«Зеркало» 9 февраля 2006 г. «РАЗВОД» ПО-ЮЖНОКАВКАЗСКИ

не отвечает интересам ни Азербайджана, ни Армении

ЧЕМ БЛИЖЕ ВСТРЕЧА президентов Азербайджана и Армении в Париже, а если быть более точным, в маленьком старинном городке Рамбуйе близ французской столицы, тем чаще как в Баку, так и в Ереване раздаются призывы к главам государств не подписывать никакого документа, обязывающего конфликтующие стороны придерживаться тех или иных принципов в урегулировании карабахской проблемы.

Ситуация на самом деле почти патовая. Подписывать предложенный посредниками вариант соглашения об основных принципах урегулирования карабахского конфликта нельзя, по крайней мере для азербайджанской стороны. Однако тянуть дальше также ничего хорошего не обещает. И все же приходится отметить, что высокопарными патриотическими заявлениями типа «будь мужчиной, и мы все встанем горой за тебя» здесь не поможешь.

Однако проблема заключается в том, что определение статуса Нагорного Карабаха путем референдума примерно через 10–15 лет является чем-то вроде «мины замедленного действия», подложенной под мирный процесс. Ведь, если верить авторам данного варианта урегулирования конфликта, конечной целью мирного процесса является создание условий для мирного сосуществования двух народов – армянского и азербайджанского.

А на деле получается, что благими намерениями устлана дорога в ад.

По сути, данный вариант урегулирования отвечает частично интересам нынешней армянской правящей элиты, некоторых посредников в лице США и Франции, но никак не будет способствовать установлению в регионе длительного и устойчивого мира и добрососедских отношений между двумя народами.

Кстати, хотя армянская сторона «ухватилась» за слова Владимира Путина о том, что вариант решения проблемы Косово должен стать универсальным для других конфликтов, в том числе на постсоветском пространстве, приходится отметить, что определение статуса Нагорного Карабаха (НК) путем референдума, то есть признания за этой территорией в конечном итоге права на государственную независимость, уж точно не отвечает интересам России.

Почти со стопроцентной уверенностью можно предположить, что господин Путин скорее всего имел в виду другие конфликты постсоветского пространства, прежде всего югоосетинский, абхазский и частично приднестровский, в которые Россия вовлечена непосредственно. И вот почему.

Дело в том, что в отличие от Нагорного Карабаха в случае получения государственной независимости как Южная Осетия, так и Абхазия в обозримом будущем не смогут выйти из сферы влияния России.

Во-первых, в отличие от Армении и НК эти территории имеют сухопутную границу с Россией. А с другой стороны они граничат с «враждебной» Грузией, если не считать выход Абхазии на Черное море. Однако страны черноморского побережья, которые взяли курс на интеграцию в евроатлантические структуры, вряд ли будут заинтересованы в поддержке добрососедских отношений с явными сателлитами России.

Во-вторых, после урегулирования карабахского конфликта с последующим налаживанием нормальных взаимоотношений с Турцией Россия потеряет нынешнее жизненно важное значение как для Армении, так и для НК, которые не имеют с ней ни морских, ни сухопутных границ.

То есть урегулирование карабахского конфликта в любом варианте означает постепенный уход Армении и вассального ей НК из сферы влияния России. А это вряд ли отвечает интересам России, которая использует карабахский конфликт в качестве основного рычага воздействия на происходящие в регионе процессы и сохранения Армении в сфере своего влияния. Армяне не настолько наивны, чтобы не понять такую простую истину. Однако они решили поймать Путина на слове…

Не случайно, что в беседе с корреспондентом ИА REGNUM вице-спикер парламента Армении, член бюро армянской революционной федерации «Дашнакцутюн» Ваан Ованнисян расценил это заявление В. Путина как «крайне позитивное и перспективное». «Действительно, мы должны понять, что в данном вопросе существуют два пласта. Первый пласт состоит из того, что каждый конфликт – будь то на постсоветском, постсоциалистическом или же вообще общемировом пространстве (в Азии, Африке, Латинской Америке и т. д.) – имеет собственную, отличную от других генетику, происхождение, протекание и остроту противостояния. Естественно, от этого во многом зависят варианты решений. С другой стороны, есть нечто универсальное во всех этих конфликтах, а именно – право наций на самоопределение как инструментарий для решения», – заявил армянский парламентарий.

По словам Ваана Ованнисяна, между подходом Запада к проблеме Косово и его позицией в отношении других конфликтов существует отличие. «Ведь что отличает косовские подходы Запада от подходов к остальным конфликтам – то, что в случае с Косово право на самоопределение албанцев от Сербии, их право самим определять свою собственную судьбу, было все-таки признано. Причем в данном случае историческая подоплека конфликта и вовсе не рассматривалась», – заявил он.

«В случае с Карабахом вся историческая подоплека на нашей стороне, и нам остается только взять из косовского инструментария самое главное – признание миром права армянского народа Карабаха на самоопределение», – подчеркнул Ованнисян.

Вместе с тем, по его словам, существует еще один интересный пласт, свойственный карабахской проблеме. «Дело в том, что Косово определяется в исторических границах. Карабаху же пока рекомендуется думать о самоопределении в границах той автономии, которая ему была предоставлена Советским Азербайджаном. Здесь, конечно, существует нестыковка, поскольку территории вокруг Нагорного Карабаха, освобожденные армянскими войсками в ходе войны, в недавнем прошлом были заселены армянами и их выдавливали оттуда насильно.

То есть в нашей проблеме существуют и другие пласты – такие как Нахчыван, и другие вопросы.

Но в любом случае заявление российского президента о том, что в Косово начинают усматривать какой-то универсальный вариант, можно только приветствовать, поскольку единственное, что в косовском урегулировании действительно оригинально и самобытно, – это признание права албанцев на самоопределение», – резюмировал вице-спикер парламента Армении Ваан Ованнисян.

Одним словом, правящая элита Армении как минимум на словах, несмотря на демагогию по поводу так называемых освобожденных территорий вокруг Нагорного Карабаха, в принципе согласна с вариантом определения статуса НК в его нынешних границах посредством референдума. Это понятно.

Таким образом, Р. Кочарян как бы выполняет свое обещание, данное во время свержения Левона Тер-Петросяна, о том, что никогда не согласится на возвращение Нагорного Карабаха Азербайджану.

Однако вариант урегулирования конфликта на самом деле лишает регион надежды на установление между двумя народами атмосферы доверия, добрососедства, образно говоря, возможности «сожительства», со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе во взаимоотношениях Армении с другими соседями, к которым она имеет территориальные претензии. А это вряд ли отвечает интересам Армении и армянского народа в целом. Рассмотрим ситуацию более развернуто…

Допустим, что Азербайджан под давлением ведущих держав и «существующих реалий» соглашается с предложением на проведение референдума по определению статуса Нагорного Карабаха через 10–15 лет. Подобная постановка вопроса, по сути, предопределяет и независимость Нагорного Карабаха, и, как следствие, ожидания и поведенческий тип сторон на весь период реализации мирного соглашения.

То есть азербайджанцы должны будут свыкнуться с мыслью о том, что при любом развитии событий НК через определенный период времени уже формально окажется вне состава Азербайджана. А армяне будут готовиться только к независимости, и ни к чему другому. Именно эта основная предпосылка будет определять поведенческие мотивы сторон на весь период реализации мирного соглашения.

Проблема в том, что данная предпосылка изначально базируется не на согласовании, а на конфликте и столкновении интересов. Она изначально исключает возможность «сожительства» двух общин в составе одного государства.

Попытаемся разобраться в том, к чему это приведет на деле.

Во-первых, уже сейчас можно однозначно предположить, что на карте Южного Кавказа появится еще одно моноэтническое государство. Зная, что через определенный период времени НК станет в лучшем случае независимым государством, азербайджанцы, изгнанные из Нагорного Карабаха, никогда не вернутся обратно, чтобы опять не оказаться под полной армянской оккупацией. Ведь речь идет не только о Шуше, но и о других населенных пунктах НК, где до конфликта проживали азербайджанцы. А это достаточно веский повод для сохранения атмосферы взаимной вражды и недоверия.

Во-вторых, так как конечный результат мирного процесса заранее предопределен, конфликтующие стороны вряд ли станут упускать хотя бы одну возможность вставить палки в колеса друг другу. Ведь при предопределении конечного результата в виде «окончательного развода» у сторон конфликта полностью отсутствуют стимулы для налаживания нормальных добрососедских взаимоотношений, позволяющих дальнейшее «сожительство».

Нетрудно предположить, как себя будут вести армяне. Они всеми правдами и неправдами, используя реальные и мнимые «враждебные акции» азербайджанцев, станут доказывать невозможность совместного проживания в рамках одного государства. А Азербайджан, в свою очередь, несмотря на формальное установление отношений во всех сферах, попытается использовать имеющиеся рычаги по экономической изоляции Армении. А это не так уж и трудно. Так как Армения уже «отстала от поезда», не составляет особого труда и далее не допускать ее к реализации масштабных региональных экономических проектов. В любом случае Армения вне игры!

Надо полагать, что основные партнеры Азербайджана по этим проектам в регионе, то есть Грузия и Турция, также вряд ли будут уж очень настаивать на подключении Армении к этим проектам. Начнем с того, что Грузия неплохо «заработала» и собирается «заработать» в дальнейшем на том, что Армения не может стать полноправным участником процесса регионального экономического сотрудничества.

Второе: какой резон Грузии помогать в экономическом становлении Армении, если она имеет территориальные претензии и к этой стране?[45]

Взаимоотношения Армении с Турцией намного хуже.

Таким образом, предопределение статуса НК на данном этапе не сулит ничего хорошего не только с точки зрения установления в регионе стабильного и длительного мира, но и нормальных, цивилизованных взаимоотношений между народами, населяющими Южный Кавказ.

Кстати, уже давно существует поэтапный вариант урегулирования конфликта, некогда предложенный бывшим президентом Армении Левоном Тер-Петросяном, который дает шанс конфликтующим сторонам на совместное «сожительство» в будущем.

Этот вариант предполагает начало мирного процесса с освобождения азербайджанских территорий и налаживания политико-экономических отношений в полном объеме с размещением в регионе конфликта миротворческих сил.

По этому варианту будущий статус НК, в том числе и возможность предоставления независимости этой территории, предполагалось обсудить на самом последнем этапе.

Одним словом, этот вариант не предопределял заранее конечного результата и не исключал возможность «сожительства», то есть мог стимулировать конфликтующие стороны избрать тип поведения, направленного на поиск общих интересов и их совместную реализацию. В этих условиях Азербайджан был бы кровно заинтересован стать более привлекательным для армян в целом, для Армении и НК в частности, создавая благоприятные экономические предпосылки для их процветания.

В конце концов, даже в этом варианте НК оставляет за собой все рычаги для того, чтобы не согласиться в последующем с «сожительством» в едином государстве.

Однако этот вариант, базируясь на диаметрально иной предпосылке, в корне меняет поведенческий тип сторон конфликта в период реализации мирного соглашения, их настрой на позитивный лад.

И наконец, как не раз писал автор этих строк, ментально как армяне, так и азербайджанцы намного больше готовы к «сожительству», чем цивилизованные европейцы.

Дело в том, что азербайджанцы, несмотря на ситуативную агрессивность, по природе не злопамятны и быстро отходчивы. А армяне, несмотря на почти «генетическую ненависть» ко всему тюркскому, все же очень быстро адаптируются к изменяющимся условиям.

Поэтому не стоит нас лишать шанса на «взаимную любовь»…

Рауф Миркадыров

 

[45]По-видимому, имеются в виду армянские анклавы на юге Грузии, в области Самцхе-Джавахети.

Оглавление

Обращение к пользователям