Глава 15

Главный аналитик встряхнулся перед тем, как войти в кабинет человека, от которого зависела его жизнь. Да не только его, впрочем, а всех людей на этой базе. Непонятный аристократ пугал старого ученого до глубины души и одновременно внушал уважение. Иногда – даже восхищение. Страшный человек, человек, отдавший всего себя одной цели. Как можно так жить, отказывая себе во всем, делая только то, что может привести к успеху в главном? Аналитик не понимал, но и сам тянулся за графом, иногда даже не отдавая себе в том отчета.

Уже десятки лет он с восхищением наблюдал, как паутина их организации постепенно затягивает собой обитаемую галактику. И с удовольствием участвовал в этом деле, сам разрабатывал для его светлости планы самых интересных операций. Тот реализовывал их, порой меняя на ходу так, что оставалось только замереть в восхищении перед делом рук гения. Впрочем, граф прав, ни один план боя не выдерживает столкновения с врагом. На то он и враг.

Аналитик поежился и нерешительно постучал. Не слишком приятные известия нес он графу сегодня, да что там, попросту отвратительные. Но тешить себя иллюзиями в их положении никак нельзя. Войдя, старый ученый увидел не только самого графа, но и его секретаря, молчаливого черноволосого мужчину за тридцать, которого его светлость с какой-то стати называл Лоехом, тогда как все другие именовали господином Кранером. Секретарь был под стать своему патрону – беспринципный, жестокий и абсолютно преданный общему делу. Как все это совмещалось в одном человеке, старый ученый не понимал, но совмещалось.

– А, Мартин! – повернулся к вошедшему граф. – Рад видеть! Вы закончили анализ причин войны?

– Добрый день! – поздоровался аналитик. – Не только его. Мы также завершили проверку прогноза Альтера.

– Так-так-так… – в глазах его светлости появилась живая заинтересованность. – Удалось опровергнуть?

– Если бы… – скривился ученый. – Прогноз полностью достоверен. Мало того, мои спецы прогнали тысячи вариантов по всем уровням, использовав куда более современные численные методы и расширив первоначальный прогноз тысячекратно. Результат всегда получался один, какие бы параметры мы ни подставляли.

– Хвост Проклятого! – выругался граф и задумался. – Значит, без единой контролирующей силы галактика обречена?

– К сожалению, именно так. Мало того, Аарн делают минимум необходимого, и без особого на то желания. Им бы стоило действовать гораздо более решительно, но это, насколько мы знаем, расходится с их принципами.

– Понятно… – скривился его светлость и принялся выбивать пальцами дробь по столу. – Тогда подготовьте мне, пожалуйста, анализ последних операций ордена и рекомендации, как их следовало бы провести для получения более весомого результата. Сколько это займет времени?

– Думаю, дня три, – ответил аналитик, садясь в кресло. – Мы сами думали о таком прогнозе, но просто не хватило времени.

– Хорошо, – кивнул граф. – Теперь дайте мне сводку по реальным причинам войны, а то Командор такую чушь выдал, что мне зубы свело. Искуственные великие маги! Надо же было додуматься. И нашлись ведь дураки, которые поверили.

– Нашлись, – согласился аналитик. – Но реальная причина намного страшнее.

– Да? Что-то не верится.

– Увы мне, но… Первым, что насторожило меня, оказалась паническая реакция Церкви. Что должно было произойти, чтобы первосвященник объявил священную войну? Что его так перепугало? Вы не задумывались об этом, Ваша светлость?

– Хм-м-м… – заинтересованно протянул граф. – Упустил из виду, это действительно на отца Симеона не похоже, он весьма и весьма здравомыслящий человек.

– В том-то и дело, – мелко закивал ученый. – В том-то и дело. Я попытался выяснить по своим каналам, что произошло, но не сумел. Святые отцы как воды в рот набрали, мычат что-то невнятное об инферно, и все. Приношу свои извинения, но я от вашего имени попросил службу разведки направить к первосвященнику эмиссара с требованием объяснить происходящее. Вчера эмиссар вернулся с изумившей меня до головной боли информацией. После его рассказа модель сошлась, хотя нам пришлось перелопатить гору материала. К моему глубочайшему сожалению, сошлась.

– Почему – к сожалению? – тут же спросил граф, секретарь заинтересованно посмотрел на аналитика.

– Знакомо ли вам понятие инферно и тварей инферно, Ваша светлость?

– Естественно, – пожал плечами граф. – Я же маг все-таки. Но от этой силы лучше держаться как можно дальше, слишком опасна и непредсказуема.

– Полностью согласен! – кивнул аналитик.

– Но какое отношение инферно имеет к этой войне? – не выдержал секретарь, заработав недовольный взгляд патрона.

– Самое прямое, – вздохнул ученый. – По словам первосвященника, в Аствэ Ин Раг на грани зарождения тварь инферно, способная погубить разумную жизнь в обитаемой галактике. На первый взгляд – чушь, но Его Святейшество передал нам для ознакомления кое-какие материалы по прежним встречам Церкви с подобными тварями. И о способах борьбы с ними. По его словам, он сделал нам величайшую уступку, информация об инфернальных сущностях является секретом уровня ноль два плюса в Церкви.

– Ноль два плюса?! – ошеломленно переспросил граф. – Никогда не слышал о таком уровне секретности! Значит, полностью осведомлен только сам первосвященник и его душеприказчик? Больше никто?

– Да, – кивнул аналитик. – Одно это заставило меня отнестись к переданным материалам со всей серьезностью. А уж когда я с ними ознакомился…

Он вздрогнул.

– Рассказывайте! – приказал граф.

– Если в каком-нибудь мире слишком много боли и горя – питательной среды для инферно – то там вполне может зародиться разумная астральная сущность, пожирающая их. Появившись, она постепенно берет под контроль планету, устраивая там кошмар, описать который словами я бы не взялся. Впервые Церковь столкнулась с тварью инферно больше двух тысяч лет назад. Обнаружить ее сумели только потому, что тогдашний первосвященник, Вардиан XII, являлся великим магом. До того, как он принял постриг, его знали в галактике под именем Стеверена Ардаора.

– Что?! – вскочил на ноги граф, его лицо выражало неприкрытое изумление. – Значит Стеверен не погиб после эксперимента с изменением себя, а ушел в монастырь? Никогда бы не подумал. Что же его так поразило? Маги его уровня обычно с Церковью дела не имеют…

– Я тоже удивился, – кивнул аналитик. – Но первосвященник не стал бы нам лгать в этом вопросе, слишком много времени прошло с тех пор.

– Надеюсь, что так. Продолжайте.

– Так вот, Стеверен сумел понять причину начавшегося на одной из планет существовавшего в те времена государства Тарсван кровавого кошмара. Что-то извне контролировало людей и превращало их буквально в чудовищ. Он сумел выяснить – что и кто. Также сумел справиться с тварью инферно, хотя это и стоило ему жизни.

– Хотелось бы мне взглянуть на его связки при этом действе… – протянул граф. – Наверняка что-то невероятное.

– Ничем не могу помочь, – развел руками аналитик. – После этого инцидента маги Церкви всегда исследовали любую тиранию, пытаясь понять, не контролируется ли она новой тварью. Еще в восьми случаях за прошедшие две тысячи лет произошло именно это. Последний случай – революция, в результате которой возникла империя Сторн. Восемьдесят лет назад. В противостоянии с этой сущностью погибло больше двадцати процентов священников галактики. Да вы сами помните, как резали святых отцов революционеры. Потому и резали, что тварь чувствовала крайнюю опасность для нее служителей Церкви и провоцировала своих адептов. Есть информация, правда недостоверная, еще об одном случае. Не больше года назад.

– Недостоверная? – приподнял брови граф. – Это как понять?

– По словам Командора, он уничтожил инфернальную сущность на затерянной планете эльфов, которыми эта сущность питалась. Судя по всему, спаслось совсем немного перворожденных. Не больше пяти процентов от всего населения.

– Эльфов… Интересно, крайне интересно. Где эта планета расположена, вы знаете?

– Увы, нет. Но, скорее всего, на территории Аарн Сарт, в одной из пылевых туманностей.

– Благие с ними, раз так, – тяжело вздохнул граф. – Эльфы в ордене… Кошмар, право. Ладно, что уж теперь сделаешь. Но вы еще не сказали ни слова о войне и ее связи с вышеизложенным.

– Минуту, – усмехнулся аналитик. – Оказывается, Аарн каким-то образом умеют улавливать инферно. И очень его не любят. Причина этой нелюбви мне неизвестна. Так вот, несколько месяцев назад патрулирующие границы крейсера ордена начали регистрировать всплески инферно на территории святой иерархии. На внедрение в среду Ищущих Святость пошла лично Кровавая Кошка со своим отрядом оперативников. Именно она сумела выяснить, что какому-то местному «гению» пришла в голову идея собирать энергию боли и смерти в энергонакопитель, помещая в фокус этого накопителя святоучителей. Они превращались в полных альбиносов, получали в распоряжение некую странную силу, могли подчинять себе тысячи людей, убивать взглядом и многое другое. Но теряли любой намек на человечность. Согласно заключению дварх-майора Варинх, эти святоучители являются живыми носителями инферно. Им нужно было еще одно жертвоприношение, чтобы набрать необходимое количество энергии и слиться в единую тварь. Как только это стало известным, орден немедленно начал войну. Первосвященник, узнав о твари, придал этой войне статус священной.

– Похоже на детские страшилки, если честно, – пожал плечами граф. – Но раз Церковь так напугана, то что-то здесь есть.

– Хочу добавить еще одно, – снова заговорил аналитик. – В разговоре с отцом Симеоном Илар ран Дар сказал, что если тварь из Аствэ Ин Раг войдет в полную силу, то он даже пытаться что-нибудь делать с ней не станет. Просто соберет всех аарн, и орден покинет нашу галактику.

– Вот это номер! – снова не сдержался секретарь.

– Согласен, Лоех, согласен… – проворчал граф, напряженно размышляя. – Если даже Командор не рискует бороться с этой сущностью, то что же такое фанатики там создали? Похоже, нам в эту мясорубку лезть не стоит.

– Почему? – спросил аналитик.

– Да потому, что существо, с которым не способен справиться Илар ран Дар, легко уничтожит нас. Я, конечно, тоже маг, но Командор сильнее меня в сотни раз. Если не в тысячи. И я не возьмусь играть с тем, что пугает его, чем бы оно там ни являлось.

– Но это, возможно, наш шанс победить! – возразил секретарь.

– Лоех, – тяжело вздохнул граф, – ну почему я должен объяснять тебе элементарные вещи? Подумай сам немного. Попытайся предположить, что орден не лжет на этот раз. Представь себе разумную сущность невероятной силы, желающую только жрать. Чужую боль жрать. Ты считаешь, что мы в состоянии контролировать ее?

– Вряд ли… – скривился секретарь. – Но мы не знаем, правда это или нет. И кто мешает нам отловить нескольких белесых святоучителей и самим выяснить, что они такое?

– Ты хочешь попробовать? – усмехнулся граф, поднимая глаза к потолку и как бы прося Благих вразумить глупца. – Мне будет жаль потерять тебя.

– Не понимаю!

– Значит, пока рано. Потом поймешь. Но я приказываю при встрече с любым из белесых святоучителей уничтожать их, не считаясь с потерями. Изволь передать мой приказ всем подразделениям.

– Как скажете, – недоуменно пожал плечами секретарь, открывая переносной комп.

– А я полностью с вами согласен, – кивнул аналитик. – Знаете, кому-то другому все это действительно может показаться неумными сказками, но не мне. Спросите, почему? Да потому, что эти инфернальные сущности прекрасно объясняют многие до сих пор необъяснимые моменты в истории обитаемой галактики. Да и пытаться контролировать существо, которого боятся и Церковь, и орден, мне кажется верхом глупости. Как бы наоборот не вышло.

– Именно этого и я опасаюсь, – криво усмехнулся граф. – Но информацию об этой войне хочу иметь полную, чтобы после ее окончания взять Аствэ Ин Раг под контроль. Вы оба знаете, что доступа туда мы до сих пор не имели, фанатики были слишком сильны. А вот когда силы у них не станет, можно будет поговорить и по-иному.

– Естественно, – согласился аналитик. – Но очень осторожно. Этим пальца в рот не клади, без руки останешься. И…

– Что?

– Есть еще одно, о чем я хотел с вами поговорить. Как вы знаете, некоторые из наших структур контролируют группировку выходца с Моована, Витарио Тогоро. Вы знаете, чем занимается его организация?

– В общих чертах, – пожал плечами граф. – Что-то связанное с работорговлей, наркотиками и еще чем-то.

– Еще чем-то… Они снафферы, Ваша светлость. Мне кажется, мы зря связались с этой грязью. Можем потерять уважение многих нужных нам людей и организаций. Тем более что за Тогоро кто-то взялся. Кто-то почти всемогущий.

– Снафферы?! – гадливо скривился граф. – Мерзость какая! И мы их покрываем? Лоех, а ну-ка, дай мне расклад, кто привлек Тогоро к работе с нами.

– Мерт Дервио и Гарн Растини, – отозвался секретарь. – Моованцы. Они говорили, что с нами хочет войти в контакт очень мощная группировка. Я проверил, Тогоро действительно контролирует почти десять триллионов кредитов и имеет сеть предприятий по всей обитаемой галактике. Но я и подумать не мог, что это снафферы! Приношу свои извинения. Моя вина. Недостаточно тщательно проверил и дал добро на контакт.

– Впредь прошу тебя подобных ошибок не допускать, – голос графа стал ледяным, губы брезгливо поджались. – Немедленно обрывай все контакты с Тогоро, не хватало только, чтобы и этих собак на нас повесили. Мне не хотелось бы ссориться с отцом Симеоном, а он связи со снафферами не простит. Да и противно попросту.

– К тому же, как я уже говорил, на Тогоро начал охоту кто-то очень могущественный, – заговорил аналитик. – Похоже, орден.

– Почему вы так решили?

– Деньги одного из подразделений группировки Тогоро начали крутиться на биржах галактики весьма любопытным образом. Причем – деньги подразделения, погибшего во время вторжения Аарн на Моован.

– Даже так… – заинтересованно приподнял брови граф. – И что из этого?

– А то, что люди Тогоро носятся по всей галактике и разыскивают некоего мальчишку, Раса Тонго, как мне стало известно. Биржевая игра ведется от его имени то на одной, то на другой планете. Игра такого уровня, что мои финансовые аналитики рыдают от восторга, ее отслеживая. Плюньте мне в глаза, если я поверю, что восемнадцатилетний мальчишка способен провернуть подобные финансовые операции! Каждую из них отличает… Как бы это сказать? Вот! Ледяная элегантность! Элегантность на грани фола!

– Элегантность на грани фола? – задумчиво повторил граф. – Я знаю только одного финансиста, про действия которого можно сказать так. И это…

– Рху-Жургуу, – закончил за него аналитик. – Я уверен, что под видом Раса Тонго действует именно он. Но понять это сумеют разве что два человека в галактике. Вряд ли больше. Внешняя неуклюжесть, в глубине которой скрывается элегантность. Я восторгаюсь этим человеком!

– А кто вам сказал, что он человек? – засмеялся граф. – Насколько я знаю, Рху-Жургуу – арахн. Директор Аарн Сарт Банка.

– Ни хвоста себе! – не сдержал эмоций секретарь. – Извините, Ваша светлость.

– Ничего страшного, Лоех, понимаю твое изумление, – отмахнулся тот. – Но я согласен с вами, Мартин. Раз к этому делу причастен Рху, то делишками Тогоро заинтересовались Аарн. Прекрасная возможность избавиться от этой грязи. Надо же, едва ли не впервые за полсотни лет операция ордена сыграет нам на руку. Лоех, возьми зачистку следов под свой контроль, и постарайся не оставлять хвостов. Мне будет очень жаль, если ты снова ошибешься, и информация о нашей связи со снафферами всплывет.

Секретарь нервно поежился. Подвести графа? Не самое безопасное занятие, если жизнь еще не надоела. На память в который раз пришел злополучный Чмошник, которого пристрелил капитан Герсен. Не хочется оказаться на его месте, совсем даже не хочется. Человек, которому уже много лет служил младший лорд дома Дер-Сенах, ошибок не прощал, и наказывал за них страшно. Оставалось только молча досадовать на себя, сам ведь виноват, не проверил, чем занимается организация Тогоро. Действительно, связь со снафферами ударит по репутации так, что от них отвернутся тысячи и тысячи высокопоставленных людей. Нужных для их дела людей, очень нужных. А если отвернется Церковь, на всем замысле можно будет ставить большой и жирный крест.

– Я все сделаю, господин граф, – поклонился он. – Позвольте идти?

– Иди и постарайся больше не допускать оплошностей. Очень тебя прошу, Лоех.

Секретарь кивнул и, как ошпаренный, вылетел из кабинета патрона.

– Хороший парень, но несколько наивен, – пожаловался граф аналитику, наливая себе немного коньяку. – Тем более ему пока не стоит знать о некоторых вещах. Именно их я хотел обсудить с вами, Мартин.

– Слушаю вас, – насторожился старый ученый.

– Мне очень не нравится сближение княжества с орденом, настолько не нравится, что я готов принимать неадекватные меры. Может, нам стоит убрать Равана?

– А кем вы собираетесь его заменить? – скептически приподнял бровь аналитик. – В случае его неожиданной смерти в Кэ-Эль-Энах начнется гражданская война, что повредит уже нам. Сильно повредит.

– Знаю… – тяжело вздохнул граф. – Мы даже проконтролировать ситуацию не можем, орден вместе с Л’арардом сильно проредили ряды подконтрольных нам организаций и кланов.

– Не будем играть словами, Ваша светлость, не проредили, а просто уничтожили. Со своей колокольни Его величество полностью прав. Какой из сильных правителей потерпит у себя под носом преступные кланы? Потому Раван и ухватился за первую возможность от этих кланов избавиться. Откровенно говоря, зря вы не рискнули встретиться с ним лично и кое-что открыть. Такой союзник нам не помешал бы. Я вам это предлагал еще восемь лет назад, и до сих пор не понимаю, почему вы отказались.

– Вы недостаточно знаете Равана, Мартин, – устало отмахнулся граф. – Это старый, опытный, битый волк, которому важны и интересны только его собственные цели. И каковы они, я не знаю. Потому и предпочел ограничить общение с Его величеством посылкой курьеров. Контролировать его совершенно невозможно, слишком изворотлив. Был момент, когда мы могли добиться желаемого. Т’а Раге находились полностью под моим контролем, и великий князь из их рода делал бы то, что я скажу. Но старый ворон выкрутился, спровадив дочь в орден. Я не ждал, что он окажется способным перерезать весь цвет аристократии княжества, свалив это на Аарн. Да вы сами вспомните Равана до этого эпизода. Обычный великий князь, все силы тратящий на грызню с Советом Кланов. А после? Как подменил кто человека. Каким образом он сумел почти в сто лет стать великим правителем? До сих пор не могу этого понять. Столько времени сидел сиднем, ничего толком не делая, а тут вдруг…

– Не вдруг… – вздохнул аналитик. – Далеко не вдруг. Он давно готовился, но очень не хотел становиться тираном. Вам, возможно, странно слышать это, но факт остается фактом, у Равана есть свои довольно твердые моральные принципы. Только когда ему не оставили иного выхода, он пошел ва-банк. И выиграл. После чего никто не мешал ему проявить таланты правителя. Если бы, имея над головой Совет Кланов, он попытался провести в жизнь хоть одно из своих шокирующих нововведений, что случилось бы?

– На следующий день на троне сидел бы другой великий князь, – проворчал граф. – Очень жаль, что этого не произошло. Кэ-Эль-Энах становится серьезной силой в галактике и начинает мне мешать. Вот только как остановить – не знаю.

– Все-таки вы ошибаетесь в своем отношении, – дернул щекой старый ученый. – Попробуйте поговорить с Его величеством, не диктуя условий, а как с равным партнером. Он поймет.

– Он все соки из меня в этом случае выжмет, – поморщился граф. – А уж тем более теперь, когда любимая дочь шастает к нему едва ли не каждый день и позволяет использовать легионы ордена для его собственных нужд. Ни разу нашим агентам не удалось выяснить, о чем она говорила с отцом. Но после каждого разговора Раван напоминает собой разъяренного медведя, которого сдуру подняли из берлоги. Не хочу рисковать, мы сейчас еще не в том положении, когда можем позволить себе такой риск.

– Это вам решать, – развел руками аналитик. – Но я остаюсь при своем мнении и уведомляю вас об этом. Боюсь, что, выжидая, мы опоздаем навсегда, Ваша светлость.

– Посмотрим. Пока я хочу одного – чтобы княжество вышло из коалиции. Потому – разработайте мне подробный и имеющий хоть какие-нибудь шансы на успех проект мятежа среди провинциальных кланов Кэ-Эль-Энах.

– Уже, – криво усмехнулся аналитик. – Я предполагал, что вы захотите разбить коалицию. Вот инфокристалл, посмотрите. Основной упор делается на остатки клана Т’а Раге и их союзников. Третий пограничный сектор Кэ-Эль-Энах. Он недалеко от торговых станций Сообщества Т’Он, откуда нам нетрудно будет перебросить транспортные корабли с оружием. Одновременно выступления начнутся на всех столичных планетах секторов. Там мятежники успеха не добьются, но отвлекут на себя часть полицейских сил. Развернуть мятеж можно в течение пяти дней, если действовать быстро.

Граф взял инфокристалл, вставил его в комп и принялся быстро просматривать списки участников и графики взаимодействия подразделений. Он то и дело хмыкал, приподымал брови, постукивал пальцами по подлокотнику кресла.

– Да, – удовлетворенно сказал он наконец. – Принимается. Вы всегда находите, чем меня удивить, Мартин. Искренне благодарен. Его величество вскоре получит не слишком приятный сюрприз.

– Получит, – уныло согласился аналитик, про себя сетуя на слепоту патрона, не желающего понимать, что когда-нибудь Раван узнает об участии их организации в этом мятеже. И не простит. Зря, очень зря Его светлость не хочет принять великого князя равным партнером. Из этого союза могло бы получиться нечто очень интересное. Но именно граф решает в СПД все, и прекословить ему не решается никто и никогда.

* * *

Релир стоял в рубке «Пика Тьмы» и яростно ругался, искоса поглядывая на донельзя смущенную Тину. Значит, боевого флота у святой иерархии нет? А это что такое, скажите на милость? Летающие мясорубки? Да нет, линкоры. Хитро поступили господа фанатики, весьма хитро. У дварх-полковника не находилось слов, чтобы высказать Тине свое мнение о качестве работы разведки в мирах святой иерархии.

Впрочем, она сама все понимала и слушала изощренную ругань лавиэнца с донельзя виноватым видом. Нежелание внедряться в миры Аствэ Ин Раг понять можно, а вот оправдать… Сама ведь взвалила на себя должность руководителя спецслужб ордена. А раз так, изволь соответствовать, дорогая. Не справилась. Стыдно. Очень стыдно. Вскоре еще Т’Сад с Сином выскажут ей все, что думают. И будут полностью правы.

Кто бы мог подумать, что блочные транспортные корабли Аствэ Ин Раг являются основой для сборных линкоров? Что они способны мгновенно сбросить грузовые отсеки, что к ним в течение нескольких минут пристыкуются по пять кораблей разного типа. Мирные сами по себе, объединившись, они превращались в два мощных гиперорудия. На каждом из них имелись безобидные на вид блоки, на которые никто не обращал внимания при досмотре. Без соединения с блоками на кораблях других типов они и оставались безобидными.

Талантливая разработка. Боевого флота нет, но он способен появиться из ничего за считанные часы. Собирается вместе пара тысяч обычных торговых кораблей – и очень быстро превращается в несколько сотен линкоров, рейдеров и миноносцев. А истребителей в святой иерархии всегда хватало, каждая планета содержала тысячи малых боевых кораблей. По счастью, в большинстве своем устаревших типов. Ничего, напоминавшего «Белых Волков», которых сейчас разрабатывали инженеры княжества, не было и в помине. И на том спасибо. Но пилоты святой иерархии оказались сумасшедшими фанатиками, не думающими о собственной безопасности и рвущимися в бой, не обращая никакого внимания на потери. Порой один лам-истребитель ордена разменивался на сотню истребителей Аствэ Ин Раг, и такой размен вполне устраивал их командование.

Поначалу казалось, что война скоро закончится, ведь буквально половина планет святой иерархии оказалась захвачена в течение недели. Наверное, потому, что первым делом орден атаковал столицу. Основные руководящие структуры страны были уничтожены сразу, и фанатики растерялись. Планету за планетой очищали от белесых, чаще всего – уничтожая на всякий случай и обычных святоучителей. После этого население быстро успокаивалось, некому становилось провоцировать людей на сопротивление. Особой жестокостью в подавлении бунтов отличались подразделения из империи Сторн, за которыми приходилось внимательно наблюдать, чтобы они не проливали ненужной крови.

Однако основную тяжесть войны несли на себе княжество и орден. Как-то на удивление быстро легионеры-аарн и гвардейцы Кэ-Эль-Энах сошлись. Гвардейцы восхищались боевым мастерством легионеров, а те – стойкостью и кодексом чести гвардейцев. Впрочем, после того как людям довелось прикрывать друг другу спины в бою, они всегда сходились легко. И те, и другие уверились, что война закончится не позже, чем через пару недель.

Войска коалиции занимали планету за планетой, почти не встречая сопротивления. Только в нескольких мирах пришлось воевать всерьез, но подавили противника довольно быстро, уничтожив форты с орбиты. Однако когда союзники подошли к шаровому скоплению Астаен Ранг, в котором располагалось больше половины населенных планет святой иерархии, они поняли, что рано обрадовались. Фанатики растерялись из-за внезапности нападения и уничтожения руководящих структур. Да и то, что на них накинулась буквально вся галактика, тоже сыграло свою роль.

Оставшиеся в живых святоучители Синклита быстро пришли в себя и организовали оборону в компактном звездном скоплении. Поняв, что, выводя брандеры в космос, они ничего не добьются, фанатики применили новую тактику, оказавшуюся неприятной неожиданностью для командования коалиции. Начиненные взрывчаткой корабли начали прыгать в гиперпространство прямо с поверхности планет. Святоучителям плевать было на непоправимый вред, наносимый экологии планеты. Да что там, брандеры часто стартовали прямо с городских космодромов, разрушая города и убивая тысячи мирных жителей. А вынырнув в обычное пространство посреди вражеского флота, атаковали первый попавшийся корабль, унося его с собой в небытие. Аарн чаще всего успевали уходить через гиперпорталы с обреченного крейсера, но не все и не всегда. Также погибло около полусотни транспортов княжества и Телли Стелл.

Подходить близко к планетам стало небезопасно, и флоты с недавнего времени старались держаться в некотором отдалении, успевая уничтожать то и дело выныривающие из гиперпространства брандеры до столкновения. Однако это надолго задержало завоевание Аствэ Ин Раг, и задержка очень не нравилась Т’Саду Говаху, никогда не грешившему недооценкой противника. Дракон ждал неприятных сюрпризов. И дождался.

Когда станции слежения сообщили, что большинство уцелевших торговых и грузовых кораблей Аствэ Ин Раг собираются в одном месте, возле туманности Нерталь, дварх-адмирал сразу насторожился и приказал отправить на разведку десятка три специализированных фрегатов в режиме невидимости.

Вернулись только два. Каким образом фанатики сумели обнаружить фрегаты разведки, никто не понимал, но факт оставался фактом, и его пришлось принять во внимание. Однако все меркло перед информацией, принесенной разведчиками. Именно они первыми увидели, как огромные блочные транспортники сбрасывают грузовые отсеки и состыковываются с кораблями других типов, превращаясь в линкоры.

После просмотра записи о появлении на свет нескольких тысяч линкоров нервы Релира не выдержали. Он бы, наверное, еще долго высказывал Тине свое мнение о ее умственных способностях, если бы не появившееся на голоэкране изображение Т’Сада. Дракон некоторое время с интересом слушал изощренную брань и скалился.

– Хватит, Релир, – сказал он наконец. – Тина, конечно, кое в чем виновата, но не вешай на нее всех собак. Ты сам попробуй произвести разведку здесь, погляжу я на тебя после того. Без Целителя Душ не обойдешься.

– Ты прав, – вздохнул дварх-полковник. – Извини, Тина, погорячился.

– Да ладно, – отмахнулась она. – Бывает. Но я тоже хороша, обязана была заподозрить, что с этими огромными транспортниками что-то не так. Аналитики ведь так и не поняли, для чего святой иерархии нужны корабли такого размера, одно это должно было меня насторожить. А я ушами прохлопала.

– Хватит вам сокрушаться о несделанном, – недовольно проворчал дракон. – Справимся, конечно. Но сюрприз очень и очень неприятный. Раз до такого додумались фанатики, то вполне мог додуматься и кто-нибудь другой.

– Мог… – тяжело вздохнула Тина. – Проверю. Всех проверю. И, не дай Благие, какая сука…

– Приветствую! – загорелся на левой стене рубки еще один голоэкран, на котором появился Син Ро-Арх. – Новости не радуют, как я понимаю.

– Да чего уж радостного… – оскалился Т’Сад, привычно постучав когтем по клыку. – Меня утешает только одно. Для серьезного сопротивления нашим флотам нужны не только мощные боевые корабли, но опытные капитаны со слетанными экипажами. Я сомневаюсь, что среди фанатиков такие есть.

– Охотники за рабами и пираты, – вздохнул Син. – Этих сволочей не стоит недооценивать. Многие из них – капитаны милостью Благих. Даю гарантию, что именно они стоят сейчас на мостиках линкоров и рейдеров.

– Согласен, – кивнул дракон. – Но работорговцы и пираты привыкли действовать в одиночку, что дает нам определенное преимущество. И немалое.

– Искренне советую предпринять небольшими силами разведку боем, – задумчиво сказал старик, напряженно о чем-то размышляя. – Надеюсь, ты не собирался соваться к ним всеми силами?

– Ты зря принимаешь меня за дурака, – возмущенно посмотрел на него дракон. – Естественно, не зная противника, я в серьезный эскадренный бой не сунусь. Надеюсь, на этом сюрпризы у фанатиков исчерпались. Или придется вызывать из Пояса Защиты боевые станции с преобразователями пространства и долбить противника издалека.

– Не знаю, осталось ли у нас на это время, – покачала головой Тина. – Мне кажется, задача флота – всего лишь дать белесым время для объединения. Все сканеры говорят об одном. На оставшихся планетах Аствэ Ин Раг продолжаются постоянные жертвоприношения, и уровень инферно возрастает с каждым днем. Мы уничтожили десятки тысяч белесых, но остальные все равно продолжают свои кровавые игры. Не думаю, что они стали бы заниматься бесполезным делом.

– Я тоже, – скривился Син. – Брось, старина, уж как-нибудь мы с тобой фанатиков переиграем. Давай-ка не терять времени и отправлять туда пару десятков эскадр. Первой пойдет моя, ты ее капитанов знаешь. Только пусть легионеры убираются с крейсеров к Проклятому, должны остаться только экипажи. Да и те пусть готовятся к мгновенной эвакуации.

– Кто поведет эскадры? – деловито спросил Т’Сад.

– Думаю, Кир-Ванег. Он давно просил испытать его в реальном бою.

– Хорошо, – согласно кивнул дракон. – Он мне нравится, очень и очень толков. Асиарх, дай-ка мне связь с дварх-адмиралом шестнадцатого флота.

– Секунду, – отозвался с потолка дварх. – Даю.

Перед командующими флотом ордена появилось изображение молодо выглядящего гварда. Ящер увидел человека с драконом и приветственно приоткрыл пасть.

– Здравствуй, Кир, – поздоровался Т’Сад. – Думаем поручить тебе разведку боем. Возьмешься?

– С нашим удовольствием! – ответил гвард, довольно осклабившись.

– Только будь осторожен, – внимательно и оценивающе посмотрел на него Син. – Очень осторожен. Боюсь, фанатики преподнесли нам еще не все подарки. Возьмешь мою первую эскадру, ты уже работал с ее капитанами и знаком с их стилем боя. Остальные эскадры подберешь сам. Пойдешь без легионеров на борту, только с экипажами, не хочу лишних потерь.

– Согласен, – задумчиво наклонил голову гвард. – Когда начинать?

– Как только будешь готов.

– Хорошо. Больше двух часов подготовка не займет. После этого стартуем. Предлагаю пойти тройной атакующей спиралью с двумя отрядами охранения по флангам и отрядами разведки по фронту и тылу.

– Пожалуй, самый оптимальный вариант, – согласился Т’Сад. – Как думаешь, Син?

– Неплохо, – ответил старый адмирал, потирая подбородок. – Тина, свяжись с союзниками, пусть не лезут на рожон. Их транспортные лоханки фанатики в клочья порвут. И еще одно…

– Что? – спросила дварх-майор.

– Думаю, мы должны временно поступиться некоторыми нашими правилами, – тяжело вздохнул Син. – Мне кажется, что на подходе к планетам придется сканировать поверхность на наличие источников инферно и наносить по ним удары издалека. Фанатики прекрасно осведомлены о наших моральных принципах и специально расположили форты в пределах густонаселенных городов. Да, я понимаю, что это тяжело и потом исполнителям понадобится помощь Целителей Душ, но иного выхода не вижу. По крайней мере, на данный момент.

– Очень боюсь, что так и придется поступить… – недовольно скривилась Тина. – Мне очень не хочется этого делать, но если понадобится, сделаю. Сама сяду за пульт больших гравидеструкторов. Но очень не хочется, честное слово.

– На то есть операторы, – отмахнулся Т’Сад. – Пусть каждый делает свое дело, так оно лучше будет. В общем, атакой на планеты командуешь ты, потому сама решай, в каком случае и что использовать. Конечно, нужно стараться, чтобы было поменьше жертв. Но если за это придется платить жизнями наших братьев и сестер…

– Я справлюсь… – с горечью прошептала молодая женщина. – Я справлюсь, дружище.

Оставшись одна, она еще некоторое время молча сидела, пытаясь успокоиться. Что-то в последнее время не то происходит с ней самой, да и со всем орденом. А может, изначально было что-то не так? Может, Мастер ошибся, формулируя основные принципы Аарн? Тина не хотела судить его, но понимала, что необходимо меняться. Слишком орден застыл в своем отчуждении от остальных. Она ведь тоже не обращала внимания на то, что не касалось близких людей.

Снова вспомнились рабыни, которые осмелились выкрикнуть Призыв, но их не взяли. Почему никому даже в голову не пришло поинтересоваться дальнейшей судьбой этих несчастных девочек? А ведь не пришло… И их убили. Да и люди, умирающие от голода и холода, а если даже и не умирающие, то живущие в крайней нищете? Они, конечно, не смогут жить в ордене, не готовы, но помочь им можно. Вопрос только, как? Если постоянно обеспечивать их, то они превратятся в нахлебников и не захотят ничего делать. Старая, не раз проверенная истина. Но и оставлять все в таком виде, как сейчас, тоже нельзя.

Благие! Так что же делать в таком случае?! Да и это не все. Остаются еще власть имущие, которым выгодно униженное положение основной массы населения. Тина вспомнила бесчисленные попытки Мастера хоть как-то изменить жизнь людей к лучшему и снова вздохнула. У него так ничего и не получилось. Даже у него, а он ведь знает и умеет куда больше других. Неужели выхода нет? Не может такого быть. Не может. Где-то он есть, этот выход. Просто нужно не опускать руки и продолжать искать. Когда-нибудь найдется. Сумели ведь те же эльфы и орки измениться в основной массе? Сумели. Значит, и нынешние разумные расы должны суметь.

Встряхнув головой, Тина отогнала несвоевременные мысли и задумалась о предстоящей вскоре атаке. Подходить близко к звездам основного скопления до завершения разведки боем не стоит, но остается около пятнадцати внешних планет. Вот их вполне можно атаковать прямо сейчас силами легионов через гиперпорталы, пробивать которые придется издалека, не подставляясь под удар брандеров с поверхности.

Только если атаку отобьют, она отдаст приказ ударить гравидеструкторами по местам скопления белесых. Син неправ, нельзя, ни в коем случае нельзя убивать мирное население. Да, среди этого населения масса доморощенных садистов, в которых давно превратились многие мужчины святой иерархии. Но ведь и тех же рабынь предостаточно. Они-то в чем провинились?.. Выведя на экран карту близлежащего участка, Тина принялась размечать участки атаки.

– Асиарх, дай мне Дерека и Релира, – скомандовала она через несколько минут.

– Даю, – отозвался тот.

На экране появились два командира легионов.

– Предлагаю атаковать внешние планеты немедленно, – эмообраз Тины пульсировал тревогой. – Не стоит ждать, до этих планет флот фанатиков не доберется. А чем меньше останется белесых, тем лучше.

– Бесспорно, – согласился Дерек. – Думаешь, стоит атаковать? Без ударов с орбиты?

– Думаю. Там ведь, кроме фанатиков, и рабыни имеются. О них кто-нибудь подумал?

– Хвост Проклятого мне в глотку! – скривился Релир. – Никто. Согласен, мы не имеем права на гравиудары с орбиты.

– Тогда бери на себя планеты Марг, Эргет-Тар и Барес, – кивнула Тина. – Дерек пусть займется Фланом, Чарном и Эльтарией. Как атаковать, я вас учить не собираюсь, это вы куда лучше меня знаете. Кораблям не приближаться к планетам ближе половины светового года! Это приказ.

– Понял, – кивнул Дерек, задумчиво рассматривая звездную карту. – Только вот можно ли надеяться на достаточную точность сканирования поверхности с такого расстояния? Асиарх, вы с друзьями как, справитесь?

– Обижаешь! – возмутился дварх. – Хотя это не так быстро, как при обычном сканировании, но справимся. Только вот особую точность выхода гиперпорталов гарантировать не могу, может возникнуть смещение до десяти-пятнадцати метров.

– Это не страшно, – отмахнулся Релир, одновременно вызвав на экран карту материков Марга. – С этой планеткой особых проблем не будет. А вот с двумя другими повозиться придется основательно, буквально утыканы укреплениями и платформами противокосмической обороны. Но орудия орбитальной защиты до наших крейсеров не дотянутся. Ладно, попробуем.

– Держите меня в курсе, – сказала Тина. – И не теряйте времени.

– Кому оставшиеся семь планет поручишь?

– «Черным Рысям», «Детям Света» и «Золотым Драконам».

– Добро, – кивнул Дерек и отключился.

Релир задал еще несколько уточняющих вопросов и тоже погасил голоэкран. Тина быстро переговорила с командирами остальных трех легионов и села ожидать новостей от эскадр первого флота.

* * *

Кир-Ванег застыл на мостике адмиральской рубки «Пути Тьмы». Он бы предпочел идти в бой на собственном флагмане, знакомом до последнего закутка, но приказ есть приказ. Впрочем, флагман Сина Ро-Арха тоже неплох. Точнее – лучший дварх-крейсер во флоте ордена найти трудно. Он сильно отличался от остальных, обладал куда более мощными двигателями и энергохранилищами, достаточными для двух лет автономного существования. Но родным он не был. Впрочем, это досужие размышления, на них нет времени.

Сборная эскадра, осторожно передвигаясь в режиме невидимости, приближалась к туманности Нерталь, недалеко от которой разворачивался флот Аствэ Ин Раг. Впереди шли рейдеры разведки, выполняющие одновременно роль боевого охранения по фронту. Они не отходили от эскадры дальше, чем на десять световых лет, сканируя пространство вокруг. По всем флангам передвигались отряды эсминцев и десять крейсеров. Еще некоторое количество кораблей прикрывало атакующих сзади. Основные силы выстраивались в атакующие, объемные спирали, давно принятые адмиралами ордена за основной боевой порядок. Многие флотоводцы обитаемой галактики пытались скопировать его, но, не имея полного телепатического слияния с капитанами кораблей, не справлялись с перестроениями.

– Кир! – вспыхнул в мозгу дварх-адмирала, подключившегося к главному биокомпу крейсера, эмообраз черно-белого арахна, командира отряда разведки. – Выходим на позицию, пока они нас не обнаружили. Фанатики еще не закончили монтаж кораблей, но основные силы готовы к бою. Стандартное шаровое построение, строящиеся корабли в центре.

– Количество?

– Четыре тысячи восемьсот двадцать линкоров с двумя главными бортовыми калибрами гиперорудий и восемью мезонными пушками каждый. Любопытная конструкция, не совсем понимаю, для чего нужны два равнозначных орудия, это ведь сильно утяжеляет корабль, а огневая мощь почти не возрастает. Одновременного залпа не сделаешь, любой линкор на куски разнесет. Разве что дает преимущество в скорострельности – пока одно орудие на перезарядке, второе готово к стрельбе. Роль эсминцев и рейдеров выполняют на скорую руку переоборудованные транспорты. Неповоротливы и слабо вооружены, бояться их не следует. Хотя их очень много, почти десять тысяч. Примерно двадцать тысяч истребителей. Сразу могу сказать, что большинство экипажей не слетаны. Очень неуклюже и медленно перестраиваются.

– И то хорошо… – недовольно проворчал гвард. – Только не увлекайтесь мне там. Наша задача пощупать оборону, не более того. Неуклюжи они там или нет, но в таком количестве разделают наши восемьдесят крейсеров как бог черепаху.

– Все равно грех не накрутить им хвост.

– Ты мне смотри, а то я тебе самому хвост пришью.

– Зачем мне хвост? – деланно удивился арахн, иронично пощелкивая жвалами. – Не нервничай Кир, сделаем, что нужно, и уйдем.

– Легко сказать: не нервничай… – буркнул себе под нос дварх-адмирал, отключив связь. – Посмотрел бы я на тебя на моем месте…

Он широко распахнул пасть и задумался, положив на язык привычный солоноватый корень барваха. Эти корни ордену приходилось закупать для своих гвардов у Оринского Гнезда. Они не росли ни на одной планете, кроме Тедаванга, вращающегося вокруг красного карлика. Родитель Оринского Гнезда драл за легкий наркотик бешеные деньги, а остальные гварды покорно платили. В том числе, и гварды-аарн. Корни заменяли ящерам табак. От дурной привычки было нетрудно избавиться, но она особого вреда не приносила, зато удовольствие доставляла огромное. Потому многие гварды ордена и продолжали употреблять барвах.

Итак, что мы имеем? Всерьез что-нибудь сделать с огромным флотом Кир не мог, да и не его это задача. Ему приказано произвести разведку боем, выяснить, на что способны адмиралы и капитаны фанатиков. И способны ли вообще на что-нибудь.

Крейсера один за другим выходили на предусмотренные планом атаки позиции, а враг их не замечал. Или делал вид, что не замечает? Стоит предусмотреть и такой вариант. Дварх-адмирал отдал несколько приказов, и корабли эскадры почти мгновенно сменили позицию, разворачиваясь в тройную спираль. Задняя прикрывала остальных с тыла и не должна была выходить из гиперпространства. Только если крейсера ждала впереди ловушка, спираль прикрытия пойдет на помощь. В любом другом случае их задача наблюдать, не вмешиваясь в бой. Кир зажмурился, закрыл пасть и скомандовал выход из гиперпространства.

Пятерками дварх-крейсера выпрыгивали посреди расположения флота фанатиков, ввинчивались в их строй, и открывали огонь из главных калибров гиперорудий. Впрочем, канониры мезонных и кварковых пушек не отставали от них. Тысячи гиперторпед вырвались из стартовых аппарелей и понеслись к целям, скользнув в гиперпространство.

Каждый крейсер выпустил рой лам-истребителей, уже не одну сотню лет считавшихся в обитаемой галактике лучшими из малых боевых кораблей. В ином случае Кир не стал бы рисковать истребителями, но поскольку ему удалось вломиться прямо внутрь вражеского построения, они становились незаменимы. Две эскадрильи истребителей и линкор при должном старании взорвут. Однако он отдал пилотам приказ уходить, как только фанатики опомнятся и задействуют зенитную артиллерию.

Эсминцы и рейдеры тоже принялись за дело, атаковав заранее выбранные цели. В мозгу дварх-адмирала смыкались основные информационные потоки эскадр, он видел картину боя целиком, отдавая до нескольких тысяч приказов ежесекундно.

Со стороны атака ордена выглядела, наверное, даже красиво. Вот только командованию фанатиков было как-то не до красоты. Они ждали, конечно, что аарн нападут, но не так быстро. Обнаружить фрегаты разведки удалось чудом, помогла ошибка одного из орденских капитанов, показавшегося в обычном пространстве без прикрытия. Две тысячи линкоров залили огнем сектор пространства, в котором показался фрегат. Почти никто из врагов не ушел, и фанатики радовались победе. Усовершенствованные гиперлокаторы тоже оправдали возложенные на них надежды и обнаружили уходящие корабли врага. Тогда почему сейчас эти хварговы локаторы не подняли тревогу? Почему никто не пошевелился заранее?! Локаторы должны были обнаружить хотя бы слабые всплески!

Мертона Бартивен, адмирал и один из высших святоучителей Синклита, вопил, срывая голос и пытаясь навести хотя бы подобие порядка. Но капитаны кораблей, привыкшие действовать самостоятельно, не слишком-то обращали внимание на приказы штаба. Кто-то бросался в бой и вскоре превращался вместе со своим линкором в облако плазмы. Кто-то пытался отойти, но в мешанине кораблей это оказалось очень трудно сделать. Почти каждый выстрел орденских крейсеров достигал цели, очередной линкор превращался в плазму и некоторое количество металлических обломков. Адмирал Бартивен колотил рукой по пульту в отчаянии. Он ведь предупреждал, что нужны учения! Предупреждал! Какого же хварга?! Нет, бери неподготовленные экипажи и побеждай с ними лучших капитанов и адмиралов галактики! Идиоты проклятые!

Только через несколько минут до Бартивена дошло, что перед ним всего лишь несколько десятков вражеских кораблей. Вот это наглость! Накинуться на огромный флот, имея меньше сотни кораблей в руках? Ну, подождите, сволочи… Он оскалился и принялся рычать команды в микрофон.

Вскоре часть флота отошла, и несколько тысяч линкоров принялись стрелять по орденским кораблям. Когда первый из дварх-крейсеров взорвался и исчез, вопли ликования раздались на каждом корабле святой иерархии. Значит, их можно побеждать! Они не неуязвимы! Капитаны продолжали с воодушевлением стрелять и маневрировать.

Однако адмирал с досадой видел, что неразбериха царит страшная, многие корабли сталкивались, никакой четкости перестроений не было и в помине. Ему никогда еще не доводилось командовать в реальности эскадренными боями, и Бартивен прекрасно понимал, что недостаток опыта может погубить и его самого, и весь флот. К сожалению, опытных боевых адмиралов у святой иерархии не было.

Флот строили десятки лет в глубокой тайне. Но именно тогда, когда на помощь своим слугам пришли ангелы Святого Благословенного, когда появилась надежда принести свет Его в миры греха, слуги Отца Зла напали! Адмирал скрипнул зубами. Слишком боялся Синклит, что кто-нибудь поймет истинное предназначение блочных транспортников. Поймет, что на самом деле каждый транспортник – основа для линкора. Потому и не разрешали экипажам тренироваться.

Когда ему доложили о потерях, Бартивену едва не стало плохо. Какая-то сотня дварх-крейсеров и пара сотен эсминцев с рейдерами уничтожили почти триста линкоров. Об истребителях он и думать не хотел, орденские асы выбивали их десятками и даже сотнями, почти не неся потерь. Но постепенно капитаны его флота немного пришли в себя и начали действовать более осмысленно. Уже больше двадцати вражеских кораблей уничтожено, и злорадная ухмылка исказила губы адмирала святой иерархии.

– Потери? – резко спросил Кир-Ванег.

– Двадцать три дварх-крейсера, четыреста три истребителя, тридцать пять эсминцев и двенадцать рейдеров, – доложил Эстарх.

– Экипажи спаслись?

– Да. Но пилоты истребителей… Меньше половины живы. Только те, чей истребитель не взорвался сразу, и биокомп успел включить систему катапультирования.

– Ясно… – мрачно сказал дварх-адмирал. – Потери врага?

– Триста семьдесят линкоров уничтожены, еще несколько сотен сильно повреждены. Истребителей наши сбили больше трех тысяч. Фанатики совсем не умеют летать.

– Для разведки боем достаточно. Всем отход! Повторяю, всем отход! Спирали прикрытия открыть огонь из гиперпространства. Давайте, ребятки!

Лам-истребители сразу по получении приказа отвернули в сторону от объектов атаки и резко набрали скорость, выходя из боя. Перед ними появились черные провалы гиперпереходов и живые машины начали нырять в них, скрываясь на авианесущих крейсерах. Через каких-то три минуты ни одного орденского истребителя в пределах видимости не осталось. Из гипера снова выпрыгнули тысячи торпед и понеслись к вражескому флоту, принявшемуся лихорадочно расстреливать их. У дварх-крейсеров появилось время для разгона.

Адмирал Бартивен видел, что аарн уходят, и отдал приказ не преследовать их, понимая, что в ином случае потери станут страшными. Вскоре сюда пожалует весь их флот под командованием Т’Сада Говаха и Сина Ро-Арха. Он сам учился в трирроунской военно-космической академии на примере кампаний этих двух гениальных флотоводцев. А теперь должен с ними драться. Бартивен нервно поежился. В победу, если откровенно, он не верил. Его задача – дать ангелам время вызвать силу Святого Благословенного. За его спиной находились десятки тысяч алтарей, на которых в этот момент приносили в жертву бесчисленное количество людей.

Именно эта великая жертва докажет Святому Благословенному, что народ Аствэ Ин Раг верен Его заветам. И Святой Благословенный сокрушит врагов верных Ему! Бартивен обязан защитить самое святое! И он защитит. Адмирал оскалился и приказал флоту готовиться к отходу. Он не идиот, чтобы дожидаться орденских флотоводцев здесь. Только бы от разведчиков оторваться. Но это задача операторов гиперрадаров и комендоров мезонных пушек. Не справятся, пусть пеняют на себя!

Потрепанные эскадры уходили с поля боя на форсаже. Спираль прикрытия развернулась позади, ее корабли готовились ответить на любую угрозу. Но враг не стал преследовать отступающих, сам лихорадочно готовясь к обороне. Кир-Ванег насмешливо приоткрыл пасть. Он уже понял, что фанатики воевать в пространстве не умеют. Совершенно не умеют. Но быстро учатся.

Давать им время научиться ни в коем случае нельзя. Похоже, атака начнется сразу по его возвращении, иначе враг сбежит, и ищи его потом по всему скоплению, хоть обыщись. Он сам на месте Бартивена разбил бы флот на эскадры и начал маневренную крейсерскую войну. Ударил, отошел. Нельзя позволить фанатикам сделать это, иначе бед не оберешься. Отправив наблюдать за флотом Бартивена полсотни фрегатов, гвард связался с Т’Садом и Сином, доложил о результатах разведки боем и устало опустился в кресло.

* * *

– Тина, – позвал девушку Асиарх. – Тебя вызывает генерал Т’а Ватан.

– Спасибо, – поблагодарила она. – Давай его сюда.

На загоревшемся сбоку голоэкране появилось лицо кэ-эль-энахского аристократа. Он потирал лысую голову и озабоченно хмурился.

– Добрый день! – поздоровалась Тина. – Что-нибудь случилось, господин генерал?

– Боюсь, что да, – мрачно ответил он. – Здравствуйте. А случилось вот что. Буквально только что со мной связывался Его величество и приказал быть готовым отправляться домой. В княжестве вооруженное восстание! Уже пять планет бунтуют. Откуда они взяли оружие? Не знаю, но вооружены бунтовщики отлично.

– Так… – задумчиво протянула дварх-майор. – Похоже, кому-то очень не нравится участие Кэ-Эль-Энах в этой войне. Кто возглавляет заговорщиков? Т’а Раге?

– А то кто же! – гадливо скривился генерал. – Никак не успокоятся. Его величество помиловал их, а они…

– Не спешите, господин генерал. Для начала надо сообщить Командору.

– Хорошо.

Слышавший их разговор Асиарх разыскал Мастера, и вскоре худое лицо мага появилось рядом с лицом генерала. Он выслушал Тину и тоже нахмурился. Немного подумал и кивнул чему-то своему.

– Я сейчас свяжусь с Его величеством, – заговорил Командор через некоторое время. – Думаю, мы решим этот вопрос с минимальными усилиями. Тина, подожди в канале, я сообщу тебе о результатах переговоров. Господин генерал, пока прощаюсь.

– Всего вам доброго, господин Командор, – поклонился Т’а Ватан. – До встречи, госпожа дварх-майор. Я жду известий.

Голоэкран погас. Илар мрачно посмотрел на Тину.

– Ты все правильно поняла, девочка… – вздохнул он. – Судя по всему, восстание – дело рук наших загадочных оппонентов. Им союз княжества с орденом не нужен. Но мы преподнесем им небольшой сюрприз. Прошу тебя слушать наш с Его величеством разговор молча и вмешиваться, только если я об этом попрошу.

– Поняла, Мастер, – кивнула она.

На втором экране появился кабинет великого князя. Раван бегал из угла в угол и тихо ругался себе под нос. Шут застыл рядом, держа в руках папку с какими-то документами. Увидев вспыхнувшее на стене изображение Командора, великий князь застыл на месте.

– А, вы уже в курсе! – рявкнул он вместо приветствия. – И что прикажете с этим делать, господин Командор?

– Рад видеть вас в добром здравии, Ваше величество! – вежливо наклонил голову Илар.

– Здравствуйте, здравствуйте… – проворчал великий князь, вспомнив об этикете.

– Ничего особо страшного не произошло, как мне кажется, – пожал плечами маг.

– Ничего страшного?! – едва не подпрыгнул Раван. – Да вы… Извините. Пять пограничных с Сообществом Т’Онг звездных систем взбунтовались! Гарнизоны военных губернаторов уничтожены! Губернаторы арестованы и расстреляны! На глазах у всей галактики! Это, по-вашему, ничего страшного?!

– Выражаю свое сочувствие семьям погибших, – вздохнул Илар. – Но насколько я знаю, население большинства планет княжества верно вам?

– А что оно может сделать? – огрызнулся великий князь, яростно теребя свои волосы. – У гражданских нет оружия, а люди Т’а Раге прекрасно вооружены. Причем, новейшими образцами ручного и планетарного оружия! С кем они договорись, я не знаю, но этот кто-то отправил заговорщикам добрую сотню транспортов с вооружением.

– Цель у этого кого-то только одна – вырвать княжество из коалиции.

– Я это прекрасно понимаю, – отмахнулся Раван. – Но я отправил в святую иерархию свои лучшие подразделения, и теперь мне нечем подавить восстание. К тому же бунтовщики смонтировали несколько платформ орбитальной обороны и установили там мезонные орудия класса «Астарк».

– Вы уверены? – прищурился Командор. – Насколько мне известно, Телли Стелл никому не продает орудия этого класса.

– А бунтовщикам дали бесплатно, – злобно прошипел великий князь. – Как теперь пробиться к восставшим планетам? Я не знаю! Извините, но я вынужден отозвать войска.

– Ваше величество, – ехидно ухмыльнулся маг, – но ведь мы союзники сейчас. Кто вам мешает попросить помощи у союзника? Орден с удовольствием вам эту помощь окажет. Тем более что совсем недалеко от этих пяти систем находятся на патрулировании наша линейная эскадра. Она несет полтора полных легиона.

– Ну, коли так, то… – задумчиво протянул великий князь, затем довольно улыбнулся. – Ход действительно неожиданный, и кое-кого он застанет врасплох.

– Я попрошу командиров центурий брать бунтовщиков живыми, судить их будете сами.

– Они мне живыми совсем не нужны, – скривился Раван. – Только тюрьмы загромождать. Но я вас понимаю, разберемся как-нибудь. И коли мы действительно союзники, то я, великий князь княжества Кэ-Эль-Энах, Раван VI Т’а Моро, официально прошу помощи у ордена Аарн для подавления вооруженного восстания в третьем приграничном секторе.

– Как союзник, не могу отказать вам в этой помощи, – склонил голову Командор. – Приказы патрульным крейсерам я отдам немедленно. Думаю, к завтрашнему вечеру от восстания не останется и следа.

– Вы уверены, что ваши люди справятся так быстро? – удивленно приподнял брови великий князь. – Хотя да, легионеры ордена…

– Справятся, – улыбнулся маг, и доброй его улыбку мог бы назвать только неисправимый оптимист. – Я очень не люблю, когда ради собственной власти готовы погубить миллионы людей. Слишком хорошо помню…

Щека Командора дернулась, и он отвернулся. Раван, внимательно за ним наблюдавший, мысленно поставил себе высшую отметку за догадливость. Он уже почти уверился, что Илар ран Дар и есть Темный Мастер. О временах правления черного императора до сих пор ходили страшные легенды, он лил кровь такими потоками, что ни один тиран последующих времен даже приблизиться не смог к его «рекордам».

Неужели человек, подобный Темному Мастеру, мог измениться? Может быть. Если он и Командор – одно и то же лицо, то вполне может быть. Откровенно говоря, Равана сильно интересовало это странное существо. Чем он руководствуется? Ради чего живет? Ведь ему больше двадцати тысяч лет. Он видел и знал столько, сколько ни один разумный в галактике. Великий князь попытался представить себе эту бездну лет, и ему стало несколько не по себе. А если еще и ощущаешь себя виновным? Обязанным искупить вину? Не дай Благие!

– Княжество искренне благодарит орден Аарн за помощь, – склонил голову Раван, постаравшись, чтобы на его лице не отразилось ничего.

– Не за что, – понимающе улыбнулся Командор. – Мне не хочется, чтобы кланы погубили все ваши начинания, Ваше величество, и я постараюсь этого не допустить. Думается, вам не помешает еще и беспроцентный кредит лет… Ну, скажем, на сто.

– А сумма? – тут же поинтересовался Раван.

– Около восьмисот триллионов. Рху-Жургуу подсчитал, сколько вам понадобится в ближайшие годы.

Великий князь вздрогнул. Если маг не издевается, то все финансовые проблемы Кэ-Эль-Энах решены. И не просто решены, бюджет выйдет из хронического дефицита, и появится возможность реализовать многие из положенных под сукно проектов. Среди них есть столь интересные, что Раван давно досадовал на невозможность их реализации. Впрочем, вряд ли Командор станет издеваться, такого ведь не прощают, и маг должен это понимать.

Пока союз складывается на удивление хорошо. Великий князь еще раз поблагодарил про себя Благих за то, что Лиэнни ушла в орден. Даже подумать не мог, что отчаянный шаг принесет столько выгоды. И не только ему самому, но и всей стране.

– Да, такой кредит нам совсем не помешает, – наклонил голову Раван, едва сдерживая возбуждение.

– Тогда сообщите директору госбанка княжества, что завтра с ним свяжется директор Аарн Сарт Банка. Пусть они вдвоем решат все вопросы, афишировать кредитный договор, как мне кажется, не следует.

– Полностью согласен! – усмехнулся Раван. – Я вообще постараюсь, чтобы о кредите знало как можно меньше людей. Слишком много желающих поживиться за счет государства.

– Нам в этом отношении легче. К нам подобные личности просто не попадают.

– Искренне завидую!

Высокие договаривающиеся стороны обсудили еще несколько вопросов, но на скорую руку. Каждый понимал, что времени у них очень мало и тратить его на бесполезные разговоры после того, как все решено, глупо.

Оставшись наедине с шутом, великий князь торжествующе рассмеялся. Харни тоже улыбался, прекрасно понимая, что только что Командор дал Равану в руки инструмент огромной силы. И старый интриган не преминет этим инструментом воспользоваться.

* * *

– Ну что, дружище? – взглянул на черного дракона Син Ро-Арх. – Начинаем?

– Все готовы? – глухо спросил Т’Сад.

– Да. Пойдем двумя эшелонами на расстоянии шести световых лет друг от друга. Неожиданно выпрыгнуть уже не получится, как мне кажется. Попробуем, конечно, но очень сомневаюсь. Да и то, если адмирал фанатиков полный идиот и дожидается нас на том же месте. Не верится мне в это. Судя по почерку, командует адмирал Мертона Бартивен. Он обучался у трирроунцев. Я связался с триррадской военно-космической академией и запросил его аттестацию. Ему пока не хватает практики, но флотоводец довольно грамотный, и если дать ему время набраться опыта, мало нам не покажется.

Он к чему-то прислушался и кивнул. Потом сказал:

– Я оказался прав, Бартивен не идиот и пытается смыться с места боя, но Кир тоже молодец, оставил достаточно скоростных разведчиков, и они сопровождают врага.

– И где сейчас наш драгоценный адмирал со своим флотом? – поинтересовался Т’Сад.

– Отходит в сторону планетной системы Теркад, – вздохнул Син. – Сканеры регистрируют там резкие всплески инферно, похоже, защищать эту систему будут до последнего. Орбиты населенных планет буквально утыканы платформами противокосмической обороны. Хорошо, что Бартивен не решился разбить флот на мобильные группы и начать крейсерскую войну на наших коммуникациях. В его положении это единственный достойный выход. Не дай Благие, он это сделает… Тогда справиться с ним окажется непросто.

– Не дадим! – довольно гнусно хихикнул Т’Сад. – Я хитрый, и тоже об этом подумал. Ты не интересовался, куда подевался одиннадцатый атакующий флот?

– А он разве здесь? – удивился Син. – Я думал, он на внегалактическом патрулировании.

– Здесь, – оскалился черный дракон. – Почти сотня линейных и атакующих эскадр в полном составе. Я приберегал их в резерве. Но сразу после доклада Кира отправил в режиме невидимости за Бартивеном. Так что там не только фрегаты, но и кое-что посерьезнее имеется. Дварх-адмиралу я отдал приказ атаковать при первой попытке разделения флота противника на мобильные группы.

– Кто там у нас?

– Верху-Рнеру, арахн. Да ты его помнишь, он тебя на прошлогодних учениях в твою собственную двойную «бутылку» загнал.

– Да, толковый парень, – кивнул Син. – Меня в эскадренных боях мало кто переиграть может. Он смог. Только не справится один флот с таким количеством линкоров. Тем более, без боевых станций.

– Никто и не требует от него этого, – отмахнулся Т’Сад. – До нашего прихода продержался бы с минимумом потерь. И не дал фанатикам разделиться. Надеюсь, сегодня карьера адмирала Бартивена завершится.

– А это уже от нас с тобой зависит, – пожал плечами Син, одновременно прокачивая через вживленный биокомп доклады лор-адмиралов и навигаторов, командующих отдельными флотами и эскадрами. – Да, все готово. Перехожу на свой флагман. Принимай командование, морда хвостатая!

– От плешивой обезьяны слышу! – расхохотался Т’Сад, оскаленные клыки выдавали его возбуждение, хвост нервно постукивал по полу. – К бою! Повторяю, общая команда всем флотам – к бою! Действуем согласно намеченному плану. Всем командирам походных соединений постоянно находиться в общем канале связи!

Он подождал, пока офицеры доложат о готовности своих подразделений, и приказал сниматься с места. Первыми двинулись более четырехсот крейсеров передового боевого охранения в окружении нескольких тысяч рейдеров, миноносцев и эсминцев. С учетом данных разведки боем решено было не выпускать лам-истребители, пока не удастся вклиниться внутрь строя противника. А с истребителями фанатиков прекрасно справятся эсминцы и миноносцы, особенно, если успеют выставить мезонную паутину.

С этим оружием в галактике еще никто не знаком, и оно окажется для адмирала Бартивена неприятным сюрпризом. Однако надеяться только на паутину глупо, и блуждающие мины класса «свой-чужой» тоже никак не помешают. Их довольно редко использовали, слишком опасны, но при столкновении с флотом такого размера, как флот фанатиков, придется использовать все имеющееся под рукой оружие. Мины передвигались в гиперпространстве, опрашивая каждый встречный корабль специальным кодом. Любой не ответивший немедленно атаковался. Конечно, вряд ли много мин сумеют прорваться сквозь защитные поля линкоров, но любой урон врагу лишним не окажется.

Десятки тысяч активированных гиперторпед первого и второго классов ждали своего часа, готовые сорваться со стартовых аппарелей. Операторы гравидеструкторов нагнетали в накопители энергию. Однако на них никто не надеялся, гравидеструкторы – оружие ближнего радиуса действия, чтобы его использовать, необходимо подойти к противнику на световую минуту, не дальше. Задолго до того линкоры противника перемелят в мелкий фарш корабль наивного капитана, попытавшегося сотворить такую глупость.

Вот против орбитальных платформ противокосмической обороны гравидеструкторы пригодятся. Но до этих платформ надо еще добраться, а сделать это возможно только после уничтожения защищающего их флота. Однако экипажи кораблей ордена не сомневались в успехе, Т’Сад и Син не в первый раз вели их в бой, и еще ни одного эскадренного сражения знаменитые дварх-адмиралы не проиграли. Каждый навигатор знал свою задачу в общем плане и с каждым мгновением все глубже погружался в биокомп своего корабля, становясь с ним единым целым.

Боевое охранение скрылось в гиперпространстве, следом за ним двинулись две объемные, на первый взгляд – беспорядочно вращающиеся, спирали основного построения. Каждая включала в себя по полторы тысячи дварх-крейсеров первого, второго, четвертого, девятого и шестнадцатого атакующих флотов. Их прикрывали десятки малых спиралей, составленных из эсминцев и авианесущих платформ. Спирали вертелись, дергались, корабли перескакивали из потока в поток, казалось, никакого порядка в их перемещениях нет и в помине, но ни одного столкновения не произошло, каждый занимал заранее отведенное ему место.

Огонь спиралями крейсеров велся настолько плотно, что буквально выметал врага из близлежащего пространства. Потоки крейсеров, рейдеров, авианесущих платформ, миноносцев и эсминцев пересекались, сходились и расходились. Действительно, хаос с виду. Особенно если не знать, что каждый корабль занимает место, отведенное ему командирами именно в этот момент времени. Однако вторая спираль имела приказ при малейшей необходимости разойтись в стороны малыми отрядами.

Т’Сад руководил перестроениями эскадр и довольно скалился – молодцы, ребятишки, помнят, чему их учили. Черный дракон вздохнул и отдал приказ стартовать силам вспомогательных спиралей, штабу и флотам флангового прикрытия.

Одно ему не очень нравилось. Наблюдатели от союзников. Группа адмиралов из княжества, Трирроуна, Сторна, Парга и Телли Стелл находилась в адмиральской рубке флагмана, и люди завороженно наблюдали на огромных голоэкранах за атакой боевых флотов ордена. Удружил ему Мастер, ничего не скажешь. Хорошо хоть, вопросами не донимают! Ну как, скажите на милость, объяснить им свои действия? Словами объяснить, не эмообразом! Никак. Ведь на первый взгляд действия флотоводцев ордена казались стороннему наблюдателю бредом сумасшедшего, полным безумием.

Однако они почти всегда приводили к успеху, и после первых побед адмиралов-аарн их тактику стали изучать во всех военно-космических академиях и училищах галактики. Кое-что удавалось понять и повторить, но далеко не все, сказывался разрыв в технологиях. А с появлением на полях сражений Т’Сада Говаха и его тактики двойного упреждения вообще возникло мнение, что победить эскадры ордена невозможно. Восхищала и слетанность экипажей, никакое неожиданное изменение картины боя не могло заставить их впасть в панику, что нередко случалось на кораблях других стран обитаемой галактики.

Черный дракон покосился на группу пожилых людей и снова вздохнул. До чего же неприятно ощущать себя под прицелом чужих оценивающих взглядов. Нет, он еще выскажет Мастеру свое мнение по поводу этих бездарных наблюдателей! Впрочем, не надо обманывать самого себя, некоторые из них довольно талантливы, при соответствующем обучении вполне смогут стать приличными флотоводцами. Особенно контр-адмирал Брен Т’а Рансат из Кэ-Эль-Энах и флаг-адмирал Эстин Керивен Даллио из Трирроуна.

Да только откуда княжеству с республикой взять боевые флоты? Разрешать им снова вооружаться? А не накинутся ли друг на друга? И так то и дело неизвестно откуда выныривают построенные в тайне боевые корабли, на которых приходится устраивать настоящую охоту. Что-то Мастер говорил про то, что надо ослаблять контроль. Но почему? Ладно, потом, не до того сейчас.

Походные спирали флотов ордена крались в гиперпространстве, прикрытые щитами невидимости. Однако Т’Сад не питал особых иллюзий, понимая, что готовый к бою флот фанатиков обнаружит его корабли на дальних подступах – невозможно скрыть прохождение такого количества крейсеров. Редко когда для совместных боевых действий объединялись даже три атакующих флота ордена. А сейчас – целых пять! Больше четырех тысяч больших кораблей и двенадцать тысяч малых.

– Тревога! – набатом загремел эмообраз Верху-Рнеру, командующего одиннадцатым атакующим флотом. – Противник начал разделение на мобильные эскадры. Вступаю в бой согласно приказу.

– Давай! – рявкнул дракон. – Придержи их! Всем кораблям объединенного флота приказываю перейти на форсаж! Повторяю, всем кораблям флота – форсаж!

Затем повернулся к наблюдателям и посмотрел на них. Придется закачать в накопитель побольше энергии со станций Аарн Сарт и прикрыть гравиполем всю адмиральскую рубку. Ничего не поделаешь, гости, хрен их за ногу. Плевать бы, но из-за этого флагман окажется в самом хвосте. Впрочем, в бой командующего все равно никто не пустит. Т’Сада это раздражало, но он понимал, что иначе нельзя.

На подходах к планетной системе Теркад между тем начинался бой. Эскадры дварх-крейсеров, рейдеров и эсминцев одиннадцатого флота, разделяясь по ходу дела на отдельные дивизионы, выпрыгивали из гиперпространства, поливая походные колонны противника огнем гиперорудий и мезонных пушек, обстреливая гиперторпедами. А через несколько секунд снова скрывались в гипере.

Начавший было перестроение флот адмирала Бартивена снова сбился вокруг центральной колонны и принялся огрызаться. Неразбериха воцарилась страшная, никто не ждал атаки ордена здесь и сейчас. Верху-Рнеру сумел подкрасться незамеченным, и теперь последовательно превращал порядки врага в хаос. Неопытные штурманы, пилоты и капитаны фанатиков растерялись. Однако Бартивен сумел быстро восстановить порядок. Адмирал понял, что разделиться на мобильные эскадры уже не получится, и придется принимать бой здесь, в системе Теркад. Что ж, пусть так, в этой системе ордену был приготовлен сюрприз.

Бартивен отдавал приказ за приказом, и вскоре линкоры, крейсера, эсминцы и рейдеры флота постепенно начали собираться на орбите четвертой планеты, формируя пять колец обороны. Несколько эскадр остались на растерзание кораблям ордена, прикрывая отход основных сил.

Несмотря на все усилия, помешать врагу сформировать кольца Верху-Рнеру не сумел, у него было слишком мало кораблей.

Черный дракон рассматривал изображение перестроения противника, передаваемое фрегатами разведки, и привычно постукивал когтем по правому клыку. Потом обратил внимание, что контр-адмирал Т’а Рансат, единственный из гостей, подошел ближе и тоже с интересом изучает звездную карту.

– Как вы думаете, каков их план, господин контр-адмирал? – поинтересовался Т’Сад.

– Оборона, – пожал плечами тот. – Активная оборона. Ничего больше. Посмотрите сами, пять линейных колец обороны вокруг планеты. Классическая схема, ее во всех учебниках описывают, так они перекрывают все орбиты. Только слепое подражание классике никогда еще не приводило к успеху. Я бы сформировал оборонное построение совсем по-другому, вы посмотрите только, четыре луны, они же столько возможностей для маневра дают. Впрочем, что есть, то есть. Однако эта схема предусматривает в среднем кольце орбитальные платформы. Интересно, какие орудия там установлены… Если не ниже класса «Астарк», вас ждет очень неприятный сюрприз. Они смогут выбивать ваши крейсера издалека, ничем при том не рискуя. Да и на поверхности, скорее всего, немало комплексов противокосмической обороны найдется.

– Поглядим… – недовольно проворчал дракон. – Информации по этой планетной системе мы, к сожалению, не имеем. На своей шкуре все узнаем. Только откуда фанатикам взять «Астарки»? Их производят только в Телли Стелл. Не думаю, что генеральному директору понравится наша реакция, если мы узнаем, что его страна продавала оружие такой мощности святой иерархии.

– Не все от него зависит, – вздохнул контр-адмирал. – Вы не хуже меня знаете, что ради дополнительной прибыли оружейные концерны директории на все пойдут.

– Если у фанатиков «Астарки», план боя придется менять на ходу… – задумчиво сказал Т’Сад. – Истребители до платформ не дотянутся, зенитки выбьют их еще на подступах. Гиперторпеды тоже. Однако надо проверить, что там. Я приказал крейсерам фронтальной атакующей группы соблюдать величайшую осторожность. Ими командуют самые опытные капитаны и навигаторы, а не рвущиеся к подвигам юнцы. Они не допустят глупых ошибок. Спасибо за подсказку, я как-то упустил из виду, что у фанатиков могут оказаться «Астарки».

Т’а Рансат поклонился в ответ. Дварх-адмирал немедленно сообщил по общему каналу эмосвязи о возможности столкновения с орудийными платформами класса «Астарк» и приказал не лезть на рожон. Потом вместе с Сином принялся разрабатывать запасной план боя. Приблизительный, конечно, уж кто-кто, а он лучше всех знал старую истину: «Ни один план боя не выдерживает столкновения с противником». Иначе и быть не может. Враг никогда не станет вести себя так, как выгодно командующему атакующими силами. Если только войсками этого врага руководит не полный дурак. А адмирал Бартивен, скорее всего, таковым не является.

Недооценивать противника Т’Сад права не имел, за его ошибку заплатят жизнями братья и сестры. Где-то на перефирии сознания ощущалось присутствие Командора, но маг не вмешивался в работу дварх-адмирала. Он просто информировал, что в любой момент готов вступить в бой. Черный дракон скривился. Ну да, вступит. А потом несколько дней в своей каютке сиреневой корчиться от боли будет. Не хватало только. Без него обойдутся как-нибудь. Двадцать тысяч лет, а ведет себя как капризный мальчишка порой! Видимо, Илар услышал мысли Т’Сада, так как рассмеялся и исчез из общего эмополя.

Поняв, как нужно атаковать орбитальные платформы, дварх-адмирал снова оскалился и довольно поскреб когтем около носа. Помогут Бартивену его пять колец обороны, как мертвому припарки! Атака лам-истребителями из гипера. Запустить с ними пару двархов, пусть дадут остальным привязку на местность. А потом давить гиперторпедами с десятков сторон, сотнями и сотнями гиперторпед. Никуда эти орбитальные платформы не денутся!

– Т’Сад! – ворвался в его сознание эмообраз Сина. – Проблема!

– Что за проблема?

– Трюмы орбитальных платформ переполнены прикованными рабами! Фанатики транслируют изображение этих трюмов по всем каналам грави и гиперсвязи!

– Хребеск гурхваг! – выругался дракон на родном языке. – Приехали. Атаковать нельзя, придется брать платформы силами легионеров.

– Ты прав… – вздохнул Син. – Я говорил, что нам надо поступиться кое-какими принципами, но теперь вижу, что не имеем права.

– Именно, что не имеем права… – проворчал дракон. – Нельзя нам становиться похожими на них. Какие сволочи!

Объединенный флот подходил к системе Теркад. Одиннадцатому флоту приходилось несладко, пришедший в себя противник палил изо всех калибров, засыпая атакующих тысячами гиперторпед и блуждающих мин. Орбитальные платформы почему-то не стреляли, наверное, Бартивен понял, что перед ним только часть сил ордена, и не желал тратить энергию раньше времени. Истребителей никто не выпускал, в этой круговерти они были совершенно бесполезны.

Т’Сад нетерпеливо шипел сквозь зубы, торопя события. С каждым погибшим эсминцем или дварх-крейсером одиннадцатого флота он все сильнее злился. Но держал себя в руках, понимая, что не имеет права давать воли драконьему темпераменту. К тому же дварх-адмирал опасался неприятных неожиданностей. Ни разу бой без них не обходился.

– Внимание всему флоту! – загорелся сигналом тревоги в общем канале связи эмообраз одного из капитанов кораблей передового охранения. – У врага обнаружено неизвестное оружие! Мы только что потеряли два крейсера вместе с экипажем! Они достали нас прямо в гиперпространстве!

– Отходите! – рявкнул Т’Сад, поняв, что его опасения оправдались. – Немедленно! Что за оружие?

– Не знаю! Двархи в полном недоумении. Действие таково: поначалу просветка круговыми гиперволнами на расстоянии до трех световых лет. Потом волны сходятся на обнаруженном корабле, помещая его в центр волновой спирали, и происходит изменение свойств гиперпространства в этой точке. Линейные параметры становятся нелинейными!

– И корабль просто рвет в клочья… – пробормотал дракон. – Паскудство какое! Откуда только фанатики взяли это оружие? Неужели сами выдумали?

– Все возможно, – вмешался в разговор Син. – Вряд ли у них много подобных орудий. Слишком энергоемкий процесс, Эстарх сделал приблизительные расчеты. Скорее всего, новое оружие установлено на линкорах, рассредоточенных во втором кольце обороны. Что делать будем?

– И почему мы, идиоты такие, ни одной боевой станции сюда не вызвали? – задал риторический вопрос Т’Сад. – Сейчас бы расстреляли их издалека и дело с концом.

– Сожалеть можешь сколько угодно, но станций здесь нет. Сам решил оставить их дома, не желая светить перед союзниками. Ждать их мы не можем, уровень инферно продолжает нарастать, а значит, времени терять нельзя. Предлагаю начать обстрел на максимально возможном расстоянии, а под шумок подойти поближе. План атаки пошел коту под хвост, это уже ясно, потому давай действовать.

– У меня тут еще эти наблюдатели… – с отвращением проворчал дракон. – Как заноза в заднице!

– Да уж, устроил Мастер нам головную боль, – вздохнул Син. – Плюнь ты на них, пусть себе делают, что хотят. Не до них как-то. Хотя с Т’а Рансатом можно и посоветоваться, нравится мне этот человек. Кстати, он прав, «Астарки» у фанатиков тоже имеются. Поинтересуйся у флот-директоров, откуда бы это?

– Поинтересуюсь, – в эмообразе Т’Сада горело мрачное обещание. – И не только у них.

Он искоса, со злостью глянул на группу наблюдателей, отыскав среди них трех человек в форме флот-директоров Телли Стелл. Потом повернулся к Т’а Рансату.

– Вы оказались правы, господин контр-адмирал, – негромко сказал дракон, продолжая нервно стучать когтем то по одному зубу, то по другому. – У них «Астарки». Впрочем, есть еще кое-что. Неизвестный тип оружия, способного поражать корабли врага прямо в гиперпространстве на расстоянии до трех световых лет. Мы потеряли два крейсера и это, боюсь, далеко не последние потери.

– Любопытно, – приподнялись брови кэ-эль-энахского аристократа. – Никогда даже не слышал ни о чем подобном.

– Я, к сожалению, тоже.

– И что вы собираетесь делать?

– Атаковать, – осклабился Т’Сад. – У меня приказ, этот флот должен быть уничтожен. И он будет уничтожен. Но глупо рисковать я тоже не хочу. Иногда меня называют перестраховщиком, но лучше пусть так, чем терять корабли без всякого смысла. Сейчас передовую группу спасло только хаотическое построение.

– Полностью с вами согласен, господин дварх-адмирал, – в который раз поклонился Т’а Рансат. – Я на вашем месте тоже соблюдал бы величайшую осторожность. А мы, оказывается, сильно недооценили фанатиков. Были уверены, что в Аствэ Ин Раг едва ли не дикари живут.

– Мы знали об их потенциале, – тяжело вздохнул дракон. – Потому и ударили неожиданно. И теперь необходимо разбить святую иерархию раз и навсегда, иначе они насадят свою кошмарную религию по всей галактике. Мне этого не слишком хочется.

– Мне тоже! – передернуло контр-адмирала. – Насмотрелся. В княжестве не верили, что здесь происходит такой кошмар. Ничего, переслано достаточно записей, пусть сытые и довольные поглядят, что с ними сделают фанатики в случае победы. А то ведь на многих планетах княжества демонстрации в поддержку «несчастных верующих, избиваемых зверьми-военными» прошли…

– Не понимаю, почему его величество позволяет такие глупости? – проворчал Т’Сад. – Здравомыслящий, казалось бы, правитель. Я бы на его месте разогнал эти демонстрации без какой-либо жалости. Понятно ведь, что они врагами спровоцированы. Вам там только дерьмократии и не хватало для полного счастья.

– Как вы сказали? – рассмеялся Т’а Рансат. – Дерьмократии? Прекрасная характеристика для этого типа общественного устройства. Лучше просто не придумать.

– А как еще его назвать, если наверх в демократических странах всплывает именно эта субстанция? – гадливо скривился дракон. – И никого иного во властных структурах этих стран просто не бывает. Почти невозможно встретить там человека чести.

– Им карман честь заменяет, – не менее гадливо поморщился контр-адмирал. – Впрочем, какое нам с вами до них дело? Что вы собираетесь предпринять?

– Новое оружие находится только на нескольких линкорах противника. Двархи флота вычислили, на каких именно. Правда, они находятся во втором кольце вражеского построения. Но есть у меня один интересный план…

Если взглянуть со стороны, то приготовившиеся к сражению боевые флоты выглядели какой-то фантасмагорией. Туманный шар планеты Диан-Таль неспешно вращался вокруг своей оси, на орбите кружились десятки платформ противокосмической обороны, вооруженные новейшими гиперорудиями класса «Астарк», купленными в Телли Стелл за дикие деньги. Пришлось переплатить вдесятеро, да и то подходы к руководству оружейного концерна «Аста Виорет» разведчики святой иерархии искали несколько лет. Однако денег было не жаль, орудия надежно перекрывали подступы к замершему в оборонных построениях флоту.

Кольца обороны готовились отразить атаку, грозно поблескивая в лучах местной звезды. Да и новое оружие, изобретенное святыми ангелами, давало надежду на успех. Ах, если бы им вооружили все линкоры… Но увы, один дзарт-деструктор строился добрых несколько месяцев, и его производство обходилось настолько дорого, что ими вооружили едва ли полтора десятка кораблей. Мало. Слишком мало! А флотом врагов руководит сам Т’Сад Говах. И он уже знает о новом оружии, так как приостановил атаку.

Адмирал Бартивен хмуро изучал звездную карту. Застывшие на орбите кольца оборонного построения готовились к бою. Со всех сторон к ним тянулись похожие на рои насекомых атакующие спирали флотов ордена Аарн.

Как же их много! Больше четырех тысяч только дварх-крейсеров, каждый из которых почти в двадцать раз превышал размером линкоры Аствэ Ин Раг. Для чего ордену нужны такие гиганты? Бартивен не знал, хотя не раз задумывался об этом. Казалось бы, огромные корабли должны быть неповоротливы. Однако адмирал иллюзий не питал, прекрасно зная, что кораблей более скоростных и маневренных в обитаемой галактике не существует. Технологии, а особенно биотехнологии Аарн потрясали, они превосходили все, имеющееся у других, на несколько порядков. В некоторых областях. Но им здорово мешает их непонятное чистоплюйство. На нем Бартивен и сыграет.

Адмирал довольно оскалился. На каждой орбитальной платформе находились десятки тысяч рабов и рабынь, набитых в полупрозрачные временные трюмы. Наземные службы сработали на удивление быстро, выполнив его приказ и привезя рабов снизу. Инфослужба флота продолжала транслировать изображение трюмов, теперь Аарн не решатся стрелять по платформам, ведь можно погубить невинных, как они выражаются. Бартивен с недоумением пожал плечами. Какие там невинные? Рабы виновны уже по факту рождения! Они не люди! Так, полукрысы, полностью заслуживающие своей судьбы. Но раз для ордена они имеют какое-то значение, то не воспользоваться слабостью врага – грех. Непростительный грех.

Командующий застыл у карты, продолжая искать путь к победе, но не находил его. Главное, задержать дварх-адмирала, дать ангелам время воззвать к силе Святого Благословенного. А тогда уж… Бартивен злорадно расхохотался. Да, тогда дети греха пожалеют о своих заблуждениях, только поздно будет. Вся эта вонючая галактика пожалеет! Они осмелились тронуть святую иерархию, за что и подохнут.

Представив себе предстоящий после победы карательный поход по мирам греха, адмирал довольно осклабился. По заслугам! Резко оборвав приятные размышления о гордых аристократках княжества, стоящих на коленях у его ног, адмирал снова уставился на звездную карту. Почему аарн не начинают атаку? Почему застыли на месте и постоянно перестраиваются, да с такой скоростью, что в глазах мельтешит? Ответов Бартивен не знал, зато знал репутацию Т’Сада Говаха и Сина Ро-Арха, вполне обоснованно ожидая от них всяческих неприятных сюрпризов.

Командующий флотом фанатиков не ошибся. Его действительно ждал сюрприз. Из спиралей орденских порядков, окруживших кольцевые построения кораблей святой иерархии, внезапно выдвинулись двенадцать выступов, состоящих из сотни лам-истребителей, двадцати миноносцев и шести рейдеров каждый. В хвосте у них двигались по три дварх-крейсера. Вперед с какой-то стати вышли миноносцы и закрылись защитным полем, что выглядело насмешкой над всеми учебниками тактики.

Что они делали, никто из капитанов флота фанатиков понять не смог, но они не особо этим обеспокоились. Не слишком многое может сделать сотня миноносцев. Ну, выпустят несколько тысяч мин, которые и приблизиться к оборонным порядкам не смогут. Однако миноносцы не стали выпускать тучи мин, они скользнули в гиперпространство, вслед за ними ушли лам-истребители с рейдерами. Локаторы немедленно нащупали их, и на перехват рванулись гиперторпеды. Казалось, ничто не спасет атакующие корабли.

Адмирал Бартивен насмешливо оскалился и потер руки в предвкушении. Но произошло что-то невероятное. Торпеды долетели до идущих впереди миноносцев и просто исчезли, не нанеся врагу никакого урона. Линкоры, поняв, что случилось непредвиденное, принялись заливать огнем главных калибров области пространства, где предположительно находились аарн. Но было поздно.

Рейдеры и истребители ордена вынырнули из гипера рядом с кораблями, несущими дзарт-деструкторы. Новое оружие, на которое так надеялся Бартивен. Поняв, что собрались делать враги, адмирал едва не взвыл от отчаяния и приказал отбить атаку любой ценой. Поздно. Рейдеры под прикрытием истребителей рванулись вперед и выстрелили несколькими сотнями гиперторпед, их мезонные орудия тоже палили, не переставая. А пытающиеся приблизиться к ним эсминцы святой иерархии какая-то сила крошила в мелкие обломки. Казалось, что-то непонятное окружило носители дзарт-деструкторов и не дает приблизиться к ним никому.

Бартивен ошеломленно замер, не понимая, что происходит. Потом вспомнил о так и не вышедших из гипера миноносцах и выругался. Похоже, у ордена тоже нашлось новое, никому не известное оружие. И несли его именно миноносцы! Будьте вы прокляты, твари! Он с ужасом смотрел, как невидимую границу пересекло несколько линкоров, мгновенно превратившихся в хлам. Казалось, путь им преграждает невидимая паутина, разрезающая все, что в нее влетает. Даже залпы гиперорудий не проходили сквозь эту паутину! Что за кошмар?

Адмирал был полностью прав, именно так и работала мезонная паутина, раскинутая миноносцами ордена вокруг линкоров с дзарт-деструкторами. Оружие, на которое не возлагали почти никаких надежд, сработало на удивление хорошо. Впрочем, любой мало-мальски опытный капитан понимал, что такой фокус во второй раз не пройдет. Никто больше не подпустит миноносцы близко. Мезонная паутина оказалась неожиданностью, и только потому ее удалось установить.

Линкоры-носители огрызались, как могли, но поблизости не оказалось своих истребителей, которые могли остановить лам-истребители и рейдеры ордена. А те воспользовались ситуацией полностью. Небольшие, юркие корабли носились вокруг линкоров, заливая их огнем. Гиперторпеды одна за другой взрывались, нанося непоправимый ущерб. Зенитные батареи не успевали отбиваться от нападающих. На уничтожение двенадцати линкоров асам ордена понадобилась всего лишь четверть часа. А затем они мгновенно скрылись в гиперпространстве, потеряв при отходе только три рейдера и шесть истребителей.

Адмирал Бартивен мертвыми глазами с отчаянием смотрел на облако обломков, оставшихся от оружия, которое должно было обеспечить ему победу. Святой Благословенный! Да как же ты допустил такое?! Почему?! Однако предаваться отчаянию времени у командующего обороной не было. Атакующие спирали орденских крейсеров сдвинулись с места, и первые тысячи гиперторпед вырвались из стартовых аппарелей.

Залпы мезо– и гиперорудий следовали один за другим, выметая корабли святой иерархии из окружающего пространства. Но что они творят?! Адмирал ошеломленно уставился на мечущиеся туда-сюда дварх-крейсера и снова ничего не понимал. За каким демоном они и доли секунды не остаются на месте, совершают микропрыжки через гипер, вращаются? Обезумели, что ли? Или изначально были сумасшедшими?

Только после того, как «Астарки» с орбитальных платформ дали первый залп, адмирал Бартивен понял замысел Т’Сада Говаха. Только один дварх-крейсер оказался поврежден. В них просто не сумели попасть! Да и попробуй, попади в мишень, которая постоянно вертится без какого-либо алгоритма, случайным образом. Но какова слетанность экипажей! Каковы пилоты! Несмотря на то, что перед ним находился враг, Бартивен не мог не восхититься как профессионал.

– Передать управление орбитальными орудиями большим компам главного вычислительного центра флота! – рявкнул он в микрофон. – Задействовать программу «Хамелеон»! Передаю код доступа.

– Но господин адмирал! – попытался возразить командир канониров. – Она же не доработана! Мы же своих можем посбивать!

– К демонам! – яростно зарычал Бартивен. – Даже недоработанная программа стреляет лучше вас, уроды! Это приказ! Подключай!

– Есть, господин адмирал! – мрачно ответил артиллерист. – Готово.

– Так огонь, копыто Отца Зла вам в задницы!

Прицельные антенны «Астарков» налились багровым огнем и мигнули. Еще раз. На наступающие флоты ордена обрушился огневой вал, пространство-время сминалось и перекручивалось. Хамелеон стрелял залпами, произвольно меняя точку прицеливания и поражая целые области. От такого огня не спасешься, как ни прыгай! Что с того, что программа собьет десяток-другой своих кораблей? Плевать! Зато враг сразу понес урон. Добрых полтора десятка дварх-крейсеров разнесло в клочья. Погибших эсминцев и рейдеров, случайно оказавшихся рядом, никто не считал.

Но адмирал Бартивен опоздал с приказом, первые вытянутые спирали орденских эскадр ударили в кольцевые построения линкоров святой иерархии, глубоко вклиниваясь между линиями обороны. А за ними в прорыв устремились рейдеры с эсминцами.

Каких-то несколько минут – и внешнее кольцо флота святой иерархии было сметено. Нормальное эскадренное сражение превратилось в хаос, в схватки отдельных кораблей, в которых навигаторы ордена всегда считались сильнее всех. На этот раз они снова подтвердили свою репутацию, очень быстро превратив корабли противника в металлический мусор. Впрочем, им помогло еще то, что боевого опыта у капитанов Аствэ Ин Раг почти не было.

Адмирал Бартивен с ужасом глядел на экран, понимая, что сражение проиграно. Да, его флот еще некоторое время сможет сопротивляться, но выиграть уже не получится. Добрая треть линкоров и крейсеров уничтожена. О переоборудованных в эсминцы транспортах он даже не вспоминал, все равно толку с них ноль. Вскоре осталось только три кольца обороны из пяти.

Аарн снова поменяли строй, выстроившись несколькими клиньями, которые постоянно вращались друг вокруг друга. Они без промедления рванулись вперед, до максимума усилив защитные поля. Однако дварх-крейсера не стреляли по орбитальным платформам, зная, что там находятся десятки тысяч рабов. Поняв, что орденские чистоплюи попались в его ловушку, адмирал Бартивен злорадно оскалился. Пусть ему не победить, но надо хотя бы побольше этих сволочей утянуть за собой на тот свет. Программа «Хамелеон» тоже оправдала себя на все сто, она поражала корабли детей Отца Зла один за другим. Жаль, что нельзя стрелять беспрерывно, накопители «Астарков» набирали энергию не слишком быстро, и именно этим пользовались орденские навигаторы, чтобы продвинуться еще немного вперед.

– Почему не атакуешь платформы? – хрипло спросил Т’Сад у Сина.

– Ты забыл о рабах – ответил тот. – Мы не имеем права их убивать. Но не беспокойся, мы в пределах досягаемости гиперпорталов. Сейчас двархи заканчивают сканирование, и легионеры идут на абордаж.

– Ты считаешь, что враг не предусмотрел возможность абордажа? – спросил дракон.

– Предусмотрел, конечно, – хмыкнул старый дварх-адмирал. – Они хотели подорвать платформы вместе с нашими легионерами, да только не учли возможностей двархов. Мы уже знаем, как разминировать каждую из платформ, и первыми пойдут роботы-саперы. Охрану и персонал наши ребята потом сомнут без труда.

– Хорошо, – резко кивнул Т’Сад. – Платформы на тебе. Только побыстрее, наши потери из-за них огромны. Мы давно столько своих не теряли.

– Ребята пошли, – ответил Син. – Так, три платформы уже наши. Осталось только отключить их параноидальные компы.

Адмирал Бартивен наблюдал за картиной сражения, судорожно сжав кулаки. Он снова не понимал, что происходит. Одна за другой орбитальные платформы прекращали стрелять. В образующиеся в огневой стене просветы врывались атакующие спирали эскадр ордена и десятками уничтожали корабли его флота.

Почему ловушка не сработала? Почему станции не взорвались после проникновения туда легионеров? Снова ошибся? В душе Бартивена царило отчаяние, в глазах было темно. Неужели все? Похоже на то. Да, еще пару часов остатки его флота будут сопротивляться, но не более. Святой Благословенный! Почему? Впрочем, а чего он хотел? У Т’Сада Говаха лучшие боевые экипажи галактики, лучшие шкиперы и навигаторы, лучшие пилоты, а у него – бывшие пираты и работорговцы. Или того хуже – торговцы. Эти навоюют…

Вскоре сражение рассыпалось на тысячи отдельных схваток и вот тут-то открылось раздолье для истребителей. Тысячи и тысячи лам-истребителей вырывались из гиперпереходов, накидываясь на врага и жаля линкоры подобно осам. Конечно, поднявшиеся в ответ истребители фанатиков сражались, как могли, да только куда им было тягаться с орденскими асами. Те мстили за гибель братьев и сестер, не жалея никого. Ни одному из кораблей фанатиков не оставили даже одного шанса для бегства. Аарн последовательно уничтожали их один за другим.

– Выражаю вам свое искреннее восхищение, господин дварх-адмирал! – низко поклонился Т’а Рансат. – Описание этого сражения войдет во все учебники тактики.

– Зря! – раздраженно рявкнул Т’Сад. – На редкость безалаберный бой! Да, мне удалось переломить ситуацию, но наши потери недопустимо велики! Я должен был придумать другой выход. Впрочем, все мы задним умом крепки.

– Но вы потеряли вдесятеро меньше противника! – удивленно посмотрел на раздосадованного черного дракона контр-адмирал.

– Может, оно и так, но мы столько своих не теряли больше тысячи лет, с самой третьей галактической войны. Да и столкновений такого уровня тоже не происходило почти столько же времени. Мы недооценили святую иерархию и поплатились за это.

– Такое случается, – вздохнул Т’а Рансат. – Теперь нужно побыстрее закончить эту проклятую войну. Вы не в курсе, что там с восстанием в княжестве?

– Его подавят наши легионы по договоренности с Его величеством, – осклабился дракон. – Заговорщики не подумали, что великий князь может попросить помощи у союзника.

Аристократ откинул голову назад и звонко расхохотался. Он смеялся довольно долго, представив себе изумление напыщенных гордецов из рода Т’а Раге, когда им на головы свалятся легионеры ордена Аарн.

– Лерарх, – обратился к дварху своего флагмана Т’Сад. – Дай-ка мне адмирала Бартивена. Пора прекращать бойню.

– Сейчас отыщу, – отозвался тот.

Командующий флотом Аствэ Ин Раг уже не смотрел на избиение огрызающихся остатков своих эскадр. Бесполезно. Он с отчаянием кусал губы, понимая, что не сумел выполнить свой долг. Когда перед ним вспыхнула рамка голоэкрана, он не сразу поднял голову, устало глядя в пол. А когда поднял, увидел перед собой изображение огромного черного дракона в форме ордена. Око Бездны на его плече горело багровым пламенем ада.

– Господин адмирал? – изобразил легкий поклон Т’Сад.

– Да, господин дварх-адмирал, – тяжело поднялся на ноги Бартивен.

– Вы сражались достойно, но Создатель, которого вы именуете Святым Благословенным, не дал вам удачи в этот день, – произнес дракон традиционную фразу с предложением сдачи. – Бой вы проиграли. Предлагаю спустить флаг.

Бартивен с удивлением взглянул на него. Не думал он, что Т’Сад Говах станет обращаться с проигравшим по обычаям военного флота. Но это уже не имело значения.

– Нет, господин дварх-адмирал, – исказила его губы кривая усмешка. – Мы с вами будем сражаться до конца. И сдаваться я не намерен. Мне больше незачем жить, раз вы победили. Прощайте.

Бартивен оскалился и потянулся к пульту. Быстро набрал известный только ему код и облегченно рухнул в кресло. Все. Обратной дороги нет. Может, самоубийство и грех, но жить после такого проигрыша он не мог. Пошли вы все в ад! С него хватит.

Когда голоэкран погас, Т’Сад только покачал головой.

– Фанатик, конечно… – вздохнул он. – Но умер достойно.

– Согласен, – кивнул Т’а Рансат. – Умер как человек чести. Даже странно…

– Что тут странного? Для него поражение сегодня – это крушение всего его мира. Куда легче умереть, чем принять изменения и попытаться измениться самому. Впрочем, демон с ним. Думаю, нам нельзя упускать ни одного корабля фанатиков. Если кто-нибудь из белесых спасется, вскоре все начнется заново. Где-нибудь в другом месте.

– Да, такую заразу лучше вырубить на корню.

Т’Сад повернулся и отдал общий по флоту приказ уничтожать все не пожелавшие сдаться корабли противника. Вскоре это было завершено. Впереди осталась только чистка планет от белесых. И это будет нелегко, Т’Сад понимал, что нелегко. Но необходимо. Впрочем, немного времени у него нашлось, и вечером дварх-адмирал в компании с Сином Ро-Архом и контр-адмиралом Т’а Рансатом надрался шерваха до изумления. Впрочем, остальные двое, хоть и пили коньяк, выглядели ничуть не лучше мертвецки пьяного дракона.

* * *

– Внимание всем! – заговорил интерком на пульте. – Согласно сведениям станций слежения к нашему сектору приближается линейная эскадра ордена Аарн. По распоряжению светлого князя Аркена Т’а Раге приказываю соблюдать полное молчание на всех диапазонах связи!

Оператор орбитальной платформы пожал плечами и набрал несколько команд на клавиатуре управляющего компа. По его мнению, смысла в соблюдении режима секретности не было ни малейшего. Вся галактика давно знала о бунте в третьем приграничном секторе княжества. И аарн к ним вряд ли полезут, им до политических игрищ дела нет. Но его мнения никто не спрашивал, а приказ оставался приказом.

Откровенно говоря, оператора удивил успех бунта сразу на пяти планетах. Да и оружие в распоряжении бунтовщиков оказалось отличное. Откуда только Т’а Раге с подельниками добыли его? Одни мезонные орудийные платформы класса «Астарк» чего стоят. Теперь великому князю придется сто раз подумать, прежде чем посылать сюда войска. Орудия противокосмической обороны легко уничтожат не только транспортники, но и крейсера ордена, если те полезут. Хотя вряд ли кто решится стрелять по аарн, слишком хорошо знакомы в обитаемой галактике с обычаем ордена страшно мстить за своих.

Одно только смущало оператора – отсутствие кораблей прикрытия. Хотя бы платформы для мезонных и кварковых орудий ближнего радиуса действия смонтировали, так нет же. Даже миноносцы на орбиту не вывели! Да, у княжества нет боевых кораблей старших уровней, но истребителей хватает, и транспорты вполне могут доставить их в третий сектор. А против истребительной атаки большие орудия бессильны.

– Как думаешь, Терп, чего этим орденским мудакам надо? – спросил второй оператор, мрачный тип с красным лицом запойного пьяницы, но великолепный инженер при том. Звали его Баргилем, и откуда взялось непривычное для слуха уроженцев Кэ-Эль-Энах имя, никто не знал. А смеяться над ним мало кто решался, кулаки и нож Баргиля быстро доказали насмешникам, что задевать его себе дороже.

– А хвост Проклятого их знает, придурков чокнутых! И гадать не хочу. К нам бы не лезли, и ладно.

– Полезут – пожалеют. Наши деточки тут не для красоты поставлены…

«Деточками» Баргиль любовно именовал мезонные орудия платформы и относился к ним с удивительной нежностью, как к живым. Разговаривал с ними, гладил, постоянно ухаживал, откалибровал с такой точностью, что Терп только руками развел. Он бы не справился, не верил, что можно добиться от «Астарков» кучности залпа, значительно превышающей списочные параметры. Баргиля можно было не любить, но как профессионал он стоял на особом счету. И совершенно заслуженно. Таких действительно мало, очень мало. В армии любого государства над наводчиком его класса тряслись бы и платили бешеные деньги, а он каким-то образом оказался среди людей мятежного рода Т’а Раге. Каким? А кто его знает! Но именно Баргиль руководил сборкой и настройкой всех орудийных платформ, а потом оказался напарником Терпа на одной из них.

– Эскадра разделилась… – задумчиво сказал Баргиль, внимательно наблюдавший за монитором компа, связанного со станциями слежения. – Где их фрегаты разведки, интересно? Не увидишь ведь. Да и крейсера ходят и ходят вокруг сектора. Прямо как волки вокруг стада. Что-то тут неспроста. Чего-то им, падлам, надо.

– Если нападут, нам кранты, – пожал плечами Терп. – Ну ладно, пусть грохнем мы пару крейсеров, если повезет, а толку-то? Остальные нас быстро в клочья порвут. Сам знаешь, что такое их лам-истребители.

– Там поглядим… – злобно оскалился Баргиль, закуривая. – Там поглядим…

Терп откинулся на спинку неудобного операторского кресла и уставился на монитор станции слежения, наблюдая за шестью большими точками дварх-крейсеров и целой кучей эсминцев. Те действительно продолжали безо всякого толку летать вокруг третьего сектора. Вели себя очень странно, обычно патрульные эскадры ордена величаво плыли своим курсом, не обращая никакого внимания на происходящее вокруг. Мало кто решался привлекать к себе их внимание, зная что это чревато большими неприятностями. Но сейчас аарн вели себя совсем иначе. Их маневры походили на предбоевое построение, и Терп молил про себя Благих, чтобы орденские сволочи не напали. С них станется. Увы, Благие не услышали его молитв…

Дварх-крейсера в сопровождении эсминцев снова разошлись, а затем резко прыгнули ко всем пяти населенным планетам восставшего сектора. Однако вышли из гиперпространства не слишком близко, замерев вне пределов досягаемости «Астарков». Каждый из крейсеров окутался дымкой защитного поля и выплюнул в окружающее пространство по паре сотен лам-истребителей, рванувшихся к платформам. За ними осторожно двинулись эсминцы.

– Боевая тревога! – взревел Баргиль, ударяя кулаком по красной кнопке. – Суки! Твари! Ублюдки!

Терп побелел. Ведь сами крейсера так и остались вне пределов досягаемости прицельных антенн «Астарков», а против юрких лам-истребителей огромные орудия совершенно бессильны. Да, зенитчики на своих местах и кого-то они, конечно, собьют. Только вряд ли много. У бунтовщиков были, конечно, свои истребители, но только куда их пилотам тягаться с асами ордена. Лучшие из лучших среди местных пилотов служили во флоте княжества и, попав в плен, отказались переходить на сторону Т’а Раге даже под угрозой расстрела. А немногие согласившиеся едва умели летать и не имели никакого боевого опыта. Ничего удивительного, что вскоре большинство истребителей бунтовщиков приказали долго жить.

Аарн потеряли едва ли десяток своих машин в этой атаке. После этого обозленные гибелью товарищей, орденские пилоты накинулись на оставшиеся беззащитными орбитальные платформы. Зенитные пулеметы отбивались, как могли, но только однажды кто-то из зенитчиков чудом попал в лам-истребитель. Да и то, попробуй попади издали в верткую мошку! Даже самый совершенный комп не поможет. Одна за другой орбитальные платформы «Астарков» превращались в рой бесполезных металлических обломков.

– Какому ублюдку пришло в голову оставить большие орудия без прикрытия?! – взвыл Терп в последние мгновения своей жизни.

Погибший канонир был полностью прав, оставить орбитальные платформы почти без защиты было верхом тактического идиотизма. Обычно их размещали вперемешку с мезонными и кварковыми пушками, прикрываемыми мощными генераторами защитных полей. А все промежутки занимали миноносцы с сотнями гиперторпед на борту. Чтобы подавить правильно построенную оборону, ордену пришлось бы хорошо повозиться, да и потери могли стать астрономическими. Но восставшие понадеялись на «Астарки», зная, что у великого князя нет боевого флота, и теперь расплачивались за свою ошибку.

Лам-истребители то и дело скрывались в гиперпространстве, выпрыгивая с совершенно неожиданных точек и беспрерывно стреляя. Огонь их гиперторпед и кварковых орудий рвал тела платформ в клочья, превращая совершенное оружие в хлам. Любому опытному военному было ясно, что беспорядочные метания крейсеров вокруг третьего сектора являлись всего лишь рекогносцировкой. Орденские командиры времени не теряли, истребительную атаку они спланировали грамотно, и бунтовщикам оказалось нечего противопоставить им.

Не прошло и часа после уничтожения платформ орбитальной обороны, как дварх-крейсера вышли на орбиты пяти планет. А затем над каждой из них запылало небо, и оттуда грянул громовой голос:

– Внимание населению третьего приграничного сектора княжества Кэ-Эль-Энах! Согласно союзному договору с княжеством и личной просьбе его величества Равана VI вооруженное восстание будет подавлено силами легионов ордена Аарн. Всем не участвовавшим в восстании предписывается разойтись по домам. Войскам бунтовщиков предлагаю сдаться. Сдавшимся его величество обещал помилование. Не сдавшиеся будут уничтожены. На размышление вам дается четверть стандартного часа, после чего мы начинаем атаку.

Сбившиеся в толпы на площадях городов люди облегченно вздыхали, услышав это заявление. Большинству населения этот проклятый бунт очень не нравился. Никому из простых людей не хотелось возвращения времен правления кланов, все они хорошо помнили, как часто приходилось голодать тогда. Как трудно было заработать на кусок хлеба для своей семьи. Как постоянно казнили людей без суда и следствия, по прихоти кого-нибудь из светлых князей. Порой только войска, расквартированные на каждой планете, сдерживали людей от восстания.

Когда великий князь начал менять законы, поначалу никто не поверил в изменения к лучшему. Но Раван VI приятно разочаровал своих подданных. За какие-то пять лет в Кэ-Эль-Энах забыли, что такое безработица, голод и произвол аристократии. Открыто устанавливавшая свои бесчеловечные правила мафия снова ушла в подполье, но это мафиози не слишком помогло, новая полиция, созданная великим князем, работала довольно эффективно и вылавливала зверье в человечьем обличье на удивление быстро.

Каждый нормальный человек понимал, кому он должен быть за все это благодарен. Равана любили и уважали, его портреты висели почти в каждом доме. Кроме, конечно, поместий злобно шипящих от ненависти старых аристократов, которых лишили привычных привилегий. К сожалению, у каждого из этих аристократов была на содержании целая армия прихлебателей, вооруженных прихлебателей. Именно они каким-то образом склонили к измене расквартированные на планетах третьего приграничного сектора войска.

Люди мрачно собирались на площадях после объявления о мятеже. Когда на их глазах расстреливали военных и гражданских губернаторов планет, толпа молчала, находясь под прицелом вооруженных бунтовщиков. Но от нее веяло лютой ненавистью. Расстрел оказался ошибкой Т’а Раге, страшной ошибкой, после которой жители городов перестали подчиняться любым приказам. Если им угрожали оружием, люди отходили и стояли в отдалении, ожидая непонятно чего.

От их молчаливого осуждения солдатам бунтовщиков становилось не по себе. Многие уже сами не понимали, как дали уговорить себя на эту чудовищную авантюру. Да, после установки орбитальных платформ противокосмической обороны с орудиями класса «Астарк» великий князь не мог высадить на планетах восставшего сектора войска, но все понимали, что Раван найдет выход. И он нашел его, причем совершенно неожиданный для Т’а Раге с подельниками. Настолько неожиданный, что впору было бросать оружие. Никому в голову прийти не могло, что великий князь договорится с Аарн. Такого не делал никто и никогда, но Равану законы были не писаны. Он всегда плевал на все и всяческие обычаи, если они мешали ему.

Над Тенвалем, столичной планетой сектора, потемнело небо. Затем ощерилось тысячами разноцветных молний, и из распахнувшихся гигантских черных воронок вырвались туманные пропеллеры, на гранях которых застыло множество легионеров в ярко-зеленых доспехах «Лесных Детей», одного из легионов, квартировавших на дварх-крейсерах эскадры. Еще несколько секунд – и потоки аарн на летающих досках рванулись к местам скопления восставших войск.

Многие солдаты Т’а Раге сразу бросали оружие и падали на землю, не желая связываться с легионерами. Кое-кто пытался обороняться, но долго продержаться не смог. Поди попробуй сразись с воинами, способными легко проникать внутрь самого защищенного объекта. Да еще и такими воинами, какими являлись легионеры. Вокруг каждого крупного города высаживались отряды боевых роботов, меняющих форму в зависимости от потребностей водителей.

Десантные катера ордена заполонили небо, лам-истребители, изменив форму для полетов в атмосфере, расстреливали орудийные форты планетарной обороны, не давая им сделать ни одного прицельного выстрела по вышедшему на орбиту крейсеру. Они же сбивали сотни стартовавших баллистических ракет наземного базирования. Ни один из местных военных не понимал, какое оружие используют для этого Аарн, но ни одного мезонного взрыва не произошло. Ракеты попросту испарялись, не долетев до цели и не причинив никакого вреда.

Толпы людей внизу радостно приветствовали каждый успех легионеров. Раз их прислал великий князь, и они уничтожают сволочей, поставивших родные миры на грань гибели, то честь им и слава! А когда все закончилось, то произошло нечто невероятное.

Орден не раз атаковал и кратковременно оккупировал планеты других государств галактики, но ни разу до этого дня население оккупированной планеты не встречало легионеров цветами. Это происшествие настолько ошеломило командира легиона, дварх-полковника Дотева Сарнирхарди, что он несколько минут говорить не мог и только изумленно хлопал глазами, озирая толпы, скандирующие имя великого князя и засыпающие его бойцов букетами цветов. Единственное, что расстроило его – главных бунтовщиков живыми взять не удалось, они все покончили с собой, и выяснить, кто реально стоял за бунтом, стало невозможно. Четверо оставшихся в живых светлых князей из рода Т’а Раге заперлись вместе с помощниками в бункере и подорвали его мезонным зарядом.

Сейчас дварх-полковник стоял возле дворца расстрелянного губернатора и с любопытством разглядывал его. По второй профессии командир легиона был зодчим и всегда интересовался необычными постройками. А дворец вполне заслуживал внимания, многобашенная ажурная конструкция висела, казалось, в воздухе.

– Дот, – вызвал его один из лор-майоров, командовавших атакой. – Тут к тебе на прием просятся выборные от населения столицы. Примешь?

– Давай.

Вскоре перед дворцом появились трое пожилых мужчин. Они подошли поближе и с достоинством поклонились снявшему шлем Дотеву, он кивнул в ответ.

– Здравствуйте, господин дварх-полковник! – еще раз поклонился стоявший впереди старик лет семидесяти. – Я профессор Мертиц, советник столичного магистрата по науке. Единственный оставшийся в живых из верных Его величеству чиновников магистрата. Остальные расстреляны.

– Приношу свое сочувствие семьям погибших, – вздохнул командир легиона. – Жаль, что не успели раньше, но приказ об атаке мы получили только сегодня утром.

– Спасибо, что вы остановили эту сволочь! – заговорил второй из выборных, помоложе. – Они совсем озверели!

– Его величество попросил, а поскольку мы с княжеством сейчас союзники, то почему бы не помочь? Извините, но у меня очень мало времени. Какое у вас дело?

– У нас нет связи с Кельтаном, – вздохнул профессор. – Все центры гиперсвязи разрушены мятежниками.

– Не проблема, – улыбнулся дварх-полковник. – Только что мне сообщили, что остальные четыре планеты тоже пали. Я как раз собирался докладывать Его величеству. Одновременно можете доложиться и вы.

– Будем искренне вам благодарны!

Дотев снова кивнул и повернулся к стене, мгновенно превратившейся в голоэкран, на котором появилось лицо какого-то чиновника из секретариата великого князя. Тот, ошеломленно взирая на возникшего перед ним аарн, только лупал глазами и силился что-то сказать.

– Немедленно свяжите меня с Его величеством! – потребовал дварх-полковник. – Я – Дотев Сарнирхарди, командир легиона «Лесные Дети». Бунт в третьем приграничном секторе подавлен.

Имея жесткие распоряжения на этот счет, секретарь не стал медлить, и вскоре перед аарн возникло усталое лицо Равана. Он с тревогой взглянул на экран и вопросительно приподнял брови.

– Добрый день, Ваше величество! – поклонился Дотев. – Как я уже говорил, бунт в третьем приграничном секторе полностью подавлен.

– Здравствуйте, господин дварх-полковник! Очень рад слышать. Мы крайне вам обязаны. Как все прошло? Каковы потери?

– Мы потеряли около двадцати лам-истребителей. Девять пилотов. Среди легионеров потерь нет. Зато на планетах дела обстоят куда хуже. Бунтовщиками взорваны центры связи, космодромы, энергостанции, арсеналы, склады с продовольствием и медикаментами. Расстреляно огромное количество людей. Но население, несмотря на расстрелы, все равно отказывалось подчиняться приказам Т’а Раге. Что самое интересное, люди встретили нас цветами. После того, конечно, как мы объявили, что действуем от вашего имени.

– Рад слышать, – облегченно улыбнулся великий князь. – Что с Т’а Раге?

– К сожалению, верхушку мятежников живыми взять не удалось, – развел руками дварх-полковник. – Мы просто не успели, они закрылись в бункере и подорвали его вместе с собой мезонной боеголовкой. К тому же, во время атаки нам пришлось разрушить множество укреплений помимо этого. Но вы сами понимаете, Ваше величество…

– Оставьте! – раздраженно махнул рукой Раван. – Конечно, понимаю. А Т’а Раге туда и дорога! Хоть бы они все поскорее передохли! Все лезут, и лезут, и лезут, никак не успокоятся. Вы не могли бы конкретнее рассказать о текущем положении на планетах?

– Рядом со мной выборные от населения столицы сектора, они, как мне кажется, куда лучше ориентируются в ситуации.

– Буду рад их выслушать.

– Ваше величество! – поклонился и представился профессор Мертиц, выйдя вперед. – Приношу свои извинения, но никого старше рангом не осталось в живых.

– Даже так? – прикусил губу великий князь.

– Увы, Ваше величество, – тяжело вздохнул профессор. – Бунтовщики устроили массовые расстрелы, они убили всех чиновников, отказавшихся принести им клятву верности. Мне повезло… Болел и находился дома. Услышав о происходящем, бежал за город. Там мы организовали комитет сопротивления, но сделать ничего не смогли. Просим прошения, но у нас не было оружия.

– Можете не объяснять! – скривился Раван. – Лучше доложите о разрушениях. Мне нужно прикинуть объемы необходимой помощи.

Пока профессор докладывал, Дотев связался с офицерами, командовавшими отрядами ордена на остальных четырех планетах и поморщился. Дела обстояли далеко не блестяще, бунтовщики разрушили все, что смогли разрушить. Инфраструктура сектора была уничтожена почти полностью и населению угрожал голод.

Да, кто-то приложил немало усилий, чтобы вырвать княжество из коалиции. А раз так, этого допускать нельзя ни в коем случае. Значит, необходимо срочно отправлять сюда транспорты с медикаментами и продовольствием. Охранные функции до прихода войск великого князя тоже придется оставить за собой. Неподалеку отсюда пограничные миры Сообщества Т’Он и империи Сторн, тамошние вольные торговцы, больше смахивающие на пиратов, не упустят случая поживиться на чужой беде. А при виде дварх-крейсера на орбите они трижды подумают, прежде чем сунуться.

– Возьмете на себя ношу гражданского губернатора, господин профессор? – привлек внимание командира легиона голос Равана.

– Простите, ваше величество, – тяжело вздохнул старый ученый, – я не потяну. Но я знаю из выживших неплохого администратора, Терела Оаре. Он служил четвертым помощником директора в департаменте экономики сектора, и отказался перейти на сторону Т’а Раге, не расстреляли только чудом, толпа отбила вместе с несколькими другими чиновниками. Насколько мне известно, человек относительно честный. Во взяточничестве не замечен.

– Значит, пусть занимает должность временного губернатора и немедленно берется за дело! – резко приказал великий князь. – Справится – станет постоянным губернатором и светлым князем. Военный губернатор с войсками прибудет через пять дней. Постарайтесь продержаться. Господин дварх-полковник?

– Да, Ваше величество? – повернулся к Равану командир легиона.

– Не могли бы ваши люди задержаться до прибытия военных губернаторов?

– Никаких проблем. Однако этого, как мне кажется, недостаточно. На остальных четырех планетах положение куда более тяжелое. Поняв, что проиграли, люди Т’а Раге взорвали все энергостанции. Я уже сообщил на Аарн Сарт, транспорты с продовольствием, медикаментами и заряженными батареями энергонакопителей сегодня вечером стартуют. Но им нужно около пяти дней, чтобы добраться сюда. Потому нам с временными губернаторами придется напряженно поработать, иначе тут за эти пять дней такое начнется…

– Не знаю даже как благодарить… – развел руками великий князь.

– Мы союзники, Ваше величество, – улыбнулся дварх-полковник. – Грех не помочь союзнику. Мастер дал нам приказ выполнять любые ваши просьбы, так что можете располагать мной и моими людьми в полной мере.

– Вы сами на месте разберетесь, что лучше, – покачал головой Раван. – Еще раз спасибо, я потороплю господ генералов, пусть побыстрее отправляют транспорты. Всего доброго и удачи!

Дотев продолжал смотреть на стену на месте погасшего голоэкрана. Теперь он начал понимать, почему великого князя так любят и уважают в его стране. Он доверяет людям, но и спрашивает строго. Пусть после катастрофы, но где это видано, чтобы четвертого помощника начальника какого-то там департамента назначали губернатором сектора? Ни в одной стране обитаемой галактики, кроме ордена и княжества, подобное невозможно в принципе. И люди, которых возвышает Раван, будут преданы ему до гробовой доски. Не все, конечно, но выродки встречаются везде.

Взяв под руку профессора, дварх-полковник отвел его в сторону и принялся выяснять, где искать выживших. Необходимо срочно решать насущные проблемы, выводить людей из горящих городов, организовывать временные лагеря, обеспечивать население водой и продовольствием. Да мало ли еще чего! Работы хватит всем.

* * *

Главный орбитальный космопорт Моована принимал один из самых роскошных круизных лайнеров галактики, «Райский Сад». Этот корабль действительно походил на рай для особо избранных. Билет в один конец стоил до двух сотен тысяч кредитов, и воспользоваться услугами роскошного лайнера мог только очень богатый человек. «Райский Сад» никогда не опускался вниз, он был слишком велик для этого. Впрочем, комфортабельные челноки легко справлялись с доставкой желающих на поверхность планет и обратно.

Путь корабля проходил через всю обитаемую галактику, он двигался медленно, главным для его команды являлся комфорт пассажиров. Билеты покупали люди, желающие отдохнуть без спешки, а если вдруг что-то случалось, и пассажирам требовалось срочно куда-то отправиться, то к их услугам были десятки скоростных курьеров.

Как обычно в случае прихода суперлайнера, в орбитальном порту царила суматоха, чиновники потирали руки в предвкушении барышей, торговцы и владельцы отелей гоняли прислугу, предчувствуя, что требования богатых гостей окажутся далеко не простыми. Таможня готовилась к проверке прибывших, но каждого таможенного офицера предупредили о крайней вежливости по отношению к особо важным персонам, путешествующим на роскошном корабле.

Сверкающий тысячами бортовых огней, как праздничное дерево Благих во время дня Радости, полуторамильный суперлайнер медленно подвалил к стыковочным фермам космопорта и замер. Как обычно, пилоты «Райского Сада» не подвели, осуществив стыковку настолько мягко, что ни один из пассажиров ничего не заметил. Только тихий лязг подтвердил шлюзование. Еще несколько минут, давление уравнялось, и широкие двери разъехались в стороны. В проеме возник молодой лейтенант-коммандер в безукоризненной белоснежной форме пассажирского флота Телли Стелл, один из концернов которого и владел суперлайнером.

– От имени капитана «Райского Сада» Тирпа Хемли-Вектери прошу разрешения ступить на палубу вашего космопорта! – торжественно провозгласил лейтенант-коммандер, гордясь, видимо, своей ролью.

– Разрешение дано! – ответил начальник таможни. – Добро пожаловать! Мы всегда рады вашему кораблю!

– Благодарю! – поклонился молодой офицер и отступил в сторону, освобождая дорогу.

Столь же безукоризненно одетый капитан Хемли-Вектери натянул белые перчатки и следом за своим подчиненным ступил в шлюз. Он вежливо поклонился начальнику таможни, улыбнувшемуся старому знакомому. Суперлайнер далеко не первый раз швартовался в орбитальном порту Моована, они прекрасно знали друг друга и не раз распивали вместе бутылочку какого-нибудь экзотического питья, которое капитан имел привычку привозить в подарок друзьям и приятелям. Чему удивляться, ведь путь «Райского Сада» пролегал по самым экзотическим местам обитаемой галактики, он посещал даже пограничные планеты Аарн Сарт, и самые ценные вещи привозились именно оттуда.

Но на этот раз последним портом суперлайнера была столица Тиума, где найти что-нибудь интересное было затруднительно. Если бы все шло как обычно, то перед Моованом корабль зашел бы в Аствэ Ин Раг, главный порт Дарриана тоже всегда охотно принимал его. Вот там диковинок хватало. Но сейчас в святой иерархии шла война, и пассажирские корабли предпочитали обходить ее территорию десятой дорогой. Орденский досмотр на границе тоже вряд ли пришелся бы по вкусу пассажирам, и мог вызвать множество нареканий, совсем не нужных владельцам лайнера.

Документы подписали быстро, команда «Райского Сада» дорожила своей репутацией и не стала бы заниматься контрабандой по-крупному. А на мелочи можно закрыть глаза, что начальник таможни всегда и делал. Не хватало только ссориться с капитаном Хемли-Вектери из-за какой-то пары бутылок орденского бальзама или коньяка, привезенных младшим помощником второго уборщика для продажи коллекционерам.

– Прошу вас срочно предупредить гиперстанцию, – сказал капитан, покончив с формальностями. – У нас сегодня особый пассажир, к просьбам столь богатых людей стоит прислушиваться. А он богат, настолько богат, что… Да о чем речь, уже неделю наш лайнер принадлежит ему! Он заплатил за корабль вдесятеро больше реальной стоимости!

Капитан покачал головой и поморщился. Странно, обычно богатство других людей не производило на него никакого впечатления. Впрочем, таможенники прекрасно его понимали. Смена владельца вряд ли доставила радость команде суперлайнера, поди угадай, что ему в голову взбредет. Новая метла часто метет по-новому и может все изменить. А менять привычный образ жизни не слишком приятно.

– Конечно, конечно! – закивал начальник таможни. Новый владелец суперлайнера заслуживал уважения.

Следом за капитаном в шлюзе появился молодой человек лет двадцати на вид, одетый в роскошный темно-серый костюм тармиланского псевдошелка, прекрасный покрой которого говорил о том, что костюм сшит руками дорогого портного. Темные очки и инкрустированная драгоценностями тросточка в руках. Галстук заколот брошью с черным дармиалгом такого размера, что у многих при виде него перехватило дух. Только этот камень стоил не один миллион галактических кредитов.

«Каков пижон!» – мелькнула мысль у начальника таможни. Он только вздохнул, понимая, что тут пахнет уже не миллионами, а миллиардами. И немалыми. Для таких людей воспользоваться гиперпереходом – все равно, что для него самого проехаться на рейсовом глайдере.

Неизвестный богач надменно вздернул брови и не спеша направился к стойке таможни. Странно, но его загар казался типично моованским, что указывало на местное происхождение. Начальник таможни принялся лихорадочно припоминать наследников самых богатых семейств планеты, но прибывший на «Райском Саде» пассажир не подходил под описание ни одного из них. Кто он, интересно?

– Добро пожаловать на Моован, уважаемый господин! – низко поклонился стоявший у стойки таможенник. – Приношу свои искренние извинения, но мы обязаны досмотреть ваш багаж.

– Сейчас его принесут, – лениво бросил молодой человек. – Попрошу побыстрее, я спешу.

Он выложил на стойку паспорт гражданина княжества Кэ-Эль-Энах и несколько кредитных карт. Взглянув на них, таможенник сглотнул образовавшийся в горле комок. Сторн-Дартан Банк, принадлежавший семье императора Джавада III. Кельтан Дерсет Банк, самый надежный и богатый из банков княжества. Аларик Банк, собственность членов Директората Телли Стелл. Государственный банк республики Трирроун. Не было только карточки Аарн Сарт Банка, но этому никто не удивился. Орден разрешал пользоваться своим банком только хорошо зарекомендовавшим себя контрагентам.

Однако остальных кредитных карт оказалось вполне достаточно, чтобы вытянуться во фрунт. Да как этот юнец исхитрился получить такие? Вышеуказанные банки тоже работали далеко не с каждым клиентом, только с очень богатыми и уважаемыми людьми. А когда таможенник на экране считывающего компа увидел суммы, которыми мог оперировать владелец карточек, то вообще онемел.

– Оружие и наркотики имеются? – пришел на помощь подчиненному начальник таможни.

– Люди моего положения без оружия не ходят, – холодно ответил молодой человек. – Вот разрешение из княжества на ношение скрытого плазмера. Я надеюсь, оно здесь действительно?

– Конечно, уважаемый господин. Мы только внесем номер разрешения в нашу базу данных.

Юнец ничего не ответил, только раздраженно поморщился. В это время носильщик принес его багаж, небольшой, одного цвета с костюмом, чемодан из кожи лавиэнского картальма, очень редкой рептилии. Такой небольшой чемодан стоил целого состояния. Но это оказалось мелочью по сравнению с последующим.

Когда таможенник открыл его, лицо офицера вытянулось. Перед ним находился пространственный контейнер, только имевший вид чемодана. Этот контейнер позволял умещать в малый объем огромное количество вещей, помещая их в несколько пространственных карманов при помощи небольшого встроенного гипергенератора. Производил такие, конечно, орден. И Лавиэн по орденской лицензии. О его цене даже говорить не приходилось, позволить себе такое не мог даже президент Моована. С трудом взяв себя в руки, таможенник начал осматривать вещи богача. В гиперконтейнере находился целый бар из редких напитков, имелось даже несколько бутылок «Золота Дарна», огромное количество роскошной одежды, драгоценности. Много чего. Под нетерпеливым взглядом начальника таможенник быстро просмотрел содержимое контейнера.

Начальник откровенно нервничал – неизвестный мультимиллионер уже демонстративно поглядывал на часы и постукивал носком одной из туфель по полу. Однако пропустить его без проверки никак нельзя, закон есть закон, с ним не поспоришь. Желающих занять хлебное место немало, и все они с радостью доложат наверх, что начальник таможни не исполняет своих обязанностей.

Наконец проверка завершилась, и таможенники с облегчением вздохнули, не обнаружив ничего запрещенного. Карточку удостоверения личности прибывшего таможенник вставил в считыватель и набрал свой пароль, впечатывая въездную визу.

– Желаем вам приятного времяпровождения на нашей планете, уважаемый господин!

– Благодарю, – иронично искривились губы молодого человека. – Как мне добраться до портовой гиперстанции?

– Транспортная платформа ждет вас, – поклонился начальник таможни. – На станции предупреждены о вашем визите.

– Всего доброго! – резко кивнул непонятный богач, подхватил со стойки чемодан и направился к повисшей в воздухе небольшой антигравитационной платформе. Видно было, что он сильно раздражен, но сдерживается. Слава Благим, что не устроил скандала! Наверное, много путешествует, привык к постоянным таможенным проверкам. Местные нувориши такое порой устраивают, когда их начинают досматривать, что вспоминать тошно.

Платформа быстро плыла над полом по коридорам космопорта. Здесь было на что посмотреть, но молодой человек, единственный пассажир на ней, ни на что не обращал внимания, что-то читая на голоэкране небольшого биокомпа. Водитель платформы искоса поглядывал на него, но заговорить не решался. Кто их знает, этих богачей? Взбредет в голову пожаловаться, и с работы вылетишь. Поди попробуй потом новую найти! Особенно сейчас.

После орденского вторжения и уничтожения Службы Безопасности экономика Моована так и не оправилась толком. Слишком многое находилось в руках эсбешников, они контролировали половину финансовых потоков страны, и министерство финансов, невзирая на все хвастливые заверения, так и не сумело установить полный контроль. Множество предприятий разорилось, и десятки тысяч людей только в столице оказались на улице. Очереди на биржах труда были огромны, и радовавшийся своей удаче человек хорошо помнил их. Не хотелось снова оказаться там. Однако когда пассажир сошел, водитель приятно удивился – молодой человек дал ему вместо чаевых сотенную купюру. Сто галактических кредитов! Его полуторамесячная зарплата. То-то жена обрадуется.

На гиперстанции пассажира встретили со всей возможной предупредительностью – да и чему удивляться при моованских-то расценках на гиперпереходы. И содрали с иностранца двадцать тысяч кредитов, что превышало обычную цену больше чем вчетверо. Однако молодой человек заплатил, не торгуясь. Он вошел в кабину и через три секунды вышел из такой же на центральном столичном космодроме. Наземном.

Итак, он почти на месте. Еще с борта суперлайнера его новый владелец абонировал роскошный лимузин вместе с водителем, и тот дожидался у входа. Выйдя, молодой человек направился к темно-синему «Рансаену» ринкангского производства. Показав водителю карточку удостоверения личности, он сел на переднее сиденье.

– Куда изволите, уважаемый господин? – спросил водитель.

– Ко входу в главный офис корпорации «Ларки Моован», пожалуйста, – вежливо ответил молодой человек.

– Через четверть часа будем на месте.

Флаер мягко загудел, поднялся в воздух и вскоре влился в плотный поток машин, двигающихся к недалекой столице Моована. Город тоже звался Моованом, и именно он являлся первой колонией людей на этой планете. Никто не помнил, откуда прибыл корабль колонистов, восемнадцать тысяч лет – это вам не шутка, за это время случилось слишком многое. Были времена, когда Моован, тогда империя, контролировал несколько десятков планет. Но потом он проиграл войну давно не существующей стране Верлан и скатился почти к дикости. Снова став цивилизацией галактического уровня, моованцы пошли другим путем, отказавшись от войн. Пусть их страна невелика по сравнению с тем же княжеством, но живется здесь не так уж и плохо по сравнению, хотя бы, с тем же Тиумом.

Пассажир сидел с закрытыми глазами и размышлял, прогоняя в памяти все, что ему нужно сделать в ближайшее время. Впрочем, это зависит от результатов посещения «Ларки Моован». Лучше не строить планов, а подождать немного. Тон двигателя флаера изменился, и молодой человек открыл глаза. Машина медленно опускалась на гостевую посадочную площадку перед огромным черным небоскребом из зеркального бронестекла. Прибыли.

– Можете быть свободны до завтра, – бросил он водителю и собрался выходить.

– А куда и во сколько прибыть утром, уважаемый господин?

– Я с вами свяжусь.

Молодой человек стоял перед входом в «Ларки Моован» и иронично улыбался. Постоял несколько секунд, вздохнул и двинулся к разъехавшимся перед ним в стороны широким дверям. На входе его встретили два охранника.

– Насколько я понимаю, вход с оружием запрещен? – спросил гость.

– Да, уважаемый господин! – кивнул один из охранников.

– Где я могу оставить свой плазмер?

– У нас. Мы выдадим вам расписку. На выходе заберете. Разрешение, пожалуйста.

– Прошу, – молодой человек положил на стойку перед охранниками вынутый из подмышечной кобуры миниатюрный плазмер производства Кэ-Эль-Энах и разрешение на его ношение, подтвержденное моованской таможней.

Охранники переглянулись, занесли данные оружия в свою базу данных и спрятали его в сейф. После этого гостю пришлось пройти через сканирующий аппарат. Результаты проверки удовлетворили охрану.

– По какому делу вы прибыли к нам?

– Мне нужен кто-нибудь из ответственных секретарей корпорации, – ответил гость. – Речь пойдет о больших деньгах. Очень больших. Прошу передать в секретариат вот эту копию контракта и инфокристалл. Там поймут, что это такое и к чему может привести. Я подожду.

– Конечно, уважаемый господин, – кивнул охранник и связался с кем-то по инфору.

Вскоре пришла девушка в форменном костюмчике корпорации и унесла переданные гостем материалы. Молодой человек сел в кресло. Со стороны он выглядел непроницаемым и совершенно спокойным. Впрочем, кто, кроме него самого, мог сказать, что он сейчас чувствует на самом деле? Никто, пожалуй. Ждать пришлось добрый час, прежде чем за посетителем пришел вежливый, безукоризненно одетый мужчина лет тридцати. Оценивающе окинув взглядом одежду незнакомца и задержавшись на черном дармиалге в заколке, он кивнул каким-то своим мыслям.

Гостя ждали в кабинете на сорок втором этаже. За столом, стоящим возле окна, сидел пожилой человек с полностью седой головой и пронзительным взглядом ястребиных глаз.

– Добрый день! – склонил он голову.

– Желаю здравствовать! – поклонился гость. – Позволите присесть?

– Садитесь.

Хозяин кабинета окинул нежданного посетителя оценивающим взглядом. Его одежда говорила о многом. Богат. Да не просто богат, а сверхбогат. Его предложения тоже оказались настолько хороши, что финансовый отдел буквально бурлил, в известность поставили самого господина Тогоро, и он тоже заинтересовался. Непонятно только, почему этот молодой господин обратился именно в «Ларки Моован». За возможность получить контроль над месторождениями вария ухватится кто угодно. Даже правительство. Это же добрых сорок миллиардов кредитов в год, если не больше.

– Я понимаю ваши сомнения, уважаемый господин Ренсио, – вежливо улыбнулся гость.

– Откуда вы знаете мое имя? – прищурился хозяин кабинета.

На самом деле он был не ответственным секретарем, а начальником службы безопасности корпорации «Ларки Моован». Но об этом знал мало кто, и уж никак не мог знать гость. Как не мог знать и его имени.

– Разве важно, откуда? – улыбнулся молодой человек. – Господин Ренсио, на самом деле, я принес вам куда больше денег, чем вы подумали изначально. Этот контракт – всего лишь повод встретиться с вами или с кем-нибудь из ваших помощников.

– Вот как? – приподнялись брови хозяина кабинета. – И зачем же?

– Я прошу вас передать господину Витарио Тогоро, что с ним хочет встретиться… Вот на этой карточке все написано.

Гость положил на стол пластиковую карточку. Когда господин Ренсио прочел имя молодого человека, он мертвенно побледнел и неверяще уставился на того. Потом быстро включил комп и начал что-то быстро просматривать, то и дело бросая изумленные взгляды на гостя, который продолжал вежливо улыбаться.

– И вы осмелились появиться здесь? – глухо спросил хозяин кабинета, все еще никак не могущий заставить себя поверить, что перед ним сидит тот самый человек, за которым уже год безуспешно гонялась его служба. – А если я сейчас позову своих людей, и мы отправимся с вами в подвал?

– Вы же умный человек, господин Ренсио, – иронично улыбнулся гость. – Вы прекрасно знаете, чем я занимался весь этот год. Мне надо было доказать, что я на что-то способен. Я доказал?

– Вы доказали, – согласно кивнул начальник службы безопасности. – Мои финансовые советники в восторге от ваших манипуляций. Сколько вы сейчас контролируете?

– Триллион двести семнадцать миллиардов. И вы знаете, что я вполне способен увеличить этот капитал еще в несколько раз. Но деньги изначально были не мои, и мне надоело, что за мной идет охота. Я хочу вернуть не только начальный капитал, но и прибыль. Возможно, мы с господином Тогоро сумеем договориться о совместных действиях. Ведь при моей помощи можно отмыть немало денег.

– Решать этот вопрос не в моей компетенции, – резко встал с кресла хозяин кабинета. – Подождите здесь. И искренне не советую вам пытаться бежать.

– Я и не собирался, – пожал плечами гость. – Разрешите курить?

– Курите, – резко кивнул господин Ренсио и пододвинул к молодому человеку пепельницу.

Потом еще немного постоял, с недоверием глядя на него и покачивая головой. Через пару минут резко выдохнул и вышел из кабинета.

Господин Витарио Тогоро, владелец корпорации «Ларки Моован», высокий, сухопарый человек лет шестидесяти, не спеша, наслаждаясь процессом, ел яйцо всмятку. Ленч всегда был для него свят, все дела откладывались в сторону, когда хозяин обедал. Только начальнику службы безопасности разрешалось беспокоить его в это время. Именно это и случилось. Загорелся экран инфора, и перед ним появилось лицо Эмиля Ренсио.

– Приятного аппетита, господин Тогоро! – кивнул он. – Извините, что побеспокоил, но новости не терпят отлагательств.

– Что такого могло случиться?

– Вам уже сообщили о молодом человеке, принесшем контракт на добычу вария?

– Да.

– Контракт оказался всего лишь предлогом, чтобы встретиться с кем-то из высокопоставленных лиц корпорации.

– Так гоните придурка в шею! – скривился Тогоро.

– Не думаю, что это стоит делать, – криво усмехнулся Ренсио. – Вы еще не знаете имени этого молодого человека.

– И как же его зовут?

– Рас Тонго. Сам пришел.

– Благие! – выронил ложечку из рук господин Тогоро. – Он что, обезумел? Не знает, какая его здесь ждет встреча?

– Думаю, все он знает и все понимает. Но мы с вами бизнесмены, и не должны поддаваться эмоциям. Вы ведь в курсе, чем юный господин Тонго занимался весь этот год?

– На бирже играл. Надеюсь, от моих денег хоть что-то осталось!

– Кое-что осталось… – позволил себе улыбнуться Ренсио. – Совсем немного. Какой-то триллион двести семнадцать миллиардов.

– Вы издеваетесь? – мрачно посмотрел на него Тогоро.

– Нет. Этот мальчишка за год превратил двенадцать с мелочью миллиардов в триллион двести семнадцать. Совершенно законным образом. Финансовые аналитики моей службы в восторге.

– Не может быть…

– Я проверил. Мне кажется, такой человек нам пригодится. И он это хорошо понимает.

– Да, – прищурился господин Тогоро. – Этот юноша сумел меня заинтересовать. Надо на него поглядеть.

– Полностью с вами согласен, надо.

Оглавление

Обращение к пользователям