Глава 13

Темно-коричневые высотные пакгаузы кольцом окружали столичный космодром. Впрочем, он только назывался столичным, находясь, на самом деле, на расстоянии более полусотни стадий от самой столицы. Иначе и быть не могло. Старейшинам общин, богатым промышленникам, работорговцам, святоучителям Святого Благословенного и прочим высокопоставленным личностям, составлявшим основное население Дарриана,[4] совсем не понравилось бы просыпаться посреди ночи от грохота двигателей тысяч садящихся и взлетающих кораблей. Вот и вынесли космодром далеко за пределы города.

Аствэ Ин Раг последние полторы сотни лет развивался взрывообразно, и давно захватил бы близлежащие государства, имея огромную армию фанатиков, если бы не сотни дварх-крейсеров ордена вокруг границ святой иерархии. Именно проклятые служители Отца Зла не давали святым воинам нести свет порядков Святого Благословенного в миры греха. За что их предавали анафеме в каждом храме Аствэ Ин Раг. Высшие святоучители СООРБ[5] постоянно изыскивали новые способы проникновения единственно верной религии за пределы своей страны, но у них редко когда получалось что-нибудь хорошее. Единственное, чего они сумели добиться за последние четыреста лет, так это признания рабства в галактике. Точнее, даже не признания, а отказа остальных государств давать убежище беглым рабам.

Только слуги Отца Зла, именующие себя орденом Аарн, отказались подписать конвенцию о выдаче беглых рабов владельцу. Наоборот, они освобождали рабов и рабынь силой, давая тем право мстить своим бывшим хозяевам. Каждый рабовладелец Аствэ Ин Ран больше смерти боялся, что какая-нибудь из его рабынь станет аарн. Ведь рабыни обычно возвращались… Возвращались для мести. Мести настолько страшной, что слухи о каждом случае годами ходили по стране.

Проклятые Поиски ордена настолько выводили высшее руководство общин Аствэ Ин Раг из себя, что старейшины буквально пеной исходили от ненависти. Однако ничего поделать не могли и вынуждены были смириться.

По всем двумстам пятидесяти шести планетам святой иерархии организовали службу предупреждения. Благодаря ей многие рабовладельцы перед приходом кораблей Аарн успевали казнить самых непокорных рабынь. Убыток, конечно, но лучше так, чем если рабыня сбежит в орден, а через несколько лет вернется с одним из легионов и перебьет всю семью благородного господина. Несколько недавних примеров настолько перепугали многих рабовладельцев, что они даже начали впадать в один из самых страшных, самых смертных грехов – грех милосердия. За таких дураков принималась охранная служба Синклита, и они жалели, что не попали в руки мстящим рабыням. Куда легче умерли бы.

Прибывший с Дарквана, одной из окраинных планет святой иерархии, корабль «Меч Святого Суда», бывший на самом деле старым, потрепанным корытом паргианской сборки, остывал после посадки. Однако трап уже подъехал, и вскоре главный люк медленно открылся. Однако оттуда вышел вовсе не капитан, как положено по обычаю, а женщина. Это казалось невозможным, невероятным, потрясающим воображение. Такое нарушение всех законов было чревато вызовом ос, как в просторечии именовали оперативников охранной службы Синклита.

Но возмущение свидетелей продлилось только до того момента, как они присмотрелись к вышедшей нарушительнице обычаев. А присмотревшись, мгновенно уткнули глаза в землю и поспешили разойтись по своим делам. Женщина медленно спустилась по трапу, надменно глядя перед собой и кривя тонкие губы. Полностью лысая голова, обнаженный до пояса торс, крестообразные шрамы на месте грудей. И крупные сапфиры, прикрывающие эти шрамы, что говорило о довольно высоком положении их обладательницы в иерархии Храма.

Ищущая Святость. Единственный сорт женщин, обладающих свободой в Аствэ Ин Раг. И не только свободой, но еще и немалой властью. Властью во имя Святого Благословенного лишать жизни любого подданного святой иерархии. И они лишали жизни, подвергая свои жертвы таким пыткам, какие и во сне не могли привидиться самым бесноватым и изощренным палачам.

Ужас перед Ищущими Святость был таков, что с их дороги спешили убраться даже старшие святоучители главного Храма и старейшины общин. Да и то, обвинит такая в неверии, и все. И никому ничего не докажешь! Не успеешь попросту. А если даже и отпустит, то настолько искалеченным, что лучше сразу сдохнуть. Нет, обойти эту фурию десятой дорогой, для здоровья куда полезнее.

Ищущая Святость насмешливо оскалилась, увидев разбегающихся с ее дороги мужчин. Трусы поганые. С беззащитными-то рабынями, небось, посмелее будут. Впрочем, времени заниматься ими не было, и женщина быстро направилась к терминалу таможни. Таможенники затравленно смотрели на приближающуюся к ним полуобнаженную фигуру, они-то бежать права не имели.

– Мое имя – Брада из дома Тарг, – негромко сказала Ищущая. – Вас предупреждали о моем прибытии.

– Да, святая госпожа! – низко поклонился капитан таможенных войск, командовавший главным столичным постом. – Флаер ожидает вас на шестой площадке для высокопоставленных гостей. Лейтенант Тарвих вас проводит. Но…

– Я должна пройти генетический контроль? – насмешливо оскалилась женщина.

– Да, святая госпожа! – облегченно выдохнул офицер. – Это закон, а не моя выдумка.

– Сканер! – недовольно скривилась Ищущая.

Кто-то из таможенников немедленно пододвинул к ней кубик геносканера. Женщина положила пять пальцев правой руки на пять торчащих из выемок на крышке игл и резко надавила. Несколько капель крови стекло в приемную чашечку сканера, и аппарат негромко загудел, начиная работу. В прорезь на его боку вставили личную генетическую карту новоприбывшей, проверяя ее идентичность с копией, имеющейся в главной базе данных святой иерархии. Полученные данные сравнивались с информацией, выданной сканером после анализа крови Ищущей.

Наконец в торце аппарата загорелись один за другим три зеленых огонька, подтверждая, что все три уровня проверки пройдены. Капитан облегченно вздохнул и замер, искренне надеясь, что страшная служительница Храма просто уйдет, ничего не сделав ему.

Она почти ничего и не сделала, всего лишь нанесла офицеру несколько жестоких, страшных ударов ногой в самое болезненное для мужчины место, навсегда лишив его надежды иметь детей. Потом пошла вслед за дрожащим как осиновый лист лейтенантом, оставив позади скорчившееся в болевом шоке тело. Все вокруг посчитали, что капитану невероятно повезло – очень легко отделался. Ищущая оказалась в хорошем настроении и не стала отыгрываться на нем на полную катушку за свое унижение.

Залы огромного космопорта мелькали мимо один за другим, женщина с интересом оглядывалась вокруг – в столице ей бывать пока не доводилось. То, что после храмовых соревнований ее избрали для служения в главном Храме святой иерархии, наполняло сердце мрачной гордостью. Любой наблюдатель мог легко прочесть эту гордость на лице провинциальной Ищущей.

Редкая честь досталась на ее долю, обычно родившиеся в провинции никогда не попадали на Азалан, столичную планету Аствэ Ин Раг. Обычно они и умирали там, где появились на свет, ни разу не повидав величественных строений Дарриана. Особенно – сине-золотых куполов главного Храма. На них можно было смотреть часами, настолько прекрасное и величественное зрелище открывалось перед глазами. Каждый житель столицы гордился, что живет недалеко от такого чуда. А уж те, кто служил в нем… Для них двери самых богатых домов всегда были гостеприимно распахнуты, их внимания добивались самые высокопоставленные чиновники гражданской администрации, одно их слово решало судьбу любой карьеры, а порой и жизни.

– Вот ваш флаер, святая госпожа, – оторвал Ищущую от размышлений голос низко поклонившегося лейтенанта.

– Пшел вон, – процедила она сквозь зубы, и молодой офицер с облегчением на лице рванулся прочь, стремясь поскорее скрыться с глаз, пока храмовая убийца не передумала.

Женщина повернулась к темно-синему флаеру, из дверей которого выглядывало белое от ужаса лицо бородатого водителя, только сейчас понявшего, кого ему предстоит везти. Бедняга заранее прощался с жизнью и молил Святого Благословенного, чтобы госпожа оставила его в покое или хотя бы убила быстро, без лишних мучений. Однако не надеялся на это, безжалостность Ищущих давно стала притчей во языцех.

Муки несчастного, попавшего в руки какой-то из этих страшных подобий женщины, были привычным зрелищем для улиц любого города святой иерархии. Полицейские навытяжку стояли неподалеку, охраняя святую госпожу от назойливого внимания толпы. А то ведь случалось, что храмовых палачей и камнями пытались забрасывать. После таких инцидентов город или поселок подвергался наказанию, казнили каждого пятого, ряды кольев выстраивались, бывало, на километры. Но все равно порой у людей не хватало терпения смотреть на творимое Ищущими Святость.

– П-п-р-р-о-о-ш-ш-у-у, с-с-в-в-я-я-т-т-а-а-я-я г-г-о-о-с-с-п-п-о-о-ж-ж-а-а… – едва сумел выдавить из себя водитель, весь дрожа.

– Да не трясись ты так, ублюдок! – раздраженно прикрикнула на него женщина. – Машину разобьешь. Не стану я тебя трогать, живи пока.

– Благодарю, святая госпожа! – облегченно выдохнул водитель, зная, что своего слова Ищущие не нарушают ни при каких обстоятельствах. – Куда прикажете?

– В главный Храм! Сколько времени займет дорога?

– Четверть часа, святая госпожа.

– Вперед! – приказала женщина, садясь позади и устало откидываясь на спинку кресла.

Флаер мягко поднялся в воздух и, набирая скорость и высоту, понесся к виднеющимся вдали небоскребам Дарриана. Ищущая с любопытством смотрела на мелькающие мимо пейзажи, многое вызывало интерес, однако спрашивать что-нибудь у плебея она посчитала ниже своего достоинства.

Но тут на память пришло одно обстоятельство, и женщина замерла. На новое место службы не принято было являться без личной рабыни, а рабыни-то у нее и нет. Ищущая раздраженно зашипела сквозь зубы. Да, это не закон, но обычаи чтят куда строже законов, и к их нарушителям относятся резко отрицательно. И как это она упустила из виду? Ладно, время пока есть. Лучшие, чем в Дарриане, рабские рынки все равно трудно найти. По всей святой иерархии трудно.

– Где можно купить красивую рабыню? – резко спросила она у водителя.

– Лучше всего на Карветском рынке, святая госпожа, – дернулся тот. – Там любые есть.

– Вези сначала туда.

– Как прикажете, святая госпожа!

Флаер резко повернул влево и полетел к огромному амфитеатру самого большого в обитаемой галактике рабского рынка. Там продавали любых, даже самых редких рабынь! Разве что эльфиек пока не было. Но, зная, что эльфы вернулись в галактику, разведывательные корабли работорговцев рванулись во все стороны. Они обыскивали безлюдные системы, надеясь первыми натолкнуться на еще одну планету одичавших древних и сказочно обогатиться на бессмертных красавицах.

Каждый высокопоставленный святоучитель мечтал о такой в своем гареме и готов был заплатить за нее любые деньги. Особенно после того, как появились потрясающие воображение голографии прекрасной, среброволосой Касры Ла Онег, ушедшей с какой-то стати к слугам Отца Зла, проклятым Святым Благословенным. Впрочем, многие святоучители и старейшины, имея нездоровые пристрастия, не отказались бы и от рабов-эльфов мужского пола.

Но человеческих женщин желающий мог найти почти любых. От круглоглазых тиумок до чернокожих, беловолосых лавиэнок. В Аствэ Ин Раг свозили добычу немногочисленные пираты, и платили им за это столько, что они до конца жизни могли купаться в золоте, продав всего лишь одну крупную партию рабынь. Инопланетянки стоили очень дорого, сильно ценились и попадались довольно редко. Опять на дороге бизнеса стоял проклинаемый всеми уважаемыми людьми орден! Именно аарн охотились за благородными пиратами и работорговцами, обрекая несчастных джентльменов удачи на мучительную гибель от голода. Оттого еще так ненавидели орденскую сволочь в мирах святой иерархии.

Мягко опустившись возле самого входа и нарушив тем все неписанные правила, флаер замер. К нему немедленно направился нахмурившийся полицейский, сняв с пояса шокер. Это еще что такое? Совсем обнаглели? Ничего, сейчас опомнятся. Но, увидев выходящую из флаера Ищущую Святость, он мгновенно побелел и изменил направление движения, притворившись, что ничего не видит.

Женщина проводила полицейского насмешливым взглядом. Потом приказала водителю ждать ее на этом месте и направилась к входу. Ее сразу пропустили, огромная толпа шарахнулась в стороны, открыв широкий проход. Никто не хотел оказаться поблизости от Ищущей! Мало ли что придет ей в голову? Прикажет тут же на кол посадить – и посадят, даже как звали, не спросят. А то и сама вызвавшим ее недовольство человеком займется, что куда хуже самого толстого кола. Лучше держаться подальше. Однако женщина не обратила на зевак ни малейшего внимания, сразу направившись внутрь.

Тому, кто впервые оказывался на Карветском рабском рынке, было на что посмотреть. Десятки миль коридоров и помостов, на которых стояли на коленях очень разные, но чаще всего – ослепительно красивые молодые женщины и девушки, не смеющие поднять взгляд от пола. Имелось немало закрытых заведений, в которых продавали совсем уж особенных рабынь за совершенно дикие деньги, сравнимые порой с годовым бюджетом небогатой планеты. Почти через каждые несколько сотен метров попадались площадки казней, на которых опытные палачи издевались над непокорными рабынями на потеху толпе. У любого нормального человека из внешней галактики Карветский рынок мог вызвать только одно желание – подвергнуть планету, на которой возможен такой кошмар, кварковой или мезонной бомбардировке.

Ищущая Святость нашла рыночного служителя и приказала отвести себя к помостам самой богатой и известной в столице работорговой корпорации. Тот низко поклонился, и через четверть часа женщина стояла перед рядами славящейся по всей святой иерархии фирмы «Кравитек». Ищущая отослала служителя и принялась не спеша прогуливаться возле помостов, внимательно оглядывая каждую рабыню.

Возле одной она изумленно замерла, заметив бриллиантовый узор на щеке девушки. Надо же! Одна из знаменитых кэ-эль-энахских аристократок. Похоже, добыча пиратов, ничем иным объяснить ее присутствие здесь невозможно. Может быть, ее взять? Хотя нет, ей нужна совсем иная рабыня. Только как найти нужную? Ищущая на минуту задумалась, а затем довольно ухмыльнулась. Это, пожалуй, выход. Она решительно направилась к офису представителей «Кравитека». Охрана пропустила полуобнаженную женщину без лишнего звука, сочувственно поглядев на мгновенно побледневшего управляющего.

– Приветствую святую госпожу! – управляющий отер пот с лысины, глядя на Ищущую как кролик на приготовившегося к трапезе удава.

– Мне нужна особая рабыня, – холодно сказала она вместо приветствия. – Даю слово, что вас и ваших подчиненных я не трону, если удовлетворите мои требования.

– У нас есть любые рабыни, святая госпожа! – облегченно выдохнул управляющий. – На самый взыскательный вкус! Какую вы желаете?

– Мне нужна самая отчаянная бунтарка из всех, кто у вас есть. Не соглашающаяся выполнять приказы, невзирая ни на какое наказание.

Она оскалилась и добавила:

– Обожаю ломать таких… Жаль, еще ни разу не встретила ни одной, которая продержалась бы больше недели. Обычно день, максимум два, и они готовы на все, чтобы только я оставила их в покое. Даже на кол добровольно сесть. Скучно!

– Тогда у меня есть, что вам предложить, святая госпожа, – понимающе улыбнулся толстяк. – Твердый орешек, мои самые лучшие дрессировщики не сумели с ней справиться. К сожалению. Вы полностью правы, очень приятно сломать такую. Но я не справился, увы мне, хотел уже продать палачам на потеху.

– Покажите! – приказала Ищущая. – И принесите мне чего-нибудь прохладительного попить.

– Одну секунду, святая госпожа! – поклонился управляющий и пулей вылетел из собственного кабинета.

Женщина шуганула охранников и удобно расположилась на мягком диване. Вскоре кто-то принес ледяной сок файдахо, и Ищущая с удовольствием напилась, кисловатый вкус этого повсеместно распространенного в святой иерархии синеватого фрукта ей нравился.

Минут через десять в кабинет ввели хрупкую темноволосую девушку, скованную по рукам и ногам. Очень красивую девушку, гордой красотой горянки красивую. Все ее тело покрывали кровоточащие рубцы, большие зеленые глаза горели лютой ненавистью.

Ищущая прищурилась, внимательно оглядывая рабыню. Ого! Да, именно такую она и искала. Эта, если все поймет, если примет цели госпожи, станет верной помощницей и кому угодно глотку перегрызет. Своими маленькими, красивыми зубками. Сила воли буквально стальная. И до чего же хороша! Несмотря на все свои шрамы и раны – хороша. Ищущая подавила вспыхнувшее желание и криво усмехнулась. Вот уж никогда и никого не заставляла любить себя и начинать не собирается. Не хватало только! Однако придется поговорить с девочкой откровенно. Жаль, если она выдаст. А без местной помощницы здесь делать нечего. К сожалению.

Тали только сейчас поняла, кому ее собираются продать, и едва слышно застонала сквозь зубы. Доигралась. Допротестовалась. Допрыгалась. Все. Умирать придется медленно и очень страшно. Ищущая Святость… Девушка слышала рассказы подруг о том, что творят эти подобия женщин с рабынями. Она-то думала, что познала ад полностью, но на самом деле не прошла и первого круга. Новая госпожа проведет ее по всем девяти…

Святой Благословенный! За что ты так? Что Тали тебе такого сделала? Ну, не могла она покорно выполнять ту мерзость, что от нее хотели. Не могла! Это же против твоих заветов, Святой Благословенный! Так почему же? Девушка зажмурилась, едва сдерживая рвущиеся наружу слезы. Нет! Она не заплачет на потеху палачам! Не заплачет! Все вынесет молча. Будьте вы все прокляты! Прокляты! Прокляты!!!

– Так-так… – донесся до зажмурившейся девушки уверенный и насмешливый женский голос. – И что это у нас здесь имеется? Бунтарочка? Люблю. Очень люблю.

«Да уж понятно, что ты, сволочь, любишь… – забилась в голове мысль. – Это что же она со мной делать-то собирается? Ой, мамочка родная моя… Ну, зачем, зачем ты меня родила? Зачем? Почему младенцем не удавила? За что обрекла на жизнь здесь?»

– Что она отказалась делать? – поинтересовалась Ищущая.

– Да мелочь, в общем-то, – пожал плечами управляющий. – Не понимаю, с чего она вдруг. Оральный секс. Другим рабыням подходит, а ей, видите ли, нет. Уперлась – не буду, и все тут. Все остальное – пожалуйста, а это никак. И ладно бы, но у меня покупатель предложил за нее хорошие деньги – и именно ради этого. Уж чего только дрессировщики с ней ни делали, орет от боли, но не соглашается. А в таком деле, сами понимаете… Зубами ведь хватануть может, если насильно. Покупатель в суд на нас подаст. Неприятностей не оберешься…

– Может, – весело согласилась Ищущая. – Так вам, кобелям, и надо! Ладно, я беру девочку. Счет отправь в главный Храм на имя Брады из дома Тарг.

– Святая госпожа служит при главном Храме? – с почтением спросил толстяк.

– Да, – коротко ответила Ищущая, ощупывая тело рабыни. – Через пару дней она будет за счастье почитать сделать мне то, от чего отказывалась.

А ведь эта заставит, с отчаянием поняла Тали, и едва не заплакала. С женщиной грех еще хуже, чем с мужчиной, еще страшнее. Она ведь слышала проповеди святоучителей, знает, что после грехопадения Святой Благословенный больше не придет ей на помощь, никогда, что даже молиться ему бесполезно будет, для него молитвы Тали станут бессмысленным шумом. Впрочем, долго ей теперь не жить, у Ищущих Святость ни одна рабыня больше двух месяцев не выдерживает. Но этого делать проклятая тварь ее все равно не заставит. Девушка открыла глаза и с ненавистью уставилась на надменное лицо святой госпожи.

– Не заставишь! – обреченно прохрипела она. – Все равно не заставишь!

– Там посмотрим… – многообещающе оскалилась женщина, нежно погладив шрамы на месте своих грудей, после чего снова повернулась к замершему от ужаса после слов рабыни управляющему. – Вымойте ее и оденьте. Смажьте раны бальзамом. Чтобы ходить могла!

– Сможет, святая госпожа! – низко поклонился снова побледневший толстяк, с бессильной злобой глядя на девку, осмелившуюся оскорбить Ищущую Святость. Впрочем, та сама накажет наглую рабыню, и так страшно, как никому здесь и в голову не придет. Видал он, что творят храмовые палачи со своими рабынями, в самом кошмарном сне не приснится.

Не прошло и четверти часа, как вымытая, причесанная и одетая в легкую юбку рабыни Тали стояла перед госпожой, мрачно уставившись в пол. В душе девушки колотился черный ужас, она видела, как управляющий с Ищущей подписали документы, и поняла, что окончательно стала имуществом одной из храмовых служительниц, самых страшных палачей святой иерархии. Пути назад не было, и ее ждала скорая смерть. Смерть настолько страшная, что и представить себе трудно. Но пусть будет так. Раз сохранить душу можно только ценой жизни, то пусть.

Кто-то из служащих офиса застегнул на шее Тали ошейник и пристегнул к нему стальной поводок. Генетический код девушки внесли в основную базу данных святой иерархии как собственность госпожи Брады Тарг. Теперь каждый проверяющий комп Аствэ Ин Раг выдаст все данные о том, кто она такая и кому принадлежит.

Впрочем, бежать в этой стране рабыне все равно было некуда, с планеты не выбраться, так что ни одна и не помышляла о побеге, прекрасно зная, что скрыться негде. И что ожидает беглую, тоже знала. Только один способ побега существовал здесь – в небытие. Или еще в орден. Но туда брали мало кого, и надеяться на них глупо, Тали однажды видела, как страшно казнили девушку, которой орден отказал в приеме. Неужели аарн не понимают, что сделают с той, кого они не взяли? Наверное, не понимают… Потому надеяться на них нельзя.

Что еще остается? Только самоубийство, пожалуй. Главное – остаться наедине с собой и постараться сделать необходимое надежно, чтобы, не дай Святой Благословенный, не оживили. Так намного безболезненнее будет, лучше не ждать, пока госпожа сподобится замучить. Все тело девушки болело, но она не позволяла себе стонать и плакать. Не покажет она этим сволочам своей слабости!

– Идем! – приказала госпожа и потянула рабыню за поводок.

Тали покорно поплелась следом, смотря себе под ноги и привычно не осмеливаясь поднять взгляд. Потому не видела, что госпожа направилась к ближайшему ресторану. Опомнилась только тогда, когда Ищущая усадила ее на пол у своего столика и поставила перед ней тарелку с мясом и хлебом.

– Ешь! – резко бросила она. – Мне не нужна падающая с ног рабыня.

– Не буду! – мрачно буркнула девушка, решившая, что ей терять нечего. – Сдохну быстрее!

– Ну и дура! – рявкнула госпожа. – Ладно, посмотри на меня. Что такое слово Ищущей Святость знаешь?

– Знаю. Не нарушают его.

– Так вот, даю тебе слово Ищущей Святость, что я не буду тебя мучить или убивать. Мне нужна рабыня для уборки покоев и иной домашней работы. Поняла? А бунтарок люблю потому, что сама такая. Знаешь, сколько за протесты доставалось в свое время?

Вот это Тали вполне могла себе представить. Но не представила, ошеломленно замерев от осознания того, что ей невероятно, потрясающе, сказочно повезло. Раз святая госпожа дала слово, то не нарушит его ни в каком случае, это хорошо знал каждый житель Аствэ Ин Раг. Но почему она дала слово?! Что-то здесь странное… Очень странное. Но раз так, она сделает все, что госпожа захочет! Но она ведь может захотеть… Ой, мама… Тали не раз видела, как Ищущие заставляли своих рабынь ублажать себя прямо посреди улицы, и ей снова стало страшно. Ведь слова не заставлять ее делать это госпожа не давала. Но лучше ее не сердить.

Тали понадеялась на лучшее и принялась за еду. Давно так вкусно есть не доводилось! В воспитательном приюте рабынь кормили жестко сбалансированным и очень невкусным рационом. Так что мясо Тали пробовала всего два или три раза за всю свою жизнь. Впрочем, той жизни было несчастных шестнадцать лет, и за все эти годы никто и никогда не был к девушке добр. Маму она почти не помнила, девочек отбирали у матерей совсем маленькими. Потом воспитательный приют и этот рынок. Тали сама не понимала, откуда в ней взялась решимость для бунта. Но откуда-то взялась, раньше она и представить себе не могла, что способна вынести такую боль и не сломаться. Вынесла. Не сломалась. Спасибо тебе, Святой Благословенный!

После обеда госпожа вывела рабыню с территории рынка и усадила во флаер. Несколько минут полета, и они оказались перед воротами главного Храма святой иерархии. Монументальные строения подавляли воображение, заставляли чувствовать себя рядом с ними ничтожной букашкой. Такого эффекта, видимо, и добивались древние архитекторы и святоучители.

Главному Храму недавно исполнилось две тысячи лет, и по всей святой иерархии прогремели грандиозные празднества. На соревнованиях в честь этих празднеств на планете Лартад и победила Брада Тарг. Еще через месяц победительницу ждал в канцелярии местного храма приятный сюрприз – вызов на службу в главный Храм Дарриана. И вот она здесь.

Сторонний наблюдатель мог сказать только одно – провинциальная Ищущая восхищена и подавлена величественной красотой Храма. Она довольно долго стояла молча, расширенными глазами глядя на сотни сине-золотых шпилей.

Однако пора отправляться в резиденцию местных Ищущих Святость. Брада внимательно осмотрелась, пытаясь понять куда идти. Тали молча стояла за ее спиной и тоже украдкой разглядывала Храм. В этом лабиринте тысяч зданий и заблудиться недолго.

Браде пришлось схватить за ухо какого-то пробегавшего мимо возмущенно взвизгнувшего служку, и приказать отвести ее в Дом Святости. Тот сперва что-то зло буркнул в ответ и только после этого сподобился посмотреть на того, кто его поймал.

Мгновенно побелев, служка покорно повел святую госпожу куда-то вглубь храмового комплекса. Спорить с этой? Нет уж, жизнь пареньку была куда дороже гонора. Он испуганно поглядывал на Ищущую в надежде, что та не станет уделять провожатому особого внимания, и дело обойдется простым избиением. При воспоминании о том, что сделали с его приятелем две такие же безгрудые твари, поймавшие беднягу пару недель назад, становилось дурно. Лютому врагу такой смерти не пожелаешь.

– Это здесь, святая госпожа! – низко поклонился служка, показав на темно-синее здание-башню.

Женщина ничего не ответила, только «наградила» провожатого несколькими ударами в живот, тот рухнул на землю и жалобно заскулил. Потом не спеша направилась к огромным воротам входа в Дом Святости. Парнишка поспешил убраться, благодаря про себя Святого Благословенного за то, что так легко отделался.

– Кто ты и чего хочешь в Доме Святости? – выступили из-за колонн две молоденькие Ищущие низкого ранга.

– Ищущая Святость второго уровня Брада из дома Тарг прибыла для несения службы.

– Предписание!

Женщина протянула стражницам инфокристалл и личную генокарту. Одна из них вложила кристалл в считыватель компа и кивнула, когда тот выдал на монитор подтверждение. Вторая проверила вновь прибывшую на генетическое соответствие карте и тоже кивнула, когда сканер подтвердил, что перед ними именно Брада Тарг.

– Апартаменты тебе, святая сестра, выделены на шестом уровне третьего блока, – сказала одна из стражниц, возвращая женщине документы и электронный ключ. – Их номер сто сорок три. Это ключ от двери. За правилами распорядка, молитв и церемоний подойдешь к Ищущей первого уровня Сатре из дома Винсанх. Она предупредила нас о твоем прибытии и ждет тебя в секретариате. Рабыня твоя?

– Да.

– Ее нужно зарегистрировать и выдать знак принадлежности к Храму. Без него рабыню сразу реквизируют для ближайшего жертвоприношения.

– Что для этого нужно сделать?

– Пусть положит руку в анализатор, – ответила вторая стражница, с жадным интересом глядя на трясущуюся Тали. – Она у тебя, вижу, совсем свеженькая? Не успела еще толком поработать с ней?

– Только купила, – ухмыльнулась Брада. – Не до нее пока.

– Ты это… – снова нерешительно заговорила стражница, нервно оглянувшись. – Опасайся Марху Бараль, она любит новеньким подлости устраивать. Так, гнида проклятая, достала…

Она замолчала и настороженно покосилась на ухмыляющуюся подружку, но та предпочла не рисковать, и промолчала. Кто ее знает, эту новенькую… Все они, Ищущие высших рангов, одним миром мазаны.

Брада понимающе улыбнулась – и здесь интриги. Казалось бы – не из-за чего враждовать, никакого личного имущества, кроме рабынь, у Ищущих нет и никогда не будет, – а все равно причины находят.

Стражница тем временем закончила манипуляции с анализатором и вынула откуда-то чип, который подключила к ошейнику Тали, оказавшемуся на самом деле сложным электронным устройством. Ошейник мгновенно сменил цвет, став сине-золотым, и покрылся сложной вязью иероглифов на святом языке. Брада сухо поблагодарила стражниц, не поднявшихся выше седьмого уровня, и вошла в главную резиденцию Ищущих Святость в Аствэ Ин Раг.

Поднявшись на лифте до секретариата, она решительно вышла, решив для начала зарегистрировать прибытие по всем правилам, а только потом вселяться. Широкие коридоры были почти безлюдны, только изредка встречалась Ищущая невысокого ранга или пара рабынь в таких же, как на Тали, сине-золотых храмовых ошейниках. Большинство из них выглядели настолько измученными и избитыми, что на них было больно смотреть. Иногда встречались жуткие пыточные конструкции, в которых медленно умирали рабыни.

Тали едва дышала от ужаса, представив, что это ее растянули в одном из этих страшных устройств. Только теперь она поняла, что даже не подозревала о том, что могло ей грозить в Храме. Да, госпожа дала слово, но здесь ведь много и других Ищущих…

– А это еще что за уродина? – заставил ее вздрогнуть резкий голос.

Перед Брадой стояла нагло ухмыляющаяся высокая Ищущая с брезгливой гримаской на худом лице.

– Это еще из под какого хвоста выпало? – спросила она. – Ну ты, дерьмо, вали назад в свою задницу!

– Ты отвечаешь за свои слова? – сухо спросила Брада.

– Да! – ухмыльнулась та. – И что ты сделаешь, интересно? Повторяю – ты дерьмо из вонючей дыры, и место тебе в отхожей яме!

– Вы слышали? – повернулась провинциалка к вышедшим на шум из какой-то двери еще двум Ищущим.

– Слышали, – кивнула одна из них, уже пожилая.

– Тогда прошу выступить свидетельницами, что она оскорбила меня первой. И я, согласно уложению Арсаха, вызываю ее на поединок. Здесь и сейчас!

– Хорошо. Мы подтверждаем законность вызова.

Уверенная в своей безнаказанности, хамка резко побледнела, в столице давно забыли о законах уложения Арсаха, а вот в провинции ими все еще пользовались. Однако отказаться от вызова Марха не могла, это означало для нее лишение всех званий и уровней, падение на самый низ социальной лестницы Ищущих. До этого момента ей и в голову не могло прийти, что какая-то обнаглевшая провинциалка способна вызвать ее на поединок. Ее, Марху Бараль, которую побаивалась сама Первая Ищущая! Да как эта тварь осмелилась?! Да ей за это глаза выцарапать мало!

С визгом бросившись на провинциалку, Марха почему-то пролетела мимо и сильно ударилась о стену. Немного опомнившись, она пошла вперед осторожнее, но это не помогло. Брада сдвинулась немного в сторону, ее нога взметнулась вверх, захлестнула шею хамки и резко дернулась. Раздался глухой хруст, и на пол опустился уже труп.

– Я удовлетворена, – спокойно сказала провинциалка, отойдя в сторону.

– Убивать-то зачем было? – мрачно спросила пожилая Ищущая.

– Не люблю оставлять за спиной живых врагов.

– В чем-то даже правильно. Ты Брада из дома Тарг?

– Да, – кивнула женщина.

– Я – Сатра из дома Винсанх, ты, похоже, искала меня, – усмехнулась пожилая. – Да уж, давно к нам в Храм таких сильных бойцов не попадало. Поставила ты себя так, что тебя забияки десятой дорогой обходить станут. Говорила я этой дуре, что когда-нибудь нарвется. Да ладно, собаке собачья смерть. Она всех тут до костей достать успела. Иди за мной. Рабыню оставь здесь.

Брада молча кивнула и пристегнула поводок Тали к одному из колец на стене. Та немедленно уселась на пол, благо рабыням не запрещали сидеть, если они ожидали господ.

– Садись, – указала на жесткий стул Сатра, приведя Браду в небольшой кабинет без всяких пыточных приспособлений, что было необычно для Ищущей. – Слухи о тебе до нас доходили разные. Поговаривали, что ты способна сломать любого в течение часа, придумала какую-то новую пытку. Это так?

– Так, – кивнула женщина. – Не нужно никаких особых инструментов, всего лишь несколько игл. Втыкаешь их в определенные нервные узлы, и человек сходит с ума от боли. Такой, что выдержать ее не в силах никто.

– Любопытно… А сама боль выносить умеешь?

– Я не стала бы Ищущей Святость, если бы это было не так, – презрительно скривилась Брада.

– Придется проверить… – довольно гнусно осклабилась Сатра. – Увы.

– Проверяй, – пожала плечами женщина. – А потом я проверю своим способом самую терпеливую из местных. Посмотрим, сколько она выдержит мою пытку.

– Обязательно посмотрим, – одобрительно кивнула пожилая Ищущая. – Тогда не станем терять времени, идем в пыточный зал.

– Идем, – безразлично согласилась Брада.

Тали, которую они забрали по дороге, с ужасом смотрела на то, что творили другие Ищущие с ее госпожой. Представить себе такого не могла и никогда не хотела представлять. Калечить друг друга Ищущим запрещалось, но во всем остальном их фантазию никто не ограничивал. Однако девушка не понимала главного – зачем они это делают? Это у них что, проверка? Ведь госпожа не плакала и не просила, она смеялась в лицо палачам. Как можно вынести такую пытку со смехом? Как?! Тали попросту впала в ступор, глядя, как злящиеся все больше и больше Ищущие издеваются над госпожой Брадой.

Рядом с ней сидели две совершенно невозмутимые рабыни в таких же сине-золотых ошейниках. Наверное, они и не к такому привыкли… Девушка украдкой рассматривала их покрытые тысячами мелких шрамов тела и дрожала. Ведь за каждым шрамом стояла боль, страшная боль. Неужели и она когда-нибудь настолько привыкнет к боли, что перестанет обращать на нее внимание? Не дай Святой Благословенный!

За всеми этими переживаниями Тали даже не заметила, что трое Ищущих неохотно отвязали от станка выдержавшую испытание провинциалку. Затем одна из них заняла место жертвы. Брада, передвигающаяся с заметным трудом, зло ухмыльнулась и достала откуда-то набор тонких игл. Потом внимательно оглядела привязанную и стала втыкать иглы в разные точки ее тела. Сперва местная Ищущая только посмеивалась, но с каждой воткнутой иглой ее глаза расширялись все больше и больше.

Когда последняя игла заняла свое место, Брада оперлась о стену и принялась ждать. Привязанная дергалась и мычала, из глаз ее потоком лились слезы, она только бешеным усилием воли заставляла себя молчать. Ведь не выдержать пытку – означало потерять три уровня сразу, а этого никак не хотелось. Но выдержала недолго, минут через пять принялась тоненько визжать и рваться из пут, прекрасно понимая, что никто ее не отвяжет. С каждым мгновением визг усиливался, пока не превратился в вой смертельно раненого зверя. Глаза привязанной вращались, становясь все более безумными, тело били судороги, ее буквально выгибало на станке.

– Нужно прекращать, – негромко сказала Брада. – Иначе сойдет с ума. Она ни в чем не виновата, этой пытки не вынесет ни один человек.

– Поясни, – мрачно приказала Сатра, непонимающе глядя на корчащуюся на станке женщину, до того спокойно выдерживавшую самые страшные, самые нечеловеческие мучения. – А вы отвяжите эту! Говори, Брада.

– Что говорить? – улыбнулась провинциалка. – Это очень древнее искусство. Им можно и лечить, и наоборот. Но нужно хорошо знать анатомию и иметь немалую чувствительность, чтобы четко понимать в какой нервный центр и с какой силой втыкать иглу. Разные комбинации дают разный эффект. Научиться этому могут далеко не все. К сожалению. Но кого можно, научу.

– Хорошо, – кивнула Сатра. – Я доложу о твоем способе Первой Ищущей. Думаю, она будет довольна. Можешь идти отдыхать. У тебя есть два дня, чтобы прийти в себя после проверки. Пошлешь рабыню в медцентр, там ей выдадут нужные медикаменты.

– Благодарю, – кивнула Брада и неспешно вышла из зала пыток, отвязав перед тем Тали.

Девушка аккуратно смазывала тело госпожи обезболивающей мазью и молча молилась Святому Благословенному. Только сейчас она поняла, что именно делали с той проверяющие, как страшно издевались. Почти все тело Брады казалось сплошным кровоподтеком, десятки крупных ожогов наползали один на другой, кожа во многих местах была содрана. И Тали очень боялась, что и с ней самой вскоре проделают то же самое. Госпожа Брада молча терпела, но рабыня хорошо понимала, что ей сейчас очень и очень больно. Она старалась дотрагиваться до ран как можно осторожнее, но не всегда получалось. Ищущая при этом вздрагивала, ничем больше не выдавая, что на самом деле чувствует.

– Поешь, – хрипло приказала Брада, когда Тали закончила.

– А вы? – осмелилась спросить рабыня, ощущая себя почему-то ответственной за госпожу.

– Мне сейчас не то, что есть, жить не хочется…

– Хоть настойки кирфа попейте, госпожа, она вам заснуть поможет.

– Заботливая ты моя… – иронично протянула Брада, но все-таки взяла парящую чашку и принялась отхлебывать вкусный напиток мелкими глотками.

Потом вдруг резко побледнела, поставила чашку на стол и встала на ноги. Широко распахнула рот и наклонилась. Из ее рта сплошным потоком посыпались тысячи мелких извивающихся белых червей. Они с огромной скоростью расползались по покоям и исчезали в почти невидимых щелях. Тали снова перехватило дыхание. Что это за кошмар?! Да разве с людьми такое бывает? Черви-то откуда? Или это оборотень?! Ой, мама…

– Ну, вот, – довольно улыбнулась Брада, снова садясь, – теперь можно не бояться жучков и прочих подслушивающе-подглядывающих устройств. Не люблю быть под наблюдением.

Она залпом допила настойку и откинулась на спинку дивана.

– Кто вы, госпожа? – глухо спросила Тали. – Вы не Ищущая… Вы вообще человек?

– Ты уверена, что хочешь это знать? – прищурилась Брада. – Иногда знание может стоить жизни, девочка. Особенно, если захочешь выдать.

– Я не выдам, госпожа! – прижав кулачки к груди, заверила рабыня, ее глаза лихорадочно горели, она подсознательно ощущала прикосновение к чему-то очень большому. – Лучше умру.

– Что ж, ты сама захотела знать. Подойди и сядь рядом.

Тали несмело подошла и села, вся дрожа. Ей казалось, что где-то далеко в небесах рушится храм судьбы. Ее собственной судьбы. Брада внимательно вслушалась в ее душу и удовлетворенно кивнула – эта действительно скорее умрет, чем выдаст. И уродится же такое чудо среди забитых рабынь. Потом наклонилась к девушке и что-то почти неслышно шепнула ей на ухо. Тали негромко вскрикнула, прижала к щекам кулачки и во все глаза, неверяще, уставилась на госпожу. Та ласково улыбалась, и рабыня постепенно начала понимать, что ей сказали правду. Она встала и низко поклонилась.

Этой ночью Тали долго не могла уснуть, вспоминая невероятный день, перевернувший всю жизнь юной рабыни с ног на голову. Но главным все же было не это. Совсем даже не это. Что значит ее жалкая жизнь по сравнению с тем, что по шкуры святош явился хищник? Да ничего не значит! Тали хотелось кричать и прыгать от восторга, петь и танцевать, но она боялась потревожить покой этого хищника. Страшного хищника, от которого никто еще не уходил. Да, по дырявые, облезлые шкуры палачей явилась Кровавая Кошка. Сама Кровавая Кошка! Сколько легенд о ней шепотом рассказывали друг другу рабыни ночами, сколько мечтали, что однажды она придет и отплатит местным господам за все хорошее. И она пришла! Пришла!

* * *

Ураганный ветер хлестал по черным стеклянным стенам стоэтажного небоскреба. Ни одного открытого окна, ни одного балкона, ни одного выступа не было на стенах этого здания, только скользкое, бронированное стекло. Ничто не могло удержаться на нем, ни одно даже самое цепкое насекомое.

Однако если бы кто-нибудь мог оказаться на флаере рядом с небоскребом и осмотреть его через прибор ночного видения, то сильно удивился бы. По отвесной стеклянной стене медленно полз вверх человек в черном комбинезоне. Прямо из подушечек его пальцев то и дело выдвигались когти какого-то темного металла, легко вонзающиеся в бронестекло. Что это был за материал? Ведь даже плазмер не оставлял на бронестекле ни царапины.

Здание явно строили параноики, помешанные на безопасности. Тысячи сканеров, ловушек, защитное поле первого уровня. Сотни охранников вокруг, и не меньше – на каждом этаже. Все это должно было не дать злоумышленнику даже приблизиться к небоскребу. Однако неизвестный диверсант не только приблизился, не только прошел сквозь защитное поле, но и сумел взобраться по скользкому, как лед, бронестеклу на высоту пятидесятого этажа. Не потревожив притом ни единого датчика или сканера. Расскажи такое кому из профессионалов-безопасников – он только пальцем у виска покрутит. Невозможно такое в принципе. Но случилось.

Впрочем, на самого лучшего профессионала когда-нибудь найдется другой профессионал. Знающий и умеющий больше. Данный закон ни разу еще не нарушался. Наверное, именно это и произошло здесь. Судя по всему, владельцев небоскреба вскоре ждал неприятный сюрприз, диверсанты просто так в защищенное по последнему слову техники здание не проникают.

Стен напряженно ждал в припаркованном на общественной стоянке флаере в пятистах метрах от небоскреба. Бывшему полицейскому было сильно не по себе, он очень боялся за Зеру, пошедшую на проникновение. Когда удалось понять, как именно защищена штаб-квартира корпорации «Ларки Моован Инкорпорейтед», на самом деле являющейся прикрытием снафферских организаций, бывший полицейский только руками развел. Он не то что никогда не верил в столь параноидальную защиту, но даже не слышал ни о чем подобном.

Витарио Тогоро, возглавляющий совет снафферов, хорошо позаботился о собственной безопасности. Он вообще никогда не появлялся на людях, никто из подчиненных не знал его в лицо. Известно было только, что этот человек существует и крепко держит власть над организацией, раскинувшей свои щупальца на добрую четверть обитаемой галактики. К сожалению, без внедрения, даже имея возможности ордена, никак не обойтись. Нет, обойтись можно было бы, если устроить налет на Моован еще раз. Но делать этого никак нельзя, Командор признал, что совершил ошибку, страшную ошибку, из-за которой пострадали сотни тысяч ни в чем не повинных людей. Потому руководство спецслужб ордена и приняло решение идти на глубокое внедрение, к которому сейчас спешно готовили некоего Раса Тонго.

Стен знал обо всем этом только со слов Зеры, в которую с каждым днем влюблялся все сильнее и сильнее. Он, конечно, молчал о своих чувствах, но девушка все понимала. Как она поняла, молодой полицейский не знал, но поняла. Правда, продолжала вести себя с ним как с другом, не более того. А он никак не решался сделать первого шага. Слишком лор-капитан была красива и слишком неприступна.

– Второй, говорит первый, – донесся из наушника мелодичный голос девушки. – Все в порядке, прошла шестидесятый этаж. Готовлю анализатор. Переключай управление на фрегат, Керсиарх в курсе дела.

– Понял, переключаю, – отозвался Стен, дав мысленную команду биокомпу.

Позавчера к Моовану в режиме невидимости подошел разведывательный фрегат «Бешеных Кошек». Когда в стене особняка капитана Таранчено завертелась черная воронка прямого гиперперехода, Стен собрался было стрелять, не сразу поняв, что происходит. Зера едва успела его остановить, сказав, что пришла затребованная неделю назад помощь.

Да и то, без дварха проникнуть в сеть «Ларки Моован» оказалось совершенно невозможным. Тем более что далеко не все ее сегменты имели выход во внешние инфосети, большинство оказались физически отключены и передавали информацию из сети в сеть только посредством живых операторов. Отсюда следовало, что придется подселить в здание корпорации биокомп, в котором позже обоснуется дварх. Только бестелесное существо способно разобраться с инфозащитой такого уровня и получить необходимую информацию. А не имея ее на руках, отправлять Раса в логово врага глупо. Провалится сразу, и еще неизвестно удастся ли вовремя вытащить парня, ведь вокруг небоскреба, помимо обычных защитных полей, имелись еще и гиперполя, препятствующие пробою гиперпорталов.

Биокомпу придется выращивать собственные передающие звенья, ведущие далеко за пределы территории корпорации, чтобы иметь возможность передавать собранную информацию. А вывести их можно только через канализацию, иного пути найти не удалось. Поначалу аарн попытались внедрить биокомп извне. Однако не сумели, параноики из «Ларки Моован» даже в канализации поставили плазменную защиту, реагирующую на малейшую попытку проникновения извне. Зато изнутри биокомп вполне мог вывести щупы гиперсвязи.

Стену очень понравилось работать со спецами из ордена, они мгновенно схватывали любую идею и рассматривали ее с десятков точек зрения, проводили быстрый мозговой штурм и вычленяли рациональное зерно из любого, даже самого дикого бреда. Только вот дварх…

До встречи с Керсиархом молодой полицейский и не подозревал, что можно быть настолько ехидным. Бестелесный насмешник высмеивал и охаивал все и всех. Постоянно, не минуты не отдыхая. Аарн почему-то на него не обижались и только хохотали над его шуточками во все горло. А вот Стену от некоторых из этих шуточек хотелось на стенку лезть от обиды. Особенно когда дварх подметил его трепетное отношение к Зере… Честное слово, если бы эта ехида имела тело, начистил бы физиономию. Но определенных границ Керсиарх все-таки не переходил. И на том спасибо.

Бывший полицейский вздохнул и вздрогнул, представив каково сейчас Зере на отвесной стеклянной стене под проливным дождем. Высота адова, сорвется – костей не соберет. Хотя операцию подготовили великолепно, продумали каждую мелочь, предусмотрели все, что только можно было, Стен все равно волновался.

Ну почему на такое опасное дело должна идти девушка? Мужчин у них не нашлось? Кто их знает, этих аарн, однако подготовка лор-капитана впечатляла. Только работая с ней, моованец окончательно понял, что такое оперативник ордена. На самом деле кошка. Бешеная кошка. Обезумевшая кошка. Да уж, название их легиона полностью передает суть. До тонкостей.

И вообще, чокнутые они там у себя. Все без исключения! Порой такое учудят, что ни в какие ворота не лезет. Но при том нравились ему аарн с каждым днем все больше и больше, несмотря на то, что чокнутые. Даже их нападение на Моован уже не казалось Стену чем-то особенно страшным. Все-таки, в основном погибли эсбешники, а это такая сволочь, которую ничуть не жаль. Да и понять ярость Командора вполне можно. Что им, этим эсбешникам, бедная девочка сделала? Ему показали города, созданные Ланой Дармиго. В записи, конечно, но этого оказалось достаточно, чтобы Стен ошеломленно замер и добрых два часа во все глаза смотрел на невероятную, нечеловеческую красоту. И это чудо сотворила восемнадцатилетняя пигалица? Невероятно. Да, он вполне мог понять горе аарн после ее гибели. Но сколько невиновных погибло…

Впрочем, каждый прав со своей колокольни. Дело прошлое, теперь они с аарн – соратники. По крайней мере, в деле снафферов. Когда все закончится, можно будет и подумать, что делать дальше. А пока нужно внимательно следить за происходящим. Стена страшно раздражало, что от него почти ничего не зависит. Он прекрасно понимал, что не справится с тем, что сейчас делает Зера, но не перекладывать же все на хрупкие плечи девушки? Хоть что-то он может сделать, хоть на подхвате быть.

Стен сильно преуменьшал свое участие. Именно он создал сеть из сотен и сотен осведомителей, именно он собрал компрометирующие материалы и взял за жабры несколько высокопоставленных полицейских чиновников, получая от них важную оперативную информацию. Именно он собрал вместе недовольных происходящим молодых полицейских и военных, постепенно превращая их в остро отточенный меч, готовый разить в случае необходимости. И все это – за каких-то три месяца. Конечно, ко всему этому приложились неограниченные финансовые возможности ордена, но личность организатора тоже имела огромное значение.

Капитан Таранчено только руками разводил, радуясь успехам молодого коллеги. Наверное, Стен просто оказался в своей стихии, делая дело, ради которого был рожден. Наверное, он был гениальным организатором, сам того не понимая. Зато сейчас бывший полицейский твердо знал, что когда продажных тварей выметут из полиции и армии – найдется, кому занять их места.

У него даже возникла мысль организовать на Мооване что-то наподобие ордена из людей чести, людей, желающих служить своей стране, а не рвать жирные куски для себя. Но как тут быть без телепатии? Почему многие изначально честные люди, дорвавшись до власти, быстро превращаются в сволочей? Почему? Стен не знал. Но, к его глубочайшему сожалению, все обстояло именно так.

Медленно передвинув руку вверх и вонзив когти в стену, Зера поднялась еще на полметра и настороженно замерла, ощупывая пространство вокруг дополнительными чувствами бешеной кошки. Все, слава Святому Благословенному, спокойно. Висящий на орбите над столицей фрегат держал девушку направленным гиперлучом, нейтрализуя датчики, которыми была усеяна вся внешняя поверхность небоскреба.

Прав Стен, действительно параноики. Но талантливые параноики, копыто Отца Зла им в глотки, защита выстроена настолько хорошо, что проникнуть в здание незамеченным практически невозможно. Это если не иметь подготовки и возможностей оперативника ордена. Но даже при всем том Зере пришлось весьма и весьма нелегко. Все мышцы тела гудели от напряжения, и только усилия нанороботов держали их в тонусе.

Девушка мысленно выругалась, снова поминая про себя Отца Зла и всех его детей. Потом помолилась про себя Святому Благословенному, едва не фыркнув при этом – надо же, сколько лет, как ушла с Аствэ Ин Раг, а продолжает молиться, как привыкла с детства. Прекрасно знает, что Создатель совсем не таков, побывала в сферах Творения во время Посвящения, а все равно. Крепко вбили в детстве основы религии в святой иерархии. До сих пор никуда не делись.

Ладно, впрочем. Не имеет значения. Пора подниматься дальше, осталось совсем немного. Слабое место в защите находится на восемьдесят девятом этаже, именно там можно проникнуть внутрь и подсадить кокон будущего биокомпа.

Ни одна ищейка на Мооване не способна заподозрить, что тонкие ростки почти невидимой плесени на самом деле – комп-шпион. Эти ростки за несколько дней расползутся по всему зданию, проникнут через канализацию наружу и вырастят там приемо-передающий комплекс связи. Вскоре биокомп дорастет до уровня, на котором сможет принять в себя дварха. Вот тогда-то и начнется настоящая работа.

Стоп. Точка проникновения достигнута. Теперь необходимо незаметно пробраться внутрь, оставить кокон в вентиляционных трубах и столь же незаметно покинуть территорию корпорации. Если останется хоть малейший след, охрана перероет здание полностью и вполне может найти биокомп. Против полной биоблокады не устоит и он. Этого допускать нельзя ни в коем случае.

Зера прильнула к стене и активировала набор наноинструментов, немедленно принявшихся преобразовывать атомную решетку бронестекла стены. За ней находился небольшой закуток неподалеку от вентиляционных шахт. Охранники при обходах редко когда добирались сюда, да и Зера не лыком шита, справится. Внушить обычному человеку она могла что угодно, проблемы это не составит. Но лучше обойтись без недоразумений.

Девушка проводила взглядом выплывший наружу и зависший в воздухе кусок бронестекла, закусила губу и скользнула в образовавшееся отверстие. Сюда защита с фрегата проникнуть не могла, придется полагаться только на себя. Ладно, не впервые. Хоть операцию на Лакрионе припомнить, там вообще никакой поддержки не было, и ничего, справилась. Тина, правда, ее потом за авантюризм едва из легиона не вышибла, но Зера своего все же добилась. И сейчас добьется!

Небольшой закуток, примыкавший к бронестеклу внешней стены, был пуст, однако ярко освещен, как и все остальные помещения в здании. Проходящий мимо позевывающий охранник в темно-серой форме не заметил почти невидимой тени, застывшей возле стены. Чему удивляться, форма-хамелеон «Бешеных Кошек» принимала любой цвет, любую фактуру поверхности, создавая почти совершенную маскировку. Однако Зера боялась дышать, проклиная про себя дурака, которого понесло с обходом как раз сейчас.

Хорошо здесь охрану дрессируют, сонный-сонный, а осматривает буквально каждый сантиметр. Внимательно осматривает, наверное, не раз доставалось за нерадивость, вот и старается. Но все-таки не заметил, и девушка позволила себе послать удовлетворенную улыбку в спину охраннику. Как только тот скрылся из виду, она бесшумно метнулась к воздуховоду, взбежала по стене и зависла на ней. Небольшое усилие – и запирающая решетка поддалась. Осторожно смазав петли, Зера скользнула внутрь и поставила решетку на место. Передвигаться приходилось очень медленно, пластик труб хорошо передавал звуки, и не дай Святой Благословенный выдать себя каким-нибудь шумом.

Теперь необходимо найти укромное место для кокона, где он сможет спокойно пережить первый день развития. Потом основного узла у биокомпа уже не будет, его цепи рассредоточатся по миллионам почти невидимых нитей, которые вскоре проникнут в каждую точку здания. После этого уничтожить шпиона станет невозможно, какая-нибудь часть все равно уцелеет и вскоре восстановит уничтоженное. Разве что провести полную биоблокаду нескольких кварталов вокруг. Но этого сделать никто корпорации не позволит.

Девушка продолжала осторожно ползти по вентиляционной шахте, давно ушедшей вглубь толстых стен, и внимательно осматривала каждый закуток. Через каждые пятьдесят метров в шахтах стояли мелкие решетки, резать которые никак нельзя. А вдруг кто-нибудь проверяет их целостность? Тогда подымется тревога и обо всей затее придется просто-напросто забыть, чего Зере никак не хотелось.

С Аарн Сарт торопили, подготовка Раса началась, деньги, задействованные в операции, крутились на самых крупных биржах обитаемой галактики. Арахн, возглавляющий Аарн Сарт Банк, разработал такие многоходовые комбинации и повел такую биржевую игру, что осталось только руками развести и низко склонить голову перед гением. Но если Зере не удастся подсадить в этот небоскреб биокомп, все усилия пойдут насмарку.

Упершись в решетку, лор-капитан задумалась, одновременно сканируя частью сознания все вокруг. Охранники продолжали обходы. Пожалуй, они здесь и минуты не сидят, постоянно обходят зоны ответственности. Службу в корпорации поставили неплохо, ничего не скажешь.

Впереди виднелась мелкая решетка из бериллиевой стали. Она казалась единым целым с шахтой и имела выходы на добрый десяток датчиков. На что только эти датчики не реагировали!.. На тепло, на давление, на изменение состава атмосферы, на радиацию, на запахи. Внутренний биокомп Зеры не спеша обследовал каждый датчик, подбирая комбинацию воздействий, способных его обмануть. Девушка понемногу начинала нервничать. Проклятые параноики, копыто Отца Зла им в зад!

Наконец биокомп подал сигнал готовности и потребовал подключить к нему кокон, который должен остаться здесь. Зера широко открыла рот, и ей в руку выбрался зародыш, ожидавший своего часа в ее желудке. Одна из нитей связи отделилась от тела девушки, и биокомп начал передавать активированному кокону параметры роста, необходимые для обмана следящих систем. Через несколько минут все было завершено, и похожий на небольшого полупрозрачного червя зародыш переполз с руки девушки на решетку, растекаясь по стенке почти незаметным белесым пятном.

Ни один разумный, не знакомый с биотехнологиями ордена, никогда не догадается, что пятно плесени – на самом деле мощнейшая, саморазвивающаяся вычислительная система, превышающая по мощности главные компьютерные центры Моована едва ли не на порядок. Главное, чтобы эта система получила несколько дней для полноценного развития и вывода периферийных устройств связи за пределы здания. Но тут уж оставалось только положиться на удачу. Обнаружившие плесень в вентиляционной системе не догадаются, конечно, что перед ними, но вполне сумеют уничтожить биокомп на ранних стадиях развития. Так что лучше заранее свести вероятность обнаружения к нулю.

Зера вздохнула. Теперь надо незаметно покинуть небоскреб… Девушка осторожно двинулась обратно, стараясь ничего не задеть. Через несколько минут она услышала внизу шаги охранника. И не одного. Пришлось замереть и внимательно вслушаться в мысли людей внизу. Вот ведь проклятье! У одного из охранников оказалась обостренная интуиция, и он что-то почуял, доложив о своих ощущениях начальнику охраны. То ли тот хорошо знал своего подчиненного, то ли просто был хорошим служакой, но приказал поднять отдыхающую смену и прочесать все этажи.

Зера передала сигнал нанороботам, державшим открытой дыру во внешней стене, и те принялись заращивать стекло. Сама она замерла в шахте, отслеживая движения охранников и излучения сканеров, которыми они пользовались. Отдав форме приказ перейти в режим полной невидимости, девушка затаилась. С этого момента любое излучение попросту обтекало ее, не замечая и ничего не регистрируя. Однако все равно можно попасться, и уходить тогда придется с боем, сорвав всю операцию.

Да, боевому офицеру «Бешеных Кошек» не составит особого труда нейтрализовать охрану и вырваться, но очень не хотелось этого делать. Она ведь слышала мысли и чувства обыскивающих здание охранников, прекрасно понимая, что многие из них и понятия не имеют, кого охраняют. Обычные люди, зарабатывающие себе и своим детям на кусок хлеба. Даже, в большинстве своем, не злые, просто несколько ограниченные. Их совсем не за что убивать. Но так же девушка прекрасно понимала, что если понадобится, она убьет. Потом, конечно, получит психошок и все прочие сопутствующие убийству «прелести». Но это ее не остановит.

Через полчаса все стихло. Охранники неспешно разошлись по местам, костеря про себя своего сотоварища вместе со всеми его предчувствиями. Правда тихо, – не дай Благие, начальник охраны услышит, такое устроит, что мало не покажется. А терять работу никто не хотел, поди потом найди другую, если уволят за профнепригодность. Да и платили в «Ларки Моован» очень хорошо в отличие от большинства столичных фирм. Правда, принимали на работу, как минимум, отставных офицеров космодесанта, а то и спецназа, требуя при том великолепных аттестаций с прежнего места службы.

Зера удовлетворенно кивнула и приказала нанороботам снова открыть дыру в стекле. Затем медленно поползла по трубе к выходу. Выскользнув из шахты, она закрыла решетку и метнулась в закуток. Форма-хамелеон делала ее невидимой, да и охранников сейчас в пределах видимости не было. Вот и дыра! Девушка облегченно выдохнула и мгновенно оказалась снаружи. Подождала, пока бронестекло снова станет цельным, и передала нанороботам сигнал самоликвидации. Потом медленно поползла вниз.

Стен все так же не находил себе места, Зера молчала, а он ничего не мог поделать. Благие, а если ее поймали? Что тогда? Бывший полицейский вполне мог себе представить, что сделают с девушкой палачи, и молча кусал губы.

– Второй, говорит первый! – внезапно ожил наушник. – Начальный этап операции завершен. Подготовьте отход по варианту семь.

– Есть отход по варианту семь! – облегченно выдохнул Стен.

Жива! Возвращается! Но терять времени не стоило, и он задействовал своих людей для подготовки отхода с места событий. Много уволенных полицейских теперь работали на Стена, и работали отлично. Основную маскировку обеспечивал фрегат, зависший на орбите в режиме невидимости. Но против случайных свидетелей генераторы помех фрегата были бессильны, и за улицами внимательно наблюдали через ноктовизоры люди Стена. При появлении в окрестностях небоскреба «Ларки Моован» любого постороннего человека его вели опытные топтуны. В случае необходимости даже устраивались провокации.

Из-за одной компании упившейся «золотой молодежи» оперативникам пришлось начать драку, притворившись не менее пьяными. Еще один топтун позвонил в полицию и сообщил о творящемся безобразии. Разозленные тем, что их вырвали посреди холодной, дождливой ночи из теплого участка, полицейские забрали всех скопом. Стен отметил в памяти, что завтра утром необходимо будет обязательно внести за ребят залог.

С простыми полицейскими доброй половины участков столицы у него сложились прекрасные взаимоотношения. Они немного завидовали коллеге, которому повезло открыть собственное детективное агентство, и многие намекали, что не прочь перейти к нему на работу. Толковых людей Стен обычно брал. Если они умели молчать, и имели хоть какой-нибудь кодекс чести. Претендентов проверяла Зера, и на работу человека оформляли только после того, как она давала добро. Девушка говорила что-то о телепатии, но Стен не особо в это верил.

– Второй, говорит шестой, – снова заговорил наушник. – Первый спустился, покидает пределы охраняемого периметра.

– Вас понял, шестой, – отозвался он. – Благодарю. После завершения операции начинайте отход сами. Следов не оставлять.

– Будет сделано.

– Второй, говорит пятый. Первый прошел мимо меня. Готовьтесь принять.

– Внимание, второй, говорит третий. Первый покинул территорию. Начинаем зачистку.

Стен улыбался. Слава Благим, все закончилось, Зера уже рядом. Теперь необходимо восстановить охранный периметр и снять глушащее поле. Но это забота ребят с фрегата, они в этом деле доки, его это никак не касается. Главное, чтобы оперативники, обеспечивающие безопасность, ушли чисто, не вызвав никаких подозрений. Бывший полицейский отмечал, как его люди один за другим покидают близлежащие кварталы. Вскоре остались только сопровождающие флаер профи из подразделения, обеспечивавшего охрану. Еще через минуту с тихим шелестом отодвинулась правая дверь, и во флаер скользнула мокрая черная фигура.

– Фу! – выдохнула Зера, снимая скрывавшую лицо маску. – Видала параноиков, но таких… Мне надо выпить! Вот. Устала.

– Поехали, – рассмеялся Стен. – Я знаю тут неподалеку отличное местечко. Выпить после такого напряжения – святое дело!

– Точно, – кивнула девушка. – Хотя, если откровенно, доводилось и потруднее. Как вспомню, так бр-р-р… Представь только, вокруг несколько тысяч врагов, а ты один, и никакой поддержки. Зарядов в плазмере десятка два осталось. А нужно мало того, что самому выбраться, так еще и двух людей, стрелять не умеющих, невредимыми вывести.

– Да уж… – покрутил он головой. – Вывела?

– Куда бы я делась! – рассмеялась Зера. – Идти, правда, пришлось жестко. Несколько сотен трупов за собой оставила. Год потом отходила.

Щека девушки непроизвольно дернулась. Стен с сочувствием покосился на нее, зная уже, как тяжело дается аарн убийство, и как они платят за него. Страшно хотелось поцеловать Зеру, но он не решился. Однако она с хитринкой взглянула на смущенного парня и вдруг оказалась рядом. Полуоткрытые губы потянулись навстречу, и Стен не выдержал, впившись в них. Все вокруг померкло.

– Ждала, ждала, а ты все не решался, – проворчала девушка, отдышавшись. – Пришлось самой за дело браться.

Стен отчаянно покраснел.

– Я просто слышал, что вы ни с кем из чужих… – едва выдавил он. – Вот и…

– Чушь! – отмахнулась Зера. – Все зависит от того, каков человек. И только. С подлецом, понятно, не можем, стошнит. А с тобой мне хорошо. Чистый ты.

Она снова рассмеялась и крикнула:

– Едем пить, гулять и веселиться!

– Едем! – подхватил ее крик все еще смущенный Стен.

Клуб-казино «Белый город» пользовался в столице Моована заслуженной славой. И спиртное со всех концов галактики. И несколько танцзалов, в каждом из которых звучал иной стиль музыки, и подвизались самые известные и дорогие диск-жокеи страны. И игровые автоматы любого типа. И комнаты отдыха, в которых часто уединялись парочки. И рестораны с прекрасной кухней.

Дорого все это стоило, правда. В прежние времена Стен бывал тут только с облавами, не по карману посещение таких мест обычному полицейскому, если он не берет взяток. Однако теперь совсем иное дело. Детективное агентство в последнее время зарабатывало достаточно, чтобы его владелец мог позволить себе любую роскошь. Как-то очень быстро к нему стали обращаться известные фирмы, и всего за месяц агентство вошло в первую десятку лучших в столице.

Неудобно было пользоваться помощью ордена, но Зера отмахнулась, когда Стен попробовал отказаться. Впрочем, сам он обычными делами не занимался, отдав их помощникам, бывшим старым сыскарям, найденным капитаном Таранчено. Знакомства того оказались столь обширны, что Стену осталось только руками развести.

Оказавшись внутри клуба-казино, Стен вздрогнул. Тысячи вспышек слепили, но музыка не оглушала, как в заведениях попроще. Наверное, стояло защитное поле шестого уровня, отсекающее лишние звуки. Они с Зерой сразу направились в сторону бара, взяли по бокалу стелланского коньяку и уселись за ближайший столик. Неподалеку танцевала молодежь, за столиками сидели парочки.

Стен выпил, обнял Зеру и откинулся на спинку дивана. Хорошо. Сделанное дело, рядом любимая женщина, которая сказала тебе «да». Молодость и здоровье. Что еще нужно для счастья? Ему, по крайней мере, ничего.

* * *

– Я рад встретиться с вами лично, уважаемый адмирал Иртег, – склонил голову Т’Сад, глядя на рослого темно-красного дракона. – Давно с интересом слежу за вашими кампаниями и должен сказать, что не нашел в них ни единого изъяна. Сообщество Т’Он вы тряхнули так, что они долго не опомнятся. Даже нашего вмешательства не потребовалось.

– Благодарю, – вежливо сложил крылья К’Ран. – Я тоже рад возможности встретиться с вами, господин дварх-адмирал. Вы всегда были для меня примером. Учился я как раз на ваших сражениях. Вы обычно преподносили противнику сюрпризы, от которых он приходил в состояние полного обалдения.

– Надеюсь! – довольно осклабился черный дракон. – Надо использовать любой шанс нанести врагу ущерб, это истина, адмирал. И если общепринятая тактика не позволяет сделать этого, то хвостом на эту тактику!

– Полностью согласен! – рассмеялся К’Ран.

– Доброго дня! – подошел к ним ярко-алый дракон.

– Рад тебя видеть, Л’Ред! – повернулся к нему дварх-адмирал. – Давно не виделись. Как дома дела?

– Младший сын комиссию предназначения прошел, – усмехнулся тот. – Офицером десанта станет. Уже сдал вступительные экзамены в столичную военную академию.

– Поздравляю! – кивнул Т’Сад. – А сам-то он хотел этого?

– Только тем и бредил. Твои наземные кампании по пунктам изучает. Да еще носится с мемуарами какого-то трирроунского генерала Меранека, восторженно вопя, что тот гений.

– Полностью согласен с мнением твоего сына, – сказал дварх-адмирал. – Меранек действительно гений, оборону фортов на Векальте во всех военных училищах галактики изучают. И не зря. Он ухитрился разбить двадцатикратно превышающего по силе врага, не имея на руках ничего, кроме двух полков новобранцев и полусотни устаревших атмосферных истребителей.

– Я тоже слышал об этой обороне, – вмешался в разговор К’Ран Иртег. – Меранек в ней великолепно проявил себя, просто великолепно. Рад, что ее изучают в наших военных академиях, хороший пример для молодых офицеров, как распорядиться ограниченными ресурсами в условиях абсолютного превосходства противника.

– Ну, раз так, пусть себе восхищается, – улыбнулся Л’Ред. – Я, кстати, хотел спросить, как у вас тут дела? Удалось Командору договориться с элганами?

– Пока неясно, – передернул крыльями дварх-адмирал. – Они не хотят идти на контакт, хотя явно видят Мастера. Считают, что мы нарушили договор, а раз так, то говорить с нами смысла не имеет. Пока мы сдерживаем их при помощи мезополя, ходу им в наше пространство сейчас нет. Но долго поддерживать мезополе невозможно, оно за день сжирает энергии больше, чем весь Драголанд за пять лет.

– Ни драного хвоста себе! – изумился алый дракон. – Это чем же нам потом с вами расплачиваться-то?

– Не беспокойся, – проворчал Т’Сад. – Это наши затраты и вас они не касаются. В положительном результате орден заинтересован ничуть не меньше Драголанда.

– Тогда, конечно, проще… – облегченно вздохнул Л’Ред. – Но что же нам делать, сидеть на хвостах и ждать?

– Увы, ничего другого не остается. Бороться с элганами почти невозможно, мы уже встречались с ними, не дай Создатель повторения того кошмара! Потому и энергии не жаль. Да ты сам понимаешь. Сколько звездных систем потерял Драголанд?

– Уже восемнадцать… – скривился алый дракон. – Потом подошли ваши боевые станции и закрыли врагу проход. Но мы на всякий случай эвакуировали население с пограничных систем. Кстати, удивлен, что вы рассекретили боевые станции.

– А они уже устарели, – осклабился в ответ черный. – Новые и побольше, и помощнее раз в десять будут.

– Помощнее? – переспросил К’Ран, нахмурившись. – Куда уж дальше… И так одной хватит, чтобы планету одним залпом распылить.

– Ученые и разработчики на месте не сидят, адмирал Иртег, – дернул хвостом Т’Сад. – Работают. Да и перепрограммировать биоматки на новый тип станций недолго.

– Я давно пытаюсь понять, каким образом вы развиваетесь с такой скоростью… – вздохнул тот. – Но не могу. У вас что, все поголовно гении?

– Не все, но очень многие. Каждый разумный в чем-то гениален и, если находит себя, создает нечто невероятное.

– Добрый вечер, – заставил их обернуться голос ареал-вождя.

Р’Гон внимательно посмотрел на собеседников. Адмирал Иртег глянул на него едва ли не с гадливостью и сухо поздоровался. Т’Сад отметил это и несколько удивился. Похоже, эти двое сильно не любят друг друга. Интересно, а почему? Надо будет попросить Вельтиарха просканировать их, подобная информация может пригодиться.

Самому окунаться в клоаку, которой являлась душа Р’Гона Арнеса, дварх-адмирал не хотел, одного раза оказалось вполне достаточно. За прошедшие годы друг детства превратился в чудовище. Ради власти он готов был на любое, самое гнусное преступление. Т’Сад сильно подозревал, что ареал-вождь вполне способен убить ребенка и не испытать при том даже угрызений совести.

Способен, несмотря на то, что подобное действие совершенно невозможно для любого представителя драконьего племени. Инстинкт заставлял каждого дракона бросаться на защиту ребенка, не жалея собственной жизни. Даже случайно причинивший вред малышу поднимался вверх и складывал крылья, – не мог больше жить. Считал себя не вправе. И это правильно. Однако очень редко все-таки рождались драконы, способные убивать детей. Если о таком становилось известно, на охоту за выродком поднимался весь ареал. Находили, и без всякой жалости разрывали в клочья. Поэтому, если кто-нибудь узнавал о такой своей особенности, то предпочитал о ней помалкивать.

– Приветствую тебя, Р’Гон, – кивнул дварх-адмирал ареал-вождю на правах старого друга.

– Рад тебя видеть, – оскалился тот. – Ничего нового?

Т’Сад коротко пересказал ему то же самое, что говорил Л’Реду, благоразумно отошедшему в сторону, и Р’Гон задумался.

Прошел уже месяц с момента выхода боевых станций ордена на защиту границ Драголанда. Когда эти самые станции, походящие на гигантские черные шары, просто исчезли, а затем появились неподалеку от территории трех ареалов, не потревожив при этом ни единой станции слежения в галактике, ареал-вождь пришел в сугубое изумление.

Мало того, что эти чудовищные корабли размером со среднюю луну каждый одним ударом главного калибра способны распылить планету, так они еще и умеют переходить в режим полной невидимости? Жуть. Схватиться с флотом подобных способен только полный идиот… или самоубийца. Р’Гон таковым никогда не был и понимал, что справиться с орденом будет непросто, а без союзников – и вообще невозможно. Но все еще впереди, не стоит лететь хвостом вперед. Пока что Аарн союзники Драголанда, и нужно быть вежливым с ними, без их помощи с элганами не справиться.

Ученые трех ареалов постоянно сообщали вождям о попытках атак из-за границ пространства, которые останавливало только непонятное мезополе ордена. Бр-р-р… За день энергии больше, чем весь Драголанд за пять лет потребляет! Хорошо хоть, орден взял эти затраты на себя, иначе драконы никогда с ним не расплатились бы. Еще одно неплохо. Присутствие наблюдателей трех ареалов на боевых станциях. Хоть кое-что можно выяснить, хоть какие-то мелочи понять.

Вот и сейчас Р’Гон с приближенными находились на главной смотровой палубе гигантской станции «Дорога Жизни», капитаном которой являлся немногословный мрачноватый гвард по имени Тин-Онег. Ареал-вождь даже как-то встречался по делу с его родителем, Онег-Саттером. Вряд ли тот обрадовался бы такой карьере своего детеныша.

Он краем глаза покосился на друга детства. Дварх-адмирал отдавал команды то и дело появлявшимся на голоэкране ординарцам. Ареал-вождь досадливо скривился. Повыдергать бы хвосты идиотам, из-за которых этот гениальный полководец ушел в орден! Впрочем, а чем нынешние лучше? Уж как он старался, чтобы талантливой молодежи открывали любую дорогу, но не мог проследить за каждым замшелым ретроградом. К тому же, слишком много молодых преклонялись перед Т’Садом, следуя примеру кумира. Но Создатель с ними, гениев бы не упустить. Их слишком мало в Драголанде…

Порой даже умные драконы совершали глупейшие ошибки. Взять хотя бы М’Рена, его предшественника на посту ареал-вождя Дарг-Ареала. Неглупый ведь дракон, а упустил прирожденного пилота, которых так мало. Как он мог не разглядеть дара Г’Рана Эрхеса? Почему не понял, что мальчишка не просто одержим космосом, а прирожденный пилот? Создатель только знает, похоже. А мальчишка не простил обиды и ушел в орден. Снова Аарн выиграли. Как это надоело…

Р’Сана неспешно шла по коридорам боевой станции и с интересом рассматривала все вокруг. Почти ничего, знакомого по космическим комплексам Драголанда, она не встречала. Удивительно, что орден позволил наблюдателям трех ареалов ходить по своим станциям, ничем не ограничивая их свободу. Впрочем, аарн правы, все равно ничего не понять. Даже лучшие ученые разводили руками, не понимая принципов действия девяноста процентов механизмов боевых станций. Похоже, все здесь основано на биотехнологиях, не слишком-то развитых на родине Р’Саны.

Она с досадой проводила взглядом шарахнувшегося от нее молодого синего дракона в форме ордена. Их отношение все еще сильно задевало девушку. Ну почему они не восхищаются красотой помощницы ареал-вождя, а шарахаются от нее, как от какого-то чудовища? Почему?! Это обижало до глубины души. Да, ей не особо и нужно их внимание, но такое явное отвращение? Обидно. Очень обидно. Хотя бы понять его причину. Но Р’Сана не понимала, не могла понять.

За прошедшие годы она сильно изменилась. Стала еще красивее, зато доброты в душе драконочки не осталось ни капли. Несколько молодых драконов из-за нее покончили с собой, но помощнице ареал-вождя на то плевать было с высокой горы. Хотят дохнуть? Пусть себе дохнут, ей до этих идиотов никакого дела нет.

Одного только дракона Р’Сана вспоминала со стыдом. Г’Рана. По прошествии нескольких лет девушка поняла, что по-настоящему любила зеленого дурня. Непонятно почему, но любила. И знала, что предала свою любовь. До сих пор она вспоминала друга детства с глухой тоской, понимая, что сама во всем виновата. Может, потому так и топталась по чужим душам, что понимала.

Свое тело она давно использовала только как инструмент, отдавая его тем, от кого хотела чего-то добиться. Но сама ничего не чувствовала. Власть стала для нее наркотиком, заменяющим буквально все. Р’сане это было ясно, но она не делала ничего, что могло изменить ситуацию. Да и зачем? Раз она имеет возможность удовлетворить свою страсть, так зачем избавляться от нее? Совсем даже незачем.

Вдруг ее внимание привлек зеленый дракон в форме ордена, быстро идущий куда-то. Кого-то он девушке сильно напоминал. Ой, мама! Это же Г’Ран… Собственной персоной. Он тоже узнал Р’сану, так как резко остановился и уставился на нее. А потом повторилась уже хорошо знакомая картина. На морде зеленого дракона появилось омерзение. Затем она стала непроницаемой, как будто ее хозяин надел невидимую ледяную маску.

– Ну, здравствуй… – глухо сказала Р’Сана.

– Здравствуй, – спокойно ответил Г’Ран.

– Как ты тут?

– Хорошо, – оскалился зеленый дракон. – Уже дварх-навигатор, пилотирую крейсера и боевые станции. Командир атакующего крыла. А ты?

– Все, как хотела, но чего-то все равно не хватает… – скривилась Р’Сана. – Ты это… Прости меня за то… Дура я была…

– Надо же, поняла, – удивленно хмыкнул Г’Ран. – Не ждал, если честно. Только смысла твое извинение все равно не имеет. Каждый из нас останется при своем. Ты выбрала путь Зверя и никуда от своего выбора не денешься.

– Путь Зверя? – ошеломленно переспросила девушка. – Что это значит?

– Любой стремящийся к власти избирает путь, делающий его самого Зверем, способным только на подлость и жестокость. Неспособным на любовь и доброту. Исключений не бывает, Р’Сана.

– Как легко судить со стороны… – горько усмехнулась она. – Я ведь тебя любила. По-настоящему любила. Да и сейчас люблю…

– Поздно, – помрачнел Г’Ран. – Все поздно. Ты предала меня в момент, когда мне сильнее всего нужна была твоя помощь. Ударила в самое больное место. Такого не прощают, извини. Да и находиться рядом с тобой просто противно. Ты ведь заметила, как шарахаются от тебя наши?

– Заметила, – скривилась Р’Сана. – Такое трудно не заметить. Хотела бы только знать почему.

– Да потому, что присутствие в тебе Зверя ощущает каждый аарн, и испытывает при этом такое отвращение, которое словами не опишешь. Ты действительно почти стала воплощением абсолютного зла. Правда, Р’Сана. Зачем тебе это? Зачем тебе становиться такой? Ведь Создатель однажды тебя спросит… За все заставит заплатить. Страшную цену.

– Может, ты и прав… – глухо сказала девушка. – Может быть… Я действительно ощущаю себя мертвой в последнее время. Все у меня как будто есть, только вот – ни друзей настоящих, ни любви… Пусто как-то.

– Вот именно, – кивнул Г’Ран. – Чем дальше, тем это чувство будет усугубляться. И скоро, чтобы хоть ненадолго избавиться от него, чтобы чем-то заполнить эту страшную пустоту, тебе потребуется боль и смерть других. Скоро, Р’Сана. Ты почти дошла до этого. Когда-то я тебя любил. Что-то из этой любви еще не умерло и только потому я тебя прошу – остановись. Остановись, пока еще не поздно! Ты уже на грани, еще немного и ты превратишься в чудовище.

– Неужели стремление к власти всегда приводит к таким результатам? – с недоумением спросила она. – Неужели?

– К сожалению, – тяжело вздохнул зеленый дракон. – Иначе не бывает. Не знаю, почему, но результат стремления к власти всегда один. Стремящийся превращается в чудовище, в палача, в зверя. Ты уже почти дошла до этого, потому так шарахаются от тебя наши. От тебя несет запахом зла.

– Может, оно и так… – вздохнула Р’Сана. – Слишком мне в последнее время неуютно.

– Твоя душа не хочет умирать, не хочет превращаться в то, во что превращает ее твоя жажда власти, и пытается сопротивляться. Потому и неуютно. Ты еще можешь остановиться. Но только не рядом с Р’Гоном. Вот он – уже давно сформировавшееся чудовище. Впрочем, ты знаешь это куда лучше меня.

– Знаю, – кивнула она. – Действительно, чудовище. Но управляет ареалом он хорошо, драконы им довольны. А свои особенности и пристрастия вождь скрывает. Хотя я знаю о них, он считает меня такой же и не боится быть откровенным в моем присутствии.

– Его власть не абсолютна, потому и скрывает, – оскалился Г’Ран. – Его может свергнуть на совете ареалов любой хороший боец, вызвав на Арену. Отказать Р’Гон права не имеет, вот и старается не допускать этого, заранее выводя возможных соперников из строя.

– И об этом я знаю, – мрачно сказала девушка, размышляя над словами дракона, которого любила несмотря ни на что.

Ей понемногу становилось все страшнее от понимания, что Г’Ран прав. Ее душа медленно умирала. С каждой новой подлостью она все больше съеживалась и опускалась куда-то очень глубоко. Да, сейчас у Р’Саны была власть, немалая власть. И что с того? Что это ей дало? Да ничего! Ну да, у нее есть все, о чем только можно мечтать. В материальном плане. Но ни одного настоящего друга, не говоря уже о тех, кто ее любил бы. Да, многие и многие восхищаются телом красавицы. Но это только похоть, ничего более.

На память пришли сложившие из-за нее крылья. Вот они, похоже, любили по-настоящему. Так что же это получается, она сама убивала любовь? Да, именно так и получается. Р’Сана прекрасно понимала, что ничего с Г’Раном у нее не будет, сделанное тогда простить невозможно. И как тоскливо девушке было от этого понимания, знала только она сама. Но он прав. Во всем прав. Она сердцем понимала это и понимала, что уйдет от ареал-вождя. Нельзя оставаться рядом с этим чудовищем. Должна уйти, если не хочет окончательно перестать быть драконом, превратившись во что-то непонятное, но оттого не менее страшное.

Жаль только, что у Р’Саны никогда уже не будет любви, не сумеет она полюбить другого. Въелся ей этот зеленый дурень в сердце. Впрочем, а почему дурень? Он, похоже, куда умнее прочих, раз сумел понять все, о чем сейчас говорил.

– Будь счастлив… – с трудом выдавила из себя драконочка, погладила Г’Рана по щеке кончиками пальцев и сломя голову рванулась по коридору в свою каюту, чтобы выплакаться. Показывать свою слабость она не хотела никому.

Зеленый дракон молча смотрел ей вслед, сам едва сдерживая слезы. Святой Создатель и Первый Дракон! Она его до сих пор любит! Да как же это?! Зачем же она тогда?..

– Ну, парень, ты даешь… – в эмообразе дварха станции переливалось восхищение. – Не верил я, что такие поддаются перевоспитанию. Честное слово, до сих пор не верил. Она же ожила, она почти опомнилась. Она задумалась! Как ты сумел?!

– Она меня любит… – хрипло ответил Г’Ран вслух. – До сих пор любит. Потому и слушала. Потому и приняла мои слова. А я…

– Вот-вот, а что ты? Ты-то ее хоть любишь?

– Люблю… – почти неслышно ответил он. – Где-то в глубине души все еще люблю. Потому ни с кем и не сошелся. Но простить того предательства не сумею. Оно было слишком страшным и слишком подлым. Да и стать одной из нас она никогда не сумеет.

– А кто его знает… – протянул Вельтиарх. – Она сейчас в таком состоянии, что способна полностью измениться. Ты выбил из-под нее основание. Рыдает в своей каюте, взахлеб. Девочка за всю свою жизнь ни разу так не плакала. Ты же ей половину собственной души отдал, парень! Сам-то как после такого?

– Плохо, – тяжело вздохнул Г’Ран. – На грани психошока. Предупреди, будь добр, Целителя Душ, что я скоро приду. Сам не справлюсь. С каждым моментом все хуже и хуже, перенапрягся.

– Предупрежу, конечно, – проворчал дварх. – Кто у нас там сегодня дежурный? Ага, Тарсика. Хорошо, она справится, достаточно сильна. Я, кстати, только сейчас понял, парень, что у тебя помимо дара прирожденного пилота еще и дар Целителя Душ имеется. Слабенький, конечно, но без него ты не сумел бы сделать то, что только что сделал.

– У меня?! – ошеломленно спросил зеленый дракон. – Ой, мама… Только этой радости мне для полного счастья и не хватало!

– Причем, проснулся он у тебя только что, – задумчиво сказал Вельтиарх. – Именно твое отчаянное желание, чтобы она поняла, этот самый дар и разбудило.

– Ясно… – обреченно вздохнул Г’Ран. – Что ж, дар есть дар. От него не отказываются, Создатель отказа не прощает.

– А теперь шагом марш к Тарсике! – рявкнул вслух дварх. – Она знает, что нужно делать с Целителем Душ, у которого только что проснулся дар. Не вздумай сопротивляться, погибнешь, дурень молодой!

– Да знаю я! – поморщился дракон и ступил в открытый Вельтиархом гиперпереход.

Оказавшись в резиденции Тарсики, он осмотрелся. Целительница ждала пациента, стоя возле большого, удобного матраса на полу. Симпатичная человеческая девушка лет восемнадцати на вид, хотя на самом деле ей перевалило за двести.

– Мамочки… – потрясенно протянула Тарсика. – Дракон, мужчина и Целитель Душ?! Это что же на белом свете деется-то?

– Да вот, случилось… – растерянно развел руками Г’Ран, сам еще не вполне понимая, что с ним такое произошло.

Девушка быстро считала его память и покачала головой. Подобного за все двести лет жизни она не встречала ни разу. Произошло чудо, ничем иным случившееся она объяснить не могла. Мало того, что дракон мужского пола внезапно стал Целителем Душ, что считалось совершенно невозможным, так еще и, только инициировавшись, он исхитрился совершить нечто совсем уж ни в одни ворота не лезущее.

Суметь столкнуть с избранного пути властолюбца? Расскажи кому – не поверят! Невозможно это! В принципе невозможно! Впрочем, здесь имелся еще один и немаловажный фактор. Любовь. Эта самая Р’Сана в глубине души продолжала любить Г’Рана, иначе ничего у него не вышло бы, она бы просто пропустила его слова мимо ушей. И он ее любил, потому и сумел отдать любимой половину собственной души, спасая тем самым ее почти мертвую душу. Спасибо вам Благие за то, что позволили стать свидетельницей чуда! Надо Мастеру рассказать, то-то он удивится.

– Вельтиарх, – внезапно позвал дварха зеленый дракон.

– Чего тебе? – отозвался тот с потолка.

– Мне в голову одна мысль пришла. По поводу элганов.

– Давай.

– А почему бы вам, двархам, не попытаться поговорить с ними? Вы же похожи.

– Святой Создатель и Благие Защитники… – только и сподобился выдавить из себя Вельтиарх. – И как это раньше никому в голову не пришло? Нет, я, кажется, идиот…

– Ну, не все так фатально, – попытался утешить его Г’Ран. – Но в чем-то ты прав.

– Надо же, уел, – удивился дварх. – Ну, погоди, ход за мной. Какой там у нас счет?

– Пятнадцать-четырнадцать, – хихикнул дракон. – В мою пользу.

– Ничего, еще не вечер, – заверил его Вельтиарх и отключился.

Когда Командору сообщили о случившемся, он действительно очень удивился. Чудеса все-таки иногда случаются, и маг только головой покачал. Тяжело придется мальчику с двумя дарами. Это же надо, одновременно Целитель Душ и прирожденный пилот. Как он совмещать-то станет? Но как-то придется, иного выхода все равно нет.

После возвращения домой надо обязательно отправить Г’Рана в Школу Духа, такой талант необходимо отшлифовать. Впрочем, вряд ли молодой дракон станет сопротивляться, ему и самому, должно быть, интересно. Правда, тут возникла еще история его старой любви и сделанное им. Заставить задуматься законченного властолюбца? Потрясающий результат. Попросту потрясающий.

Командор встречал Р’Сану и знал, что представляет собой эта девица. Редкая мерзость, не душа, а черная клоака какая-то. И Г’Ран ее изменил? Молодец, мальчик, умница просто. Да, немалую роль сыграла их любовь, но не только в ней дело. Интересно, а что получится? Останется Р’Сана прежней, или все-таки изменится? Надо будет обязательно проследить, крайне любопытный эксперимент. Может, удастся разработать методику реморализации властолюбцев? Хотя бы некоторых. Как бы это уменьшило количество боли и горя в галактике.

Предложенное Г’Раном по поводу элганов тоже имело смысл. Очень даже имело, ведь двархи и элганы действительно во многом похожи. Оба народа представляют собой энергетическую форму разума и вполне способны найти общий язык. Вопрос только, найдут ли? Пока приходится ждать. Вельтиарх уже начал попытки общения, оставив станцию на младшего собрата, Кельтарха, совсем юнца по меркам их расы, каких-то пятьсот лет исполнилось. Илар откинулся на спинку кресла, отпил глоток эликсира и вздохнул. Он очень надеялся, что эта глупая война скоро закончится.

* * *

– Па, к тебе можно? – раздался в кабинете великого князя голос Лиэнни.

– Конечно, доча, – улыбнулся Раван, отрываясь от доклада аналитиков. – Ты очень вовремя, хотел уже связываться, нам нужно поговорить.

В стене завертелась воронка прямого гиперперехода, и через несколько секунд оттуда вышла княжна с большим кофром в руках. Она с трудом дотащила его до стола и едва не уронила, ставя на пол. Великий князь с интересом наблюдал за ней. Похоже, дочь собралась порадовать его еще чем-то неожиданным. Любопытно, что она принесла на сей раз.

– Фух! – выдохнула молодая женщина, и великий князь залюбовался ею, все такая же красавица. – У меня тут напитки для тебя, па. Очень редкие. Да еще несколько образцов интересного ручного оружия с описанием технологического цикла производства. Спецслужбам пригодятся. И еще кое-какая интересная информация.

– Спасибо, – кивнул Раван. – Мне тоже найдется, что тебе сказать.

– Стоп! – скомандовала Лиэнни, обводя кабинет отца подозрительным взглядом. – Да чем занимается твой Л’арард?! Опять два жучка сидят!

– Опять?! – нахмурился великий князь и витиевато выругался. – Совсем обнаглели, сволочи. Ничего, займусь. Пожалеют о своем любопытстве.

– Я отключила жучки, – улыбнулась княжна. – Не люблю, когда меня подслушивают. Да и дела довольно серьезные, не для чужих ушей. Если мы договоримся, в ближайшее время тебя посетит Мастер.

– Кто? – приподнял брови великий князь.

– Да Командор, – отмахнулась молодая женщина. – Мы его между собой так зовем. Он привык. Мне кажется, вы друг другу понравитесь. Чем-то вы с ним похожи, если честно. Оба одинаково сумасшедшие.

– Ничего не имею против, – не стал отказываться Раван, предложение было весьма заманчивым. – Но об этом потом. Пока я хотел поблагодарить за помощь, с преступными кланами «Ангелы» расправились на удивление быстро и красиво. Никто даже не понял, что вообще происходит. Все до единого члены преступных сообществ бесследно исчезли, и ни один из их подельников понятия не имеет – куда. Слухи ходят совершенно дикие, я эти слухи коллекционирую. Одно удовольствие слушать измышления господ аристократов, никогда не думал, что у них столь богатая фантазия.

– Они понавыдумывают, – недовольно скривилась Лиэнни. – Послушаешь, и уши повянут, извини за грубость. Но по мне – самое лучшее, что основные гнезда работорговцев вычищены из княжества. В святой иерархии сейчас царит тихая паника, мы перекрыли им почти все каналы поставки инопланетных рабов. Большинство баз пиратов и охотников за рабами в галактике тоже разгромлены.

– Ваши постарались? – живо поинтересовался великий князь.

– А то кто же? Кому еще это может быть интересно?

– Никому, – согласился Раван. – Не мешают, и бог с ними. Но я тоже рад, что вы раздавили эту сволочь. Не люблю, когда наживаются на чужом горе. Очень не люблю.

– Потому мы и пошли на сотрудничество с тобой, – улыбнулась Лиэнни, доставая из кофра бутылку с каким-то бордовым напитком и наливая понемногу в бокалы. – Попробуй, не пожалеешь.

Великий князь отпил глоток и приподнял брови. Очень странный вкус. То ли виски, то ли какая-то настойка. Очень крепкая. Да, лучше, чем в ордене, нигде спиртного не делают. Мастера они. Что ни попробуешь – шедевр. Праздник вкуса.

– Этот напиток называют дра-стерк, – пояснила княжна, сама с удовольствием выцедив бокал. – Его делают из ягод очень редкого растения, не больше тысячи литров в год. На большее стерка не набрать по всей галактике. Не культивируется он, растет только в диком состоянии, в очень специфических местах всего на двух планетах.

– Неплох, – кивнул Раван. – Очень неплох. Однако к делу, девочка. Я в последние дни немало говорил с отцом Симеоном, и мы с ним пришли к парадоксальному выводу.

– К какому? – удивилась Лиэнни, не совсем понимая, что такого важного мог обсуждать ее отец с первосвященником Церкви Благих.

– Мы обсуждали вашу непонятную откровенность по поводу телепатии, и решили, что открывать это всем преждевременно. Результат окажется страшным, потрясение чревато такой кровью, что не дай Благие. Ни мне, ни Церкви это не нужно. Да и вам тоже.

– Да, мы против социальных потрясений, – кивнула Лиэнни, задумчиво потирая подбородок. – Но с какой стати ты думаешь, что наше признание может вызвать столь бурную реакцию?

– Вы давно не общались с обычными, зашоренными людьми, – недовольно проворчал великий князь. – Образованная часть населения примет ваше признание спокойно, но основная масса народа взорвется ненавистью. Или уже поздно скрывать?

– Да нет, – нахмурилась княжна. – Мы пока сказали только тебе и первосвященнику.

– Очень хорошо, – кивнул Раван. – Я передам вам статистическую подборку по опросу населения. Опрос совершенно безобидный, на тему отношения к людям с развитыми экстрасенсорными способностями. Думаю, тебя удивит результат этого опроса. Мне самому не по себе стало.

– Почему? Что там такого?

– А то, что большинство высказалось в ключе: «На костер гадов!»

– Ты серьезно? – удивленно посмотрела на отца Лиэнни.

– Увы, да, – вздохнул великий князь. – Необходимо поднимать общеобразовательный уровень, но это не так-то просто. Средств в казне не слишком много. Сама знаешь мое положение в последние годы.

– Знаю, – кивнула ошеломленная его откровениями молодая женщина. – Не ждала я такого, если честно… Ладно, поговоришь по этому вопросу с Мастером, он в таких делах куда лучше меня разбирается. Думаю, с финансированием школ мы поможем. Меня больше интересует, почему ты так вцепился в моего сына? Чего ты хочешь от мальчика, па?

– А то ты не понимаешь.

– С ума сошел?! – откинулась на спинку кресла Лиэнни, недоверчиво глядя на отца. – Он же аарн! Ты что, гражданской войны хочешь?!

– Если провести умно спланированную подготовительную работу, все воспримут нового наследника как должно. Недаром же малыш так похож на меня.

– Не отдам ребенка в этот гнусный гадючник! – возмущенно заявила молодая женщина. – То, что ты задумал – безумие!

– Почему же безумие? – приподнял левую бровь великий князь, иронично поглядывая на дочь. – Наоборот, Л’арард собрал последние слухи. Почти все придворные уверены, что маленький Рави станет наследником. Да и что в этом плохого? За ним, помимо прочего, будет стоять вся мощь вашего ордена. Ты ведь не оставишь сына без помощи?

– Хитрый, старый мерзавец! – расхохоталась Лиэнни. – Знала я, что ты наглый, па, но никак не думала, что настолько.

– В нашем деле иначе никак, – состроил постную мину Раван, сам посмеиваясь. – А по поводу гадючника? Ничего страшного. Ты сама сможешь проследить за воспитанием малыша. Нежелательные контакты тоже прикрыть нетрудно.

– Во-первых, он маленький! Ему едва семь исполнилось. Во-вторых, Рави еще даже школы первого цикла не закончил. Вот закончит, тогда и поговорим. Да и вообще, давай закроем эту тему.

– Хорошо, можно поговорить и позже, – согласился великий князь.

Он был доволен. Первый, пробный шар закатился в лузу, и осталось только ждать, кого и что он затронет. Второй можно подбросить во время беседы с Командором, стоит дать магу пару поводов поразмыслить на досуге.

Интересно, а чего он вообще хочет? Насколько знал Раван, Илар ран Дар никогда и ни с кем из правителей государств обитаемой галактики не встречался лично, попросту игнорируя их. А то и вообще наводя порядок по своему разумению. Взять хотя бы замену династии в империи Сторн. Больше всех от этой замены пострадало княжество, получив вместо вялого и ничем не интересующегося соседа агрессивного и предприимчивого. Новый император, Джавад III, оказался слишком жадным, все пытался урвать лишний кусок, постоянно устраивая провокации на границах. Ему явно не терпелось повоевать и, если бы не орден, он давно бы двинул свои войска на Кэ-Эль-Энах.

Но с Аарн шутить не стоило, они шуток такого плана не понимали в принципе и обрушивались на незадачливого шутника всей своей мощью. А какова она, Раван прекрасно знал. Откровенно говоря, великий князь был рад, что его дочь в ордене, иначе вряд ли Командор пожелал бы договариваться с ним.

– Ладно, – снова заговорила Лиэнни, – вернусь лучше к тому, с чем прилетела. А то ты меня совсем с толку сбил, па.

– Тебя собьешь, – хмыкнул Раван, налив еще понемногу напитка в бокалы.

– У тебя вполне получается, – заверила его дочь. – Так вот, нам бы хотелось более плотно контактировать с княжеством, раз первый опыт оказался столь удачен. Ты не против?

– А с чего бы мне быть против, доча? – рассмеялся великий князь. – Я всегда рад сотрудничать, особенно если это сотрудничество выгодно обеим сторонам. Но сесть себе на голову не позволю.

– Никто и не собирается. Однако вместе куда проще справляться с теми, кто мешает жить всем вокруг, не желая соблюдать никаких законов. Да и торговать можно больше. Я привезла с собой список товаров, которые мы можем предложить в обмен на некоторые полезные ископаемые.

– Варий продавать не стану ни в коем случае, – поспешил провести границу Раван. – Его у нас мало.

– Нам и не нужно, своего хватает, – отмахнулась Лиэнни. – Вот железную руду и цинк мы бы купили.

– Этого добра хватает, – кивнул Раван. – Давай список, передам министру торговли, пусть займется договором. Мы особенно заинтересованы в ваших биокомпах, наши вычислительные центры оснащены порой таким старьем, что самому стыдно. Да и горнопроходческие комбайны не помешают, мы начали осваивать некоторые довольно богатые месторождения.

– Держи, – она протянула отцу инфокристалл. – Но торговля дело десятое. Из-за такой мелочи Мастер не захотел бы с тобой говорить лично. Главное – сотрудничество в вопросах безопасности. Есть подозрение, что на территории княжества базируются несколько глубоко законспирированных структур, координирующих работорговлю по всей галактике. Только подозрение, к сожалению, достоверной информации нет.

– Стоит проверить, – кивнул Раван. – Эту сволочь я буду давить в любом случае. С вами или без вас.

– Рада, – улыбнулась Лиэнни. – О чем еще хочет говорить с тобой Мастер, я не знаю, он меня в это не посвящал. Но разговор состоится только по его возвращению из Драголанда.

– А он там? – сразу насторожился великий князь, не понимая, что могло понадобиться Командору у драконов.

– Там, – скривилась молодая женщина. – Наши крылатые партнеры ухитрились вступить в войну с полевой формой жизни, элганами. А элганы способны легко покончить с разумной жизнью в нашей галактике. Драконы даже не поняли, кто их уничтожает, попытались что-то сделать, но не смогли. Потеряли восемнадцать планетных систем и кинулись за помощью к нам. Мы раньше уже сталкивались с элганами, и с тех пор ежегодно отсылаем каждому правительству обитаемой галактики предупреждение о том, чего делать не следует, если они не хотят вызвать новую войну.

Раван принялся отстукивать пальцами дробь по подлокотнику кресла. Неожиданная и очень неприятная информация. Война с полевой формой жизни? А как воевать с энергетическими существами? Непонятно. Стоп. Дочь говорила что-то о предупреждении. Драконы проигнорировали его?

– Да, – вздохнула Лиэнни в ответ на его вопросы. – Не обратили внимания. Посчитали чушью.

– Я тоже получал это предупреждение?

– Да. Только не знаю, доходило ли оно до тебя.

– В чем оно заключается?

– Не направлять волны, изменяющие мерность и фазу гравитации, в определенные точки пространства. Вот, прочти.

На вспыхнувшем в воздухе голоэкране появился короткий, всего в полстраницы, текст. Великий князь быстро пробежал его глазами и нахмурился. Он впервые слышал о чем-либо подобном.

– И ни одна сволочь не удосужилась мне доложить… – мрачно сказал он. – Придется кое-кому преподать пару уроков.

– Очень прошу тебя проследить за институтами, занимающимися физикой пространства, – попросила Лиэнни. – Ты представляешь, что случится, если Мастеру удастся договориться с элганами, а кто-то снова ударит по ним?

– Наши не ударят, – поморщился Раван. – Сегодня же займусь. Остальные правительства предупреждены?

– Да, мы направили в каждую страну чрезвычайного эмиссара. Только в святую иерархию отправлять послов бесполезно. Да ты сам знаешь этих сумасшедших фанатиков.

– Знаю, – скривился великий князь. – Только сомневаюсь, что там вообще есть институты физики пространства. Они же дикари.

– Ты ошибаешься, па, – вздохнула Лиэнни. – Все у них есть. Учти это. Сам учил меня никогда не недооценивать врага.

– Вот как? – приподнял брови великий князь. – Значит, Л’арард опять мне лапшу на уши вешает? Зря они это. Очень зря.

– Если ты думаешь, что в Аствэ Ин Раг легко заслать агента, ты неправ. Охранка Синклита работает на удивление профессионально. Мы сами несколько раз подряд проваливались, несмотря на тщательную подготовку, Тина мне рассказывала.

– А это кто?

– Кровавая Кошка, ты о ней наверняка слышал.

– Естественно, – подтвердил великий князь. – Профессионалов такого уровня грех не знать.

– А мне она – ближайшая подруга, – улыбнулась Лиэнни. – Откровенно говоря, мы давно думаем о том, что нам делать со святой иерархией. Хоть бери, да воюй с ними. Кошмар ведь, а не страна.

– Полностью согласен, – вздохнул Раван. – Как мне надоели их миссионеры… Честное слово, сам бы на них напал, да границ общих нет. Если возьмете в союзники, когда начнете войну, я не откажусь в ней поучаствовать.

– Очень даже может быть. Но о том поговоришь с Мастером, этот вопрос вне моей компетенции. Пока давай подумаем над тем, что я привезла. Мы обработали полученную от главарей уничтоженных преступных кланов информацию. Вырисовались очень интересные связи, ведущие в самые верхи многих министерств княжества. Если эту сволочь вовремя не окоротить, они скоро восстановят свою сеть. Ты этого хочешь?

– Не слишком, – поморщился великий князь. – Ладно, вечером созову моих «любимых» генералов, и поработаем. У тебя люди с собой есть?

– Да, четверть легиона. Но не «Ангелы», а «Серые Змеи» – Дерек сейчас вместе со всем легионом на патрулировании границ Аствэ Ин Раг. Но змеи тоже ребята толковые.

– И то добро, – кивнул великий князь. – Что-то я в последнее время не слишком доверяю своей гвардии, слишком много родственников высших офицеров арестовано. Ты представить не можешь, как меня достала эта паскудная старая аристократия со своими родственными связями.

– Могу, – понимающе улыбнулась Лиэнни. – Но кто тебе мешает создать новую аристократию, которая будет предана лично тебе?

– Давно создаю, – хитро прищурился Раван. – Но не так-то это просто, доча. Устал я, а дел впереди немерено.

– Куда деваться? – пожала плечами молодая женщина. – Делай что должно. Свершится чему суждено.

– Святая истина, – согласился великий князь.

Отец с дочерью понимающе улыбнулись друг другу и погрузились в обсуждение первоочередных задач. Сделать предстояло еще немало, а времени почти не осталось. Но это не имело значения, необходимое все равно будет сделано. Во что бы то ни стало.

 

[4]Дарриан – столичный город святой иерархии Аствэ Ин Раг

[5]СООРБ – Синклит Объединенных Общин Рабов Божьих, высший орган государственнного управления Аствэ Ин Раг. Чаще всего именуется просто Синклитом. Чем-то подобен Синоду Церкви Благих, но имеет куда больше власти. Первый Cвятоучитель СООРБ является фактическим руководителем государства.

Оглавление

Обращение к пользователям