Глава 14

– Да славится Святой, Благословен Он! – тянул хор. – Да пребудет он вовеки! Да рухнут в ад не склонившиеся перед ним и служащие Отцу Зла!

Звонкие, чистые голоса кастрированных в раннем детстве певцов разносились под сводами Храма, заставляя замирать в восхищении. Пели действительно красиво, настолько красиво, что Тина порой забывала, где находится, и просто слушала.

Однако забывать этого не стоило. Заканчивалась третья неделя ее пребывания в главном Храме Дарриана и почти все это время она потратила впустую. Никаких следов необычного, никаких массовых человеческих жертвоприношений, никакой особой угрозы ордену. Все как всегда. Конечно, обычным происходящее было только для Аствэ Ин Раг. Только здесь обычными являлись ежедневные массовые казни, пытки, издевательства на потеху толпе. Только здесь человек не мог знать, вернется он домой вечером или его схватят святоучители и принесут в жертву. А уж что касалось рабов и рабынь… Чтобы описать, что творили с ними, слов не хватало.

До сих пор Тина, слушая рассказы подруг, родившихся в мирах святой иерархии, в глубине души все-таки не верила, что такое возможно. Теперь вот сподобилась сама повидать. И поучаствовать… Слава Благим, ее метод допроса буквально восхитил Первую Ищущую, и та не заставляла Тину заниматься обычным делом храмовых палачей, казнями, приберегая ценного специалиста для особых случаев. К ней даже приставили трех молоденьких Ищущих низкого ранга в качестве учениц. Тина не беспокоилась, что те сумеют научиться – требовались еще некоторые наноинструменты, доступные только аарн. Первая Ищущая о том, правда, не знала, а дварх-майор не собиралась просвещать ее.

Дорого станет ей эта операция, очень дорого. Целителям Душ придется приложить множество усилий, чтобы вытащить нарушившего основные постулаты аарн из психошока. Если бы не специальная тренировка, она не смогла бы причинять боль. Но поскольку играла роль храмого палача, то приходилось, из-за чего было тошно до невозможности. Тина охотно провела бы здесь полную зачистку, ничего иного служители Храма не заслуживали. Жестокость и подлость, возведенные в энную степень.

– Да святятся дела Его! – бубнила вместе со всеми молодая женщина, порой едва сдерживая смех, настолько нелепы были некоторые молитвы. – Да забудутся всеми проклятые Им!

«Это вы все Им прокляты, палачи!» – хотелось крикнуть ей, но Тина молчала. Хотя порой с великим трудом сдерживала гнев. Слишком страшной оказалась окружавшая ее действительность, слишком бесчеловечной. А тут еще и угрызения совести…

Тали однажды спросила, почему орден берет не всех, выкрикнувших Призыв. Тина объяснила. Рабыня горько улыбнулась в ответ, а потом рассказала, как казнят рабынь, которых аарн не взяли, какие страшные муки их ждут. И дварх-майору стало стыдно, до того стыдно, что дыхание перехватило. Ведь никто не мешал забрать тех, кто не подходит ордену, но осмелился выкрикнуть Призыв, и поселить в каком-нибудь из миров пашу, обеспечив безбедную жизнь. Никто не мешал… А они не брали. Тоже ведь эгоизм и высокомерие, если разобраться.

Тина дала себе слово, что уже во время следующего Поиска в святой иерархии все будет по-другому. Нельзя обрекать на смерть невиновных. Пусть они и недостаточно хороши для ордена, все равно нельзя. Теперь она понимала, что слишком просто сказать: дела пашу – это дела пашу, и нас они никоим образом не касаются. Слишком просто. А вот помочь – сложнее, зато достойнее. Человечнее.

Мысли снова переключились на происходящее вокруг в последние дни. Тину сильно смущало, что даже дварх зависшего в двух световых годах фрегата разведки не сумел обнаружить при сканировании храмов ничего интересного. Но массовые жертвоприношения проводились совсем недавно и тогда действительно происходили неприятные вещи. Инфернальные выплески порой доходили до границ Аствэ Ин Раг, и экипажи нескольких дежурных крейсеров во главе с двархами впали в глубокий психошок. И ни один из Целителей Душ не сумел установить причину!

Сама Тра-Лгаа прибыла на место происшествия, но только в растерянности щелкала жвалами. Что могло случиться во время жертвоприношений? Неужели в святой иерархии зародилась тварь наподобие Повелителя Боли? Не дай Благие! Тина не знала, что и думать. Зато знала другое. Она обязана выяснить, что происходит, слишком опасное оружие может оказаться в руках иерархов. А уж эти фанатики не преминут его использовать.

В двух других столичных храмах под такой же маской Ищущих Святость служили Тхада и Квена. Им было проще чем Тине, они взяли с собой под видом рабынь Риники-Та и Эрхену. Однако подруги тоже ничего не сумели выяснить. Биоцентр продолжал сканировать все доступные и недоступные инфосети Аствэ Ин Раг, но аналитики только разводили руками в недоумении. Нигде и ничего. Ни единого намека. Ни на что.

Именно это молчание сильнее всего настораживало. Казалось, кто-то всемогущий приказал пронырливым инферам набрать в рот воды и молчать в тряпочку. Они и молчали, обходя вопрос добровольных жертвоприношений всеми доступными средствами. Оставалось только ждать, когда это жертвоприношение состоится снова. Со времени последнего прошел почти месяц, насколько знала Тина. Жаль, если ждать придется долго, каждый день пребывания в Аствэ Ин Раг давался очень и очень нелегко, иногда казалось, что она на грани безумия. Прямо на фрегате оперативников ждала Тра-Лгаа, понимавшая, что без помощи опытного Целителя Душ они могут легко сойти с ума.

Переговариваясь, толпа Ищущих Святость расходилась с утренней молитвы по своим делам. Тина последнее время делала вид, что подружилась с двумя женщинами одного с ней ранга, хотя на самом деле жаждала их обеих удавить. Своими руками удавить. Особенно после того, как вынужденно поучаствовала в их «развлечениях». Такой чудовищной жестокости она и представить себе раньше не могла. Многое видела, многое испытала, но с таким не стакивалась. Даже моованские снафферы казались профанами по сравнению с Ищущими Святость. Одно слово – храмовые палачи, искренне любящие свою работу.

Притворяться с каждым днем становилось все труднее и труднее, дварх-майор держалась из последних сил, понимая, что не имеет права сдаваться. Да, дома поймут и простят, но вот сама она себе слабости не простит. И еще одно пообещала себе Тина. Изменить Аствэ Ин Раг. Этот кошмар нужно остановить любой ценой. Как могла сформироваться столь жуткая религия? Как ее приверженцы сумели создать сильное государство?

Двархи биоцентра продолжали анализ и не выдали пока даже промежуточных результатов, слишком мало было данных. В галактике ничего не знали об истории святой иерархии, да и не интересовались ею. Теперь Тина сильно жалела об этом. Ищущая, кальку памяти которой наложили на нее, была невежественна и почти ничего не знала, отличаясь редким даже среди храмовых палачей фанатизмом.

В инфосетях не содержалось ничего, кроме трескучей демагогии и патриотических воплей. В святой иерархии даже книг не писали… Художественную литературу несколько сотен лет назад объявили соблазном Отца Зла и запретили. Стихи позволялось сочинять только во славу Святого Благословенного. Нарушителей казнили очень страшно, и мало кто рисковал нарушить запрет. Да и мозги населению промывали умело.

Оставалось только руками развести. Ведь фанатиков не перевоспитать. Но и убивать миллиарды разумных никак нельзя, это вызовет такой всплеск инферно, что полгалактики погрузится в кровавый хаос. Оставался единственный выход. Реморализация. Насильственная реморализация всего взрослого населения. Страшный выход, если задуматься. Однако оставлять Аствэ Ин Раг в том виде, в котором он существовал, тоже нельзя. Теперь Тина понимала это четко.

Хуже всего, что местные фанатики не оставляли попыток вынести свою бесчеловечную религию за пределы Аствэ Ин Раг и распространить по всей галактике. Этого позволить нельзя. Война становилась неизбежной, дварх-майор это понимала и ночами часто советовалась по гиперсвязи с Т’Садом и Сином. Оба дварх-адмирала согласились с ее выводами и начали разработку будущей кампании. Тина тихонько отошла в сторону, понимая, что когда за дело берутся военные гении, ей соваться не стоит. Хотя Т’Сад и утверждал, что сделает из нее со временем толкового адмирала, сама Тина иллюзий не питала, прекрасно зная потолок своих способностей. Ее дело – оперативная работа. И эмостихи. Придет время, и она займется еще чем-нибудь, но не сейчас. Уж точно – не сейчас.

– Брада! – толкнула ее одна из «подруг», долговязая, похожая на умирающую от голода лошадь, но никогда не унывающая Редха из дома Станх. – О чем задумалась? Хватит себе мозги парить. Работы сегодня не предвидится. Пошли выпьем!

– С утра? – скривилась Тина. – Оставь, попозже. Вдруг Первая вызовет, а мы пьяные? Чего будет?

– Ни хрена хорошего… – проворчала третья «подруга», круглолицая Эста Верканх. – В пыточную пошлют и до утра не выпустят. А завтра у нас жмерова туча работы.

– Да? – приподняла брови Тина. – Не слышала.

– Все и так знают, – ухмыльнулась Редха. – Ты только три недели тут, потому и не слышала. Жертвоприношение большое будет. Нас задействуют почти наверняка. Особенно, если снова эти белесые суки появятся.

– Тише, дура! – вызверилась на нее Эста. – На кол раньше времени захотела? Так гляди, нам это развлечение мигом организуют, рта открыть не успеешь.

– О ком это она? – удивилась Тина.

– Не здесь! – нервно дернулась Эста. – Они не любят, когда о них болтают. Ты боец хоть и хороший, но любой из них тебя на раз сделает. Видала я…

Она замолчала, оглянулась и потащила подруг за собой. Тина пошла, понимая, что совершенно случайно натолкнулась на что-то интересное. И обязательно нужно понять, на что именно. Слова о том, что любой из этих неизвестных «белесых» легко заломает ее, дварх-майор пропустила мимо ушей. Не сталкивались они с оперативниками ордена, не знают, какие аарн бойцы и на что способны. Хотя, опять же, не стоит недооценивать противника, можно нарваться, да так, что костей не соберешь. Она шла за Эстой, негромко переругиваясь с Редхой, которая с первого дня знакомства пыталась найти у новой подруги болевую точку. Но не находила – Тина только смеялась над ее пошловатыми шуточками, и никогда нельзя было понять, что у нее на уме.

Откровенно говоря, новенькую побаивались в Храме. Еще бы, какая-то никому не известная провинциалка осмелилась бросить вызов самой Мархе Бараль. Взяла и сломала шею той, кого боялась сама Первая Ищущая. Почти все были уверены, что еще год, максимум – два, и Марха сожрет Первую, заняв ее место. И многие теперь благодарили про себя Святого Благословенного, прекрасно понимая, что злобная тварь не дала бы никому жизни. Нынешняя Первая никому особо жить не мешала, требуя только соответствовать высокой чести службы в главном Храме. Даже казни случались довольно редко. И эти многие в глубине души были благодарны провинциалке и хотели заручиться ее покровительством. Особенно Ищущие низких рангов. Однако подходить к ней не решались – Тина ясно дала понять, что не желает лишних контактов, а желания бойца такого уровня стоило уважать, если хочешь пожить подольше.

– Не говорят о белесых громко в Храме, – едва слышно сказала Эста, когда три Ищущих отошли на пару кварталов от ограды. – Не любят они этого, а шутить с ними – себе дороже. Мне, к примеру, жизнь еще не надоела. К ним и подходить-то страшно…

Это что же за звери такие, что к ним Ищущие Святость подходить боятся? Тина задумалась, пытаясь понять хоть что-нибудь. Одновременно передала информацию о «белесых» Вернарху, и дварх тоже сильно озадачился. Точнее, ощущать его настолько озадаченным Тине еще не доводилось. Похоже, завтра хоть кое-что прояснится. Наконец-то. Надоело здесь – слов нет… А сколько месяцев потом у Целителей Душ придется последствия снимать…

«Тина! – раздался у нее в голове бесплотный голос Тхады. – Завтра большое жертвоприношение!»

«Знаю уже. Тут еще слухи о каких-то „белесых“, которых Ищущие больше смерти боятся. Не слыхала?»

«Нет. Постараюсь выяснить. Похоже, завтра тут будет весело…»

«Знаете что, кошки драные, – вмешалась в разговор Квена, – вызывайте-ка сюда пару-тройку крейсеров поддержки. На всякий случай».

«Думаешь, понадобится?» – нахмурилась Тина.

«Лучше, ежели нет. Но готовыми стоит быть ко всему. Не нравятся мне эти слухи. Что-то здесь, действительно, не то. Ты знаешь, меня интуиция редко подводит. Только предупреди наших, чтобы биощиты приготовили, и без них сюда не совались. В психошок впадут мгновенно».

«Впадут, – согласилась Тхада. – Ладно, я свяжусь с дежурными кораблями прикрытия. Пусть подойдут поближе в режиме невидимости. Да и двархи этих кораблей для сканирования пригодятся».

«Воевать со святой иерархией придется, – тяжело вздохнула Тина. – Но будет ли толк? Их же ничем не переубедишь! Фанатики, хвост Проклятого им в глотку…»

«Будем думать, – отозвалась Квена. – Только потом. Пока надо понять, что вызывает всплески инферно. Жертвоприношение – вещь, конечно, инфернальная, но даже одновременная смерть миллионов человек не даст таких всплесков, как зафиксированные нами».

«Боюсь, дело куда хуже, чем мы думаем, – мрачно сказала Тхада. – С крейсерами я свяжусь. Прощаюсь пока, нам тут Первая Ищущая мораль читает, не могу надолго отвлекаться, уже посматривают косо».

«Удачи!» – попрощалась с боевыми подругами Тина и отключила голар.

День прошел довольно безалаберно, ничего нового по интересующим ее вопросам дварх-майору выяснить, к сожалению, не удалось. Видно было только, что в Храме готовят какое-то грандиозное мероприятие. Тысячи служек и младших святоучителей носились, как оглашенные, создавая неимоверный хаос. Откуда-то потоком прибывали разобранные помосты для жертвоприношений, спешно собираемые на месте бригадами храмовых рабочих. Потом на них устанавливали пыточные приспособления.

Больше всего настораживало, что каждый помост соединялся с какой-то промышленного вида огромной машиной, находившейся в одном из главных зданий Храма. Под помостами монтировали энергопоглотители незнакомого типа, Тина никогда не сталкивалась с подобными. Да что там, даже Вернарх не нашел ни единого упоминания о них в промышленных и научных базах данных ордена. Это было что-то новое. Впрочем, чему удивляться, многие недооценивали религиозных фанатиков из Аствэ Ин Раг, но только не Аарн. В ордене прекрасно знали, что технологический, военный и научный потенциал святой иерархии рос с каждым днем. И остановить их некому. Кроме, опять же, ордена. Очень не хотелось этого делать, но иного выхода, похоже, нет. Но и нападать, не зная, что к чему, тоже глупо.

Поэтому Тина и воспользовалась отсутствием Мастера, спланировав и осуществив эту операцию. Илар ни за что не позволил бы ей так рисковать. Когда он узнал, что Тина отправилась со своими девочками в Аствэ Ин Раг, то долго ругался, но вынужден был смириться. Только распорядился выдвинуть к границам святой иерархии третий, шестой и двенадцатый флоты в полном составе. Сам тоже готовился сорваться с места в случае малейшей необходимости.

Перезвон тысяч колоколов, неожиданно раздавшийся из окна, заставил Тину подпрыгнуть в постели. Она ошарашенно повела глазами по сторонам, отметив ужас на лице сжавшейся на своем матрасике Тали. Девушка была не просто перепугана, она находилась почти в шоке.

– Что случилось? – спросила дварх-майор.

– Жертвоприношение, госпожа… – прошелестела Тали. – Большое жертвоприношение…

Вот оно что! Тина мягким, кошачьим движением метнулась к окну, выходящему на одну из площадей. И замерла. Площадь была заполнена празднично одетым народом. Казалось, люди собрались на светлый и добрый праздник, а не на кровавое жертвоприношение. Дети засыпали цветами помост, на котором стояли четверо палачей. Играла приятная музыка, люди смеялись, пели, танцевали. В толпе сновали разносчики мороженого, сладостей и напитков. Если не знать, что готовилось на этой площади, то можно было бы только порадоваться за горожан, собравшихся праздновать что-то.

Быстро просканировав площадь, молодая женщина попыталась понять, почему Ищущих Святость не позвали. Да мало того, что не позвали, просто не разбудили. Это вообще ни в какие ворота не лезло. Уж не заподозрили ли ее? Потом вспомнила, как вечером Первая сказала, что их задействуют только во второй половине дня, когда потребуется показать что-то особое. Да и то, необязательно.

Каждая из Ищущих готовила какой-то свой вид пыток, и каждая хвасталась перед остальными, что сумеет дольше других продержать жертву живой. Эста и Редха приставали к новой подруге, пытаясь разузнать, что та станет показывать. Ведь ее способ пыток совершенно незрелищен. Тина загадочно скалила зубы и молчала, понимая, что не сможет преодолеть себя. Не сможет, и вынуждена будет уходить с боем. Очень надеялась, что этого не придется делать, но приняла кое-какие меры на крайний случай. По крайней мере, Тали заберут сразу, как только начнется заваруха, девочка достаточно настрадалась, хватит с нее.

– Приветствую вас, правоверные! – выступил вперед незнакомый Тине святоучитель, его голос был каким-то змеиным, он пугал, заставлял ежиться и втягивать голову в плечи, он него веяло потусторонним холодом. – Сегодня у нас великий праздник! Мы снова собрались здесь, чтобы отдать нашу жизнь и нашу веру Святому Благословенному! Нет большей радости в этом мире!

Толпа завопила, засвистела, заулюлюкала в ответ. Отцы поднимали повыше детей, чтобы те на всю жизнь запомнили потрясающее воображение зрелище.

Тина внимательно присматривалась к странному святоучителю. Он выглядел пугающе, действительно пугающе. Бесцветные волосы, бледная, болезненная кожа, светло-серые, почти белые глаза. Но одновременно от святоучителя веяло жуткой, пугающей, давящей силой.

Только теперь она поняла, почему так боялись «белесых» Ищущие Святость. Тут трудно не испугаться, «белесые» любого способны довести до потери рассудка одним своим видом. Судя по всему, именно один из них стоял сейчас на помосте. И Тина боялась его сама! Не понимала почему, но боялась. Что-то в нем было настолько страшное, что ее подсознание корчилось от ужаса и кричало, требуя бежать немедленно. Но та, которую в обитаемой галактике называли Кровавой Кошкой, давно привыкла справляться с собственным страхом.

Необходимо просканировать эту тварь во что бы то ни стало. Дварх-майор собралась было опустить щит и остановилась в последний момент. А вдруг напорется на что-то, из-за чего впадет в психошок? Лучше принять дополнительные меры безопасности, не то мало ли. Она отдала приказ биокомпу поднять психощиты автоматически в случае любой опасности и резко опустила их, потянувшись ментальным щупом к святоучителю.

– Госпожа, что с вами?! – донесся до Тины плачущий голос Тали. – Госпожа, да очнитесь же!

На лицо пролилась струйка холодной воды, и молодая женщина открыла глаза, не понимая, что с ней случилось. Почему она лежит на полу? Потеряла сознание? Тина постаралась припомнить последние минуты. Да, потянулась к святоучителю, чтобы считать его память. А потом? Что случилось потом? Ничего вспомнить она не смогла. Резко открыв глаза, Тина села и успокоила плачущую Тали. Значит, даже попытка считать «белесого» едва не ввергла ее в психошок? Дела…

Дварх-майор принялась препарировать память биокомпа, надеясь понять, из-за чего это могло произойти. Итак, первое прикосновение. И мгновенный удар по нервам, обжигающий холод, адская боль и беспамятство. Но ведь так бывает только в одном случае…

Благие, да этот святоучитель является живым носителем инферно! Но как?! Это же невозможно! Он первый должен был погибнуть! Ни один разумный не способен вынести леденящий холод инферно. Однако святоучитель выдержал. Неужели эти странные поглотители энергии предназначены для сбора инферно? Так оно или нет, но ситуация вышла за пределы обычной и нужно срочно что-то предпринимать. Но что?

«Внимание всем подразделениям! – заговорила Тина, войдя в общий канал оперативной связи. – Боевая тревога! Повторяю! Всем подразделениям боевая тревога степени альфа! Инферно! Так называемые „белесые“ являются живыми носителями инферно! Передаю двархам информацию для анализа и запрещаю сканирование святоучителей до специального распоряжения. Тхада, Квена, Риники-Та и Эрхена – немедленная эвакуация! Это приказ!»

«Похоже, у нас беда, – немедленно отозвался Вернарх. – Девочки не откликаются. Их биокомпы регистрируют пульс на грани мерцания. Судя по всему, глубочайший психошок. Ты их разве не предупредила, чтобы поставили управление щитами на автоматику?»

«Нет… – вздрогнула Тина, понимая, что все сорвалось. – Не подумала… Кто на орбите?»

«Три дежурных крейсера. „Белый Орел“, „Верящий в Жизнь“ и „Пик Мглы“. Боевые биощиты на всех подняты, легионеры готовы к атаке».

«Какие легионы, я спрашиваю?»

«Ангелы» Дерека и Релировы «Ищущие Мглу». Еще отряд «Черных Волков» со спецоборудованием. Мастер, кажется, догадывался, что мы тут встретим, заставил их взять на борт щиты высшей психозащиты и машины сканирования. И правильно, ни один из нас сканировать инфернальный мир не решится. Я так точно не полезу».

«Дерек здесь?» – мрачно спросила Тина.

«Здесь, – не менее мрачно отозвался дварх-полковник. – Надо вытаскивать девочек. Срочно. Я готовлю своих ребят к бою. Но попытаюсь все-таки вытащить их без лишнего шума».

«Давай, – вздохнула она. – Хотя, боюсь, придется начинать зачистку немедленно. Этих белесых нужно вырезать подчистую, но как тогда узнать кто они и что? И как смогли стать вместилищами инферно? Не понимаю!»

«Думаю, мы сумеем их прочесть с помощью больших биокомпов и психосканеров. Но мне кажется, что все это связано с поглотителями энергии, которые находятся под каждым пыточным помостом. Какую еще энергию, кроме энергии боли и смерти, можно найти там?»

«Никакой, – скривилась Тина, потерев щеку. – Похоже, ты прав. Но заранее делать выводы глупо. Что там с девчонками произошло?»

«Хвост горлом! – выругался Дерек. – Четыре безответственные дуры! Попытались сканировать „белесого“, находясь в толпе. Потеряли сознание, конечно. Сейчас их в какой-то храм затащили, пытаются в себя привести. Только не выйдет ничего, сама знаешь, с психошоком шутки плохи. Придется брать их с шумом. Извини, но другого выхода я не вижу. Ими уже „белесые“ заинтересовались…»

«Действуй! – приказала Тина, прекрасно понимая, что безответственных дур вообще-то было пять. – Но прошу тебя, никакой лишней самодеятельности».

«Ты – альфа-координатор этого дела, – вздохнул дварх-полковник. – Твоя ответственность. Только извини, но за такую безобразную подготовку внедрения я бы тебя просто выпорол. А, ладно, не мое дело, тебе еще Мастер с Т’Садом пару ласковых по этому поводу скажут».

«Скажут… – уныло согласилась она. – Много чего скажут. И будут полностью правы…»

«Хорошо, мы пошли. Оставайся в канале и не вздумай лезть на площадь. Пропадешь ни за хвост Проклятого! А лучше вообще уходи оттуда. Забирай свою девочку и уходи».

Он отключился.

«Успею! – отмахнулась Тина. – Уйти никогда не поздно. Вернарх, подготовь к работе машины сканирования и главный биокомп какого-нибудь крейсера. Хочу просканировать эту белесую сволочь во время получения новой порции инферно».

«Давай попробуем… – с сомнением сказал дварх. – Но обещать ничего не могу. Искренне советую не терять времени, а просто перебить всех белесых, взяв нескольких в плен. Потом допросим с чувством, с толком, с расстановкой. Не спеша, как на пожар».

«Хуже не будет! – отрезала Тина. – Начинай, они приступают к пыткам. Что там у Дерека?»

«Как всегда, сработал ювелирно. Усыпил находящихся в храме, забрал девочек и был таков. Даже заподозрить не смогут, что там побывали легионеры ордена. Исчезли две Ищущие Святость со своими рабынями. А как, куда, почему – никто не поймет».

«Фу-ух! – облегченно выдохнула дварх-майор. – Слава Благим! Что с ними?»

«Очень глубокий психошок, – вклинился в разговор нежно-розовый эмообраз Тра-Лгаа. – На уровне распада личности. Начинаю работать и прошу меня в ближайшие пару часов не беспокоить!»

«Конечно, Тра!» – улыбнулась арахне Тина.

Она перевела взгляд на площадь и вздрогнула. Белесый святоучитель управлял настроением толпы мастерски. Люди буквально выли, колотились лбами о плиты мостовой и рвались к помосту. На них страшно было смотреть, почти ни в ком не осталось ничего человеческого.

– Кто готов отдать свою жизнь и душу Святому Благословенному?! – взвыл святоучитель.

– Я! – заревела толпа, люди рвались вперед, глаза каждого горели безумием.

– Ты! – указал на кого-то белесый. – Иди сюда!

Совсем молоденький, симпатичный паренек выбрался на помост и торжествующе закричал.

– Готов ли ты претерпеть боль ради веры, правоверный?

– Готов, святой служитель! – выдохнул паренек, он весь так и горел энтузиазмом.

У Тины мороз по коже пробежал. К чему готов этот несчастный дурачок? Умереть под пытками во имя своей кровавой веры? Страшно это… Очень страшно. Но как изменить таких? Как?! Она понятия не имела. Неужели реморализация? Толку-то… Ну да, станет взрослое население святой иерархии похожим на зомби, тихим и покорным. Но дети ведь останутся прежними. И через несколько поколений все вернется на круги своя. А может, станет еще страшнее. Закон равновесия, чтоб ему!

Выход один – перевоспитание. Но как таких фанатиков перевоспитывать? Они же поголовно сумасшедшие, считают свое поведение единственно верным, не желают ничего понимать и никого слушать. Наоборот, каждый, не согласный с ними, им лютый враг, и единственное желание фанатика – убить несогласного. И они идут и убивают, искренне веря, что бог с ними. Не понимая, что нарушают все божественные законы.

Первый отчаянный вопль боли несчастного паренька заставил Тину крепко зажмуриться. Благие! Очень хотелось рвануться на помощь, вырвать дурачка из рук палача, но она понимала, что это бессмысленно. Спасенный ее же и возненавидит… Дварх-майор усилила психощит, не желая ощутить хоть что-нибудь из происходящего на площади.

«Внимание! – заставил ее вздрогнуть эмообраз Вернарха. – Поглотители начали работу. Они действительно передают энергию боли в большую машину. Сканирую!»

Тина сжала кулаки и застыла. Только бы у дварха получилось. Только бы получилось! Хотя бы узнать, для чего предназначены поглотители, и как святоучители становятся носителями инферно. С каждой минутой она все больше понимала, насколько они опасны. Для аарн опасны. Стоит хоть двадцати белесым собраться вместе, и к их кораблю не сможет приблизиться ни один из кораблей ордена без специальных средств защиты. А они ведь вполне способны рассылать святоучителей на торговых кораблях по планетам галактики. Страшнее всего, что люди со слабой психикой рядом с этими святоучителями будут очень быстро становиться палачами и фанатиками. Инферно – страшная сила, и недооценивать ее нельзя. Самое гнусное, что его носителей в святой иерархии тысячи и тысячи.

«Хвост Проклятого! – взвыл дварх. – Это же кошмар какой-то! Тина, немедленно убирайся оттуда! Еще пять минут, и тебя не спасут никакие щиты!»

«Ты уверен? – встревожилась она. – Понял что-нибудь?»

«Понял! – рявкнул Вернарх. – Все понял! Только не здесь, времени нет. Уходи, быстрее! Потом нужно атаковать, или будет поздно. Мы, кажется, успели в последний момент!»

Зная, что дварх не стал бы паниковать по пустякам, Тина повернулась к Тали.

– Уходим! – резко бросила она.

– Куда? – удивилась рабыня.

– На крейсер. А потом наши легионеры займутся этой белесой сволочью.

На стене завертелась воронка прямого гиперперехода. Тина взяла ошеломленную девушку за руку и шагнула в черный провал. Оказавшись в туманном зале «Пика Мглы», она быстро отыскала взглядом командира легиона, невысокого чернокожего лавиэнца с обычной для этого народа гривой белоснежных волос по пояс. Звали его Эвалем Релиром кер Тарни.

В свое время многих удивил уход в орден второго наследника одной из самых богатых и влиятельных семей Лавиэна. Но удивились только те, кто не знал лично самого Релира и его родителей. Странно, его родные братья выросли самыми обычными пашу, корыстными и подлыми, однако сам он никогда таким не был, за что юношу в семье недолюбливали. Братья годами травили отказывающегося принимать реалии жизни мечтателя, а он терпел и оставался при своем мнении. В конце концов, глава семьи лишил мятежного сына наследства и выгнал из дому. Несколько лет Релир бродяжничал, голодал, работал, где придется, но домой не вернулся, хотя семья готова была простить изгоя. Если он, конечно, откажется от своих принципов. Он не отказался. А потом над Лавиэном запылало бликами Поиска небо…

– Привет, рада видеть, – сказала Тина, подойдя ближе.

– Взаимно, – улыбнулся Релир. – Хорошо, что ты ушла оттуда. Там ни одному из нас сейчас без биощита высшей защиты не выжить. Вернарх с Асиархом только что передали инфопакет с анализом происходящего в общий канал. Он объясняет все. Не понимаю, как этим фанатикам долбаным такое в голову пришло!

– Я еще не прочла пакет, – вздохнула дварх-майор. – Дай мне кого-нибудь, пусть покажет Тали, что тут у нас к чему.

Лавиэнец кивнул и отправил кому-то быстрый, почти нечитаемый эмообраз. Вскоре к ним подошел высокий, очень красивый молодой мужчина. Его обаятельная и озорная улыбка заставляла улыбнуться в ответ. Тина сразу узнала одного из лучших бардов ордена, Лара даль Далливана. От его песен сходила с ума вся галактика, если он давал концерт вне миров ордена, тысячи и тысячи поклонников штурмовали зал, в котором пел их кумир. Да и дома его могли слушать днями, Создатель наградил певца потрясающим голосом.

Дварх-майор не была лично знакома с великим бардом и только приветственно кивнула – сама с огромным удовольствием слушала его записи. Лар с изумлением оглядел Тину и выразительно приподнял левую бровь. Она вспомнила, что все еще находится в образе Ищущей Святость, а этот образ способен любого аарн привести в состояние ступора. Одним эмообразом передав барду историю Тали, она улыбнулась. Он улыбнулся в ответ так заразительно, что даже в глазах запуганной рабыни появилось искреннее восхищение.

– Тали, это Лар, – заговорила вслух Тина. – Он покажет тебе корабль и расскажет об ордене. Ты извини, но у меня очень много дел.

– Я понимаю, госпожа… – пробормотала девушка и испуганно покосилась на безмятежного Лара – мужчина!

– Не бойся, – рассмеялась дварх-майор, – ты в ордене. Здесь никто не сделает тебе ничего плохого.

– Спасибо… – едва слышно пролепетала рабыня.

– Релир… – нерешительно сказал Лар.

– А ты вообще молчи и делай, что сказано! – рявкнул командир легиона. – Мне, шебутное твое высочество, знаешь, где выходки твои сидят?! Будь доволен, что я тебя вообще из легиона не списал! Сказано – три месяца в боевые вылазки не ходишь, значит, так и будет!

– Понял… – уныло вздохнул бард и испарился с глаз рассерженного начальства, уведя с собой хлопающую глазами Тали.

– А что он натворил? – поинтересовалась Тина.

– Да он все время что-нибудь творит! – скривился Релир. – Про «вознесение» на Фар-Тинге слыхала, небось? Так это его работа. Бард есть бард. И кой хрен его именно в мой легион понесло? Как выдумает чего, так поседеть можно.

Тина едва удержалась от смеха, вспомнив забавный инцидент. Она не знала, что именно делали «Ищущие Мглу» на планетке Фар-Тинг, где жила себе была человеческая цивилизация не слишком высокого уровня развития. Непонятно как, но одного из разведчиков ордена поймали тамошние жрецы и решили казнить каким-то хитрым способом, обвинив в колдовстве. Так обормот не нашел ничего лучшего, как вознестись с места казни в небо, окружив себя сиянием и распевая осанну своим потрясающим воображение голосом. По местной религии это означало, что жрецы убили посланца божества и навсегда лишились божественного благословения, обрекая народ страны на проклятие. Что поднялось, страшно даже представить.

Слава Благим, дело обошлось без большой крови, но статус-кво ордену удалось восстановить с величайшим трудом. Да и то не полностью. Сменилась религия, пала династия, вспыхнуло несколько бунтов, самая большая страна планеты распалась на несколько мелких. И во всем оказался виноват один молодой разгильдяй, решивший устроить из собственной казни шоу. Релиру после случившегося довелось выслушать от Т’Сада Говаха и Сина Ро-Арха порядочно не слишком лестных слов о легионе и его собственной способности подбирать людей.

Значит, этим разгильдяем и был бывший принц Лар даль Далливан? Тогда нечему удивляться, дварх-полковник полностью прав – бард есть бард, и ничего с этим не поделаешь.

– Ладно, – вздохнула Тина, оборвав воспоминания. – Не до того, ты прав. Дай мне короткую сводку, пожалуйста, некогда инфопакет как следует разбирать.

– Не знаю кому из местных «гениев» – двархи этого выяснить не сумели – пришло в голову собирать «святость» во время жертвоприношений и отдавать избранным святоучителям. А какая «святость» может возникнуть во время жертвоприношений, ты и сама понимаешь.

– Инферно… – вздохнула она.

– Именно, – кивнул Релир, яростно теребя свои белые волосы. – Поначалу никто не обратил на изобретателя внимания, но он сумел все-таки уловить инферно, создать поглотители и накопители для него. А потом в фокус сбора энергии поместили святоучителя-добровольца. Не понимаю, как он остался жив! Но остался, только стал альбиносом, потеряв пигментацию. Еще немного позже выяснилось, что он способен творить чудеса. Подниматься в воздух без крыльев, убивать, нанося ментальные удары, и многое другое. Но при этом потерял полностью даже остатки каких-либо положительных качеств. Да и вообще эмоций. Синклит взвыл от восторга. Белесых стали производить в массовом порядке, но тайно. Тайна их существования официально объявлена главной тайной святой иерархии. Высшие святоучители уверены, что это ангелы нисходят к ним. Они не понимают, кого создали! Не понимают, что вскоре произойдет!

– И что же? – приподняла брови Тина.

– Что? – скривился дварх-полковник. – Да так, мелочь. Последние месяцы белесые объединяют свои возможности, становясь единым существом с миллионами тел. Сегодняшнее жертвоприношение последнее из необходимых для объединения. После этого они легко возьмут власть в святой иерархии.

– Если я правильно понимаю, на свет появится тварь, подобная Повелителю Боли, но в сотни раз сильнее него? – побледнела Тина. – Благие!

– Правильно ты понимаешь, – буркнул Релир. – Тварь будет способна на многое. Больше двухсот миров под ее властью… Ты можешь представить себе этот кошмар? Я – нет. А Мастер на другом конце галактики. Да и справится ли он с такой тварью? Ты лучше всех знаешь, как ему дался Повелитель Боли.

– Знаю… – вздрогнула она.

– Но пока тварь еще разъединена, мы сможем справиться со святоучителями поодиночке, не дав им объединиться. Надеюсь, сможем. Только времени терять нельзя. Да и действовать придется предельно жестко. Ты сейчас альфа-координатор, так что принимай командование.

– Сколько у нас сил?

– Три атакующих флота в полном составе, иначе говоря, почти две с половиной тысячи дварх-крейсеров, пять тысяч рейдеров, восемь тысяч эсминцев и двести истребительных платформ. Советую официально объявить войну, тревога сорвет жертвоприношение, а нам нужно именно это. Крейсера несут около двухсот легионов, примерно четыре миллиона бойцов. Дома разворачиваются, чтобы идти нам на помощь, еще шесть атакующих флотов. Боевые станции нам вряд ли понадобятся, не хотелось бы светить их перед всей галактикой, достаточно, что драконы их видели. Т’Сад с Сином и Мастером тоже стартовали на форсаже, но смогут быть у границ святой иерархии только через пятнадцать-двадцать стандартных часов. До того придется справляться самим.

– Справимся! – отрезала Тина. – Не имеем права не справиться. Дай мне срочную связь с Первым святоучителем Синклита Также приказываю боевым флотам выйти из режима невидимости, пусть эти сволочи видят, кто на них идет. И пусть кто-нибудь принесет мне форму.

– Сейчас сделаю, – кивнул Релир.

Быстро переодевшись, Тина сжала любимый стек в кулаке и принялась нервно постукивать им по второй руке. Прошло несколько минут, прежде чем перед ней загорелся голоэкран. Оттуда глянул ошеломленный, до безобразия толстый старик в ярко-алом балахоне божьего слуги. Только его балахон был украшен золотым шитьем, что говорило о высоком положении в иерархии Храма.

– Вы Первый святоучитель Синклита святой иерархии Аствэ Ин Раг? – холодно спросила Тина.

– Да-а-а… – едва сумел ответить он. – А вы кто? Чего вам надо?!

– Мое имя – Тина Варинх, иначе – Кровавая Кошка. Я вызвала вас, чтобы сообщить, что с этого момента орден Аарн и святая иерархия Аствэ Ин Раг находятся в состоянии войны. Мы атакуем немедленно!

– Но почему?! – взвыл святоучитель.

– Белесые, – презрительно бросила дварх-майор. – Пока последняя из этих тварей жива, война будет продолжаться. Вы сами создали себе проблему. Еще несколько дней – и ваши создания вас же и уничтожили бы. Впрочем, это уже неважно. Хотя если вы сами перебьете белесых, война прекратится.

– Это ангелы Святого Благословенного! – яростно прошипел святоучитель, его крохотные, свиные глазки светились ненавистью. – И не слугам Отца Зла выступать против них!

– Ангелы, пожирающие чужую боль? – иронично приподняла бровь Тина. – Ну и ну. Вы создали чудовищ и не желаете этого понимать.

– Святой Благословенный с нами! – буквально выплюнул святоучитель. – Он сокрушит вас!

– Против него выступили вы, а не мы, – пожала плечами дварх-майор. – Впрочем, с вами говорить все равно бесполезно. Война объявлена.

– Вы пожалеете! – завизжал святоучитель, пытаясь встать, но при его толщине он вряд ли был способен передвигаться самостоятельно.

– Вы создали самую страшную, самую чудовищную и самую жестокую религию за последние десять тысяч лет и думали, что тот, кого вы называете Святым Благословенным, не спросит с вас за это? Ошибаетесь, Первый святоучитель. Пришло время платить.

Тина резко отключила связь и выдохнула. Сколько раз она сталкивалась с подобными, но все никак не могла поверить, что они искренни. Что им невозможно хоть что-нибудь доказать. Умом понимала, а вот сердцем никак. Не могла просто. Молодая женщина снова тяжело вздохнула и встряхнула бритой головой, отгоняя ненужные мысли. На ней сейчас лежала ответственность за набирающую обороты войну.

Первые отряды легионеров начали атаку, первые белесые умерли, так и не успев понять, что происходит. По крайней мере, на столичной планете скоро не останется ни одного из них. А вот потом начнутся основные трудности. Потом их придется выковыривать из тайных убежищ, монастырей и подземных лабиринтов. Однако это необходимо сделать, появления чудовища, подобного Повелителю Боли, допустить нельзя. Какой бы ни оказалась цена.

* * *

Полутемная каюта была почти пуста, только ложе, стол и специализированный инфор с правом доступа во все инфосети Драголанда находились тут. Хотя, если приглядеться, то посетитель мог заметить в углу кресло, в котором скрутилась в клубок красивая драконочка фиолетового цвета. Она вся тряслась, закусив руку зубами, и временами глухо стонала. Из глаз то и дело скатывались слезы. Никто и никогда до сих пор не видел всегда уверенную в себе помощницу ареал-вождя в таком состоянии. Казалось, в ее жизни произошло что-то очень страшное, перевернувшее все вокруг с ног на голову. Казалось, она сошла с ума, поменяла все жизненные приоритеты. Казалось, что все, бывшее важным раньше, перестало быть таковым.

Впрочем, так оно и случилось. Р’Сана действительно вспоминала свою жизнь, свои дела и свои слова, приходя во все больший ужас. До сих пор ей и в голову не приходило, что тем, кого она обидела и унизила, тоже было больно. Но самое большее раскаяние вызывало воспоминание о четырех молодых драконах, которых юная красавица довела до самоубийства. Зачем? Зачем ей это понадобилось? Неужели так трудно было сказать: «Ты мне не нужен! Я тебя не люблю! Уходи!»? Нетрудно… Да, ребятам было бы больно, но они выжили бы. Однако Р’Сана не сказала, она играла их чувствами, издевалась, насмехалась, доводила до исступления, наслаждаясь их болью. Довела. И смеялась, услышав о смерти молодых драконов. Смеялась! Создатель и Первый Дракон! Да как же она могла не понимать, что творит? Что когда-нибудь придется платить страшную цену за содеянное? Не понимала… Почему же вдруг поняла сейчас? Почему слова Г’Рана оказали такое действие? Р’Сана не знала.

Больше двадцати дней прошло с момента встречи с драконом, которого она все еще любила. Первые дни Р’Сана размышляла, пытаясь осознать сказанное им с разных позиций, как учил ее ареал-вождь. Но уже не могла, лица тех, кого унизила и оскорбила, вереницей проплывали в памяти. И при виде каждого из них девушка испытывала жгучий, невыносимый стыд. С каждым днем ей все больше и больше становилось не по себе.

Даже Р’Гон заметил, что с его помощницей что-то не так. Но ареал-вождю было как-то не до капризов красавицы, он днями мотался между планетами ареала и боевыми станциями ордена, интригуя, уговаривая, объясняя, договариваясь. Каждый, побывавший на чудовищных кораблях ордена, по требованию Р’Гона подробно описывал увиденное, и эти записи немедленно отправлялись для анализа лучшим ученым Драголанда. Однако те пока ничего понять не сумели, слишком отличались технологии Аарн от привычной трем ареалам.

Р’Сана продолжала помогать ареал-вождю, но без прежнего рвения. Казалось, ей все стало безразлично. Она полностью ушла в себя, переосмысливая свою жизнь. По драконьим меркам, Р’Сана была совсем еще девочкой, но добилась за какие-то несколько лет очень многого, подчинив все одной цели. Только вот эта цель потеряла для нее свое значение. Девушка оказалась в пустоте, она не понимала, как и ради чего жить дальше.

Была еще одна странность. Драконы ордена перестали шарахаться от нее, как от прокаженной. Наоборот, теперь при виде Р’Саны они застывали на месте, всем своим видом демонстрируя крайнюю степень изумления. Это удивляло и даже раздражало, снова она ничего не могла понять. Чему они так изумляются? Все-таки аарн сумасшедшие.

Но эти мысли меркли перед просыпающимся голосом совести. А он с каждым днем звучал все громче и громче, заставляя буквально корчиться от боли. Р’Сана вспоминала заветы Создателя и понимала, что там говорилось о том же, что сказал Г’Ран. Только другими словами, конечно. Раньше она никогда не давала себе труда задуматься над такими вопросами, считая все это чушью.

Власть. Что же это такое? Почему жажда добиться ее превращает разумного в чудовище? Почему эта жажда убивает душу? Почему заставляет становиться палачом? Почему власть становится наркотиком, ради которого идут на любые преступления?

Р’Сана не знала ответов на эти вопросы, но с каждым днем, вспоминая свои собственные поступки, убеждалась, что Г’Ран прав. Что она действительно едва не потеряла душу, прорываясь к власти. Даже ареал-вождь воспринимал драконочку, как полностью «свою», и не боялся показать себя перед ней во всей «красе». Не боялся при ней убивать и мучить плененных врагов. Или тех, кто просто мешал ему. Со временем Р’Гон стал поручать Р’Сане самые подлые и жестокие дела. Ей легко удавались провокации, мало кто мог заподозрить холодный цинизм в прекрасной юной девушке. Мало кто знал, что ее мозг походил на компьютер, действующий по совершенно непредставимой для большинства драконов извращенной логике. Наверное, только остатки любви к Г’Рану сохранили ее душе надежду на возрождение. Не зря говорят, что Создатель – это любовь. Ох, не зря.

Снова вспомнился вчерашний разговор с Р’Гоном, когда Р’Сана сказала ему, что больше не может оставаться с ним и продолжать превращаться в чудовище.

– Ты с ума сошла? – с недоумением спросил ареал-вождь. – Что с тобой такое происходит?

– Я больше не могу творить подлости, – мрачно ответила девушка. – Не хочу.

– А власть?

– Плевать я на нее хотела! – рявкнула Р’Сана. – Я из-за нее лишилась всех друзей, лишилась любимого. А что получила взамен? Ну да, в материальном плане есть все, чего пожелаешь. И полное одиночество в придачу.

– Вождь всегда одинок, – презрительно скривился Р’Гон. – Власть заменяет собой все остальное. Она – самый лучший друг. Ты же это понимала. Что случилось?

– Ничего. Просто я задумалась. А подумав, поняла, что падаю в бездну. Достаточно посмотреть на тебя, чтобы понять это. Ты испытываешь радость, издеваясь над другими. Ты уже чудовище, Р’Гон. А ведь Создатель когда-нибудь и с тебя спросит…

– Создатель – сказки для дураков! – расхохотался ареал-вождь. – Неужели ты этого не знаешь? Ты меня разочаровываешь, девочка. Я, было, подумал, что ты чего-то стоишь.

Р’Сана изо всех сил пыталась ему что-то объяснить, но не смогла. Все ее слова проваливались в какую-то пустоту, только во взгляде Р’Гона сквозило все большее недоумение. И презрение. Чем дальше, тем презрения становилось больше. Ну почему у нее не хватает слов? Как объяснить, отчего болит душа? Как?! Девушка продолжала пытаться, но ничего не получалось. Ничего! Только потом, хорошо подумав, она поняла, что и пытаться не стоило. Для ареал-вождя давным-давно существовала только целесообразность, только то, что помогало ему удерживать и усиливать свою власть. И любую помеху на пути к цели он воспринимал как личного врага, уничтожая ее.

Через некоторое время Р’Гон ушел, бросив напоследок на Р’Сану холодный змеиный взгляд. По этому взгляду девушка поняла, что жить ей осталось совсем недолго. Она сама часто разрабатывала планы ликвидации мешающих ареал-вождю драконов и помогала заманивать жертв в ловушку. Теперь помехой стала сама Р’Сана, и церемониться с бывшей соратницей не станут, слишком много она знала такого, что при обнародовании могло легко свалить Р’Гона. Значит, надо ожидать убийц.

Р’Сана хрипло рассмеялась. Она решила, что не станет даже сопротивляться. Пусть убивают. Может, хоть это немного искупит ее вину? Как жаль, что перед смертью не повидать любимого. Пусть он будет счастлив! Пусть у него все будет хорошо! Пусть он встретит ту, кого полюбит! Девушка смахнула слезы с глаз и рывком встала. Подойдя к бару, налила себе немного шерваха и залпом выпила. А в памяти продолжали мелькать те, кто умер из-за нее.

Иногда прежняя Р’Сана выбиралась на поверхность и разъяренно шипела своему альтер-эго: «Ты что творишь, дура?! Ты зачем рушишь все, чего я добивалась столько лет?!» Нынешняя горько улыбалась в ответ. Одного только девушка никак не могла взять в толк. Как она сумела настолько измениться? Почему слова зеленого дракона так подействовали на нее? Драконочка не знала, что Г’Ран отдал ей половину души, и только это помогло ее собственной душе взять верх над зверем, в которого Р’Сана постепенно превращалась. Не знала она еще одного – что по просьбе Г’Рана за ней присматривал дварх станции.

Девушка решительно направилась к дверям каюты. Она уже не имеет отношения в властным структурам ареала, а значит, не имеет и права находиться на станции. Скорее всего, домой Р’Сана не доберется, это понятно. Р’Гон Арнес прекрасно умел организовывать «несчастные случаи». Наверное, вскоре ее родители получат личное соболезнование ареал-вождя по случаю смерти дочери. Странно, но девушка совсем не боялась. Ни капли. Смерть не пугала, наоборот, казалась единственно возможным выходом. Достойным выходом. Наверное, потому, что Р’Сана не знала, как жить дальше. И зачем. Искупить то, что она сделала? Но как? Разве такое можно искупить? Скорее всего, нет.

По коридорам боевой станции ордена шла очень красивая молодая драконочка фиолетовой расы. Она натыкалась на углы и, похоже, ничего вокруг не видела. Только почти незаметно улыбалась каким-то своим мыслям. Из глаз иногда стекали слезы. Но многим казалось, что вокруг нее пылает ореол света. Аарн, увидевшие ее, замирали на месте и долго провожали потрясенными взглядами. Драконы Драголанда тоже смотрели вслед красавице, не понимая, почему она плачет, и кто мог ее обидеть. Разве можно обижать такую красоту? Хвост бы выдрать той сволочи, что ее обидела! А она шла, сама не зная куда. Куда-то. Вслепую.

Что-то укололо Р’Сану в шею, и она пришла в себя. Невдалеке стоял с духовой трубкой в руке Ф’Рет Тевер, один из самых опытных убийц ареал-вождя. Ну, вот и все. Жизнь закончилась. Накатывала дурнота. Девушка хорошо знала, как умирают от этого яда, спасения от него не было. И ни одна лаборатория не обнаружит его. Сердечный спазм. Бывает… Никаких подозрений.

Убийца подошел к судорожно дышащей, царапающей когтями стену драконочке, довольно осклабился, вытащил из ее шеи отравленную иглу и ушел. Р’Сана захрипела и опустилась на пол. В глазах темнело, дыхание перехватывало, сердце разрывала боль. Странно, но умирающая девушка улыбалась.

– Простите меня, пожалуйста… – шептала она. – Простите…

– Р’Сана! – разорвал тишину отчаянный вопль, и возле нее рухнул на колени зеленый дракон. – Создатель, да что это с ней?!

– Г’Ран… – из последних сил улыбнулась девушка. – Ты пришел… Я тебя люблю… Прости меня…

И умерла.

– Вельтиарх! – взвыл молодой дракон. – Проход в госпиталь, быстрее!

– Уже, – буркнул дварх. – Это убийство. У нас на станции убийца!

Но Г’Ран не слышал его, он подхватил начавшее застывать тело Р’Саны на руки и прыгнул в крутящуюся в стене воронку гиперперехода. В госпитале его уже ждали двое Целителей, гвард и арахн. Дракон подбежал к пузырящейся в готовности яме ти-анх и опустил туда тело любимой. Она мгновенно погрузилась с головой и слизь стала непрозрачной. Целители подключились к диагностическому биокомпу госпиталя и принялись обследовать пострадавшую.

– Не знаю даже, что сказать… – эмообраз арахна окрасился недоумением. – Совершенно неизвестный нам яд. Поражен мозг, и я не уверен, что мы сумеем справиться. Но сделаем все возможное.

– Яд… – пробормотал Г’Ран. – Но за что же ее? Создатель, за что?

– А за то самое, – широко распахнул пасть гвард. – Она начала задумываться, она изменилась. Отказалась служить ареал-вождю. Но девочка слишком много знала, ее не могли отпустить просто так.

– Значит, Р’Гон Арнес… – скрипнул зубами зеленый дракон. – Будь ты проклят, сволочь!

Он повернулся к стене и рявкнул:

– Мастера на связь! Нулевой уровень!

Не успело пройти нескольких секунд, как на стене появилось изображение Командора.

– Что случилось? – нахмурился он.

– У нас на станции убийство, – ответил Г’Ран.

– Кто убит? – резко спросил Илар.

– Р’Сана.

– Странно… – закусил губу Командор. – Подожди минуту, я взгляну, что случилось.

Он прикрыл глаза и замер. Через несколько минут снова посмотрел на молодого дракона, и в его взгляде появилось недоумение.

– Девочка полностью изменилась… – Илар потирал щеку и морщился. – Вчера она отказалась дальше работать на ареал-вождя. Естественно, он принял меры, чтобы она не проболталась. Но у нас на станции? Это уже наглость.

– Да плевать мне на него! – сжал кулаки Г’Ран. – Она, умирая, сказала, что любит меня! Понимаешь, Мастер?! Любит! Она прощения попросила! Умирая!

– Ты совершил невозможное… – вздохнул Илар. – Я не верил, что такое в принципе может случиться. Не зря говорят, что любовь способна на чудо. Если она выживет, держи ее обеими руками и не отпускай.

– Если выживет… – едва не заплакал Г’Ран. – Если выживет…

– Так, убийца идентифицирован. Это некий Ф’Рет Тевер. Вельтиарх монтирует обвинительную запись из материалов мониторинга. Убийца сейчас в шестом транспортном блоке, собирается покинуть станцию. Надо срочно брать.

– Позволь мне, Мастер! – вскинулся молодой дракон.

– Хорошо, – кивнул Илар. – Только надень доспехи, он опасен.

Ф’Рет с нетерпением ожидал своей очереди к гиперпорталу, желая покинуть орденскую станцию как можно быстрее. Он получил величайшее наслаждение, наблюдая за агонией надменной суки, всегда относившейся к небольшому черному дракону с нескрываемым презрением. А он взирал на красавицу издалека с вожделением, не решаясь даже подойди, и только сжимал зубы от ее постоянных насмешек.

Ничего, он отплатил за свое унижение! Хоть ареал-вождь и приказал убрать бывшую помощницу за пределами станции, Ф’Рет не смог удержаться, увидев Р’Сану в коридоре. Тем более что вокруг не было ни души. Кто знает, сколько эта сука просидела бы на станции? Она ведь прекрасно понимала, что живой ее из команды не отпустят. Потому вполне могла попросить защиты у ордена, а этого допускать никак нельзя, слишком много она знала. Уж паскудный Командор не преминул бы воспользоваться выбитыми из девчонки знаниями. Нет, Ф’Рет правильно поступил, убрав обнаглевшую тварь здесь. Р’Гон будет доволен.

Вдруг в выходном зале что-то изменилось. Воронка гиперперехода исчезла, свет сделался режущим глаза. Ф’Рет заморгал и не понял, что все драконы вокруг внезапно раздались в стороны, а его окружили закованные в доспехи легионеры ордена. Впереди стоял сжимающий в руках плазмер молодой зеленый дракон. Его глаза так и полыхали ненавистью. И горем.

– Вы арестованы по обвинению в убийстве, Ф’Рет Тевер, – мрачно сказал он.

Убийца дернулся, оглянулся и в тот же момент понял, что сопротивляться бесполезно. Его окружили больше двадцати легионеров-драконов, а он не справится и с одним. Проклятье! Никто же не видел! Как они узнали? И что ему теперь делать? Ареал-вождь провала не простит… Он все-таки попытался рвануться в сторону, но зеленый дракон сделал подсечку, и Ф’Рет рухнул на пол. Легионеры навалились на него и сковали по рукам и ногам. Даже хвост оказался притянут к телу пластилитовым обручем. Еще несколько минут – и убийца оказался в тесной камере. Он забился в угол и завыл от отчаяния.

Р’Гон Арнес просматривал какие-то документы на терминале, когда стена слева от него засветилась, превратившись в голоэкран. Оттуда на него глянул Командор.

– Здравствуйте, ареал-вождь! – резко кивнул он. – У нас на станции чрезвычайное происшествие.

– Здравствуйте! – встал на ноги Р’Гон. – Что случилось?

– Убийство, совершенное одним из драконов вашего ареала.

Ареал-вождь выругался сквозь зубы. Приказал ведь всем вести себя на станциях ордена вежливо и корректно, не обращая внимания на оскорбления! Как мстят аарн за своих, он прекрасно знал и не сумел удержаться от дрожи. Придется соглашаться на любые условия, чтобы загладить инцидент…

– Неким Ф’Ретом Тевером убита ваша помощница Р’Сана Вартис, – продолжил Командор. – Убита отравленной стрелкой, выпущенной убийцей из духовой трубки. Он не учел, что все происходящее на станции записывается. Естественно, было записано и его преступление. Мы смонтировали обвинительные видеоматериалы и передали их в общественные инфосети Драголанда.

Р’Гон едва не взвыл от этого известия. Ну почему всякий идиот стремится проявить самостоятельность? Ведь ясно сказал: убрать только дома, когда девчонка покинет территорию ордена! Какого же хвоста этот дебил убил ее на станции?! И мало того, что его поймали, так аарн еще и передали информацию об убийстве в общественные инфосети.

Ареал-вождь хорошо представлял, какой взрыв негодования вызовет в Драголанде циничное убийство красивой юной драконочки. А если Ф’Рет проговорится? Что тогда? Нет, не зря говорят: «Хочешь что-нибудь сделать хорошо – делай сам!». Теперь нужно каким-то образом убрать дурака до общественного суда. А суд обязательно будет, драконы трех ареалов потребуют его. Как же Р’Гону надоела эта дикая, стайная демократия! Скорее бы добиться абсолютной власти.

Он поднял взгляд на экран. Командор с иронией смотрел на синего дракона, который едва сдерживал себя от вспышки ярости. Р’Гон с ненавистью взглянул на него. Все ведь эта сволочь понимает! Шум поднимать не хочет? Или что? Поди разберись в мотивах мага. Знает, наверное, что никто не поверит, если он обвинит ареал-вождя. Но сомнения возникнут, и у многих, чего совсем не хотелось.

– Вы передадите убийцу в наши руки? – осторожно спросил Р’Гон.

– Да, – кивнул Командор. – Наказывать его – не наше дело. Ваши органы правопорядка вполне справляются со своей работой. Тем более что доказывать ничего не нужно, все доказательства на руках. В том числе, и признание самого Ф’Рета Тевера. Он, правда, говорил что-то о вашем приказе, но мы ему, естественно, не поверили.

Маг довольно гнусно ухмылялся. Р’Гон скрипнул зубами. Не поверили, значит? Ну да, как же! В руках ордена появилась возможность оказывать на него давление, и он это хорошо понимал. Пусть небольшая возможность, но все-таки.

– А в записи это тоже есть?

– Что вы! – вскинул брови Командор. – Нет, конечно. Записывать подобную чушь было бы непростительной глупостью.

Они смотрели в глаза друг другу, и прекрасно понимали один другого. Р’Гон уверился, что орден оставил себе полную запись. Да, ее нетрудно объявить подделкой, но шум все равно поднимется изрядный, а этого ареал-вождю совсем даже не нужно. И так он едва держится. Запись вполне может спровоцировать ритуальный вызов на Арену во время Совета Ареалов. Р’Гон не питал иллюзий – против хорошего бойца не он продержится и двух минут. Бой – не его стихия. Он предпочитал работать головой.

Быстро обговорив с ареал-вождем процедуру передачи убийцы в руки драголандского правосудия, Командор отключился.

– Зачем тебе понадобилась эта грязная игра? – мрачно спросил его Т’Сад.

– Грязная, – согласился Илар. – Очень грязная. Но свалить Р’Гона мы сейчас не в состоянии, и ты это знаешь ничуть не хуже меня. Он легко докажет, что запись фальшива, и даже то небольшое взаимопонимание, которое мы сумели наладить с твоими сородичами, обрушится. Нам это сейчас нужно?

– Не нужно… – тяжело вздохнул дварх-адмирал. – Но гнусно это, честное слово. Да и мальчика мне жаль. Не знаю, что с ним будет, если девочка умрет. После случившегося Р’Сана вполне сможет стать одной из нас. Мальчик совершил чудо.

– Любовь совершила чудо, дружище, – мечтательно улыбнулся Командор. – Любовь. Помнишь, Тина рассказывала, каким стал ее бывший муж из-за любви?

– Помню, – кивнул черный дракон. – Любовь действительно способна на многое. Но мне все равно жаль Г’Рана. Он сейчас совсем никакой. От Целителей не отходит, сидит над ти-анх и молится.

– Надеюсь, сумеют спасти, – вздохнул Илар. – Не знал, что существуют яды, так действующие на драконов.

– Я тоже не знал, – раздраженно махнул рукой Т’Сад. – И что за сволочи занимаются разработкой подобной дряни? Что им все неймется?

– А то ты не понимаешь… – проворчал Командор. – Пашу есть пашу. Ладно, займемся делом. Вельтиарх, что там по переговорам с элганами?

– Они были потрясены встречей с нами, – довольно ответил дварх. – До сих пор не верили, что существуют подобные им формы полевой разумной жизни, но умеющие и знающие больше их. Мы сумели втолковать элганам, что среди биологических форм тоже существуют разные народы, и один не несет ответственности за действия другого. Похоже, поняли. Да и то, что на них никто специально не нападал, тоже сообразили. С ними сейчас около двадцати наших, пытаемся наладить более плотное сотрудничество. Судя по всему, война окончена, они больше не полезут и согласны принять извинения драконов. Но просят предупредить остальные народы обитаемой галактики о том, чего делать не следует, если те не хотят возобновления конфликта.

– Хоть здесь все получилось, – облегченно вздохнул Илар.

– Тревога! – вдруг вспыхнул алым цветом эмообраз Вельтиарха. – Мастер, война!

– Что?! – вскочил на ноги Командор. – С кем?

– С Аствэ Ин Раг. Там такое…

Илар с Т’Садом молча слушали доклад о произошедшем в святой иерархии. Человек медленно бледнел, а черный дракон серел. Оба прекрасно понимали, что все это значит, и к какой страшной катастрофе может привести. Когда дварх замолчал, они обалдело уставились друг на друга.

– Создатель Святой! – выдохнул дварх-адмирал. – Это же…

– Это чудовище, перед которым Повелитель Боли показался бы слепым котенком, – закончил за него маг. – Что за идиоты?! Хоть бы немного думали о том, с какими силами играют! Тина молодец, если бы она не рискнула, мы бы столкнулись с чудовищем после его вхождения в полную силу. А так можем успеть остановить. Надеюсь, успеем.

– Постараемся, – кивнул черный дракон. – Я поднимаю по тревоге флоты и легионы, Мастер. Нам тоже следует отправляться туда. Пойдем на форсаже.

– Поднимай, – резко кивнул Илар. – Я только предупрежу ареал-вождей, невежливо уходить без предупреждения.

– Согласен, – щелкнул зубами Т’Сад. – Здешние дела ребятишки вполне могут закончить и без нас. Тот же Рен справится, толковый мальчик, давно пора легион ему в руки передавать, Стер уже который год в отставку просится. А потом прямой путь Рену в адмиралы.

– Я ему скажу, – вздохнул Командор. – Тебе не кажется, что в последнее время неприятности на нас сыпятся, как из мешка?

– Кажется, – скривился черный дракон. – Очень даже кажется. Но от нас здесь ничего не зависит.

– Как знать… – задумчиво протянул Илар, опускаясь в кресло. – Как знать…

В глазах великого мага горела решимость, и даже ненависть. Снова инферно. Снова разумные обрекают самих себя на гибель – ради власти. Почему? Почему они настолько глупы? Зачем им эта власть? Как бы ни хотелось остаться гуманным, но на сей раз нельзя. Эту заразу следует уничтожить в зародыше, выжечь до основания, не давая ей даже шанса на возрождение. Он неслышно помолился, надеясь, что Создатель подскажет выход. Никакой иной надежды не осталось. Впереди ждала война.

* * *

– Зера! – повернулся к девушке встрепанный Варди, глаза юного хакера горели азартом. – Есть первое включение! Биокомп сигнализирует, что готов к принятию дварха.

– Отлично! – улыбнулась лор-капитан. – Значит, приемо-передающий комплекс выращен?

– Ага. И не один. Не знаю, кто там программировал этот ваш биокомп, но программер был гениальный. Снимаю шляпу! Все предусмотрел! Пока кокон рос, компу удалось найти три выхода в канализацию, и он на всякий случай вырастил три дублирующих комплекса связи. Здание корпорации полностью опутано сканирующими нитями.

– Керсиарх, – подняла глаза к потолку Зера, – ты готов, морда ехидная?

– А то! – довольно отозвался сверху дварх. – Только не морда ехидная, а умница наша! Вот.

– Умница ты наша, – умилилась девушка, но не выдержала и прыснула. – Да ну тебя! Хватит шуточки шутить, дело есть.

– Да я чо, я ж ничо, – хихикнул Керсиарх. – Я ж всегда готов. Ты только свистни, и ать-два левой. Сейчас гляну, что там за приемные устройства. Надеюсь, инфоканал достаточно широк, не хотелось бы делить себя на потоки. Ничего приятного в этом нет, приходилось мне как-то…

Дварх замолчал. Стен слушал этот диалог и тихонько посмеивался про себя, продолжая удивляться неуемному ехидству бестелесных существ. Они, похоже, все сводили к пошловатым шуточкам. Но и умели невероятно много, за что можно было простить и шуточки. В последнее время, осознав, что Стен его не понимает и обижается, дварх оставил бывшего полицейского в покое, за что тот не раз благодарил Благих.

Рост биокомпа занял куда больше времени, чем предполагалось. Параноидальность людей, проектировавших здание «Ларки Моован», оказалась невероятной. Малейшее изменение режима температуры, давления или влажности включало систему стерилизации, встроенную в стены воздуховодов.

Да что там, каждая комната имела свою собственную систему вентиляции, отделенную от остальной сети воздуховодов плазменными фильтрами, выжигающими даже намек на микроорганизмы, не говоря уже о нитях биокомпа. Там даже эпидемии гриппа возникнуть не могло. Тысячи попыток разрастись не привели ни к чему, фильтры уничтожали почти невидимые поисковые щупы. Пришлось выращивать инфонити основного тела прямо в стенах здания, что заняло немало времени, больше двух недель.

Самое неприятное, что ни Зера, ни Стен все это время не имели ни малейшего понятия, почему биокомп не вышел на связь, и что с ним вообще случилось. Лор-капитан даже начала планировать новое проникновение и внедрение второго кокона, Стен с величайшим трудом отговорил ее.

Когда гиперантенны фрегата уловили поисковый сигнал готового к контакту биокомпа, программисты очень удивились, и только считав лог-файлы, поняли, в чем дело. Неожиданная задержка сыграла Зере на руку – теперь биокомп можно было уничтожить только вместе со всем зданием. Пронырливое детище биотехнологий даже исхитрилось подключиться к нескольким сетям «Ларки Моован» и взять под контроль систему гиперзащиты. Однако на большее биокомп оказался не способен, и теперь ждал внедрения дварха, который сможет сделать остальное.

– Нормальный канал, – удовлетворенно сказал дварх, – прохождение займет три секунды. А потом сниму изнутри защиту и, если понадобится, уйду за несколько миллисекунд через гиперпространство. Скажи ребятам на фрегате, чтобы все время держали большой комп наготове, возможно уходить придется неожиданно.

– Скажу, – кивнула Зера. – Ты там только шуму особого не подымай, а то я тебя, разгильдяя, знаю.

– Да что ты! – довольно мерзко захихикал Керсиарх. – Я же такой тихий, такой послушный…

– Ну да, хоть к ране прикладывай, – скептически приподняла бровь девушка. – А кто переполох на базовой орбитальной станции Телли Стелл устроил? Может, я?

– Сколько можно поминать… – тяжело вздохнул дварх. – Я уже извинялся. Ну, ошибся. С каждым бывает.

– А не специально пошутил?

– Обижаешь!

– Ладно, – махнула рукой Зера. – Я просто к тому, чтобы ты сначала думал, а потом уже делал. Сам знаешь, сколько от тебя зависит. Одна ошибка, и нам Раса живым не вытащить.

– Знаю, – голос Керсиарха стал серьезным. – И понимаю, что тут не до шуток. Сделаю, что смогу, и даже больше. Когда Рас прибывает?

– Тина рассчитывала, что у нас будет больше времени, но ошиблась, – вздохнула лор-капитан. – Ждать еще полгода, как мы хотели, нет никакой возможности. Снафферы не только возобновили свою деятельность, но и значительно расширили ее. Судя по всему, они как-то связаны со святой иерархией. Каждый упущенный нами день стоит жизни нескольким сотням людей. Потому подготовку Раса завершают ударными темпами. Думаю, еще месяц-полтора, и он будет здесь. Преобразование по последней технологии парень прошел, сейчас стажируется у Рху-Жургуу.

– А это кто такой? – приподнял бови Стен.

– Арахн, директор Аарн Сарт Банка, лучший из финансистов ордена. Он, например, недавно развлекался игрой на курсах акций, и за неделю выиграл около ста триллионов кредитов, вызвав на основных биржах галактики панику.

– Ничего себе… – вытянулось лицо бывшего полицейского. – Силен паучок…

– Не то слово, – согласилась Зера. – Схема вообще разработана очень интересная, сейчас Рху крутит деньги Томорроя, поставив дело так, как будто это делает Рас. Некоторые следы остаются, но их оставляют специально, чтобы заинтересовать противника. Судя по всему, финансовая служба Тогоро очень даже заинтересовалась. Несколько раз их люди выходили на места предполагаемых укрытий Раса, но его, понятно, не поймали. Однако все выглядело так, будто он ушел в последний момент.

– Рискованную игру вы затеяли… – вздохнул Стен. – Очень рискованную. А что, если этот Тогоро не пожелает выслушать парня, а прикажет сразу убрать его?

– Потому мы и должны контролировать в укрытии Тогоро буквально все. Возможно, Керсиарху удастся узнать достаточно, чтобы отказаться от внедрения, но я очень в этом сомневаюсь. Самые важные документы в «Ларки Моован» инфосетям, даже полностью изолированным, не доверяют и держат в единственном экземпляре в дарлитовом сейфе, оборудованном дзарт-защитой.

– Ничего себе! – изумился бывший полицейский. – Да один этот сейф на несколько миллиардов кредитов тянет!

– Находящееся в нем куда дороже, – скривилась Зера. – Там информация о том, кого и как контролируют снафферы. А самое главное – кто и как контролирует их самих. Все знает только сам Тогоро, а он не выходит из защищенных покоев, куда биокомп пробиться не сумел. Термопластовые стены с дарлитовым покрытием! Как тебе?

Стен только головой покачал. Да уж, на собственную безопасность Витарио Тогоро денег не жалел. Узнать бы хоть, кто он вообще такой. А то известно только имя и сам факт его существования. Больше ничего. Ровным счетом ничего. Призрак какой-то, а не человек. Он появился в столице Моована около тридцати лет назад и занялся самой обычной мелкооптовой торговлей, не привлекая ничьего внимания. Каким-то образом за несколько лет подмял под себя несколько преступных группировок и начал искать нишу для обогащения. Нашел. Никому до него в голову не приходило, что можно нажить большой капитал на кровавых развлечениях извращенцев.

К сожалению, о дальнейшем пути Витарио Тогоро никакой достоверной информации не было. Даже его портрета найти не удалось, буквально все упоминания о нем кто-то стер из баз данных Моована. Впрочем, чему удивляться – щупальца снафферской организации проникли во все уголки сначала страны, а затем и галактики. Однако за пределами Моована Тогоро занимался только легальными делами, оставив основную базу на родине.

С каждым днем информация, полученная от Томорроя, расширялась, почти каждый важный чиновник столичной или региональной администрации оказался на кормлении у палачей и всеми силами покрывал их. Да, так развернуться нелюди могли только при демократии, при ином общественном устройстве их бы быстро осадили. Попробовали бы они устроить базу в Кэ-Эль-Энах, великий князь при одном намеке на подобное вырезал бы их под корень.

Тревожило еще одно обстоятельство. Стен прекрасно понимал, что после разоблачения организации Тогоро на Мооване начнется что-то страшное. Как бы не революция. Но лучше так, чем позволять палачам беспрепятственно издеваться над невинными. Потому он и готовил свою сеть, понимая, что после падения снафферов все властные структуры в стране окажутся разрушенными. Власть придется брать жестко или прольется слишком много крови.

Зера обещала поддержку, а что такое легионеры ордена, бывший полицейский знал не понаслышке. Однако сам становиться у власти не хотел. Его дело – подготовить людей, а дальше пусть сами разбираются. Все равно изменить Моован не получится. Пусть станет хотя бы обычным демократическим государством, без влияния зверей, подобных Тогоро. Но до этого далеко. Или нет? Благие только знают, наверное.

– Ну все, ребята, я пошел, – отвлек Стена голос Керсиарха. – Как говорится, с богом!

– Ни пуха, ни пера! – улыбнулась Зера.

– К Проклятому! – рявкнул дварх. – Под хвост! Всех скопом!

Он замолчал. Остальные уставились в монитор, надеясь уловить момент перехода. Но не успели, что-то мигнуло, и Керсиарх скользнул в память замаскированного биокомпа, подчиняя его себе.

Дварх мгновенно раскинул поисковые ментальные щупальца, сканируя изнутри здание «Ларки Моован». Да… Ребята правы, здесь окопались параноики. Такого уровня защиты Керсиарх не встречал за все три с половиной тысячи лет жизни. Не связанных между собой физически инфосетей имелось около полусотни, и из них в глобальную инфосеть выходили только четыре. Остальные обслуживали саму корпорацию и имели жесткие ограничения доступа. Какой-то кошмар.

О структуре главных серверов и говорить не стоило, жуть, иное слово и подобрать трудно. Сотни и сотни виртуальных компов, меняющихся между собой по какому-то случайному алгоритму. Керсиарх только хмыкал про себя, исследуя все эти измышления извращенного разума. Одновременно он был доволен, задача попалась весьма и весьма интересная, справиться с такой сетью будет нелегко, зато весело. Да и пошутить немного можно.

Тихо хихикая про себя, дварх подсадил несколько вирусов собственного изготовления во внешние инфосети корпорации и принялся наблюдать за поднявшейся паникой. Да, излишний исходящий траффик здешние администраторы отловили сразу, но понять, откуда идет этот трафик, не смогли. Да и неудивительно, программные продукты двархов настолько отличались от всего привычного, что понять их работу люди были неспособны в принципе. Если, конечно, двархи не обучали их сами. А обучали бестелесные только аарн. Однако администраторы сетей «Ларки Моован» не растерялись, они без лишних разговоров физически отключили зараженные сервера от сети и начали внутреннее расследование, пытаясь понять, кто виновен в проникновении вируса.

Воспользовавшись начавшейся суматохой, Керсиарх взял под контроль все четыре внешние сети, изменив ядра операционных систем не только в памяти компов, но и во всех резервных копиях на основных файловых серверах. Он сделал это всего лишь за две секунды, подключив к задаче биокомп.

Еще интереснее! Откровенно говоря, программисты, писавшие операционную систему для «Ларки Моован», невероятно талантливы. И существовала эта операционная система в единственном экземпляре, использовали ее только здесь, и форматы данных оказались полностью несовместмы с общепринятыми. Зато и хакеров можно было не опасаться, они ничего не поймут.

Отследив физическое размещение компьютеров внутренних сетей, Керсиарх дал биокомпу задание добраться до них, вырастив в стенах новые щупы. Особенно интересной являлась совсем маленькая, всего лишь из десятка рабочих станций и мощного сервера, сеть в покоях Тогоро. Но до нее добраться, похоже, не получится. Пластилитовые стены и отдельная гиперзащита. Хотя, может, и найдется какая трещина, достаточно ведь микронной толщины щупа, и он возьмет сеть под контроль.

Не существовало в галактике компьютерной сети, с которой самый молодой из двархов не сумел бы сделать всего, чего ему хотелось. Керсиарх внутренне улыбался и одновременно собирал информацию, которая потоком отправлялась через приемо-передающие каналы биокомпа на фрегат, а оттуда – в главные биоцентры Аарн Сарт для анализа. Жаль, что добраться до внутренних покоев нельзя. Очень жаль. Дварх разочарованно порылся в памяти доступных компьютеров, но почти ничего интересного там не нашлось. Придется ждать. Дело знакомое, но скучное. Впрочем, можно немного поразвлечься, поиграв на нервах местных спецов…

Следующие несколько дней превратились для сетевых администраторов «Ларки Моован» в тихий кошмар. Поток мелких поломок, вирусов, сбоев не давал им спать. Многие сидели на работе по нескольку суток, зная, что начальство не простит, если инфосети перестанут работать. Однако ничего сделать не могли, сбои прекратились сами по себе через три дня, и никто не понимал, в чем дело. С какой стати надежные до сих пор системы несколько дней вели себя как капризные дети? Почему восстановились? Взбесились компы, что ли?

Старший администратор вообще выглядел похожим на труп и уже не мог кричать, только тихо сипел, сорвав голос. Когда стало понятно, что сеть работает, как положено, бедняга забился под стол в своем кабинете и там уснул.

Если откровенно, Керсиарху просто стало жалко сетевиков, и он прекратил издеваться над ними. Все равно ведь не поймут, что виноват дварх, они ведь не знают о существовании бестелесных существ, чувствующих себя в компьютерных сетях, как рыба в воде. Тем более что программисты и администраторы сетей не имели понятия, на кого работают. Да, незнание закона не освобождает от ответственности, но такие люди не столь виновны, как те, кто ведает, что творит.

Несколько местных программистов очень понравились Керсиарху, редкостно талантливые ребятишки, он бы с удовольствием подучил их, на лету все схватывают. Полностью увлечены своим делом, и не видят ничего вокруг. Если бы они не работали на Тогоро… Жаль, коли пострадают. Надо будет перед атакой предупредить, чтобы бежали отсюда куда подальше. Может, и выживут.

День шел за днем, проникнуть во внутренние покои биокомп так и не смог, ни единой трещины в пластилитовых стенах не нашлось. Наверное, свою роль сыграло дарлитовое покрытие. Зера вздыхала, понимая, что без внедрения не обойтись. Если бы проклятый Тогоро хоть раз вышел за пределы защищенных комнат, дварх считал бы его. Но он не выходил, и, похоже, уже не один год. Странно, если разобраться. Очень и очень странно.

Счастье, что Расу не придется долго оставаться здесь. Достаточно одной встречи с Витарио Тогоро, и можно начинать зачистку. Одновременно, конечно, с публикацией информации о снафферах на всех важных информационных серверах обитаемой галактики. Пусть люди знают, что творилось на благополучном внешне Мооване. Возможно, хоть кто-нибудь задумается.

Но даже не имея всего нужного, информации получили немало. Пусть косвенной, но аналитики ордена хорошо умели работать с обрывками данных, сводя их в единое целое. Уже многие региональные центры организации Витарио Тогоро были взяты под тайный контроль. Особенно – находящиеся за пределами Моована. Подготовку к внедрению почти завершили, теперь дело только за Расом.

Времени терять не стоило, снафферы активно принялись за дело, и на всех трех планетах Моована в полицию поступали тысячи заявлений родственников о пропавших без вести молодых людях обоего пола. Как обычно, никого из них не нашли.

Зера бесилась, понимая, что сейчас несчастные ребята и девчонки умирают страшной смертью. Но рушить запланированную операцию все же не решилась. Вскоре к планете должны подойти несколько дварх-крейсеров с тремя легионами. На одном из этих кораблей прибудет и Рас Тонго, почти закончивший стажировку у оперативников «Бешеных Кошек». Но девушка все равно чувствовала себя последней сволочью. Какое дело умирающим в руках палачей до операций ордена? Они просто хотят жить…

– Я тебя понимаю, – пытался успокоить ее Стен. – Но мы не имеем права сорвать все! Куда больше людей погибнет!

– А ты это ребятам, которых сейчас заживо на куски режут, скажи… – мрачно отвечала Зера и замыкалась в себе, вспоминая собственное прошлое.

Резкий сигнал инфора поднял молодую пару с постели. Стен ошеломленно протирал глаза, не понимая, что могло случиться. Обычно ночами их не беспокоили, справляясь с неприятностями своими силами. Должно было произойти что-то совсем уж несуразное, чтобы капитан фрегата потревожил оперативников посреди ночи.

– Что случилось? – резко спросила Зера, глядя на показавшегося на экране высокого, круглоглазого тиумца.

– Война, – ответил он.

– С кем?

– С твоей родиной.

– Это что же в святой иерархии утворили такое, что наши войну начали? – изумилась девушка.

– Да уж утворили… – вздохнул капитан. – Такое утворили, что… Мы представить себе не могли, что они способны на что-нибудь в этом роде. Они на грани создания твари, которая может стать сильнее Повелителя Боли раз в триста.

– Святой Благословенный! – вскочила на ноги Зера. – Да как же это?!

Пока тиумец рассказывал, она молча стояла, одновременно получая дополнительную информацию через вживленный биокомп. Ситуация складывалась настолько страшная, что мало кто в ордене представить себе мог. Если даже Мастер справился с Повелителем Боли с таким трудом, то что делать с тем, кто сильнее почти в триста раз? Да, попытка уничтожить белесых святоучителей до объединения – единственный выход. Хотя что-нибудь изменить в порядках и обычаях святой иерархии вряд ли получится. Зера хорошо помнила свою родину и не питала никаких иллюзий по ее поводу.

– Но что делать нам? – спросила девушка.

– Я связывался с Тиной, она приказала сидеть на месте и не рыпаться. Сначала нужно покончить с белесыми, снафферы рядом с ними – дети малые. Если святоучители объединятся, в галактике такое подымется, что…

– Не дура, понимаю, – проворчала Зера. – Значит, операция откладывается. Жаль, конечно, но Тина права.

Стен слушал разговор Аарн и ровным счетом ничего не понимал. Кроме одного. Орден с какой-то стати начал войну с Аствэ Ин Раг, и из-за этого внедрение Раса Тонго откладывается. Неприятно. Понял он, в чем дело, только после того, как Зера подробно разъяснила, что такое инферно и чем оно опасно. Но опять же не слишком поверил в мистические заморочки, с детства считая все это выдумками.

К святой иерархии бывший полицейский не испытывал никаких добрых чувств, давно пора было этим сволочам урок преподать. Если честно, то Стен не понимал, как столь кошмарное государство могло существовать. Он снова вспомнил рассказ Зеры о прошлом, и вздрогнул. То, что с ней творили с самого детства, в голове не укладывалось. До сих пор в глазах девушки при воспоминании о бывшем доме появлялся ужас. Оставалось только прижимать ее к себе и шептать на ухо ласковые слова. Нескоро она успокаивалась. Так что война справедлива, зверей нужно наказывать. Всегда и всюду, без каких-либо исключений.

* * *

День обещал быть длинным и скучным. Предстоял прием послов Аствэ Ин Раг с очередными претензиями по поводу арестов и высылки их миссионеров. Раван довольно улыбнулся – ни к чему их протесты не приведут, на сей раз миссионеры учудили совсем уж дикую вещь. Они привезли с собой рабынь и попытались во время проповеди на одной из площадей столицы отдать этих рабынь желающим, устроив свальную оргию.

Благо, полиция внимательно наблюдала за сборищем фанатиков, и успела остановить непотребство. Обидно только, что желающих изнасиловать и без того несчастных девочек нашлось среди зрителей немало. Люди… Всего лишь люди.

Великий князь поморщился. Одно хорошо – благодаря нарушению миссионерами закона полиция конфисковала у них рабынь. Раван тайно распорядился поместить обрадованных до безумия девушек в государственный пансионат, где их научат, как жить свободными.

Конечно, вспомоществование бедняжкам придется еще несколько лет платить. Да пес с ними, с деньгами, хоть кому-то смог помочь, и то дело. Великий князь ненавидел рабство всей душой с самого детства. Даже сам не понимал, почему, но ненавидел. Таким уж воспитал его отец. И он прекрасно знал, что за всеми работорговцами галактики, за большинством пиратов, нападающих на небольшие колонии и увозящих в неизвестность молодых и крепких людей, стоят фанатики из Аствэ Ин Раг. К сожалению, выслушать злобные вопли послов все же придется. Хотя очень хотелось выслать их за компанию с миссионерами. До зубной боли хотелось.

– Ваше величество! – прервал его размышления шут, ворвавшийся в покои. – Новости!

Ворваться в спальню великого князя Харни мог только в одном случае. В случае войны. На княжество напали? Раван вопросительно приподнял брови.

– Орден начал войну с Аствэ Ин Раг! – выпалил шут. – Полномасштабную войну, не разовую акцию! Десятки атакующих флотов со всех сторон идут на святую иерархию! Только что объявили по главным инфоканалам галактики. Скоро Командор будет делать заявление! Включайте инфор, ваше величество!

– Так-так-так… – забарабанил пальцами по столу Раван. – Очень интересно! Просто очень! Знаешь, нам эта война весьма кстати. Хоть кто-нибудь этих сволочных фанатиков к порядку призовет. Сил уже нет терпеть их выходки.

– Так может, присоединимся? – состроил хитрую мордочку шут. – Раз оно так кстати.

– Все может быть, – ухмыльнулся великий князь. – Посмотрим на развитие событий.

Он быстро включил инфор, и очень вовремя. На экране как раз появилось худое лицо Илара ран Дара. Командор мрачно смотрел на зрителей и кусал губы. В таком состоянии Равану видеть его еще не доводилось. Случилось действительно что-то страшное, раз великий маг настолько взволнован.

– Дамы и господа! – заговорил Командор. – Вы все, наверное, слышали, что орден Аарн объявил войну святой иерархии Аствэ Ин Раг, и хотите знать причины этой войны. Я посчитал необходимым уведомить вас о них. Произошедшее в Аствэ Ин Раг затрагивает интересы всей обитаемой галактики. Недавно нашей разведке удалось внедрить нескольких агентов в высшие властные структуры этой страны. Добытая ими информация буквально ошеломила нас. Мы почти опоздали. Еще несколько дней – и в Аствэ Ин Раг были бы искуственно созданы великие маги, справиться с каждым из которых смог бы разве что я сам. Причем, маги абсолютно безумные. Вы можете мне не верить, но я говорю правду. Пока они не вошли в полную силу, их можно остановить. И мы их остановим. Многим и многим из вас святая иерархия доставила немало неприятностей, и вы прекрасно знаете, чего ждать от фанатиков. А теперь попытайтесь представить себе великих магов, являющихся религиозными фанатиками…

Великий князь представил, и ему стало страшно. Не дай Благие такого кошмара. Если Командор не лжет, то остановить безумцев необходимо любой ценой. Оказаться под их властью? Врагу такого не пожелаешь. Раван лучше многих знал о творящемся в мирах Аствэ Ин Раг, и его передернуло. Но одновременно великого князя заинтересовала технология искусственного производства великих магов. Очень любопытно. Он бы с удовольствием получил подобную технологию в свои руки. С огромным удовольствием.

– Потому, дамы и господа, – продолжил Илар ран Дар, – мы начали эту войну. Обычно мы не начинаем войн первыми, вы все это знаете, но сейчас иной случай. Если кто-нибудь из вас захочет присоединиться к нам, мы с благодарностью примем помощь. У меня все.

Маг поклонился и исчез с экрана. Однако на его заявлении новости не закончились. Начались выступления представителей многих государств обитаемой галактики. Император Сторна брызгал слюной в ярости и вопил: «Руки прочь от Аствэ Ин Раг!» Да, Джавад в своем репертуаре. Раван только головой покачал.

Но страны, находившиеся по соседству со святой иерархией, смотрели на ситуацию с несколько иной точки зрения. Им донельзя надоели устраиваемые фанатиками заговоры в попытках насадить свою кошмарную религию. Кроуха-Лхан и Тиум решительно заявили о своем участии в войне на стороне ордена, выделив по нескольку корпусов механизированной пехоты и шесть полков боевых роботов.

Трирроун хранил молчание, что было совсем не удивительно при творящемся там в последнее время беспорядке. Король Парга мычал что-то невнятное и явно хотел, чтобы его оставили в покое. Ринканг, Лавиэн и Телли Стелл глухо бормотали, что прямая агрессия – это уже слишком, и лучше решать все вопросы полюбовно, договариваясь. Что лучше торговать, а не воевать. Сообщество Т’Он, как всегда, попыталось пропагандировать свой образ жизни, но от участия в войне отказалось.

Раван посмеивался над поднявшейся суматохой, понимая, что вскоре придется выступить самому. Но он пока не определился со своей позицией. Однако все больше склонялся к тому, чтобы присоединиться к коалиции Аарн, Кроуха-Лхан и Тиума. Слишком вольготно в последние двадцать лет стали чувствовать себя в княжестве фанатики. Надо бы поумерить их аппетиты. Есть там эти искуственные маги, или нет, а грех не воспользоваться ситуацией себе на пользу.

– Здравствуй, па! – загорелся на стене голоэкран, с которого на великого князя посмотрела Лиэнни. – Привет, Харни!

– Так и думал, что ты со мной свяжешься, – хмыкнул Раван, шут молча поклонился ее высочеству. – Что за странная история с искуственными магами?

– Дело куда хуже, – скривилась княжна. – Маги – это версия для общественности, на самом деле – там на грани возникновения инфернальная тварь демонической мощи. Если не успеем остановить, то ни вы, ни мы не уцелеем. Мастер справился с одной такой недавно. Едва-едва справился! А эта будет сильнее в сотни раз. Что фыркаешь? Не веришь? Ладно. Посмотри, что творилось на планете, где властвовала инфернальная тварь.

Она горько усмехнулась и показала отцу записи с Инторега, затерянной планеты эльфов. С каждым мгновением глаза великого князя расширялись и расширялись. Подобного кошмара он себе представить не мог. Тем более что пострадали эльфы… Древние, перворожденные мудрецы превратились в чудовищ и палачей? Жуть какая-то. Однако Его величество понимал, что дочь не лжет.

– Ты хочешь, чтобы в княжестве творилось такое? – мрачно спросила Лиэнни.

– Нет, конечно, – ответил Раван, задумчиво потирая пальцем переносицу. – Если подобные твари существуют, их нужно уничтожать без всякой жалости.

– Лучше не допускать их появления.

– Как?

– Они питаются болью и горем, – ответила Лиэнни. – Чем больше в каком-нибудь мире боли и горя, тем больше там инферно, и тем больше вероятность возникновения нового Повелителя Боли.

– Понятно… – вздохнул великий князь.

– Потому мы и не можем позволить себе убивать много. Ты, наверное, не раз удивлялся, почему наши легионеры стараются обходиться без убийств. Почему часто идут в бой с одними парализаторами в руках и несут из-за этого огромные потери. Теперь ты знаешь причину. Иначе мы получим то же самое инферно, которое пытаемся остановить. А твари все равно, откуда оно взялось, она просто хочет жрать.

– Ясно, – вздохнул Раван. – Но это разговор долгий. Слишком много новых для меня концепций, чтобы я мог сразу поверить.

– Согласна. Но с тобой хочет поговорить Командор.

– Да? – вздернулись вверх брови великого князя. – Буду рад.

Лиэнни кивнула, прощаясь, и вместо нее на экране появилось лицо Илара ран Дара.

– Здравствуйте, Ваше величество! – поклонился великий маг. – Жаль, что я не имею возможности посетить вас лично, но вы сами понимаете причину. Война.

– Рад приветствовать, господин Командор! – встал на ноги Раван. – Насколько я понимаю, я первый из правителей, кого вы удостаиваете личным разговором?

– Почему же? – иронично улыбнулся Илар ран Дар. – В прошлом такие случаи бывали. Хотя в основном я выставлял ультиматумы. Но наступило иное время, а значит, нужно вести себя по-иному. Лиэнни многое мне про вас рассказывала. Это, конечно, не по протоколу, но вы мне нравитесь, Ваше величество. Как правитель и как человек.

– Даже так? – удивился великий князь. – Но я же казнил людей тысячами, а по вашей идеологии такое поведение недопустимо.

– Да, недопустимо, но иногда просто нет иного выхода, если правитель хочет сохранить государство. В далеком прошлом я сам был императором и прекрасно вас понимаю.

Любопытный факт. Непонятно только, императором какой империи был маг. Раван хорошо знал историю последних десяти тысяч лет и не мог припомнить ничего подобного. Разве что древняя легенда права, и Илар ран Дар – действительно Темный Мастер. Вполне возможно, от этого человека можно ожидать чего угодно. Даже этого. Но Темный Мастер исчез, и его гигантская империя распалась за каких-то двадцать лет. Недопустимое поведение для правителя, имеющего хоть какое-то чувство ответственности перед людьми. Впрочем, судить, как там было дело, не зная всего в точности, Раван права не имел, и знал это.

– Так чем же я вам нравлюсь? – не удержался великий князь, понимая, что нужно говорить о войне и возможном союзе, но не смог сдержать любопытство.

– До того, как вы начали действовать решительно, я относился к вам, как к обычному правителю, – ответил Командор. – Но с момента прихода в орден Лиэнни и ее рассказов о вас я принялся внимательно следить за происходящим в княжестве. Тем более что вы взялись жесткой рукой наводить порядок и ограничивать в правах аристократию, приведшую Кэ-Эль-Энах на грань финансового краха. Вы подняли экономику, создали прекрасно работающую и преданную лично вам полицию, защитили граждан страны от произвола светлых князей. Я уже не говорю о науке и колонизации почти ста пятидесяти планет. До вас княжество было нищим, с каждым годом все больше и больше разоряющимся государством. Сейчас это не так, ваша страна развивается с огромной скоростью, экономически стабильна, люди больше не голодают, каждый, желающий работать, имеет работу, а с ней и кусок хлеба. Вы поддерживаете таланты, строите университеты, даете людям уверенность в завтрашнем дне. Думаю, что если бы Гел Тихани жил в княжестве, он не умирал бы от голода и холода. Ему не пришлось бы уходить к нам, чтобы реализовать свой дар. Знаете ли вы, Ваше величество, что простые люди Кэ-Эль-Энах поголовно влюблены в вас и лютой ненавистью ненавидят старую аристократию?

– Знаю, – довольно улыбнулся великий князь. – Я долго шел к этому, и рад, что у меня получилось.

– Потому в любом серьезном начинании вы можете рассчитывать на помощь ордена Аарн. Мне очень жаль, что правители вашего типа появляются так редко. Потому вы мне и нравитесь.

– Благодарю, – наклонил голову Раван, лихорадочно размышляя.

Если Командор говорит правду, появляется шанс завершить некоторые интересные проекты, на которые просто не хватало денег. Проекты очень и очень многообещающие. Да и помощь легионов ордена оказалась весьма кстати, без них прижать обнаглевшие преступные кланы не получилось бы. А теперь тех просто не стало, аарн действовали на удивление безжалостно, вырезав представителей этих кланов почти поголовно.

Остатки забились по дальним норам и даже носа не рискуют высунуть наружу. В казну поступили триллионы и триллионы кредитов, из-за чего старая аристократия принялась злобно шипеть и требовать себе кусок пирога. Раван показал всем требующим жирный кукиш, использовав неожиданно свалившиеся на него деньги для укрепления армии и флота.

Жаль, что в княжестве так мало месторождений вария, без него ни единого космического корабля не построить. Покупать его в Тиуме великий князь тоже не мог, тамошние дельцы ломили за варий такие деньги, которые он не считал себя вправе потратить. Раван и так только год назад рассчитался с внешними долгами княжества, и не хотел лезть в новую кабалу.

Он возьмет деньги только в одном случае – если орден даст, по своему обыкновению, беспроцентный долгосрочный кредит. Такой кредит, например, Аарн недавно выделили паргианской планете Нахрат, оказавшейся в финансовой яме и полностью разорившейся. Правда, великий князь не понимал, какая тут выгода для самого ордена, тем более что Нахрату передали еще и некоторые крайне интересные биотехнологии, от которых он тоже не отказался бы. Ох, не отказался бы! Служба экономической разведки княжества давно пыталась выяснить хоть что-нибудь, но губернатор Нахрата, лорд Станис ди Таверер, с помощью Веркона хорошо защитил свои заводы от шпионов.

– Но обо всем этом можно поговорить и позже, Ваше величество, – снова заговорил Командор. – Лиэнни просветила вас о причинах войны?

– Просветила, – кивнул великий князь. – Но мне трудно поверить в расказанное ею. Почему об этих инфернальных тварях никто не знает?

– Церковь знает, – усмехнулся маг. – Очень хорошо знает. После разговора с вами, Ваше величество, я собирался связываться с Его Святейшеством.

– Прошу прощения, что вмешиваюсь, – негромко сказал шут, – но Его Святейшество как раз в этот момент говорит с секретарями Его величества и настаивает на немедленной инфоаудиенции.

– Спасибо, Харни. – кивнул Раван и на секунду задумался. – Подключи-ка его к нам, мне интересно, что он скажет об этих самых тварях инферно.

Командор тонко улыбнулся и согласно кивнул головой. Вскоре на вспыхнувшем сбоку большом экране появилось лицо отца Симеона, увидевшего, помимо великого князя, еще и Илара ран Дара. Брови первосвященника удивленно приподнялись.

– Счастлив приветствовать вас, Ваше величество! – поклонился старик. – А также вас, господин Командор.

Раван поздоровался, маг последовал его примеру. После чего Илар ран Дар вопросительно посмотрел на великого князя и тот кивнул.

– Очень хорошо, что вы связались с Его величеством, – начал Командор. – Я как раз рассказывал об истинных причинах войны. Нам с Его величеством очень хочется услышать ваше мнение по этому поводу.

– Я пока не знаю этих причин и не могу ничего сказать, – осторожно ответил отец Симеон.

– На Аствэ Ин Раг готова к воплощению тварь инферно, – криво усмехнулся маг. – Примерно в двести раз сильнее той, с которой Церковь сталкивалась сто тридцать лет назад в Ираталане.

– Вы уверены? – мертвенно побледнел первосвященник.

– К сожалению, – поежился Илар ран Дар. – Я сам меньше полугода назад справился с одной такой, и мне это далось очень тяжело. Если тварь из святой иерархии войдет в полную силу, я даже пытаться не стану ее трогать. Я просто соберу всех аарн, и мы покинем галактику.

– Благие… – простонал отец Симеон. – Но откуда она взялась?!

– Сейчас объясню, – вздохнул Командор. – Недавно нашему легиону разведки удалось внедрить нескольких агентов в среду Ищущих Святость. Буквально вчера дварх-майор Варинх сумела выяснить, что…

Великий князь внимательно наблюдал за внимательно слушающим мага первосвященником, и видел, что тот находится в диком ужасе. Губы старика тряслись, он явно держал себя в руках из последних сил. Значит, Церковь действительно знает о тварях инферно, и они существуют на самом деле. Раз так, то выбора участвовать или не участвовать в войне у княжества попросту нет. Аствэ Ин Раг необходимо разгромить раз и навсегда. Чтобы больше не пытались создавать что-либо, подобное этим белесым святоучителям, носителям инферно.

– Теперь вы понимаете, Ваше Святейшество, – закончил рассказ Командор, – почему мы начали войну. Пока еще мы можем остановить тварь, уничтожив белесых. Но они – угроза не только нам, но и всей остальной галактике. Поэтому мы рады участию в войне Кроуха-Лхан и Тиума. Но мне хотелось бы знать об отношении Церкви к войне с фанатиками.

– Однозначно положительное! – решительно заявил первосвященник. – Даже не зная того, что вы мне только что рассказали, я бы дал вам свое благословение. Фанатики перешли все границы, они пытаются устраивать бунты в каждой стране галактики, смущают умы молодежи вседозволенностью, пропагандируют рабство. Синод постановил начать борьбу с ними месяц назад, и я собирался еще раз посетить Аарн Сарт, чтобы переговорить с вами о сотрудничестве в этом вопросе. Однако не понадобилось. В ближайшее время я выступлю по инфору и объясню нашу позицию правительствам галактики. Уж коли фанатики собрались вызвать тварь инферно, то они однозначно служат Проклятому.

Ни первосвященник, ни великий князь не поняли, почему Илар ран Дар едва не рассмеялся и сдержал себя с великим трудом.

– Сколько раз Церкви доводилось сталкиваться с подобными тварями? – спросил маг. – Насколько я знаю, восемь?

– Девять, господин Командор, – вздохнул отец Симеон. – К сожалению, девять… Последний раз это случилось восемьдесят лет назад. Помните революцию в империи Сторн? Именно такая тварь и явилась ее причиной. Мы остановили ее ценой огромных потерь и с помощью средств, прибегать к которым снова мне не хотелось бы.

– Ах, вот оно что… – скривился Илар ран Дар. – То-то я никак понять не мог, что же там такое произошло. Похоже, это моя вина. Четыреста лет назад я, видимо, не сумел полностью уничтожить Карма, Повелителя Боли, и его отростки укоренились в нескольких мирах. Один из таких почти сожрал планету эльфов, и мне удалось столкнуть его в миры пустоты только с помощью существ Творения. Да и заплатил я за это очень дорого.

– Эльфов?! – расширились глаза первосвященника. – И перворожденные поддались?

– Увы, – грустно покивал маг. – Мне жаль, но это так. Вы представить себе не можете, какой кошмар мы там обнаружили. Сейчас выжившие медленно приходят в себя и лучше их не беспокоить. Меня другое волнует.

– Что?

– Сумеем ли мы справиться с нарождающейся тварью. Белесые крепко держат в руках Синклит, все высшие святоучители которого уверены, что чудовища – ангелы Создателя, пришедшие им на помощь. Пусть мы даже победим и оккупируем Аствэ Ин Раг. Вопрос, а что с ними делать дальше? Церковь возьмется за перевоспитание фанатиков? Мы – вряд ли, не считаю себя способным справиться с такой задачей.

– Не знаю я, что с ними делать… – развел руками первосвященник. – Просто не знаю. Надо будет подумать. А каково ваше мнение, Ваше величество?

– Тоже ничего не могу сказать, – пожал плечами Раван. – Они фанатики, с ними лучше вообще не иметь никакого дела.

– По крайней мере, им необходимо вырвать ядовитые зубы, – сказал Командор.

– С этим полностью согласен, – кивнул великий князь, задумчиво постукивая по столу пальцами. – Потом и только потом настанет время думать неспешно. Остановить их нужно, поэтому Кэ-Эль-Энах тоже вступает в войну. Я готов выделить до двадцати корпусов тяжелой пехоты, два корпуса спецназа космодесанта и сорок полков шагающих роботов. Также могу предоставить коалиции до тысячи большегрузных транспортных кораблей. Боевых флотов у нас нет, но их, насколько я знаю, нет и у фанатиков.

– Нет, – согласился маг. – Однако они начали широко использовать брандеры, уже больше сотни наших крейсеров серьезно пострадали. Жаль, конечно, но мы справимся. Тем более, что вторжением руководят Т’Сад Говах и Син Ро-Арх. Вы знаете, что лучших флотоводцев в галактике не найти. Также наши легионы в данный момент чистят от белесых около сорока планет, но этого явно недостаточно. Думаю, вашим людям, Ваше величество, придется взять на себя миры, прилегающие к Оринскому Гнезду Гвард. С Родителем Гнезда я договорился, гварды пропустят ваши корабли через свою территорию.

– Тогда я прикажу войскам отправляться немедленно, – кивнул Раван и повернулся к шуту. – Харни, позаботься. Пусть наши дорогие генералы пошевелятся и докажут, что не зря едят свой хлеб. А то, как дотации получать, так они первые…

– Будет сделано, Ваше величество, – поклонился шут и быстро вышел из кабинета.

Великий князь не беспокоился, он знал, что если тайный лорд Л’арарда брался за что-нибудь, то дело можно было считать сделанным. Действительно, через несколько часов грузовые корабли, забитые войсками под завязку, один за другим начали подниматься в небо с космодромов десятков планет Кэ-Эль-Энах.

– Для координации действий орден Аарн выделяет вам легион «Дети Света» и двенадцатую линейную эскадру четвертого атакующего флота, – продолжил маг. – Наши корабли будут ждать вас возле границ святой иерархии, неподалеку от планетной системы Дартад. Мы рады, что княжество выступило нашим союзником.

– Церковь благословляет эту войну и придает ей статус священной, – сказал отец Симеон. Командор с великим князем удивленно переглянулись, слишком невероятными показались им эти слова, священных войн с благословения Церкви не случалось в обитаемой галактике несколько тысяч лет. – В течение часа я выступлю и призову остальные страны присоединиться к коалиции.

– Искренне благодарен, Ваше Святейшество, – широко улыбнулся маг. – Откровенно говоря, мы бы воевали, даже если бы дело обстояло наоборот. Но я очень рад, что не мы одни видим опасность в фанатиках и том, что они могут принести в обитаемую галактику.

– Мне они давно надоели, – проворчал Раван. – Лезут во все щели и у них уже немало последователей среди молодежи княжества. Пусть получат по заслугам.

Детали обговорили быстро, терять времени они права не имели. Вскоре первосвященник отключился, и через несколько минут по инфору прогремело на всю галактику его яростное выступление с призывом сокрушить святую иерархию Аствэ Ин Раг, преступившую все божеские и человеческие законы.

Неприсоединившиеся к коалиции страны немедленно поджали хвосты и тоже послали войска – интердикт вещь неприятная. Порой чисто символически, как, например, Лавиэн, отправивший один-единственный полк на древнем, на ходу разваливающемся корабле. Да и тот из ополченцев низкого сословия. Но формально участие в войне они этим полком заявили, и Церковь не могла иметь к ним никаких претензий. Остальные, конечно, оказались не столь прижимисты, но воевать тоже не хотели.

Особенно злобствовал Джавад III, император Сторна. Он охотно бы выступил на стороне святой иерархии, но не рискнул – опасался отлучения от Церкви, которым пригрозил отец Симеон. Слишком много верующих жило в империи, а бунта император не хотел. Потому отправил две дивизии, приказав своим генералам особо не усердствовать. Впрочем, все здравомыслящие люди понимали, что основная тяжесть войны ляжет на орден Аарн и княжество Кэ-Эль-Энах.

– Есть еще кое-что, о чем я хотел поговорить с вами, господин Командор, – сказал великий князь, когда они с магом остались наедине.

– Слушаю вас, Ваше величество.

– Как вы знаете, я человек далеко не молодой, – вздохнул Раван, откидываясь на спинку кресла, у него с утра сильно болела спина. – Вы можете себе представить, что подымется в княжестве, если я неожиданно умру, и власть снова возьмет в руки Совет Кланов? У меня ведь нет наследника…

– Не хочу даже представлять, – скривился Командор. – Сугубый кошмар. Если вы захотите, я могу попросить наших Целителей заняться вами, они знают и умеют куда больше ваших врачей.

– Не откажусь, конечно, – иронично усмехнулся великий князь, внимательно глядя на мага. – Но это полумеры. Мне необходим наследник, который продолжит мою политику.

– Но его у вас нет, а законы вы пока менять не можете.

– Вы считаете, что одну из этих дур, моих дочерей, можно сажать на престол? – скривился Раван. – Да любая из них за несколько лет страну погубит! Только Лиэнни способна справиться, но она аарн, ее никто не признает. Зато у нее есть сын, мой внук.

– Да, Ваше величество, – от души расхохотался Илар ран Дар, – вы своего не упустите. В общем, это вопрос решаемый, конечно. Я, если откровенно, сам думаю об этом с момента, когда впервые увидел малыша. Но он тоже аарн, вот ведь в чем дело.

– Он – ребенок! – отмахнулся великий князь и кряхтя встал чтобы налить себе немного коньяку. – Невероятно похожий на меня ребенок, из которого можно воспитать хорошего правителя, если постараться. Но почему, интересно, вы об этом думали?

– Ордену совсем ни к чему кровавый бунт и гражданская война в Кэ-Эль-Энах. Причину вы знаете – инферно. Мы не должны допускать его возникновения.

– И вы не имеете ничего против того, чтобы мальчик взошел на престол? – настороженно глянул на мага Раван.

– Не имею, – ответил Командор и понимающе улыбнулся вспыхнувшему в глазах собеседника удивлению. – Только не будем спешить, Ваше величество. Ему только семь лет, неясно, каким он вырастет. Хотя характер у мальчика стальной, могу сказать сразу.

– Я-то думал, мне придется уговаривать вас несколько лет… – задумчиво протянул великий князь.

– Не придется, вакуум власти в княжестве ордену выгоден еще менее, чем вам. Мне, конечно, не слишком хочется обрекать малыша на такую судьбу, но иного выхода, боюсь, мы с вами не имеем. С Дереком я уже говорил, он, в принципе, согласен. Вот с Лиэнни будут проблемы. Вы ведь знаете вашу дочь, Ваше величество…

– Знаю… – тяжело вздохнул Раван. – Если уж она что себе в голову вобьет, никакими средствами не вышибить. Попробую еще раз с ней поговорить.

– Я тоже, – вздохнул Командор и скривился, как будто съел лимон, видимо, представил себе этот разговор. – Она сейчас куда жестче, чем была.

– Заметил уже, – рассмеялся великий князь. – Нынешняя Лиэнни легко держала бы кланы в стальном кулаке. Видели бы вы, как шарахаются от нее придворные, стоит девочке посмотреть на них своим «особым» взглядом.

– Вполне могу представить, – тоже засмеялся маг, – я пару раз напускал ее на короля Парга, бедняге она, наверное, в кошмарах после этого является.

– То-то он в последнее время больно вежливо себя вести стал, – хмыкнул Раван. – Никак не мог понять – с какой стати. Теперь понимаю.

– Об одном только хочу попросить, Ваше величество.

– О чем?

– Давайте держать все в тайне, – внимательно посмотрел на великого князя Командор. – Вы ведь понимаете, что скандал подымется грандиозный и многие постараются убрать неожиданно возникшего наследника?

– Понимаю, – кивнул Раван. – Но на то есть охрана.

– Никакая охрана не уследит за всем, – отмахнулся маг. – Как мне кажется, нам стоит сделать ход конем. Вам ведь не составит труда сделать вид, что наследником станет один из мужей ваших дочерей? Пусть никто не ждет ничего неожиданного, тогда по реакции глав кланов после объявления наследника мы сумеем понять, кого следует нейтрализовать, а кого, наоборот, возвысить.

– А что? – весело прищурился великий князь. – Идея мне нравится. Вы правы, кое-кого нейтрализовать придется, или они подымут бучу.

– Чего нам с вами совсем не нужно, – ехидно ухмыльнулся Командор.

Они переглянулись. Оба понимали, что нравятся друг другу. Раван сильно жалел, что раньше не знал Илара ран Дара лично. Теперь он верил, что когда-то этот человек держал на плечах огромную империю. Да, этот справится с любой страной и самую нищую поднимет из руин. Сумеет. И какого хвоста Проклятого он до сих пор вел себя как последний сноб? Кто его знает, маг все-таки. И аарн, что во многих языках является синонимом слова сумасшедший.

Но аарн не сумасшедшие, они просто слишком отличаются от остальных, сейчас великий князь понимал эту истину четко. Новая политика ордена ему пришлась по вкусу, похоже, Командор решил выходить из изоляции. Правильно, нельзя не обращать внимания на окружающих, или эти окружающие сами напомнят о себе, и довольно неприятным способом.

Впрочем, все это досужие размышления, и никакой практической ценности не несут. Важно другое. В ближайшие годы орден с княжеством будут союзниками, и этот союз великому князю чрезвычайно выгоден. Правда, еще нужно выиграть войну со святой иерархией, но Раван не сомневался, что Аарн ее выиграют. Цена победы, возможно, окажется велика, но тут уж ничего не поделаешь. Два человека понимающе улыбнулись друг другу, и голоэкран погас.

Раван налил себе еще немного любимого коньяку и с удовольствием выцедил, закусив парой подсоленных плодов армаха.[6] Потом распорядился подготовить тронный зал к аудиенции.

Представив себе физиономии послов Аствэ Ин Раг после того, как он объявит им, что с этой минуты их страна и княжество находятся в состоянии войны, великий князь зловеще рассмеялся. Благодаря войне можно полностью уничтожить созданные фанатиками структуры, и никто слова не скажет. Да, сегодня же нужно отдать Л’арарду приказ об этом, пусть поработают, им полезно. А то что-то совсем мышей ловить перестали, обленились господа генералы до последней степени. Надо вставить им пару иголок в одно место, чтобы быстрее бегали.

Но все меркло перед тем, что Командор согласился посадить на трон его внука. Вдвоем они уж как-нибудь уговорят Лиэнни. Раван встал и довольно ухмыльнулся. Дел предстояло много, но он испытывал только азарт. Почти как в молодости. Все впереди. Да, впереди! Пришло время окончательно взять старую аристократию за глотку и хорошенько прижать.

Скоро, господа хорошие, совсем скоро вас ожидает множество «приятных» сюрпризов. Раван не собирался оставлять наследнику свои проблемы, малыш должен получить страну, в которой наведен порядок. И он такую страну получит.

* * *

Генерал Т’а Ватан, назначенный командующим экспедиционным корпусом княжества, молча смотрел на экран инфора, все еще не веря своим глазам. Он многое слышал о творящемся в святой иерархии, но никогда до сих пор не верил. Не могло такое происходить. В нынешнее-то время? Такой кошмар? Да нет, это досужие сплетни.

Однако, увидев все своими глазами, генерал ужаснулся. Он сам видел бесконечные ряды кольев с человеческими трупами, плахи буквально на каждой площади, исходящих криком людей в пыточных машинах, выставленных на всеобщее обозрение. Не только его поразили эти картины, остальные офицеры княжества тоже выглядели слегка пришибленными. Уже который день они находились здесь, но никак не могли прийти в себя. Слишком страшной оказалась обыденная реальность Аствэ Ин Раг. И этот кошмар миссионеры проповедовали как угодный Создателю образ жизни? Благие!

Согласно договоренности с командиром «Детей Света», дварх-полковником Мархусом Фардахом, экспедиционный корпус Кэ-Эль-Энах взял на себя наведение порядка на тридцати двух планетах. Каждому планетарному подразделению были приданы четыре орденских фрегата разведки, обеспечивающих связь и пробой прямых гиперпереходов.

Генерал только вздыхал, смотря на чудеса технологии Аарн. Так атаковать – одно удовольствие. Противник понятия не имеет, откуда ты на него свалишься, и не может скрыться нигде. Одного только он не понимал. Поставленных задач. Согласно личному приказу великого князя главной задачей с какой-то стати объявили уничтожение непонятных белесых святоучителей, а не захват планет. Но приказ есть приказ, его следует исполнить в любом случае. Исполнить в точности.

Он покосился на стоявшего неподалеку лор-капитана «Детей Света» и поежился. Потрясающие бойцы, попросту потрясающие. Какова выучка! Это вообще что-то невероятное. Как можно было так выдрессировать людей?! А их летающие доски, которыми легионеры пользовались виртуозно, вытворяя в воздухе совсем уж невероятные трюки? Мало того, они атаковали врага, стоя на этих неустойчивых досках. Генерал снова вздохнул, прекрасно понимая, что самые лучшие полки гвардейского спецназа Кэ-Эль-Энах в подметки не годятся ни одному из легионов ордена Аарн, не говоря уже об элите – «Бешеных Кошках», «Ангелах Тьмы» или «Коршунах Ада».

Получив приказ об атаке, генерал Т’а Ватан обрадовался, давненько ему не доводилось участвовать в настоящем деле, тем более – в полномасштабной войне. Да и фанатиков, действительно, стоило проучить, слишком уж обнаглели. Радовало и то, что орден не станет мешать, а наоборот – поможет всем, чем только можно. Вот так можно и повоевать.

Транспортные корабли княжества шли походной колонной под прикрытием истребителей и авианосцев через территории Сообщества Т’Онг, Оринского Гнезда Гвард и Тиума. Странно, но гварды не протестовали, а наоборот, дозаправили транспорты на одном из своих внесистемных космопортов. Как Командор сумел добиться такого от необщительных ящеров, генерал даже представить себе не мог. До того он никогда не видел гвардов вживую, и с интересом наблюдал за их смешной, переваливающейся походкой. Но смеяться над ними, зная обидчивость ящеров, не рискнул ни один из офицеров. А рядовой состав не выпускали из трюмов во время двухчасовой стоянки.

Дварх-крейсера ордена встретили транспорты княжества, как и договаривались, на границе святой иерархии, неподалеку от ненаселенной системы Дархад. Побывав на одном из крейсеров, генерал долго качал головой, изумляясь размерам корабля. Пятьдесят миль в длину и больше двадцати в диаметре! Жуть попросту. А орудия? Вообще что-то кошмарное. Понятно, почему никто не рискует ссориться с орденом, кроме откровенных сумасшедших.

Распределив на совещании объекты атаки между собой, транспорты в сопровождении дварх-крейсеров и фрегатов разведки разлетелись в разные стороны. Очень хорошо, что их сопровождали, фанатики вывели в космос десятки тысяч брандеров, поджидающих добычу. Аарн уничтожали их на дальних подступах, не давая даже приблизиться. Но некоторые прятались в поясах астероидов и порой выскакивали неожиданно, как мелкий демон из бутылочки. Добрых три десятка транспортов экспедиционный корпус потерял по дороге, несмотря на все усилия кораблей сопровождения.

В конце концов, они добрались до места и начали высадку оккупационных войск. Генерал еще раз удивился возможностям орденских фрегатов разведки, когда они четко указали места, где прятались белесые святоучители. Местные армии дрались отчаянно, не жалея себя, они защищали святоучителей, как будто от тех зависело само их существование. А белесые продолжали свои кровавые жертвоприношения, не обращая внимания ни на что.

Насмотревшиеся кошмаров спецназовцы княжества стреляли в каждого одетого в балахон святоучителя без лишних разговоров. Солдаты далеко не пацифисты, но увиденное в Аствэ Ин Раг заставило многих поседеть. Да и то, что творили с рабынями местные подонки, по недосмотру Благих именуемые мужчинами, тоже ужасало. Спецназовцы выдирали несчастных женщин из рук палачей и отвозили их на свои корабли. Что бы ни ждало бедняжек в княжестве, хуже чем на родине им не будет нигде.

Бои шли тяжелые, и только прямые гиперпереходы помогали одерживать верх над бешенно сопротивляющимися войсками фанатиков. Только возможность оказаться внутри самого защищенного укрепления помогала одолевать врага. К сожалению, даже захваченные планеты удержать оказалось невозможным, остатки войск святой иерархии сразу после поражения уходили в подполье, начиная диверсионную деятельность.

Насколько знал генерал Т’а Ватан, на планетах, контролируемых непосредственно орденом, дела обстояли ничуть не лучше. Фанатики есть фанатики, и их не переубедить. Интересно, а что Аарн собираются делать со святой иерархией после победы? Держать здесь постоянно войска? Глупо и слишком накладно. Только сильнее ненавидеть будут.

Но орден, кажется, интересовали только белесые святоучители. Почему, хотелось бы знать? Почему они идут на любые жертвы, лишь бы только перебить святоучителей до последнего? Чем эти святоучители им так досадили? В сказки об искуственно создаваемых магах и тварях инферно генерал не верил. Но белесые пугали его самого. Никогда не думал до сих пор, что при виде какого-нибудь человека может испытывать панический, животный ужас. А ведь испытывал, и долго потом не мог успокоиться. Слава Благим, что спецназовцы, увидевшие дело рук белесого, разорвали его в клочья. Не знал генерал, что его собственные солдаты могут настолько озвереть. Впрочем, было от чего.

Т’а Ватан не обращал внимания на то, что бойцы стали поголовно уничтожать не только белесых, но и вообще всех святоучителей подряд. Туда им, сволочам, и дорога! Но для оккупации людей катастрофически не хватало, генерал прекрасно понимал это и знал, что как только основная цель войны будет достигнута, войска отведут. Наверное, это даже к лучшему. Ядовитые клыки у змеи вырвали, надеяться на большее – наивно и глупо.

– Добрый день, господин генерал! – загорелся на стене голоэкран, с которого на него посмотрела координатор действий против Аствэ Ин Раг, дварх-майор легиона «Бешеные Кошки» Тина Варинх.

– Здравствуйте, госпожа дварх-майор! – кивнул Т’а Ватан. – Вы получили мой доклад?

– Да, благодарю. Сейчас мы запустили новый тип сканеров инферно над всеми оккупированными планетами, и надеемся быстро найти оставшихся в живых белесых.

– А может, вообще всех святоучителей перерезать? – криво усмехнулся генерал. – Поголовно, а не только белесых. Мои ребята так и поступают. И вы знаете, там, где не остается святоучителей, мгновенно наступает полная тишина. Никаких тебе восстаний, никаких терактов. Местные становятся похожи на нормальных людей.

– Надо обдумать ваше предложение, – кивнула Кровавая Кошка. – Очень может быть, что это выход. Хотя выход весьма неприятный.

– Война – вообще дело малоприятное, – рассмеялся Т’а Ватан. – Но мы с вами профессионалы и должны понимать необходимость пролития крови. Иногда небольшая кровь, пролитая своевременно, помогает сдержать куда большую в будущем.

– Пожалуй, – кивнула дварх-майор. – Но я хотела спросить вас о другом. Сопротивление на Тирге и Мархеме еще продолжается?

– К сожалению.

– Может, вам нужна помощь?

– Нет, – покачал головой генерал. – Вчера я перебросил туда три дивизии с Вергема, на котором мы провели полную зачистку, военные базы уничтожены орбитальной бомбардировкой. Думаю, день-два – и эти две планеты тоже падут.

– Хуже другое, – тяжело вздохнула дварх-майор. – Согласно показаниям сканеров, в фортах Тирга скрываются до нескольких сотен белесых. Они продолжают свои кошмарные жертвоприношения, все еще надеясь завершить объединение. Нельзя ждать еще два дня. Потому приказываю отвести войска и ударить по фортам с орбиты, не считаясь с потерями среди мирного населения. Мы не имеем права допустить появления твари инферно. Понимаю, что вы не особо в это верите, но это правда. Впрочем, вы видели, что творят белесые.

– И увиденного мне вполне достаточно, чтобы понимать необходимость их уничтожения, – резко сказал генерал. – Остальное – не мое дело. Войска мы отведем и окопаемся. Также постараемся вывести из зон удара как можно больше мирных жителей. Прошу только предупредить об орбитальном ударе заранее.

– Конечно, господин генерал, – кивнула Тина. – Кстати, мы обнаружили на нескольких тайных базах фанатиков недостроенный боевой флот. Больше трехсот почти готовых линкоров и две с половиной тысячи эсминцев. Думаю, Его величество найдет этим кораблям применение.

– Не сомневаюсь! – рассмеялся генерал. – Однако мы успели вовремя. Эти корабли, если бы их достроили, могли здорово испортить нам вечеринку.

– Не то слово, – поморщилась дварх-майор. – Одна из задач – опустить святую иерархию до положения слабого государства. Чтобы у них не осталось ресурсов для постройки флотов и содержания большой армии. Если бы еще уничтожить их жуткую религию… Но это нереально, к сожалению. Разве что действительно поголовно уничтожить жречество. Я на себя такую ответственность не возьму. Предлагаю завтра собрать совещание командного состава всех союзных сил. Там и обсудим ваше предложение.

– Толку-то с имперцами или лавиэнцами совещаться! – скривился Т’а Ватан. – Им бы только палки в колеса ставить.

– Согласна… – поморщилась Кровавая Кошка. – Но куда деваться, союзники, все хвосты Проклятого им в глотки. Лучше бы сидели себе по домам и в ногах не путались.

– О, да… Увы, политика.

– Иными словами, дерьмо.

Генерал расхохотался, с искренней симпатией глядя на дварх-майора. Молодец. В таком возрасте стать настолько опытным и толковым военачальником? Впрочем, достаточно вспомнить о репутации этой молодой женщины, чтобы все стало ясно. Да и взгляды ее были хорошо понятны любому нормальному офицеру, предпочитающему держаться от политики как можно дальше. Не всегда выходило, к сожалению, но такова жизнь. Впрочем, дварх-майор Варинх никогда не боялась тяжелых решений, взять хотя бы стадион на Белтиаре. Теперь Т’а Ватан знал о подоплеке тех давних событий и только кривился при воспоминании. Дерьмократия! Разве у них в княжестве такое стало бы возможным? Да никогда!

Тина Варинх попрощалась и отключилась. Генерал отдал распоряжение эвакуировать население из районов, близких к военным фортам на планете Тирг, продолжающей ожесточенное сопротивление. Действительно, на кой хвост Проклятого гнать на убой солдат, если можно нанести поражение точечными ударами с орбиты? Генералу уже доводилось наблюдать за работой гравитационных орудий ордена. Страшное оружие! Оно буквально вбивало в почву любой объект на глубину в километр, а то и два. Никакие подземные укрытия не спасали от орбитальных ударов. Фанатикам в последний раз предложили сдаться, но они не отреагировали. Что ж, они сами выбрали свою судьбу.

По прошествии нескольких часов небо над Тиргом окрасилось в темно-багровый цвет, и тяжелый, низкий гул прокатился над городами и поселками планеты. От него ломило кости, казалось, владыка Преисподней готовится вырваться из своей клетки. А затем какая-то невидимая сила принялась сминать здания фортов, которые фанатики разместили прямо в черте многомиллионных городов. Но, слава Благим, спецназовцы княжества успели вывести население, и кроме фанатиков, в близлежащих районах почти никого не осталось.

Скоро форты напоминали собой смерчи из кусков камня и бетона, они ввинчивались в грунт, давя подземные укрепления. Через несколько минут гул стих, на месте укреплений остались километровой глубины ямы, в которых вряд ли могло сохраниться что-нибудь живое. Несколько небольших крепостей остались нетронутыми, и их гарнизоны немедленно высыпали наружу, бросая оружие. Ничего удивительного – видеть, как твои товарищи невдалеке превращаются в пыль, слишком страшно. Мало кто способен вынести такое и не сломаться.

Генерал тяжело вздохнул. Война разгоралась, и неизвестно, когда и чем она закончится. Понятно было одно. После этой войны галактика необратимо изменится. Никогда еще орден не выступал единым фронтом с другими странами. Такое случилось впервые, и генерал искренне надеялся, что это только первая ласточка. Т’а Ватан улыбнулся своим наивным мыслям и направился к катеру, который должен был доставить его на борт одного из транспортов, где находился командный пункт.

 

[6]Армах – плод, несколько напоминающий авокадо, но более плотный и вдвое меньшего размера. Растет на планете Кельтан, столичном мире княжества Кэ-Эль-Энах

Оглавление

Обращение к пользователям