нельзя, опасно. Оно попросило дать ему пять дней на рост и захлебнулось в посланной шестерыми нежности.

– Что теперь? – эмообраз Аны окрасился тонами усталости.

– Погостим у кого-нибудь, – улыбнулась Касра. – К тому же, мы уже семья.

– Я знаю… – слегка смутилась девочка. – Я вас так еще никогда не чувствовала.

– По-моему, у всех нас так, – успокаивающе погладил ее по голове Нио.

Кер ничего не сказал, только улыбнулся, но остальные ощутили, как от него ушел импульс в эмосферу планеты. Эльф спрашивал, кто согласится принять у себя только что родившуюся семью. Сразу отозвались десятки разумных. Но они выбрали такую же шестерную семью, как и у них. Двое лавиэнцев, двое тиумцев и двое уроженцев Трирроуна как раз находились дома. Они приветствовали гостей и передали им координаты гиперперехода. Терять времени не стоило, яйцо нетерпеливо подрагивало в ожидании начала Преобразования. Перед новорожденной семьей взвихрилась воронка гиперперехода. Четыре человека и два эльфа один за другим ступили в нее.

– Мы счастливы видеть вас, братья и сестры! – наполненный теплом эмообраз окутал их сразу по выходу из портала.

– А мы – вас! – с улыбками ответили шестеро.

Кончики пальцев аарн соприкоснулись. Они молча стали в круг, передавая радость, которую ощущали при виде друг друга. Довольно долго шел эмообмен, двенадцать разумных делились событиями своих жизней, чувствами, мечтами и надеждами.

– Прошу к столу! – эмообраз стройной чернокожей лавиэнки с белоснежными волосами нежно переливался цветами покоя и уюта. – Мы очень любим готовить руками, и рады предложить вам приготовленное сегодня.

– Благодарю! – слегка поклонился Нио. – С удовольствием.

Дом этой семьи издали даже не выглядел домом. Он скрывался внутри пика, только увитые цветами беседки на вершине поросшей лесом скалы выдавали, что здесь кто-то живет. Стол накрыли в одной из таких беседок. Довольно долго все молчали, удовлетворяя первый голод. Контакт с рождающимся домом отнял у новой семьи столько сил, что все шестеро съели куда больше, чем обычно.

Хозяйки оказались мастерицами, и все приготовленное ими было настолько вкусным, что нарушать торжество трапезы разговорами не хотелось никому. Вместо спиртного подали слегка кружащий голову настой какого-то местного гриба. Он легко пился и немного возбуждал. Нио не спеша наслаждался вкусом непривычных блюд, вживаясь в них и легко ощущая настроение того, кто их готовил. Вот легкое возбуждение, смешанное со стеснительностью и любовью. А вот яростный азарт и жажда ветра навстречу. А теперь умиротворящий покой, переходящий в медитацию, сменялся медленно нарастающей тревогой. Она нарастала почти до уровня страха, а затем плавно перетекала в облегчение и веселый смех.

Когда все поели, каждый занялся тем, чем ему хотелось. Кер, Касра и Ана пошли отдыхать, видимо, вымотались больше других. Рилка с Расом присоединились к хозяевам в обсуждении каких-то незнакомых им новых эмообразов, предложенных недавно ко всеобщей оценке группой молодых эмохудожников и эмопоэтов с планеты Дарван.

Нио же вышел из беседки, ему сейчас сильно чего-то недоставало. Он подошел к обрыву и сразу понял, чего именно. Протянув руку, офицер достал из появившегося перед ним небольшого портала кокон крыльев. Раздевшись донага, Нио распахнул кокон, закинул его за спину и остановился на секунду, ожидая пока крылья вживутся в мышцы спины. А потом бросился вниз с километрового обрыва. Черные полотнища крыльев распахнулись за спиной и затрепетали, наполняясь воздухом. Радость взорвалась в душе, и торжествующий клич разнесся над волнами.

С раннего детства он мечтал летать вот так. Быть крылатым. Только здесь, в ордене, безумная мечта стала явью, и он летал в любую свободную минуту. Нио со смехом и воплями несся над самой водой, брызги и пена летели ему прямо в лицо. Каскад трюков, столь головоломных, что даже система безопасности крыльев запротестовала, и ее пришлось отключить. Навстречу двигалось несколько смерчей, и Нио с криком восторга окунулся в один из них. Его завертело так, что крылья застонали и заскрипели, их едва не выворачивало из суставов. Офицер с трудом вырвался из смерча и взлетел выше.

У водопадов внизу виден был еще один такой же безумец. Нио с интересом следил за неизвестным, вытворявшим трюки, на которые он сам пока еще не решался, впервые поднявшись в воздух всего два месяца назад. Может, пришло время испытать себя? Благие, до чего же хочется… Он жадно смотрел, как летун внизу вертелся между острыми обломками скал и потоками воды. Смертельный танец завораживал.

Эх, была не была! Издав отчаянный вопль, Нио сорвался в пике и влетел в каменный лабиринт на бешеной скорости. Едва избежав столкновения со скалой, он весь отдался полету, преследуя незнакомца. Потоки воды окатывали его, мышцы стонали от напряжения, ураганный ветер дул в лицо. Безумными виражами Нио обходил острые обломки скал, протискивался в узкие проходы, пару раз даже ободрал бока до крови. Восторг переполнял душу, он смеялся и плакал. Жить прекрасно! Так жить прекрасно!

Каменный лабиринт неожиданно закончился, и Нио вылетел на простор, где поджидал его незнакомец. Вернее, незнакомка. Отчаянно рыжая, задорно хохочущая девушка с горящими возбуждением глазами. Он протянул навстречу рыжей руки, и кончики их пальцев встретились. Чувства двух человек хлынули друг в друга. Девушка сразу потянулась туда, куда Нио пускал до сих пор только Рилку и Касру. Но теперь ничего не имело значения, и он раскрылся, сам протягивая эмоциональные щупальца в ту же область. Сексуальное возбуждение взорвалось в обоих, они откинулись на крыльях и протяжно закричали.

Ураганный ветер трепал этих двоих, но их пальцы не отрывались друг от друга. И оба кричали от наслаждения и восторга. За спиной каждого трепетали черные полотнища крыльев. Казалось, вся планета плачет и смеется вместе с ними. Да так оно, наверное, и было.

* * *

Стен еще раз внимательно осмотрел виллу капитана Таранчено и тихо выругался сквозь зубы. Выйдет эта сволочь когда-нибудь или нет? Уже часов двенадцать молодой полицейский дожидался, пока хозяин виллы соизволит выбраться из своей берлоги. Тьфу ты! Никак не отвыкнет думать о себе, как о полицейском.

Прошло уже полгода с тех пор, как его с позором вышибли из полиции, а он все никак не может смириться с этой несправедливостью. Как гордился, когда попал в уголовную полицию столицы сразу после училища, как мечтал бороться с желающими жить за счет чужого горя. Память об отце, погибшем совсем молодым во время одного из полицейских рейдов, заставляла тянуться и быть лучшим из лучших. И он был лучшим, из всего выпуска только Стен заинтересовал главное полицейское управление столицы.

Увы, на новом месте ему очень скоро пришлось столкнулся с реальной жизнью. Наблюдая за работой старших коллег, Стен с каждым днем приходил во все больший ужас. О какой борьбе с преступностью вообще могла идти речь? За большие деньги даже маньяк-убийца мог выйти на свободу полностью оправданным, белым, как ангел.

Молодой полицейский терпел все это около года, а потом не выдержал и возмутился. Если бы он еще не бросил обвинение в лицо подполковнику Канчини, своему непосредственному начальнику… Глупость, конечно. Одиночке против системы не выстоять. Надо было принимать правила игры и на своем месте делать все возможное. Впрочем, это стало понятно Стену только сейчас. А тогда молодой полицейский просто не выдержал, сил не хватило дальше терпеть всеобщую продажность. И его всем отделом начали выживать.

И выжили… Состряпать дело о превышении должностных полномочий против полицейского офицера очень просто. Так полгода назад Стен и оказался на улице без средств к существованию. С месяц он пил, заливая обиду. Но спиртное не помогало, да и деньги заканчивались. Что ж, работу найти удалось, охрана на склады требовалась всегда, а желающих идти на это гнусное место почти не находилось. Стену было безразлично, у него появилось Дело, а чем он зарабатывал на жизнь – значения больше не имело.

Бывший полицейский начал вершить свой собственный суд. Хорошо зная методы оперативной работы, Стен разрабатывал каждую акцию очень тщательно, стараясь не оставлять ни малейших следов. Пока это ему удавалось, уже трое уголовных авторитетов были ликвидированы им собственноручно, и никто даже не заподозрил, что в этом деле замешан уволенный полгода назад полицейский. Каждый раз следы вели к конкурирующим бандам. Найдя предполагаемых виновников, банды начинали войну. А устроивший весь этот переполох человек только зло смеялся, читая о новых жертвах мафиозных разборок.

Стен снова внимательно оглядел окрестности. Его будущая цель все еще сидела дома. Что ж, возможно придется дожидаться капитана Таранчено не один день. Но хоть одна продажная тварь должна заплатить собственной шкурой за свою продажность. Но ладно бы продажность! Один из немногих оставшихся у Стена приятелей, служивший простым патрульным, рассказал о капитане полиции, купившем рабынь. Услышав о таком скотстве, Стен задохнулся от ярости. До какой же душевной низости нужно дойти, чтобы купить рабынь? Понятное дело, отставной капитан купил бедняжек для издевательств, для удовлетворения столь мерзких прихотей, что ни одна свободная женщина не согласится их удовлетворить… Другой причины Стен не видел.

Вот тогда-то он и решил, что его следующей жертвой станет этот подонок. Начав понемногу собирать информацию, парень убедился в своей правоте. Сразу после отставки капитан Таранчено купил виллу в окрестностях старой столицы. За три миллиона кредитов! Откуда у провинциального полицейского такие деньги? Понятно, впрочем, откуда… Стен скрипнул зубами от ненависти и снова оглянулся.

Что-то неподалеку привлекло внимание, и он быстро окинул взглядом окресности. Стоп, а это еще что за девица? Немного в стороне стояла красивая блондинка в коротком черном платье и в упор смотрела на Стена. Такие красавицы по улицам ходили редко, и бывший полицейский нахмурился. Наверняка любовница одного из здешних толстосумов. Но чем мог заинтересовать избалованную красотку небогато одетый человек?

Увидев, что Стен смотрит на нее, девушка улыбнулась. В другое время молодой мужчина обязательно откликнулся бы на столь откровенный призыв, но сейчас внимание девушки было ему совсем ни к чему. Он хотел отвернуться, но не успел – незнакомка направилась к нему.

– Здравствуйте, Стен! – негромко сказала она, подойдя, и снова улыбнулась.

Бывший полицейский ошарашенно замер. Она его знает? Они встречались? Но как он ни напрягал память, так и не смог ничего вспомнить. Да нет, не мог он забыть настолько красивую женщину, не встречал ее до сих пор. Тогда откуда ей знать его имя? Неужели его заподозрили?

– Не надо нервничать, – успокаивающе подняла руку девушка. – Я одна из тех двух рабынь, о которых вы так беспокоитесь. И я хотела с вами поговорить перед тем, как вы совершите страшную ошибку.

Стен никак не мог прийти в себя, он все пытался что-то сказать, но только хватал ртом воздух. Одна из двух рабынь капитана Таранчено? Но ей-то откуда знать уволенного полицейского?

– Позвольте пригласить вас вон в тот ресторанчик, – продолжила она, – там я вам все расскажу. Нам есть о чем поговорить. О наблюдающих камерах тоже можете не беспокоться, мы прикрываем вас с самого утра и камеры вас не видят.

– Камеры? – тупо переспросил Стен. – Какие камеры?

– А вы разве не знали, что вилла капитана Таранчено находится под постоянным наблюдением? И отчет об этом наблюдении каждый вечер ложится на стол генерала Эстеллио.

– Благие… – только и сподобился выдавить из себя Стен.

Если девушка говорит правду, нужно срочно бежать и ложиться на дно. В главном управлении внутренних дел найдутся профи, которые обязательно обратят внимание на бродящего возле наблюдаемого объекта уволенного скандалиста. А потом тамошние сыскари не сойдут с его следа…

– Я повторяю, – сказала девушка, – не надо нервничать. Все предусмотрено, ни одного вашего изображения не ушло дальше нашего компа. Идемте.

Пребывая в некотором ошеломлении, Стен позволил девушке взять себя за руку и последовал за ней в ресторан у перекрестка. Сам бы он никогда не решился зайти в подобное заведение, цены там были астрономические, месячного заработка охранника хватило бы разве что на легкий ужин. Девушка провела его внутрь, и они сели за угловой столик. Стен отметил, что она села так, чтобы видеть вход и весь зал. Да и вообще вела себя странно для забитой и покорной рабыни. Нет, рабыни себя так не ведут. Что-то здесь не то. Очень даже не то. Девушка тем временем что-то заказала, и вскоре вышколенные официанты поставили на стол прохладительные напитки и легкую закуску.

– Прошу, – указала она на стол. – Теперь можно поговорить без лишней спешки.

– Откуда вы меня знаете? – опомнился, наконец, Стен. – И что все это значит?

– Это значит, что не вы один занимаетесь наказанием нелюди. И вы нас заинтересовали, ваши три акции проведены безупречно. Могу только склонить голову. Но вы занялись мелочевкой, эти мафиози ничего не значили.

Стен едва сдержался, чтобы не рвануться прочь. Но все же сумел сдержать себя и задумался. Поскольку эти люди знают о нем все, найти беглеца не составит для них особого труда. Лучше задержаться и выслушать их предложения. Все равно, раз кто-то знает о его деятельности, скрываться дальше не получится. Разве что уехать в другое полушарие, сменив лицо и имя. Но для этого нужны деньги и большие деньги, которых у Стена просто не было.

– Знаете ли вы что-нибудь о деятельности снафферов?

– Кое-что слышал, – пожал плечами Стен, – Но их же мало.

– Мало? – приподняла брови девушка. – Видимо, вы просто не в курсе.

И принялась короткими, рублеными фразами описывать происходящее на благополучном внешне Мооване. С каждым ее словом Стену становилось все страшнее и противнее. Значит, сотни миллиардов кредитов крутятся в этом кровавом бизнесе? За такие деньги действительно можно купить многих и многих…

– А теперь представьте себя на месте старого полицейского, у которого в руках оказалось огромное количество материалов, обличающих многих высокопоставленных людей. Каждый из этих высокопоставленных работал на снафферов.

– Представил, – хмуро ответил Стен. – И что он, сдался?

– Нет, – покачала головой девушка. – Он три месяца бился головой о стену. Но ничего не смог сделать, каждый законный путь последовательно перекрывался. Его счастье, что он догадался еще до начала расследования спрятать дочь с внучкой, их начали искать многие. Что с ними сделали бы, вы понимаете и сами.

– Да уж понимаю… – кивнул Стен. – Но к чему вы мне это рассказываете?

– Подождите немного, – усмехнулась она. – Однажды нашего полицейского вызвали в столицу к некоему генералу Эстеллио. И тот прямым текстом приказал прикрыть расследование. Капитан понял, что официальным путем сделать ничего нельзя и принял помощь одной организации, изначально предлагавшей ему даже не пытаться идти законным путем. Ему пришлось сделать вид, что он столь же продажен, как и сам генерал, взять предложенные деньги и выйти в отставку. А после этого заняться расследованием уже всерьез.

– Ну, и что он может сделать один? – скривился Стен, обреченно махнув рукой.

– Он и не может, – согласилась девушка, – зато может организация, предложившая ему помощь. И сил у этой организации вполне достаточно, чтобы одновременно нанести удар по всем снафферским конторам. На всех трех планетах Моована. Но в этом случае их подразделения за пределами страны останутся целыми и вскоре все возобновится. Потому было принято решение для начала провести тщательное расследование и собрать всю необходимую информацию.

– А что эта ваша организация сможет сделать за пределами Моована? – пожал плечами Стен.

– Для этой организации не имеет никакого значения, где в галактике сидят снафферы. Их все равно достанут. Но для начала необходимо знать, где именно они прячутся.

– Наверное, вы правы.

– Один из наших сейчас готовится к глубокому внедрению в столичный центр снафферов, а мы подготовливаем почву для этого внедрения. И приглашаем вас присоединиться к нам. Наша сеть в столице только создается и нам катастрофически не хватает опытных людей.

– Надо подумать, – покачал головой Стен. – Пока я слышал только ваши слова и не знаю, верить им или нет.

– Вы можете хоть сейчас пойти со мной на виллу капитана и ознакомиться со всеми документами.

– Какого капитана? Вы имеете в виду капитана Таранчено?

– Да, – усмехнулась девушка. – Вы разве не поняли, что я рассказывала о нем? Вас смущают рабыни? Под видом рабыни наша организация прислала своего офицера. Кто заподозрит в забитой, покорной рабыне опытного оперативника?

– Никто, – рассмеялся Стен. – Странно, но я вам верю. Хотя ответ дам только после того, как увижу эти ваши документы.

– Тогда не будем терять времени, – девушка щелкнула пальцами, подзывая официанта, и расплатилась наличными.

– Вы сказали, что камеры меня не видят? – спросил Стен, когда они подошли к воротам виллы. – Но как это возможно?

– На самом деле, все камеры наблюдения в круге диаметром около двадцати миль подключены к нашему вычислительному центру и передают наблюдающим смоделированную реальность. То есть, они видят только то, что нужно нам, и только тогда, когда нужно нам. Хотя генерал Эстеллио и приказал не спускать глаз с капитана, но три месяца покоя расслабили наружку, и топтуны успокоились, видя, что объект не предпринимает никаких активных действий. Хотя на самом деле…

Девушка довольно ехидно ухмыльнулась. Потом повела рукой, и ворота приоткрылись ровно настолько, чтобы они могли войти. Внутри ограды рос дикий, заброшенный сад, за которым, наверное, никто не ухаживал. Трехэтажная вилла выглядела довольно старой, но видно было, что построена она добротно и простоит еще не один десяток лет.

Стен ощущал себя весьма странно, следуя за девушкой. Очень может быть, что его ведут в ловушку, а он идет, как бычок на веревочке. Но почему-то хотелось верить странной незнакомке, он даже не знал, почему. В конце концов, его жизнь не стоит ни гроша, Стен прекрасно понимал, что долго продолжать свою одиночную охоту не сможет. Найдется кто-нибудь, кто его вычислит, и после этого жить бывшему полицейскому останется не больше нескольких часов. Да и смерть легкой не окажется. Так что пусть все идет, как идет. Может, повезет, и капитан Таранчено со товарищи действительно пытаются остановить палачей. Тогда присоединиться к ним будет честью.

Входная дверь бесшумно отъехала в сторону, и Стен встряхнулся. На всякий случай он оставался настороже, без боя взять его не удастся. Оглядев салон, полицейский удивился – вещей для столь богатого дома было на удивление немного. Зато в самых неподходящих для того местах стояли мониторы, на каждом из которых что-то отображалось. Несколько человек о чем-то яростно спорили возле одного из них. Особенно выделялся встрепанный молодой человек в очках, одетый в подобие распашонки из лоскутьев разного цвета. Стен тихо фыркнул себе под нос – типичный компьютерный гений, сколько подобных юных хакеров довелось повидать после их ареста. И все они чем-то напоминали этого.

– Зера! – обернулся к вошедшим юнец. – Ты только посмотри, они там все чокнутые! Ты не представляешь, что они там поназаплетали! Параноики, все хвосты Проклятого им в глотки! Я не знаю, что с этим делать, это кошмар какой-то! Двенадцать виртуальных компов, один в другом, по принципу матрешки. И в каждом вертится еще несколько, они постоянно меняются местами по какому-то случайному алгоритму. Даже самая мелкая транзакция проходит десятикратное шифрование по 512-битному ключу! Это какой же мощности компы у них там стоят?!

– Спокойно, Варди, спокойно, – улыбнулась девушка. – Хорошо, что вы вообще вышли на их систему, это уже немало. А прорваться – прорвемся. Придется, правда, подсаживать им одно маленькое устройство, но, думаю, справимся. А пока познакомьтесь, этого парня зовут Стен.

– Варди! – протянул полицейскому руку подскочивший юный гений. – Привет несостоявшимся убийцам!

Стен вздрогнул. Они все тут, похоже, в курсе его планов. Остальные трое тоже подошли ближе. Серьезная некрасивая девушка назвалась Велией. Двое очень похожих друг на друга невысоких парней, как бы не близнецы, пожали ему руку, буркнув себе под нос: «Марио, Дорио». Кто из них Марио, а кто Дорио, Стен так и не понял.

– Кстати, Стен! – снова заговорил Варди, – мы тебя очень вовремя выловили. Вчера тобой интересовались, в сети прошли запросы по твоему поводу. Тебя кто-то видел возле штаб-квартиры Берсека, которого ты месяц назад убрал. Дома тебя, наверное, уже ждут. Точно они ничего не знают, но уши все равно оборвут. На всякий случай.

Стен скривился от этой новости. Он не знал, верить или нет, но в любом случае возвращаться в комнату, которую снимал в последние месяцы, не стоило. Да что там, это было бы откровенной глупостью. Но вот куда податься? Хвост Проклятого, все его жалкие пожитки остались там. Ну и гори они огнем, шкура дороже.

– Пойдем, – потянула его за руку девушка. – Меня, кстати, зовут Зеранией, но друзья называют Зерой.

– Это вся ваша команда? – спросил Стен.

– Не вся, есть еще несколько человек. Но пока очень мало для нашей работы. Да, мы можем прислать сюда много оперативников, но это обязательно привлечет нежелательное внимание. Потому приходится обходиться тем, что есть.

Они поднялись по узкой винтовой лестнице. Второй этаж, судя по всему, был жилым. Стен с интересом оглядел небольшой круглый зал, из которого выходили три коридора. Зера подвела его к обшитой деревом двери слева и негромко постучала. Потом вошла, Стен последовал за ней. Он уже успокоился, не похоже, что здесь ловушка. Странная компания юнцов внизу не внушала никакого опасения, скорее он удивился тому, что подобные личности вообще способны заниматься каким-нибудь серьезным делом.

Войдя, бывший полицейский осмотрелся. Небольшой, уютный кабинет, все стены которого являлись книжными полками, выглядел очень приятно. Кабинет был погружен в полутьму, только стол у зашторенного окна освещался настольной лампой. В кресле у стола сидел и внимательно смотрел на вошедших сухощавый пожилой человек, в котором Стен сразу узнал капитана Таранчено.

– Здравствуйте, Стен, – поздоровался он. – Располагайтесь. Думаю, вы хотели бы ознакомиться с документами, о которых говорила Зера.

– Хотел бы, – мрачно пробормотал себе под нос молодой человек.

– Я подготовил для вас копии, они на том столе. Часть. Остальное найдете в компе, в папке Моован. Прошу только сообщить когда закончите, оставлять такие материалы на виду глупо. Здесь чужих, конечно, нет, но мало ли.

– Странно, – усмехнулся Стен, – но я вам почему-то верю. И хочу для начала задать пару вопросов.

– Задавайте, – пожал плечами капитан Таранчено.

– Каким образом вам в руки могли попасть документы такого рода?

– Каким образом? – потер подбородок старый сыщик. – Вы помните день атаки ордена?

– Такое не забудешь… – вздрогнул Стен.

– Аарн совершенно случайно захватили один из снафферских центров и найденные там документы привели в ужас даже их. Не зная, что с ними делать, командир орденского отряда передал их мне. Почему аарн выбрали меня, понятия не имею. Но сам, ознакомившись с документами, понял другое.

– Что?

– Остановить снафферов необходимо любой ценой. Я душу Проклятому продам, если это поможет расправиться с палачами. И я это почти сделал. Все мои друзья уверены, что я продался. Я остался полностью один. Если бы не помощь…

Старый сыщик замолчал.

– Чья помощь? – прищурился Стен.

– А вы еще не поняли?

– Орден… – он сжал кулаки. – Но какое дело этим сволочам до Моована? Мало они над нами поизмывались?

– Почему-то, – горько усмехнулся капитан Таранчено, – никому, кроме них, нет дела до того, что где-то там каждый день умирают в страшных муках наши мальчики и девочки. Да-да, нашим моованцам на это наплевать, сколько я пытался хоть что-нибудь сделать, не прибегая к помощи ордена… А!..

Он раздраженно дернул щекой и рассказал Стену о разговоре с генералом.

– Но почему так? – с тоской спросил тот. – Почему вся эта продажная мразь благоденствует? Не могу я понять!

– Позже, если захотите, я вам объясню, – негромко сказала молчавшая до сих пор Зера.

– Так вы – аарн? – повернулся к ней Стен.

– Да, – кивнула девушка. – А до ордена была рабыней на Аствэ Ин Раг. Поэтому что такое боль, горе и отчаяние – знаю. Ради того, чтобы остановить несущих боль, я пойду на все. И как аарн, и как человек.

– Но при ваших возможностях вы легко справитесь сами, – недоуменно пожал плечами молодой мужчина. – Зачем вам мы?

– Я ведь уже говорила. Прежде, чем наносить удар, надо знать, куда его наносить. Именно этим мы здесь и заняты. Плюс – подготовливаем почву для человека, который пойдет на глубокое внедрение.

– Ладно, – вздохнул он. – Я все-таки посмотрю эти ваши документы. Потом, надеюсь, вы объясните мне еще кое-что. Идти мне, похоже, все равно больше некуда.

Зера улыбнулась, подвела Стена к столу и положила перед ним три толстые папки. Он открыл первую и погрузился в чтение, не обращая больше внимания на окружающее. Кто-то поставил рядом стакан с чем-то прохладительным, Стен выпил, не видя даже, что пьет.

С каждым прочитанным документом ему становилось все более не по себе. А уж страшные голографии из подвалов Томорроя вообще привели его в ужас, и Стен несколько минут сидел зажмурившись и пытаясь как-то успокоиться. Такого кошмара он раньше и представить не мог. А что тогда испытывали несчастные жертвы?

Да, капитан Таранчено прав. Чтобы остановить зверей, можно с самим Проклятым объединиться. А уж с орденом – сами Благие велели. Пусть будет орден, лишь бы такого больше не случалось. Стен не замечал, что плачет, чего с ним не было с раннего детства. Он продолжал читать, перебирая дрожащими руками листок за листком. И знал, что теперь дороги назад нет, что куда бы ни привел его путь Воздаяния, он пройдет этот путь до конца.

* * *

Великий князь молча смотрел на возникшую в стене воронку гиперперехода. Хм-м, вовремя, как и договаривались. Сбоку ожидал накрытый на двоих стол. Кроме самого Равана, в кабинете находился только улыбающийся чему-то шут. Раздался негромкий звон, и из воронки вышел худощавый, подтянутый старик в просторных, цветных одеяниях, украшенных золотым шитьем. Черный провал погас, и Раван снова хмыкнул – дварх-полковник сдержал слово, и его отец пришел один.

– Ваше величество! – поклонился старик. – Я граф Тха-Горанга Варис Р’Фери. Счастлив знакомству с вами.

– Я тоже, – улыбнулся великий князь. – Не надо лишних церемоний, лорд Варис. Мы одни. К тому же, насколько я понимаю, мы с вами уже восемь лет как родственники.

– Вы правы, Ваше величество, – снова поклонился граф. – Вот только ни вы, ни я об этом не знали. Наши драгоценные дети не удосужились сообщить нам о своем браке.

– Аарн… – безнадежно махнул рукой Раван. – Чего вы от них хотите? Я порой сомневаюсь люди ли они вообще. Кажется, все, что близко большинству разумных, им неинтересно. То, чем они становятся в ордене, меня иногда просто пугает. Впрочем, об этом мы еще успеем поговорить. Прошу к столу.

– Благодарю, – кивнул старик и подошел ближе, потом неуверенно взглянул на кресло.

– Не беспокойтесь, – иронично прищурился великий князь, поняв его колебания. – Мы встречаемся неофициально, потому можете садиться. Если бы это была аудиенция в тронном зале, тогда конечно…

Старый граф опять поклонился и сел. Но Раван видел, что он чувствует себя несколько неуютно. Сзади бесшумно подошел шут и наполнил бокал старика драгоценным асарским коньяком, бутылка которого стоила не одну тысячу кредитов. Граф подозрительно покосился на маленького, постоянно улыбающегося человечка в сером.

– Все в порядке, лорд Варис, – рассмеялся Раван, заметивший его взгляд. – Харни мой молочный брат, и я доверяю ему как самому себе. В каких только переделках мы ним не побывали… Прошу вас, угощайтесь.

– Благодарю, Ваше величество, – кивнул старик и глотнул коньяку. – Великолепный букет.

– Да, очень неплохой коньяк. Кстати, вы позволите спросить вас кое о чем?

– Конечно.

– Насколько я понял, вы летели сюда на крейсере ордена? – спросил великий князь, тоже отпив из бокала.

– Да, – кивнул граф. – Если бы я еще понимал там хоть что-нибудь… Я ведь родом из очень отсталого мира, у нас даже оружия огневого боя нет. Мечи и луки. Только несколько дней назад я узнал, что миров, вообще-то, много. И все вокруг до сих пор кажется мне чудом.

– Вот как? – приподнялись брови Равана. – Интересная подробность. Значит, орден не оставляет своим назойливым вниманием даже отсталые планеты…

– Насколько я понимаю, – почти незаметно улыбнулся старик, – этот орден всем вокруг уже костью в глотке сидит?

– Вы совершенно правильно понимаете, – вздохнул великий князь и потер пальцем переносицу. – Но они слишком сильны, настолько, что бесполезно даже пытаться что-нибудь против них предпринимать. Многие пробовали на свою голову… И где они теперь? Самое неприятное, что об Аарн даже информации никакой достоверной нет. И на их территорию проникнуть невозможно. Несколько месяцев назад, например, служба безопасности государства Моован попыталась кое-что выяснить. Орденская девочка, которую они решили допросить, с какой-то стати покончила с собой. Орден страшно отомстил за ее смерть. Под угрозой уничтожения трех миров Моована Командор приказал казнить всех работников службы безопасности. Моованцы вынуждены были это сделать… Точно не знаю количества погибших, но их был не один миллион.

– Созидающий… – хрипло пробормотал потрясенный этой цифрой граф, осенив себя символом защиты от зла. – Но не все же были виноваты! Зачем они так?

– А это вы у своего сына спросите, – поморщился Раван. – Хотя вряд ли он вам ответит, Лиэнни мне так ничего внятного по этому поводу и не сказала. Но ужас, прокатившийся по галактике после моованской резни, вы вполне можете себе представить.

– Могу… Я не понимаю другого – неужели в ордене не понимают, что когда-нибудь появится сила, которая их уничтожит? Зачем они такое творят?

– Похоже, наконец, начали понимать. Едва ли не впервые за последние полторы тысячи лет Аарн попытались о чем-то договориться, а не вломились внаглую на чужую территорию. Хотя я не уверен, что они стали бы договариваться, если бы у них не оказалась моя дочь.

– И то хорошо, – вздохнул старый граф. – Но их колдовство меня пугает. Вы знаете, за сколько меня обучили вашему языку?

– Нет, – с интересом посмотрел на него великий князь. – И за сколько же?

– Я молитву прочесть не успел, сын положил мне руку на лоб и подержал немного. А когда снял, я говорил на языке княжества как бы не лучше, чем на родном. Ведь в моем родном языке для многого, что я сейчас понимаю, нет адекватных понятий.

– Дочь призналась мне, что они все до единого способны читать мысли и чувства людей, – мрачно ответил великий князь, потрясенный рассказом. – И это, похоже, далеко не все. Впрочем, чему удивляться. Мага сильнее Командора в галактике нет. Мало ли чему еще он научил своих выкормышей.

– Значит, я все-таки был прав… – вздохнул граф. – Все-таки, именно колдуны заправляют этим орденом. Эх, Дерек, Дерек, и куда тебя, дурня молодого, понесло?

– Наверное, у него не осталось иного выхода, – прищурился великий князь. – Мне, например, уход дочери в орден был жизненно необходим. Если бы ее тогда не взяли, ни меня, ни ее уже не было бы в живых. И на троне сидела бы другая династия. Зря вы, лорд Варис, относитесь к магии, как к злу. Магия – инструмент. Ее можно использовать и ради зла, и ради добра. Это зависит только от самого мага. Тот же Командор не раз спасал обреченные миры, за что огромное ему спасибо. Дело совсем в другом. Если бы орден вел себя хоть немного менее отчужденно, с их существованием смирились бы. Но их пренебрежение по отношению к остальным их же и погубит. И виноваты в этом будут только они сами.

– Может, вы и правы, Ваше величество… – задумчиво протянул старик, потирая висок. – Не берусь судить. Мне страшно другое – у меня нет наследников, а Дерек уже не дворянин и наследовать титул не может.

– Если бы дело было только в этом, – пожал плечами Раван, – то все просто. Являясь мужем моей дочери, он автоматически стал светлым князям Кэ-Эль-Энах. Но ведь он не захочет наследовать титул, ему это просто неинтересно. Я лично тоже был бы ничуть не против, если бы Дерек Фери стал моим наследником, из него может получиться неплохой князь. Но он не хочет. Это во-первых, а во-вторых – он аарн. Попытка посадить на трон аарн обернется гражданской войной, чего мне совсем не хочется. Но вот наш с вами общий внук…

– А он разве не аарн? – приподнял брови граф.

– Он, прежде всего, ребенок. И ребенок, настолько похожий на меня, что никто во дворце не сомневается, что перед ними следующий великий князь. Для княжества это стало бы самым лучшим выходом. Но опять же возникает вопрос.

– Какой?

– Согласится ли на это орден. А если точнее, согласятся ли родители Рави.

– Но с чего им отказываться? – удивился старый граф.

– А вы разве не заметили, насколько изменился ваш сын? Каждый аарн при слове «власть» испытывает только позывы к рвоте от отвращения. Не могу понять, почему, но это именно так. И что с этим делать, тоже не знаю. Но что-то делать должен, мне уже больше ста лет, и проживу я еще лет тридцать максимум.

Граф недоверчиво глянул на моложаво выглядящего великого князя и удивленно покачал головой. Вот уж не думал, что тот старше на добрых сорок лет. Видимо, здешние лекари многое умеют. Рассказать дома хоть немного о виденном за последнюю неделю – так никто ведь не поверит, решат, что старик умом тронулся.

– У меня есть кое-какие мысли по этому поводу, Ваше величество, – внимательно посмотрел он в спокойные и слегка ироничные глаза великого князя. – Но позвольте для начала задать вам несколько вопросов.

– Задавайте.

– Насколько я понял, орден очень не любит войн и бунтов?

– Именно так, – согласился Раван, внимательно смотря на старика. – Они всегда вмешиваются и стараются навести порядок. Но к чему это вы?

– Одну минуту. Скажите мне теперь, что произойдет в княжестве, если вы умрете, не имея законного наследника?

– Я, кажется, понимаю вашу мысль… – откинулся на спинку кресла великий князь и посмотрел на графа с большой заинтересованностью. – Это должно сработать. Чтобы предотвратить кровавый бардак, который начнется в таком случае, орден может и согласиться посадить на трон мальчика. Плохо только, что он будет воспитан среди аарн и воспримет их ценности. Сможет ли он стать великим князем?

– Над этим тоже стоит подумать, – нахмурился граф. – Мы с вами в этом деле союзники, я вовсе не против, чтобы мой внук взошел на престол.

– Что ж, – криво усмехнулся Раван, – будем думать. Другого пути у меня нет, Благие не дали мне ни единого наследника мужского пола. Кроме этого малыша.

Два старых интригана внимательно посмотрели в глаза друг друга и негромко рассмеялись. Они прекрасно понимали один другого и готовы были начать свою партию. Первый ход в ней уже сделан, и осталось только ждать, чем ответит противник. Но оба почему-то не сомневались в успехе. Орден, несмотря на всю его силу, довольно-таки бесхитростен и вряд ли сумеет что-нибудь противопоставить им. Увы, что получится в результате, знать не дано было никому, кроме Создателя. А Создатель еще никогда не делился своим знанием с людьми. Так что пусть все идет согласно его воле.

Оглавление

Обращение к пользователям