«Зеркало» 18 февраля 2006 г. КАРАБАХСКОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ: РЕАЛИИ МОЖНО ИЗМЕНИТЬ

Нам просто необходимо вести дипломатическую игру на грани фола

ОЧЕРЕДНОЙ РАУНД ПЕРЕГОВОРОВ по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта завершился. Как и ожидалось, все, и конфликтующие стороны, и международные посредники в лице сопредседателей Минской группы ОБСЕ, оказались у разбитого корыта. Сопредседатели МГ ОБСЕ, по сути, взяли тайм-аут, чтобы в марте в Вашингтоне определиться, «что делать и куда двигаться дальше». Пора призадуматься и нам, и определиться с тактикой и стратегией урегулирования карабахского конфликта. Ведь предыдущая явно прибуксовывает уже в течение более чем десяти лет.

По большому счету, переговоры вряд ли могли завершиться урегулированием конфликта по очень простой причине. Дело в том, что международно-правовые условия, которые определяли подходы сопредседателей к разработке различных вариантов урегулирования, вообще не учитывали реалий армяно-азербайджанского конфликта.

А РЕАЛИИ НЕ ТАК УЖ ОДНОЗНАЧНЫ

КСТАТИ, ИМЕННО АРМЯНСКАЯ сторона постоянно призывает к учету реалий, но при этом как-то избирательно. По сути, Армения призывает учитывать не весь комплекс реалий, который сложился после завершения вооруженной фазы конфликта, а всего лишь одну – оккупацию около 16 % азербайджанских территорий.

Мне могут возразить, что данный факт является основополагающей составляющей существующих реалий. Это серьезная, но отнюдь не основополагающая составляющая существующей системы реалий, которая сложилась после завершения вооруженной фазы конфликта, по крайней мере для самой Армении. Практически полный развал экономики, отстранение Армении от всех международно-региональных широкомасштабных проектов и, как следствие, вынужденно проводимая политика изоляционизма и исход населения с исторической родины также являются реалиями, которые сложились по итогам вооруженной фазы конфликта. Вряд ли эти реалии можно записать в актив Армении…

Именно эти реалии учитывал экс-президент Армении Левон Тер-Петросян, когда в 1998 году обратился к нации со статьей, суть которой заключалась по большому счету в необходимости осознания одной простой истины: независимо от того, чьим в результате формального урегулирования «завтра будет Нагорный Карабах», необходимо разрешение данной проблемы еще «вчера», так как Армения может потерять свое будущее. Он прекрасно осознавал, что трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан является сугубо политическим проектом, от которого в большой выгоде окажутся те страны, которые именно по соображениям «политической целесообразности» будут подключены к нему. То же самое можно сказать и о газопроводе Баку – Эрзурум. Однако он также прекрасно осознавал, что терпение основного «спонсора» этого проекта – США – вот-вот лопнет. Просто на Западе не могли бесконечно ждать, когда в Армении придут к пониманию необходимости урегулирования путем серьезных взаимных компромиссов. Так и получилось. Хотя в большей степени из-за понимания «политической целесообразности» подключения Армении к этим проектам их реализация без конца откладывалась и началась почти на 6–7 лет позже намеченного. Кстати, консервация конфликта приведет к тому, что Армения останется и вне Транскаспийского газопровода, о необходимости строительства которого сегодня серьезно заговорили на Западе. Но и это не все…

Международно-правовые реалии также начинают меняться. Десять лет тому назад никто, кроме организации Исламская конференция и Турции, не признавал Армению в качестве агрессора в данном конфликте. В тех четырех резолюциях Совбеза ООН, на которые часто ссылаются стороны конфликта, говорилось только о местных армянских вооруженных формированиях, оккупировавших азербайджанские районы вокруг Нагорного Карабаха. Совбез ООН призывал официальные власти Армении использовать все свое влияние на армян Нагорного Карабаха, чтобы те вывели свои вооруженные формирования из оккупированных районов.

Однако сегодня ситуация постепенно меняется. В докладе и резолюции ПАСЕ по армяно-азербайджанскому конфликту черным по белому написано, что территория Азербайджана оккупирована Арменией, что недопустимо для члена Совета Европы. Достаточно взглянуть на ежегодные отчеты госдепа США. Там также без всяких оговорок написано, что Армения оккупировала территории Азербайджана. Одним словом, реалии не являются чем-то вроде «постоянной величины», они со временем меняются, а в данном случае не в пользу Армении.

Вот мы и подошли к самому главному вопросу. Мандат сопредседателей и их подходы к урегулированию определялись именно вышеуказанными резолюциями Совбеза ООН, по которым на самом деле получалось, что сторонами в данном конфликте являются центральные власти Азербайджана и армяне Нагорного Карабаха, а Армения как государство как бы ни при чем. Однако, как видно из вышеизложенного, отношение международного сообщества и к этой составляющей армяно-азербайджанского конфликта в корне меняется. Вот почему Армения так цепляется исключительно за формат переговоров МГ ОБСЕ и однозначно выступает против возвращения обсуждения карабахского вопроса в ООН. Ведь и слону ясно, что в случае повторного обсуждения вопроса урегулирования конфликта в структурах ООН, в том числе в Совбезе, придется внести серьезные коррективы в вышеупомянутые резолюции, особенно в части определения стороны, которая оккупировала азербайджанские районы вокруг Нагорного Карабаха. А это может в корне, притом вынужденно, изменить подходы сопредседателей при разработке вариантов урегулирования конфликта, что станет серьезным рычагом давления на официальный Ереван.

НАМ НАДО ДОВЕСТИ НАЧАТОЕ ДЕЛО ДО ЛОГИЧЕСКОГО КОНЦА

В ПРИНЦИПЕ, В ПРОШЛОМ ГОДУ Азербайджан предпринял определенные шаги в данном направлении. Но они оказались какими-то половинчатыми. Вопрос опять из ООН перекочевал в ОБСЕ. Скорее всего «уступчивость» официального Баку в данном вопросе стоит объяснить конкретными обещаниями со стороны сопредседателей МГ ОБСЕ и сложностями, с которыми азербайджанские власти сталкивались в связи с предстоящими парламентскими выборами. Выборы остались позади, а очередной раунд переговоров завершился ничем. Поэтому пора довести дело до логического конца.

Однако надо учитывать то, что страны – сопредседатели Минской группы, которые также являются постоянными членами Совбеза ООН, по понятным причинам выступают против возвращения обсуждения данного вопроса в ООН, особенно в Совбез. Поэтому необходим серьезный дипломатический демарш.

Дело в том, что Азербайджан до сих пор не определил тип взаимоотношений, а если быть более точным, отсутствие отношений с Арменией. Кстати, часто используемое выражение «состояние ни мира, ни войны» не совсем точно. На самом деле мы сегодня находимся с Арменией в состоянии необъявленной войны. Чтобы сдвинуть «камень с мертвой точки», Азербайджан может использовать этот «вынужденный перерыв» в переговорном процессе и формально определиться с типом взаимоотношений с Арменией.

Поводов для таких демаршей у Азербайджана предостаточно. Мирные переговоры, продолжающиеся на протяжении более чем десяти лет, безрезультатны. До сих пор не освобождено ни пяди азербайджанских территорий. А это значит, что Азербайджан имеет полное право, ссылаясь на все эти обстоятельства, объявить о том, что находится в состоянии войны с Арменией. Данный шаг можно предпринять на уровне законодательного органа. А потом потребовать незамедлительного обсуждения этого вопроса в Совбезе ООН. В противном случае Азербайджан вообще может пригрозить выходом из переговорного процесса. Кстати, объявление о нахождении в состоянии войны совсем не означает возобновления боевых действий по всему фронту. На деле это означает предпринять попытку повысить международно-правовую значимость армяно-азербайджанского конфликта.

Поэтому в этих условиях Совбезу ООН просто придется повторно обсудить ситуацию с урегулированием карабахского конфликта. Во время повторного обсуждения Совбезу ООН уж точно не удастся обойти вопрос о том, кто же на самом деле оккупировал азербайджанские районы вокруг Нагорного Карабаха, с учетом ныне существующей позиции Совета Европы и США. В случае если Совбез ООН повторно обсудит ситуацию с урегулированием карабахского конфликта, то почти со стопроцентной уверенностью можно предположить, что Армения однозначно будет признана стороной, оккупировавшей часть территорий Азербайджана. А это значит, что Совбезу ООН просто придется однозначно потребовать от Армении освобождения всех оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха, включая Лачин и Кяльбаджар. Таким образом, можно добиться того, чтобы вопрос обеспечения безопасности армян Нагорного Карабаха, создание коридора для коммуникационных связей с «внешним миром» стали предметом отдельных, но параллельно проводимых переговоров. Ведь эти вопросы можно решить параллельно с освобождением оккупированных территорий путем размещения миротворческих сил, которые будут также ответственны за бесперебойное функционирование транспортного коридора. При этом вопрос определения будущего статуса Нагорного Карабаха по логике должен быть рассмотрен на последующем этапе, после урегулирования проблемы «с оккупированными Арменией территориями Азербайджана». То есть Азербайджан имеет все возможности заставить Армению в конечном счете стать на самом деле «заинтересованной стороной» в урегулировании конфликта или же игнорировать волю международного сообщества…

Да, предлагаемый мной план действий – это дипломатическая игра почти на грани фола. Однако у нас не остается иного выхода, если Азербайджан и его руководство на самом деле не хотят согласиться с вариантом урегулирования конфликта, предложенным в Рамбуйе, или с тем, что будет почти идентично оному.

Р. Миркадыров

КСТАТИ, ИМЕННО АРМЯНСКАЯ сторона постоянно призывает к учету реалий, но при этом как-то избирательно. По сути, Армения призывает учитывать не весь комплекс реалий, который сложился после завершения вооруженной фазы конфликта, а всего лишь одну – оккупацию около 16 % азербайджанских территорий.

Мне могут возразить, что данный факт является основополагающей составляющей существующих реалий. Это серьезная, но отнюдь не основополагающая составляющая существующей системы реалий, которая сложилась после завершения вооруженной фазы конфликта, по крайней мере для самой Армении. Практически полный развал экономики, отстранение Армении от всех международно-региональных широкомасштабных проектов и, как следствие, вынужденно проводимая политика изоляционизма и исход населения с исторической родины также являются реалиями, которые сложились по итогам вооруженной фазы конфликта. Вряд ли эти реалии можно записать в актив Армении…

Именно эти реалии учитывал экс-президент Армении Левон Тер-Петросян, когда в 1998 году обратился к нации со статьей, суть которой заключалась по большому счету в необходимости осознания одной простой истины: независимо от того, чьим в результате формального урегулирования «завтра будет Нагорный Карабах», необходимо разрешение данной проблемы еще «вчера», так как Армения может потерять свое будущее. Он прекрасно осознавал, что трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан является сугубо политическим проектом, от которого в большой выгоде окажутся те страны, которые именно по соображениям «политической целесообразности» будут подключены к нему. То же самое можно сказать и о газопроводе Баку – Эрзурум. Однако он также прекрасно осознавал, что терпение основного «спонсора» этого проекта – США – вот-вот лопнет. Просто на Западе не могли бесконечно ждать, когда в Армении придут к пониманию необходимости урегулирования путем серьезных взаимных компромиссов. Так и получилось. Хотя в большей степени из-за понимания «политической целесообразности» подключения Армении к этим проектам их реализация без конца откладывалась и началась почти на 6–7 лет позже намеченного. Кстати, консервация конфликта приведет к тому, что Армения останется и вне Транскаспийского газопровода, о необходимости строительства которого сегодня серьезно заговорили на Западе. Но и это не все…

Международно-правовые реалии также начинают меняться. Десять лет тому назад никто, кроме организации Исламская конференция и Турции, не признавал Армению в качестве агрессора в данном конфликте. В тех четырех резолюциях Совбеза ООН, на которые часто ссылаются стороны конфликта, говорилось только о местных армянских вооруженных формированиях, оккупировавших азербайджанские районы вокруг Нагорного Карабаха. Совбез ООН призывал официальные власти Армении использовать все свое влияние на армян Нагорного Карабаха, чтобы те вывели свои вооруженные формирования из оккупированных районов.

Однако сегодня ситуация постепенно меняется. В докладе и резолюции ПАСЕ по армяно-азербайджанскому конфликту черным по белому написано, что территория Азербайджана оккупирована Арменией, что недопустимо для члена Совета Европы. Достаточно взглянуть на ежегодные отчеты госдепа США. Там также без всяких оговорок написано, что Армения оккупировала территории Азербайджана. Одним словом, реалии не являются чем-то вроде «постоянной величины», они со временем меняются, а в данном случае не в пользу Армении.

Вот мы и подошли к самому главному вопросу. Мандат сопредседателей и их подходы к урегулированию определялись именно вышеуказанными резолюциями Совбеза ООН, по которым на самом деле получалось, что сторонами в данном конфликте являются центральные власти Азербайджана и армяне Нагорного Карабаха, а Армения как государство как бы ни при чем. Однако, как видно из вышеизложенного, отношение международного сообщества и к этой составляющей армяно-азербайджанского конфликта в корне меняется. Вот почему Армения так цепляется исключительно за формат переговоров МГ ОБСЕ и однозначно выступает против возвращения обсуждения карабахского вопроса в ООН. Ведь и слону ясно, что в случае повторного обсуждения вопроса урегулирования конфликта в структурах ООН, в том числе в Совбезе, придется внести серьезные коррективы в вышеупомянутые резолюции, особенно в части определения стороны, которая оккупировала азербайджанские районы вокруг Нагорного Карабаха. А это может в корне, притом вынужденно, изменить подходы сопредседателей при разработке вариантов урегулирования конфликта, что станет серьезным рычагом давления на официальный Ереван.

В ПРИНЦИПЕ, В ПРОШЛОМ ГОДУ Азербайджан предпринял определенные шаги в данном направлении. Но они оказались какими-то половинчатыми. Вопрос опять из ООН перекочевал в ОБСЕ. Скорее всего «уступчивость» официального Баку в данном вопросе стоит объяснить конкретными обещаниями со стороны сопредседателей МГ ОБСЕ и сложностями, с которыми азербайджанские власти сталкивались в связи с предстоящими парламентскими выборами. Выборы остались позади, а очередной раунд переговоров завершился ничем. Поэтому пора довести дело до логического конца.

Однако надо учитывать то, что страны – сопредседатели Минской группы, которые также являются постоянными членами Совбеза ООН, по понятным причинам выступают против возвращения обсуждения данного вопроса в ООН, особенно в Совбез. Поэтому необходим серьезный дипломатический демарш.

Дело в том, что Азербайджан до сих пор не определил тип взаимоотношений, а если быть более точным, отсутствие отношений с Арменией. Кстати, часто используемое выражение «состояние ни мира, ни войны» не совсем точно. На самом деле мы сегодня находимся с Арменией в состоянии необъявленной войны. Чтобы сдвинуть «камень с мертвой точки», Азербайджан может использовать этот «вынужденный перерыв» в переговорном процессе и формально определиться с типом взаимоотношений с Арменией.

Поводов для таких демаршей у Азербайджана предостаточно. Мирные переговоры, продолжающиеся на протяжении более чем десяти лет, безрезультатны. До сих пор не освобождено ни пяди азербайджанских территорий. А это значит, что Азербайджан имеет полное право, ссылаясь на все эти обстоятельства, объявить о том, что находится в состоянии войны с Арменией. Данный шаг можно предпринять на уровне законодательного органа. А потом потребовать незамедлительного обсуждения этого вопроса в Совбезе ООН. В противном случае Азербайджан вообще может пригрозить выходом из переговорного процесса. Кстати, объявление о нахождении в состоянии войны совсем не означает возобновления боевых действий по всему фронту. На деле это означает предпринять попытку повысить международно-правовую значимость армяно-азербайджанского конфликта.

Поэтому в этих условиях Совбезу ООН просто придется повторно обсудить ситуацию с урегулированием карабахского конфликта. Во время повторного обсуждения Совбезу ООН уж точно не удастся обойти вопрос о том, кто же на самом деле оккупировал азербайджанские районы вокруг Нагорного Карабаха, с учетом ныне существующей позиции Совета Европы и США. В случае если Совбез ООН повторно обсудит ситуацию с урегулированием карабахского конфликта, то почти со стопроцентной уверенностью можно предположить, что Армения однозначно будет признана стороной, оккупировавшей часть территорий Азербайджана. А это значит, что Совбезу ООН просто придется однозначно потребовать от Армении освобождения всех оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха, включая Лачин и Кяльбаджар. Таким образом, можно добиться того, чтобы вопрос обеспечения безопасности армян Нагорного Карабаха, создание коридора для коммуникационных связей с «внешним миром» стали предметом отдельных, но параллельно проводимых переговоров. Ведь эти вопросы можно решить параллельно с освобождением оккупированных территорий путем размещения миротворческих сил, которые будут также ответственны за бесперебойное функционирование транспортного коридора. При этом вопрос определения будущего статуса Нагорного Карабаха по логике должен быть рассмотрен на последующем этапе, после урегулирования проблемы «с оккупированными Арменией территориями Азербайджана». То есть Азербайджан имеет все возможности заставить Армению в конечном счете стать на самом деле «заинтересованной стороной» в урегулировании конфликта или же игнорировать волю международного сообщества…

Да, предлагаемый мной план действий – это дипломатическая игра почти на грани фола. Однако у нас не остается иного выхода, если Азербайджан и его руководство на самом деле не хотят согласиться с вариантом урегулирования конфликта, предложенным в Рамбуйе, или с тем, что будет почти идентично оному.

Р. Миркадыров

КСТАТИ, ИМЕННО АРМЯНСКАЯ сторона постоянно призывает к учету реалий, но при этом как-то избирательно. По сути, Армения призывает учитывать не весь комплекс реалий, который сложился после завершения вооруженной фазы конфликта, а всего лишь одну – оккупацию около 16 % азербайджанских территорий.

Мне могут возразить, что данный факт является основополагающей составляющей существующих реалий. Это серьезная, но отнюдь не основополагающая составляющая существующей системы реалий, которая сложилась после завершения вооруженной фазы конфликта, по крайней мере для самой Армении. Практически полный развал экономики, отстранение Армении от всех международно-региональных широкомасштабных проектов и, как следствие, вынужденно проводимая политика изоляционизма и исход населения с исторической родины также являются реалиями, которые сложились по итогам вооруженной фазы конфликта. Вряд ли эти реалии можно записать в актив Армении…

Именно эти реалии учитывал экс-президент Армении Левон Тер-Петросян, когда в 1998 году обратился к нации со статьей, суть которой заключалась по большому счету в необходимости осознания одной простой истины: независимо от того, чьим в результате формального урегулирования «завтра будет Нагорный Карабах», необходимо разрешение данной проблемы еще «вчера», так как Армения может потерять свое будущее. Он прекрасно осознавал, что трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан является сугубо политическим проектом, от которого в большой выгоде окажутся те страны, которые именно по соображениям «политической целесообразности» будут подключены к нему. То же самое можно сказать и о газопроводе Баку – Эрзурум. Однако он также прекрасно осознавал, что терпение основного «спонсора» этого проекта – США – вот-вот лопнет. Просто на Западе не могли бесконечно ждать, когда в Армении придут к пониманию необходимости урегулирования путем серьезных взаимных компромиссов. Так и получилось. Хотя в большей степени из-за понимания «политической целесообразности» подключения Армении к этим проектам их реализация без конца откладывалась и началась почти на 6–7 лет позже намеченного. Кстати, консервация конфликта приведет к тому, что Армения останется и вне Транскаспийского газопровода, о необходимости строительства которого сегодня серьезно заговорили на Западе. Но и это не все…

Международно-правовые реалии также начинают меняться. Десять лет тому назад никто, кроме организации Исламская конференция и Турции, не признавал Армению в качестве агрессора в данном конфликте. В тех четырех резолюциях Совбеза ООН, на которые часто ссылаются стороны конфликта, говорилось только о местных армянских вооруженных формированиях, оккупировавших азербайджанские районы вокруг Нагорного Карабаха. Совбез ООН призывал официальные власти Армении использовать все свое влияние на армян Нагорного Карабаха, чтобы те вывели свои вооруженные формирования из оккупированных районов.

Однако сегодня ситуация постепенно меняется. В докладе и резолюции ПАСЕ по армяно-азербайджанскому конфликту черным по белому написано, что территория Азербайджана оккупирована Арменией, что недопустимо для члена Совета Европы. Достаточно взглянуть на ежегодные отчеты госдепа США. Там также без всяких оговорок написано, что Армения оккупировала территории Азербайджана. Одним словом, реалии не являются чем-то вроде «постоянной величины», они со временем меняются, а в данном случае не в пользу Армении.

Вот мы и подошли к самому главному вопросу. Мандат сопредседателей и их подходы к урегулированию определялись именно вышеуказанными резолюциями Совбеза ООН, по которым на самом деле получалось, что сторонами в данном конфликте являются центральные власти Азербайджана и армяне Нагорного Карабаха, а Армения как государство как бы ни при чем. Однако, как видно из вышеизложенного, отношение международного сообщества и к этой составляющей армяно-азербайджанского конфликта в корне меняется. Вот почему Армения так цепляется исключительно за формат переговоров МГ ОБСЕ и однозначно выступает против возвращения обсуждения карабахского вопроса в ООН. Ведь и слону ясно, что в случае повторного обсуждения вопроса урегулирования конфликта в структурах ООН, в том числе в Совбезе, придется внести серьезные коррективы в вышеупомянутые резолюции, особенно в части определения стороны, которая оккупировала азербайджанские районы вокруг Нагорного Карабаха. А это может в корне, притом вынужденно, изменить подходы сопредседателей при разработке вариантов урегулирования конфликта, что станет серьезным рычагом давления на официальный Ереван.

В ПРИНЦИПЕ, В ПРОШЛОМ ГОДУ Азербайджан предпринял определенные шаги в данном направлении. Но они оказались какими-то половинчатыми. Вопрос опять из ООН перекочевал в ОБСЕ. Скорее всего «уступчивость» официального Баку в данном вопросе стоит объяснить конкретными обещаниями со стороны сопредседателей МГ ОБСЕ и сложностями, с которыми азербайджанские власти сталкивались в связи с предстоящими парламентскими выборами. Выборы остались позади, а очередной раунд переговоров завершился ничем. Поэтому пора довести дело до логического конца.

Однако надо учитывать то, что страны – сопредседатели Минской группы, которые также являются постоянными членами Совбеза ООН, по понятным причинам выступают против возвращения обсуждения данного вопроса в ООН, особенно в Совбез. Поэтому необходим серьезный дипломатический демарш.

Дело в том, что Азербайджан до сих пор не определил тип взаимоотношений, а если быть более точным, отсутствие отношений с Арменией. Кстати, часто используемое выражение «состояние ни мира, ни войны» не совсем точно. На самом деле мы сегодня находимся с Арменией в состоянии необъявленной войны. Чтобы сдвинуть «камень с мертвой точки», Азербайджан может использовать этот «вынужденный перерыв» в переговорном процессе и формально определиться с типом взаимоотношений с Арменией.

Поводов для таких демаршей у Азербайджана предостаточно. Мирные переговоры, продолжающиеся на протяжении более чем десяти лет, безрезультатны. До сих пор не освобождено ни пяди азербайджанских территорий. А это значит, что Азербайджан имеет полное право, ссылаясь на все эти обстоятельства, объявить о том, что находится в состоянии войны с Арменией. Данный шаг можно предпринять на уровне законодательного органа. А потом потребовать незамедлительного обсуждения этого вопроса в Совбезе ООН. В противном случае Азербайджан вообще может пригрозить выходом из переговорного процесса. Кстати, объявление о нахождении в состоянии войны совсем не означает возобновления боевых действий по всему фронту. На деле это означает предпринять попытку повысить международно-правовую значимость армяно-азербайджанского конфликта.

Поэтому в этих условиях Совбезу ООН просто придется повторно обсудить ситуацию с урегулированием карабахского конфликта. Во время повторного обсуждения Совбезу ООН уж точно не удастся обойти вопрос о том, кто же на самом деле оккупировал азербайджанские районы вокруг Нагорного Карабаха, с учетом ныне существующей позиции Совета Европы и США. В случае если Совбез ООН повторно обсудит ситуацию с урегулированием карабахского конфликта, то почти со стопроцентной уверенностью можно предположить, что Армения однозначно будет признана стороной, оккупировавшей часть территорий Азербайджана. А это значит, что Совбезу ООН просто придется однозначно потребовать от Армении освобождения всех оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха, включая Лачин и Кяльбаджар. Таким образом, можно добиться того, чтобы вопрос обеспечения безопасности армян Нагорного Карабаха, создание коридора для коммуникационных связей с «внешним миром» стали предметом отдельных, но параллельно проводимых переговоров. Ведь эти вопросы можно решить параллельно с освобождением оккупированных территорий путем размещения миротворческих сил, которые будут также ответственны за бесперебойное функционирование транспортного коридора. При этом вопрос определения будущего статуса Нагорного Карабаха по логике должен быть рассмотрен на последующем этапе, после урегулирования проблемы «с оккупированными Арменией территориями Азербайджана». То есть Азербайджан имеет все возможности заставить Армению в конечном счете стать на самом деле «заинтересованной стороной» в урегулировании конфликта или же игнорировать волю международного сообщества…

Да, предлагаемый мной план действий – это дипломатическая игра почти на грани фола. Однако у нас не остается иного выхода, если Азербайджан и его руководство на самом деле не хотят согласиться с вариантом урегулирования конфликта, предложенным в Рамбуйе, или с тем, что будет почти идентично оному.

Р. Миркадыров

Оглавление

Обращение к пользователям