Секта

Деревья еще не успели избавиться от последних листьев, поэтому первый снег лег на них сугробами. Белые хлопья кружили над городом, завораживая, успокаивая, усыпляя… С легким шуршанием снежинки бились в окно и, превращаясь в хрустальные капли, стекали по стеклу.

– Интересно, «стекло» и «стекать» от одного корня? – спросила Оксана.

– Что? – Алёна оторвалась от компьютера. – Ты что-то сказала?

Оксана отвернулась от окна.

– Я говорю: первый снег – это восхитительное зрелище.

– Да. Мы с Павликом сегодня уже провели ритуал кувыркания в первых сугробах.

– Везет вам. А меня вот некому в сугробе повалять.

– Сама виновата. Не строила бы из себя важную начальницу все эти годы – давно бы замужем была.

– И где бы ты сейчас внедряла свою систему, если бы я не строила из себя начальницу?

– Это точно! Ну вот видишь, жертва твоя не оказалась бесполезной.

– Надеюсь.

– Да не расстраивайся. Хочешь, мы тебя с кем-нибудь из Пашкиных друзей познакомим?

– А у него что, есть неженатые друзья?

– Есть, конечно. Только… пожалуй, они все немного тебя помладше.

– «Немного» – это лет на десять?

– Да нет. Всего лишь на пять-шесть. Подумаешь…

– Спасибо. Но я уж как-нибудь сама попробую найти своего принца.

– Интересно, и где ты будешь его искать? На дискотеки ты не ходишь, на горных лыжах не катаешься. Между прочим, сейчас очень удобно знакомиться на горах. Едешь так с горы, замечаешь подходящего мужчину и прямо рядом с ним падаешь и катишься кубарем. Он, конечно, бросается тебе помогать, и считай, знакомство состоялось.

– Не получится.

– Почему?

– Потому что, чтобы красиво упасть в правильном месте, нужно до этого места доехать.

– Точно. А для этого надо быть в тонусе, значит, надо, чтобы «Тонус» был в тебе, – напомнила Алёна рекламный слоган.

– Для этого надо хоть немного уметь ездить, – засмеялась Оксана, – а я ни разу на этих горных лыжах не стояла.

– Какие проблемы? – обрадовалась Алёна. – Снег выпал. Мы в эти выходные с ребятами собираемся открывать сезон. Поехали с нами!

– Я подумаю.

– Ага! Когда ты так говоришь, это равносильно «Спасибо, не хочу». Так говори уж сразу честно.

– Ну я правда не хочу. У меня на выходные другие планы.

– Опять пойдешь в свою секту? Оксана рассмеялась.

– Ой, смотри, Оксанка, – вздохнула Алёна, – вляпаешься по самые уши…

– Ну так вы же меня вытащите, если что…

– Ага. Из секты попробуй вытащи…

– Это точно. Вон матушка моя вляпалась, так для нее теперь, кроме ее батюшки, других авторитетов не существует.

– Ну так это же православие! – авторитетно заметила Алёна. – Конечно, собственного мнения лишает напрочь, но, по крайней мере, это хоть мировая религия.

– А какая разница, кто тебя лишит собственного мнения – мелкая секта или мировая религия?

– Ну ладно, смотри сама, ты уже взрослая девочка. Но если надумаешь поехать с нами, то мы всегда рады.

– Спасибо. Это само по себе уже приятно. И Оксана снова вернулась к созерцанию снега и своим размышлениям.

* * *

Вообще, в переводе с латыни слово secta ничего плохого не означает – это «учение, путь, школа, образ мыслей». От того же корня произошли такие слова, как «сектор» и «секрет». И получается, что «секта» – всего лишь клуб по интересам. В ней собираются люди, склонности которых в чем-то совпадают и которым нравится быть вместе, что-то сообща делать или обсуждать. Если они не нарушают закон или общественный порядок, то ничего деструктивного в их действиях нет.

Тоталитарная секта, если опять же исходить из смысла латинского totalis («всё»), то есть абсолютная, совершенная, всеобъемлющая, – это слишком высокая оценка. Каждая секта втайне мечтает стать тоталитарной, но разве можно так назвать какую-то организацию, если в мире осталось хоть немного людей с иным мнением? Поэтому, пришла к выводу Оксана, единственная тоталитарная секта на Земле – это человечество. Тоталитарная, потому что объединяет всех людей, а секта – только в том случае, если инопланетяне все-таки существуют.

Расшифровать слово «секта» Оксана решила после того, как Елена Сергеевна однажды вернулась домой очень возбужденная и даже напуганная. Трясущимися руками она достала из сумки брошюрку и протянула дочери.

– Что это? – Оксана взяла потрепанную книжицу и прочитала название: «Тоталитарные секты России».

На первых страницах был длинный список организаций, которые Русская православная церковь причислила к деструктивным культам.

– Оксана! – начала «серьезный разговор» Елена Сергеевна.

Оксана поморщилась. Подобным тоном мама вела профилактические беседы о вреде курения, когда Оксане было лет десять. Потом, когда ей исполнилось пятнадцать, тем же тоном мама предостерегала ее от близких отношений с мальчиками.

Разговоры эти, кроме того что они вызывали чувство неловкости и раздражения, были еще и абсолютно бесполезными. Дело в том, что незадолго до «профилактики курения» Оксана уже попробовала этот вид успокоения нервов. Они с подружкой угостились сигареткой у старшеклассниц, куривших во дворе школы. Затянувшись, Оксана закашлялась, ей стало противно, но, не желая показаться маленькой девочкой, она кокетливо зажала сигаретку между средним и безымянным пальчиками, как это делала самая красивая старшеклассница, и затянулась еще раз, закрыв глаза якобы от удовольствия.

Когда мама читала лекцию о том, какие болезни связаны с никотином, Оксана вспоминала брезгливую гримасу, которую состроил Лёха, учуяв запах табака.

Он тогда ждал ее возле школы, недоумевая, куда же она пропала. Увидев, как она вышла из калитки, ведущей на школьный двор, он радостно бросился ей навстречу, но, приблизившись, резко отпрянул, сморщившись так, как будто измазался какой-то дрянью. Причем брезгливость его была настолько неподдельной, что Оксана почувствовала себя самой омерзительной девочкой в мире. Через секунду Лёха взял себя в руки и, вернув на лицо улыбку, сказал: «Ты где была? Я тебя уже заждался». Но в этих словах Оксана почувствовала легкую фальшь.

После этого случая она больше ни разу не курила, но отношения с другом постепенно становились все более прохладными.

Лекция об опасности ранних половых связей тоже была бесполезна, потому что после «разрыва» с Лёхой Оксана «терпеть не могла мальчишек», держала их на внушительной дистанции и относилась к ним с напускным презрением.

На самом деле она, так же как и все девчонки, влюблялась и даже тайно писала стихи, но догадаться об этом не позволяла никому. Разумеется, опытный психолог сразу поймет, что она просто боялась когда-нибудь снова увидеть гримасу брезгливости на лице у своего возлюбленного, но сама Оксана эту причину конечно же не осознавала. Так и выросла одинокой, стервозной и озлобленной на мужчин.

И вот теперь мама решила провести еще одну запоздалую профилактическую беседу об опасности тоталитарных сект.

Почему запоздалую? Да потому что Оксана уже побывала в некоторых из них и ничего, кроме разочарования и чувства впустую потраченного времени, оттуда не вынесла.

– Мам, ну я же уже не маленькая, – оборвала она Елену Сергеевну. – У меня есть собственная голова, и я, наверное, смогу отличить деструктивный культ от просто клуба по интересам.

– В том-то и дело, что нет! – почти всхлипнула Елена Сергеевна. – Знаешь, что нам сегодня рассказал отец Иннокентий?!

– Что? – Оксана попыталась изобразить любопытство, чтобы опять не довести мать до слез.

– В городе появилась новая секта, которая как раз и маскируется под обычный клуб по интересам. И вроде бы взять-то их не за что, порядок не нарушают, налоги платят, а служат Сатане!

– Ой, какой кошмар! – театрально запричитала Оксана. – Ну и в чем же их опасность?

– Да в том, что от истины духовной народ уводят. Вот почитай. – Елена Сергеевна отобрала у дочери брошюру, полистала и вернула, ткнув пальцем в нужный отрывок.

Оксана начала читать: «Обманная вербовка заключается в том, что человеку не сообщают цели, методы и задачи организации, то есть скрывается ее истинная суть. Вербовщики держат в тайне методы воздействия на сознание, умалчивают о настоящем названии организации, не говорят, откуда она, и не называют имя ее лидера. Таким образом нарушается конституционное право граждан на получение достоверной информации, без которой никто не может сделать свободный выбор».

Читать дальше не хотелось.

– Ну хорошо, мам, я все поняла, не буду вступать в эту секту. А как она хоть называется-то?

– А тебе зачем? – насторожилась мать.

– Ну как зачем? – развеселилась Оксана. – Чтобы я в нее нечаянно не вступила. Я же должна знать, куда можно вступать, а куда нельзя.

– А никуда нельзя! – повысила голос Елена Сергеевна и добавила спокойнее: – Кроме истинной святой Православной церкви.

– Ну ладно, мам, хорошо, никуда вступать не буду. Обещаю.

Елена Сергеевна явно осталась неудовлетворена ответом. Выдержав паузу, она завела волынку снова, оторвав Оксану от телевизора:

– Ксюш… А может быть, ты сходишь в церковь да окрестишься?

– Зачем? – вздохнула Оксана.

– Ну… надо.

– Мам, у каждого «надо» всегда есть обоснование. Объясни, зачем мне это надо, тогда я обдумаю твое предложение.

– Ксюш, я хочу, чтобы ты тоже имела шанс попасть в царствие небесное.

– Вот ничего себе заявочки! А без церкви, получается, у меня даже шансов нет, что ли?

– Да, Ксюша, нет шансов.

– Ладно, пойду в синагогу. Обращусь в иудаизм.

– Почему в синагогу? – Елена Сергеевна даже побледнела – не поняла, что это шутка.

Оксана знала, что разговор приближается к критической точке, после которой мамина истерика будет неизбежна. Сейчас еще можно остановиться, если сказать: «Ну что ты, мамуля, шуток не понимаешь?», поцеловать ее, пожелать спокойной ночи и уйти в свою комнату. Но вместо этого с языка спрыгнули совсем другие слова:

– Ну а почему бы не в синагогу? Или не в мечеть? Какая разница-то? Или ты думаешь, что у них в раю территория не зарезервирована?

У Елены Сергеевны задрожали губы. Когда ей нечего было ответить, она всегда начинала реветь. А Оксану всегда начинала страшно мучить совесть. Она готова была оторвать свой острый язык, но было поздно – мать уже не успокоится.

И тем не менее ясно было, что разговор еще не закончен. Завтра он продолжится, когда матушка вернется из храма после беседы со своим любимым батюшкой, который вразумит ее, как отвечать непутевой дочери на опасные вопросы.

И действительно, на следующий день разговор продолжился. Елена Сергеевна первую половину вечера обиженно молчала, но потом, глядя мимо Оксаны, скорбно запричитала, обращаясь как бы к себе самой:

– Забыли! Забыли мы корни! Предков наших предали, забыли. Веру родную растоптали…

Оксана прикусила язык и закрыла глаза. Ядовитый ответ нетерпеливо бился о зубы, но она молчала.

– Да что же мы за Иваны, не помнящие родства своего?! – продолжала Елена Сергеевна. – Как же нас земля-то носит?

Оксана молчала, хотя чувствовала, как накапливается в районе загривка ненависть к собственной матери, как отливает кровь от лица и все крепче сжимаются челюсти.

Елена Сергеевна, выдав весь арсенал заготовленных претензий, беспомощно посмотрела на дочь.

– Ну что ты молчишь?! – со слезами в голосе воскликнула она.

– Мама, – стараясь быть как можно спокойнее, сказала Оксана, – когда я отвечаю, ты ревешь, когда не отвечаю, тоже ревешь. Чего ты от меня хочешь?

– Я хочу, – затопала ногами мать, – чтобы ты пришла к вере!!!

– Мама, – с металлом в голосе ответила Оксана, – к вере люди должны приходить добровольно. А ты меня шантажируешь своими истериками! Может быть, окрестишь меня насильно, огнем и мечом, как Русь крестили?

Елена Сергеевна опешила.

– В какой секте тебе наболтали этой гадости?! – злобно прошипела она.

– Мама! – Оксана тоже заговорила сквозь зубы. – Об этом написано в учебнике истории! Почитай на досуге! И батюшке своему дай почитать!!!

– Неправда!!! – Елена Сергеевна зарыдала и бессильно опустилась на диван.

Можно было заканчивать. Елена Сергеевна добилась долгожданных слез и до завтра оставит дочь в покое, если, конечно, не считать тех мук совести, которые будут терзать Оксану, пока она не уснет.

Но Оксана решила высказать все, что накопилось:

– Родство, говоришь, забыли? А ты помнишь, кем был мой прадед?! Он был католиком. А прабабушка моя со стороны отца была еврейкой. Так почему же я должна стать православной и предать их? Почему бы мне не выбрать веру своей прабабки? А дед мой, если ты помнишь, был коммунистом и абсолютным атеистом. Я и его веру не хочу предавать! А кем был мой прапрапрапрадед? Правильно. Он был язычником… И его веру я тоже хочу помнить!

После этих слов Оксана почувствовала, как к горлу подкатил ком. Она развернулась и ушла к себе, хлопнув дверью.

На следующее утро Оксана, как обычно, вышла к завтраку, который Елена Сергеевна, как обычно, для нее приготовила. Пока Оксана ела, мать сначала задумчиво и грустно глядела на нее, а потом тихо спросила:

– Так ты что, считаешь, что я предала веру своего деда?

– Мам, давай закончим религиозную войну, а?

– Так я же не воюю, я размышляю. Имею право?

– Ну, если размышляешь… то размышляй, а не задавай провокационные вопросы.

– Просто я хочу знать твое мнение.

– Мое мнение?… Я считаю, что каждый человек имеет право выбрать для себя ту религию, которая для него максимально удобна.

– То есть как это «удобна»?! – вскинулась было Елена Сергеевна, но остановилась.

– Очень просто. Удобно – это значит нигде не мешает, не жмет, не трет и, кроме пользы, ничего не приносит. Ну, например: дед был католиком. В детстве он ходил в воскресную школ у, где его обучили не только грамоте, но и музыке, рисованию и еще многим наукам и ремеслам. В его окружении все были католиками, и он был счастлив в своей вере, ему не с кем было спорить, он чувствовал себя под защитой Бога, и это было для него абсолютно удобно. Когда после революции его семью раскулачили и сослали с Украины сюда, они оказались иноверцами. Прадед прекрасно понимал, что отец прабабушки ни за что не отдаст дочь замуж без венчания в церкви. И тогда он принял православие, несмотря на протест своего отца. Он снова выбрал ту веру, которая стала удобнее. Получается что? Он предал свою веру? Но если бы он ее не «предал», то откуда бы появились все мы? И разве правильнее было бы предать свою любовь?

– Вот видишь! – обрадовалась Елена Сергеевна. – Значит, дед мой все-таки стал православным!

– И что? Прадед-то твой остался католиком.

– Но для меня тоже удобнее всего православие.

– А я разве возражаю? – улыбнулась Оксана. – Ты нашла свою веру, и я очень за тебя рада! Ходи в церковь, молись, но ко мне не приставай! Дай мне самой свою веру найти.

– Но как же ты ее найдешь, если ты ее не ищешь?

– Да с чего это ты взяла, что я ее не ищу?

– И где же ты ее ищешь, интересно? – опять встревожилась Елена Сергеевна. – И какую такую веру ты ищешь?

Оксана задумалась, стоит ли продолжать разговор. Объяснить матери, где и что она ищет, за пять минут невозможно. Не объяснить – значит оставить ее в этом напряжении на весь день и к вечеру опять получить истерику. Что же делать?

– Мам, – нашла она гениальное решение, – я хочу познакомиться со всеми религиями, прежде чем выбрать.

– Ну, тогда почему бы тебе не начать знакомство с православия? – обрадовалась Елена Сергеевна.

– Хорошо. У тебя есть Библия?

– Конечно! – Елена Сергеевна вскочила и выбежала из кухни.

Вернувшись, она положила перед дочерью толстенную книгу.

Оксана открыла Библию на первой странице и прочитала: «В начале сотворил Бог небо и землю».

– Надо же! – покачала она головой. – А ученые говорят, что вначале был большой взрыв.

И тут за окном засигналил автомобиль – Алексей приехал за начальницей на своем любимом «мерседесе».

Все-таки он уговорил Оксану не продавать эту машину, а взять кредит. Под залог «мерседеса» они получили ровно половину его стоимости, чего оказалось вполне достаточно, чтобы выдать людям зарплату.

А потом дела в фирме наладились и кредит вернули. Уволившихся почти всех пригласили обратно в фирму, но не на работу, а для свободного сотрудничества.

Алёна лично объясняла каждому, что такое «свободное сотрудничество» и какие преимущества оно дает фирме и человеку. Те, кто понял эту новую модель, остались, а те, кто решил, что это слишком сложно и ответственно, ушли.

Таким образом сформировался новый коллектив энергичных, творческих и вольных людей, которые начали работать на самих себя, друг на друга и на благо фирмы в целом с таким увлечением и даже азартом, что дела не только поправились, но и значительно улучшились.

А главное, Оксане теперь дышалось свободнее. Конечно, ей по-прежнему приходилось выполнять свои обязанности, но сейчас она была возницей в телеге, а не лошадью. Вместо нее в «телегу» впряглись все остальные, а так как их было много, «телега» катилась легко и быстро.

И у Оксаны наконец-то появилось время, чтобы начать читать книги, которые по ее просьбе купил Алексей. Однажды она взялась разбирать внушительную стопку в углу кабинета и с удивлением обнаружила, что названия не совпадают с указанными в списке Василия Сергеевича.

– Лёха! – возмущенно закричала она в телефонную трубку. – Чего ты мне напокупал? Это же совсем не те книги.

– Слушай, Ксюш, – принялся оправдываться Алексей, – тех книг я не нашел ни в одном книжном. Тогда я показал список одной из продавщиц, и она сказала, что таких книг у них не бывает, и посоветовала другие, близкие по смыслу. Ну я и купил.

– И что мне теперь делать со всей этой макулатурой? – растерянно спросила Оксана.

– А что, они совсем не подходят?

– Да откуда я знаю? Их же все перечитать надо, осмыслить. А в этом списке уже выборка сделана, что действительно стоит прочесть.

– Ну извини, Ксюш. Ищи тогда сама эти книги, в обычных магазинах их нет. Попробуй поискать в Интернете.

Отключив телефон, Оксана полистала книжку, где говорилось о пользе положительных эмоций и о вреде отрицательных. Предлагалось гасить отрицательные и культивировать положительные с помощью определенных мантр и осанн. Оксана засмеялась, представив, как во время очередного скандала с мамой она вдруг сядет в позу лотоса и запоет: «Ом-м-м». Нет, это ей не подходит.

В следующей книге давались рекомендации, как надо расставить мебель в комнате, чтобы энергия циркулировала правильно. Но китайская наука фэн-шуй не объясняла, почему правый угол комнаты отвечает за богатство, а левый – за семейное счастье. Предлагалось просто принять на веру и делать как сказано, мотивируя тем, что это древняя китайская мудрость.

А вдруг у китайцев генетически иное пространственное восприятие? Ведь языки у нас разные, да и цвет кожи, и разрез глаз… Может быть, то, что для китайца положительная энергия, для русского опасная. Нет! Эту книжку Оксана тоже отложила, хотя мысль передвинуть мебель показалась ей заманчивой. Но сделать это она решила после того, как найдет либо логическое объяснение фэн-шуй, либо древнерусский способ правильного обустройства пространства.

В остальных изданиях тоже давались какие-то советы, которым Оксана по различным причинам последовать не могла. Тяжело вздохнув, она отложила бесполезные для нее книжки и пошла домой.

Сейчас она часто ходила домой пешком, потому что здоровье после санатория стало намного стабильнее и прогуляться было не только полезно, но и приятно. Она шла, разглядывая пестрые осенние деревья, листопадные вихри и отражение неба в лужах. Оказалось, что воробьи удивительно красивые птички, если к ним присмотреться, а голуби… После того как Оксана обнаружила, что вода в умывальнике сверкает и журчит так же, как в восхитительном мраморном фонтане из ее волшебного сна, она взяла за правило уделять больше внимания самым привычным, обыденным вещам. Это у нее была такая игра: например, если забыть о том, что голубь – знакомая с детства прожорливая серая птица, и начать разглядывать его, как будто видишь впервые, то выяснится, что в его оперении есть сине-зеленые неоновые краски, которые так восхищают нас при виде экзотических павлинов. А если приглядишься к грязной луже, увидишь в ней не только небо с облаками, но и восхитительную радугу от масляной пленки на поверхности воды. И вообще все, в чем пытаешься найти красоту, оказывается удивительно красивым.

«Интересно, – подумала Оксана, – а что красивого можно увидеть в бетонном фонарном столбе?» Она подошла поближе. На столбе висели какие-то объявления, одно из которых примагнитило взгляд.

Авторы объявления обещали помочь найти смысл жизни, дать понимание законов Вселенной, научить решать свои проблемы и много чего еще. «Интересно», – подумала Оксана и оторвала бумажку, на которой указывались место и время встречи.

Так она попала на собрание неофитов в Международный университет духовного анализа и космосинтеза.

На сцене харизматичный молодой человек рассказывал о перспективах духовного развития, о тайнах Вселенной, которые студентам предстоит познать, и о высшей ступени духовной иерархии человечества, с представителями которой якобы напрямую общается их духовный лидер.

Предложение было заманчивым, и Оксана записалась в подготовительную группу.

На первом же занятии у нее возникла масса вопросов. Она буквально не давала лектору говорить, перебивая его через каждое слово и раздражая этим всех присутствующих.

– Простите, я не поняла. Расшифруйте, пожалуйста, понятие «гносеологический релятивизм».

В процессе расшифровки образовалась еще куча непонятных слов.

– А что такое «креативная акмеология»? – не сдавалась Оксана.

Когда лектору надоело, он, как мог спокойно, то есть сквозь зубы, сказал:

– Девушка, если вы не понимаете смысл элементарных слов, то вам лучше пойти учиться в первый класс средней школы.

– Нет, нет, спасибо, я потом возьму словарь и посмотрю, что они означают, вы только продиктуйте, как это пишется.

Оксана сразу поняла, что эта «секта» не для нее, но было жалко оставлять в ловушке тех милых людей, которые пришли послушать о смысле жизни, а в результате получили порцию трудноперевариваемой информации под соусом научности и значимости.

Если читателю интересно, то гносеологический релятивизм – это способ познания сущности теории относительности сознания и теории переходных процессов с позиции системного анализа многомерности и многоуровневости причинных связей пространственно-временных отношений, описывающий сущность относительности восприятия и познания иерархического и синергетического построения мира, раскрывая закономерности пространственно-временной организации Бытия.

Эка завернуто! Тут любой здравомыслящий человек начнет ощущать комплекс неполноценности, потому что ни черта не понял, а признаться стыдно – могут отправить в первый класс. А после расшифровки «креативной акмеологии», которая на русский язык переводится просто как «наука о творческом развитии», крыша съезжает окончательно и человек с гордостью начинает ощущать себя студентом великого МУДАиКа.

К концу первого занятия Оксану подташнивало от передозировки высоких энергий и знаний. Как объяснил учитель, ее сознание «не было способно воспринять цикличности поэтапного формирования психосистемных отношений на основе динамики изменения детерминант системы и детерминант субъекта, а также определения критических точек повышенной напряженности или недостаточности как несбалансированности процесса развития субъекта системных отношений».

«Фигушки! – подумала Оксана, очухавшись на свежем воздухе после занятия. – Вы от меня так просто не отвяжетесь. Интересно, а этот лектор сам-то понимает, что говорит, или просто вызубрил как скороговорку «ложечка ты моя желобоговыгибистая с переподвыподвертом». Но тут хоть смысл понятен, несмотря на сложность произношения, а там… Тарабарщина какая-то».

На следующее занятие Оксана пришла с диктофоном и записала всю лекцию, чтобы дома спокойно разобраться, о чем идет речь. Как бы ни была умна от природы Оксана, но даже она не могла с первого раза осмыслить фразу типа: «Коллективная стратегия – это метод исследования синергетически-иерархических межсубъектных системных связей, позволяющий установить алгоритм объединения людей, их коллективного сотворчества и индивидуального развития при ментальном психосистемном моделировании проектируемых систем жизни и деятельности».

При многократном прослушивании Оксане стало понятно, что речь идет о возможности сотрудничества людей между собой так, чтобы всем было интересно работать друг с другом и чтобы результат совместной работы способствовал духовному и материальному развитию каждого. Они с Алёной как раз пытались внедрить в своей фирме эту «коллективную стратегию», поэтому любая информация по теме была полезна. Но продолжение лекции оказалось таковым, что даже после многократного прослушивания Оксана ничего не смогла понять.

«Ага! – подумала она. – Вы предлагаете мне выбор. Первое: плюнуть на вашу ахинею и уйти, чтобы не мешать вам дурачить простачков. И второе: тратить время и деньги на вашу организацию так же, как эти простачки. Ну что ж! Деньги у меня есть, давайте поиграем».

Игра заключалась в том, что на следующих занятиях Оксана восхищенными глазами смотрела на лектора, не задавая больше никаких вопросов, записывая все на недешевый цифровой диктофончик, который очень эффектно смотрелся среди кассетных магнитофонов других слушателей. Когда лектор спрашивал, все ли понятно, Оксана всегда задавала тот вопрос, на который лектор легко мог ответить, еще раз блеснув своей эрудицией и ученостью.

Таким образом через несколько занятий Оксана уже значилась очень перспективной ученицей и ей было сделано предложение перейти из подготовительной группы на первый курс университета.

На первом курсе никаких новых слов Оксана не услышала, все было так же непонятно, только лектор другой. Но к обычным занятиям добавились еще коллективные медитации, в ходе которых требовалось усиленно дышать и представлять себе «совместное творчество».

Оксана только сделала вид, что усиленно дышит, так как прекрасно знала о том, что повышенное содержание кислорода в крови действует подобно наркотику – создает эйфорию и блаженство, но постепенно приводит к зависимости и при этом наносит серьезный вред здоровью.

Приоткрыв один глаз, она наблюдала за происходящим в комнате для медитаций. Зрелище было не из приятных. У сокурсников на лице проявлялись гримасы блаженства, похоти, страдания и восторга.

«Боже! Освободи этих людей! – обратилась она куда-то вверх. – Боюсь, что мне это просто не под силу».

После первой же совместной «медитации» Оксана решила бросить обучение в «университете» и оставить его слушателей на волю Божью. Но после пропуска нескольких занятий харизматичный куратор позвонил ей на сотовый и поинтересовался причиной ее отсутствия.

Оксана соврала, что после медитации она заболела.

– Отлично! – воскликнул куратор. – Это началась огненная очистка организма! Началась божественная трансформация! Оксаночка! Необходимо продолжить занятия, иначе вы рискуете застрять на этой ступени и никогда не продвинуться дальше.

– Хорошо, я приду, как только смогу, – сказала Оксана, чтобы отвязаться.

Но звонки продолжались регулярно с периодичностью раз в неделю, и в конце концов ей это порядком надоело. Вместо того чтобы просто послать назойливого «профессора» подальше, она решила вывести всю эту шайку духовных жуликов на чистую воду. Набросав в голове приблизительный план, Оксана вернулась в «университет», где была встречена восторженными приветствиями однокурсников, которые уверяли, что все прошли через временное ухудшение здоровья и небольшие сомнения, но теперь они просто счастливы, что вовремя одумались и вернулись к познанию «истины».

И действительно, все они выглядели настолько счастливыми, что у Оксаны возникло сомнение: а стоит ли открывать им глаза? Может быть, они действительно счастливы? Может быть, у этих людей нет другого места, куда они могли бы прийти, встретить друзей, ощутить себя нужными и значимыми в этой жизни? Ну и что, что они не понимают того, о чем говорит лектор? Зато экзамены сдавать просто: расскажи тарабарщину, как запомнил, и давай зачетку. Теперь они не просто неудачники по жизни, теперь они студенты международного университета! Ого-го! И они придушат любого пацана, который осмелится крикнуть, что «король-то голый!».

И тем не менее Оксане очень хотелось посмотреть в глаза этому «голому королю» и сказать ему все, что она о нем думает. Поэтому она решительно пошла в атаку.

Пользуясь тем, что пропустила несколько лекций, она с невинным видом подняла руку и спросила:

– Вы извините, я тут болела, поэтому не поняла, откуда вот в этой формуле творческого потенциала двойка?

Лектор засуетился, потому что явно не знал ответа на вопрос.

– Ну что вы, Оксана, это просто формула. Не стоит искать ее смысл.

– Но как же я могу диагностировать свою судьбу, опираясь на формулу, физический смысл которой мне непонятен?

– Для первого курса эта информация слишком сложна, поэтому она не дается. Имейте терпение. – И лектор с улыбкой ретировался.

«Ну что же! Поищем эту информацию у старшекурсников», – мысленно сказала Оксана ему вслед.

Как она и предполагала, никто из старшекурсников ответа на ее вопрос тоже не знал.

– Ну как же?! Наш преподаватель говорит, что это проходят на старших курсах, – не сдавалась Оксана. – Может быть, вы что-то прослушали?

Тогда ничего не подозревающие студенты направили ее к главному специалисту по методу определения способностей и творческого потенциала с помощью подозрительной формулы.

Симпатичная крашеная блондинка на вопрос Оксаны опять начала выдавать витиеватые фразы типа: «Этот метод, основанный на теории универсальных закономерностей как критериев развития, позволяет осуществить целеориентированное поэтапное формирование исследования сущности явлений с точки зрения их причинности и системности, не требуя эмпирической верификации». А эта формула «позволяет проводить причинно-системную профилактику и раннюю диагностику заболеваний».

– Это я все прекрасно понимаю! – заверила ее Оксана. – Но почему вот здесь вот стоит «плюс два»? Откуда взялась эта двойка?

– Но разве ты не знаешь, – нахмурилась преподавательница, – что существуют два плана бытия – духовный и материальный?

– Но тогда логичнее было бы умножить на два, а не прибавить, – возразила Оксана. – Может быть, ошибка в формуле?

– Нет, здесь точно должен быть «плюс», – успокоилась было блондинка.

– Но почему?

– Девочка моя, – блондинка поняла, что так просто от любознательной студентки не отделаться, поэтому в голосе зазвучало высокомерное раздражение, – а ты спрашивала у Эйнштейна, почему скорость света равна mс2?

Оксана опешила (доцент международного университета путала скорость света и энергию покоя), но сделала вид, что не заметила ошибки или приняла ее за оговорку:

– Конечно!.. То есть не у Эйнштейна – он вообще-то умер. Учительница физики предоставила мне факультативно все формулы и расчеты, которые привели его к этому выводу!

– И ты хочешь сказать, что ты что-то в этом поняла?

– Ну так… немного… После трех дней самостоятельного изучения.

Блондинка осознала, что она «попала», но быстро вышла из ситуации:

– Я думаю, что по этому вопросу тебе лучше обратиться к самому разработчику формулы.

– С удовольствием! А вы организуете мне встречу с ним? – Оксана сделала наивно-подобострастное лицо, чем развеяла все сомнения собеседницы.

– Он живет в Москве, – победно заявила преподавательница.

– Без проблем! Я съезжу, – обрадовалась Оксана.

– Но он очень занятой человек, у него постоянно симпозиумы, ученые советы, ты думаешь, у него есть время объяснять тебе формулы?

– Я понимаю, – покивала Оксана, – «время – деньги». Я готова заплатить ему за консультацию тысячу долларов.

У блондинки округлились глаза и пропала спесь.

– К тому же, – продолжила Оксана, – я хочу обсудить с ним возможность спонсорской помощи. Сколько можно ютиться в чужих помещениях? Пора купить собственное здание для университета!

После этих слов блондинка «сломалась» и выдала все московские явки.

Получив адрес «учителя», Оксана села на самолет, ранним утром была уже в Москве и заявилась из аэропорта прямо к нему домой.

«Гуру» был предупрежден о предстоящем визите потенциального спонсора, поэтому встретил Оксану обворожительной улыбкой.

– Итак, о чем вы хотели побеседовать? – начал он разговор после того, как они выпили по чашке чая.

Оксана задала ему тот же вопрос о двойке в формуле.

Улыбка застыла на лице учителя. Похоже, что он не сразу понял суть вопроса, но, взглянув на бумажку, где Оксана эту формулу написала, рассмеялся:

– Девочка моя! И ради этого вы прилетели ко мне в такую даль?! Да на этот вопрос может ответить любой первокурсник!

– Извините. – Оксана сделала вид, что ей ужасно стыдно за собственную глупость. – Возможно, я не у тех спрашивала. Даже эта, не помню, как зовут, ну, которая у нас там главный научный руководитель по этому методу, и то не смогла ответить мне. Посоветовала обратиться к вам.

Возникло затяжное молчание, после которого «гуру» внезапно «вспомнил» о том, что его ждут в министерстве образования к девяти часам.

– Извините, я разберусь с вашими местными руководителями, но сейчас мне пора.

Оксана поднялась со стула, собираясь уходить, и вежливо улыбнулась:

– Не смею задерживать. А на тысячу долларов, которые были обещаны вам, я объявлю конкурс среди первокурсников. Кто сможет мне объяснить суть этой формулы, тому я и отдам приз.

Уже на пороге он остановил ее:

– Ну хорошо, я скажу… раз вы настаиваете.

Оксана обернулась:

– Слушаю вас.

– Эта формула пришла ко мне свыше, – таинственно сообщил «гуру», возведя очи горе и подняв руки. – Вы понимаете меня?

Оксана тоже посмотрела вверх.

– Вы имеете в виду, что взяли ее с потолка? – Она уже не могла сдерживать смех. – То есть я должна рассчитывать свою судьбу по формуле, взятой с вашего потолка? – И, хлопнув дверью, она вышла из квартиры великого «гуру», который внешне сильно напоминал ей одноклассника Витьку Плякова, троечника и неудачника, частенько придумывавшего всякие небылицы, чтобы набрать себе очков в глазах одноклассниц.

Перед отлетом домой, раз уж оказалась в Москве, Оксана решила зайти по просьбе мамы в храм Христа Спасителя и поставить там свечи за здравие всех живых родственников и за упокой всех ушедших.

Отражение солнца в золотых куполах издалека ослепило Оксану. Колокольный звон мелодичным многоголосием приглашал на воскресную литургию. Приближаясь к величественному зданию, Оксана не могла оторвать взгляд от восхитительного зрелища. Храм просто завораживал гармонией своих архитектурных форм.

Поднимаясь по ступеням, она чувствовала легкое головокружение, вызванное почти мистическим восторгом от окружающего ее великолепия. А войдя в высокие двери храма, и вовсе забыла, зачем пришла. Казалось, сознание растворилось в огромном сверкающем зале; сердце, не способное больше вмещать в себя красоту, выплеснуло ее лучами во все стороны, а душа взлетела под самый купол поздороваться с ангелами. А музыка! Сладкоголосое пение, наполнившее храм, окончательно околдовало Оксану. Прислонившись к одной из колонн, она… как бы сказать? На молодежном сленге это могло бы прозвучать как «балдела» или «тащилась», еще подошло бы «кайфовала». Но как назвать правильно, литературно, так, чтобы слово соответствовало моменту, чтобы оно отражало то блаженное… О! Она блаженствовала. Правда, слово устаревшее и кому-то покажется высокопарным, зато оно точно передает суть того удивительного состояния, которое испытывала Оксана. Она даже начала понимать свою матушку и ее влюбленность в Православную церковь.

На середину зала вышел священник и запел молитвы густым рокочущим басом. Оксана прислушалась, пытаясь понять смысл слов, но ей не удавалось сосредоточиться, так как басу вторил хор высоких женских голосов, идущих откуда-то сверху. Это было так прекрасно, что Оксана бросила попытки разобрать текст и полностью отдалась музыке.

Когда священник в сопровождении юношей в рясах пошел по залу, махая подвешенной на цепочках дымящейся чашечкой, и приблизился к Оксане настолько, что стало возможно рассмотреть его лицо, она обомлела.

Василий Сергеевич! Это был он. В золотистом облачении, в окружении обожающих его прихожан он прошествовал мимо Оксаны, скользнув по ней взглядом, но не узнав ее и не заметив. Волна восторга захлестнула сердце Оксаны. Неужели она сможет поговорить с ним уже сегодня, ведь до весны еще так далеко! Надо только дождаться окончания службы и встретить его у выхода из храма. Наверняка он тоже очень обрадуется ей…

Пока продолжалась служба, Оксана успела обойти и рассмотреть все иконы, поставить сотню свечей и во здравие, и за упокой всех своих родственников. Она даже слегка устала. Какой бы красивой литургия ни была, ее однообразие и монотонное пение непонятных молитв стали Оксане надоедать. Ей не терпелось подойти к Василию Сергеевичу и поздороваться. Ей так хотелось снова побеседовать с ним, рассказать, какие события произошли с ней, задать накопившиеся вопросы.

И вот служба закончилась. Василий Сергеевич скрылся за красивыми дверцами алтаря. Оксана заволновалась: а вдруг там есть еще один выход и он уйдет через него, так и не узнав, что здесь его ждет она?

Опасения оказались напрасными. Через некоторое время Василий Сергеевич в сопровождении тех же молодых людей в рясах направился к вратам храма.

Оксана устремилась ему навстречу, но… Ее обогнала, оттолкнув, какая-то женщина. Следом бросилась еще одна и еще. Толпа прихожан буквально взяла в осаду Василия Сергеевича. Теперь Оксане стало понятно, зачем рядом с ним эти молодые люди – конечно, охранники, замаскированные под дьячков. Они грудью встали на пути у толпы.

Женщины тянули руки к Василию Сергеевичу и молили: «Благословите, батюшка!» Василий Сергеевич осенял их крестным знамением и величественно кивал, говоря какие-то слова. Одна женщина, упав на колени, пыталась поцеловать подол его рясы, но ее тут же заметили и оттащили охранники.

Оксана в ужасе наблюдала эту сцену, отлично понимая, что здесь привлечь к себе внимание Василия Сергеевича ей не удастся. Конкурировать с исступленными фанатками не хотелось. Тогда она вышла из храма и стала ждать на улице.

Через несколько минут Василий Сергеевич показался на паперти. Он все так же безмятежно улыбался, а вот телохранители, разозленные толпой, уже не церемонились с навязчивой паствой, и прихожанки, увязавшиеся за своим обожаемым проповедником, теперь благоразумно держали дистанцию. Оксана тоже пошла за этой процессией.

Телохранители подвели Василия Сергеевича к шикарному автомобилю представительского класса. Пожалуй, эта машинка была в несколько раз дороже Лёхиного любимого «мерседеса». Стоя поодаль вместе с остальными женщинами, Оксана наблюдала, как один из охранников открыл перед Василием Сергеевичем дверцу. Уже собравшись сесть в салон, Василий Сергеевич вдруг замер, увидев что-то или кого-то.

Оксана обрадовалась, хотя и удивилась, как он сумел узнать ее на таком расстоянии. Но радость ее была недолгой. Мимо пробежал мужчина в дорогом светском костюме и бросился к Василию Сергеевичу. Охранники расступились перед ним, а Василий Сергеевич протянул ему руку. Однако вместо привычного рукопожатия мужчина наклонился и поцеловал ее. Оксану передернуло. Прихожанки завистливо зашушукались. Потом Василий Сергеевич перекрестил мужчину, они о чем-то быстро переговорили, Василий Сергеевич скрылся за тонированными стеклами своего автомобиля и уехал.

У Оксаны на глазах выступили слезы. Она развернулась и зашагала к метро.

* * *

Эти воспоминания вызвали у Оксаны тяжелый вздох.

– Ладно, хватит мечтать, пора возвращаться к работе, – сказала она, отходя от окна и усаживаясь в свое кресло.

– Да уж! Что-то ты сегодня какая-то особенно мечтательная, – отозвалась Алёна, не отводя глаз от монитора. – Что-то случилось?

– Да нет, – пожала плечами Оксана, – просто… лень работать.

– Надо же! А Сонька мне говорила, что ты трудоголик. Что, даже находясь в глубокой коме, ты звонишь по телефону и контролируешь дела.

– Ну, в общем-то так оно и было, пока я не съездила в санаторий и не вылечилась от этого.

– Слушай, а что там все-таки произошло? – Алёна оторвалась наконец от своих цифр и посмотрела на Оксану. – Каких только домыслов народ не строит по этому поводу. Поговаривают даже, что тебя заколдовали, очень уж ты изменилась.

Оксана грустно улыбнулась:

– А почему именно заколдовали? Может быть, наоборот, расколдовали?

– Ну, я тебя раньше не знала, мне сложно судить, но все равно интересно. Может, расскажешь, раз уж тебе все равно лень работать? Я уже тоже почти закончила.

Оксана задумалась. Алёна терпеливо ждала, глядя на нее.

– Знаешь, Алёна… В двух словах объяснить, что произошло, невозможно. Получатся стандартные фразы типа «Я осознала, что смысл жизни не в богатстве и власти, а в любви и свободе».

– Ну а если не в двух словах? – не отступалась Алёна.

– А не в двух словах я пока не смогу рассказать обо всем, что узнала, так же увлекательно, как это было рассказано мне. Да и вопросов у тебя нет.

– Каких вопросов? – удивилась Алёна.

– Ну, понимаешь, прежде чем Василий Сергеевич начинал что-нибудь рассказывать, он всегда говорил: «Сформулируйте, пожалуйста, вопрос, Оксаночка». Я формулировала вопрос, и он, отвечая на него, потом плавно переходил к другим интересным темам.

– Ну ты меня совсем заинтриговала. – Алёна облокотилась на стол. – А если я задам вопрос?

– Ну задай, – согласилась Оксана.

Алёна, откинув голову на спинку кресла, уставилась в потолок. Посидев так немного, она спросила:

– А чем вы там занимаетесь в своей секте? Оксана улыбнулась:

– Слушай, если тебе так интересно, пойдем со мной, сама все увидишь. Хотя нет… Думаю, что тебе там будет скучно.

– Почему?

– Ну, у тебя совсем другой склад характера. Тебе нравится ездить на горных лыжах, прыгать с парашютом, плавать с аквалангом. Ты экстремалка, ты познаешь смысл жизни через ощущение опасности, и тебя совершенно не интересуют философия, психология… А там собираются люди, которым интересно поговорить именно на эти темы. Я, конечно, ничего не имею против того, что ты называешь нас «сектой», но, поверь, это не секта в том смысле, в котором обычно понимают это слово. У нас, скорее, клуб по интересам. Клуб свободных эзотериков.

– А что такое эзотерика? – отреагировала Алёна на непонятное слово.

– Эзотерика?… В двух словах опять же сложно объяснить, но я попробую. Эзотерика – это наука об энергиях, которые невозможно измерить материальными приборами, доступными современной физике. Я бы даже сказала, что это раздел физики, который пока еще находится вне зоны официальной современной науки. Хотя я уверена, что в секретных лабораториях уже ведутся исследования и левитации, и телепортации, и телекинеза, и телепатии. Но для обычных людей эта информация пока закрыта и остается прерогативой исключительно религиозных организаций. Да и то все эти явления у них называются «чудесами» и совершать их можно только канонизированным святым.

– А если их совершает не святой?

– Не святые их совершать не могут.

– Почему?

– Потому что для того, чтобы понять, осознать, научиться этому, надо быть святым.

– А если чудеса совершает не канонизированный святой, а просто какой-нибудь очень способный человек?

– Ну, тогда его либо объявляют шарлатаном, либо посмертно канонизируют, – засмеялась Оксана. – А чаще и то и другое.

– Но ты же не хочешь сказать, что в этом твоем клубе собираются люди, способные левитировать?

– Нет, конечно. Но мы пытаемся хотя бы теоретически осознать суть этого явления.

– Интересно. То есть просто так летать, без всяких парапланов – это возможно? – В глазах Алёны мелькнуло любопытство.

– Вот видишь, – обрадовалась Оксана, – оказывается, эзотерика задевает и твой спектр интересов.

– Да ну! – недоверчиво пожала плечами Алёна. – Неужели ты думаешь, что я отнесусь к этому серьезно?

– Ну а если я логично объясню феномен левитации с точки зрения физики?

– Ну попробуй.

– Ну слушай. Ты конечно же помнишь из школьного курса физики о явлении магнетизма. Магнит создает поле, в зоне действия которого металлические предметы притягиваются к источнику. Но магнитное поле воздействует только на те металлы, которые способны быстро переориентировать свои молекулы так, чтобы они выстроились плюсовыми полюсами по направлению к минусовому полюсу магнита, и наоборот. Чем дальше железячка от магнита, тем слабее притяжение между ними. Так?

– Ну, так, это я помню.

– Дальше. Гравитационное поле Земли тоже притягивает, и чем дальше от Земли находится предмет, например космический корабль, тем слабее действует на него сила гравитации. О чем это говорит?

– Ты хочешь сказать, что природа магнитного и гравитационного полей подобна?

– Видимо! Только гравитация одинаково воздействует на все вещества. Наука пока не способна искусственно создать гравитационное поле, по крайней мере официальная наука. Но некоторые индийские йоги уже показали эффект левитации при большом скоплении народа. Входя в глубокую медитацию, они отрывались от земли и взлетали на несколько метров. Об этом же свидетельствуют жития некоторых христианских святых. Войдя в религиозный транс во время молитвы, монахиня Тереза Авильская взлетела на глазах у других верующих, что тут же было объявлено чудом. Ее потом канонизировали. Был еще монах Джузеппе Деза, который умел не только левитировать, но и двигать предметы на расстоянии. Сначала его объявили колдуном и отвезли к папе римскому для решения его судьбы. Папа постановил, что монах святой, и летать ему дозволили. В монастырь, где он жил, со всей Европы съезжались богатые люди посмотреть на чудо… Да поищи в Интернете! Там можно столько информации об этом накопать – не перечитаешь.

– Значит, – Алёна явно увлеклась темой, – при каких-то особых условиях человек способен переориентировать свои молекулы таким образом, что они становятся как бы противоположным полюсом по отношению к гравитационному полю и вследствие этого человек отталкивается от земли и взлетает?

– Ну, что-то вроде. Но для этого, как ты правильно заметила, необходимы некие «особые условия». Так вот эзотерика как наука занимается в том числе и поиском этих условий.

– И что, кто-нибудь уже нашел?

– Конечно. Например, индийский йог, философ и учитель Шри Ауробиндо. Но только все его книги настолько сложны для восприятия, что научиться чему-нибудь у него, по крайней мере для меня, очень сложно. Поэтому на собрания ауробиндовцев я не хожу. – Оксана на секунду задумалась и продолжила: – Еще у нас там по пятницам кастанедовцы собираются.

Они рассказывают, что Карлос Кастанеда умел прыгать со скалы и плавно приземляться. Он даже обучал этому своих адептов. Когда ученик «созревал», Карлос брал его с собой на скалу и они вместе прыгали в пропасть.

– Ого! – развесила уши Алёна.

– Что «ого»? – усмехнулась Оксана. – Много учеников поубивалось.

– Но есть ведь, наверное, и те, кто приземлился удачно?

– Говорят, есть. Но я лично их не видела, так что… Хотя почему бы и не поверить? Но сама я проверять не возьмусь.

– Пожалуй, схожу с тобой к этим… как их?

– Кастанедовцам? – Оксана помотала головой. – Нет уж, к ним без меня, пожалуйста.

– Почему?

– На их тусовки я ни ногой. Не заинтересовало меня это учение.

– Жаль. А куда ты ходишь?

– Я хожу на занятия по астрологии.

– А какая связь между левитацией и астрологией?

– А что, на левитации свет клином сошелся, что ли? Астрология – это тоже один из разделов эзотерики. А летать я пока и на самолете мог у, правда, если здоровье позволяет.

– Честно говоря, – Алёна с сомнением покачала головой, – никак не могу понять, какая связь между временем рождения и судьбой. Ну не укладывается это у меня в голове.

– У меня тоже не укладывалось. И чтобы вывести на чистую воду девчонку, которая у нас преподает астрологию и делает всем в клубе астрологические прогнозы, я заказала ей свой гороскоп.

– И что?

– А то! Она рассказала мне всю мою тяжелую жизнь до сегодняшнего момента с точностью, как будто была моим личным летописцем все эти годы.

– Да ну?

– Ну да! Конечно, без мелких подробностей, но… Ну например, если верить моей звездной карте, то пять лет назад я должна была резко разбогатеть, скорее всего, как она сказала, получив какое-то большое наследство.

– Ха, – рассмеялась Алёна, – так это всем известно, что пять лет назад умер твой отец и ты стала владелицей его фирмы.

– Это у нас в фирме всем известно, – пояснила Оксана, – но в клубе никто не знает моего настоящего имени. Я хожу туда в простой одежде, простым пешком и приношу к чаю простые булочки, как все. Еще Света, так зовут нашего астролога, вычислила, что у меня есть проблемы со здоровьем, и скорее всего это аллергия. Но когда она сказала, что сейчас в моей судьбе какой-то серьезный переломный этап, который начался прошлой весной, а закончится следующим летом, я вообще… обалдела, извини, другого слова подобрать не могу.

– Ну хорошо, – продолжала спорить Алёна, – допустим, она действительно увидела это в твоих звездах, но каким образом это поможет тебе жить? О том, что ты пять лет назад разбогатела, ты знала и без этого гороскопа, и о том, что у тебя аллергия, тоже. Что она тебе на будущее-то пророчит? Замуж выйдешь? От астмы вылечишься? Какие перспективы у твоего дела? Когда умрешь?

– Я задала ей эти вопросы.

– И что?

– Она сказала, что знание будущего не изменяет его. А вот незнание дает шанс его изменить.

– Это как? – удивилась Алёна. – Значит, если я буду знать, что завтра меня собьет машина, и не выйду из дома, то она меня все равно собьет?

– Она собьет тебя послезавтра. Ты же не сможешь сидеть дома вечно. Кроме того, астрология не дает таких точных предсказаний. Скорее всего, этот прогноз будет выглядеть так: «С такого-то по такое-то число вероятна травма или болезнь из-за технического устройства». Ты подумаешь, что это автомобиль, останешься дома, а это окажется утюг, и тебя дернет электрическим током.

– Спасибо, не хочу. – Алёна постучала по деревянной столешнице. – Но какой тогда вообще смысл в этой астрологии?

– Вот это я и пытаюсь сейчас понять. А для этого изучаю ее, собираю статистические данные…

– И что, ты можешь уже что-нибудь предсказать? – Алёна заерзала от любопытства. – Ну-ка посмотри, что там у меня в гороскопе? А потом Павлика посмотри и скажи, когда нам с ним светит купить собственное жилье?

Оксана запустила на своем компьютере астрологическую программу.

– Ну, давай говори ваши даты рождения, желательно еще место и точное время.

Алёна продиктовала данные свои и мужа.

– Только имей в виду, – предупредила Оксана, – что я еще только учусь и вполне могу ошибаться.

– Да ошибайся на здоровье, – успокоила ее Алёна, – я же все равно не поверю.

– И это правильно, – одобрила Оксана и погрузилась в изучение астрологической карты.

Через пять минут Алёна нетерпеливо напомнила о себе:

– Оксана! Ау-у! Ты не уснула? Чего ты там видишь в моих звездах?

Оксана озабоченно что-то рассматривала.

– Вижу, что ты очень нетерпеливая. Ты что думаешь, что это так просто – посмотрел и все рассказал? Так у нас только Света может, а я пока въеду… Да и Светлана тоже иногда, прежде чем рассказывать, долго карту изучает.

Алёна подошла к компьютеру Оксаны и посмотрела на монитор.

– Какие-то значки, линии… Чего ты тут понимаешь?

– Ну, смотри, – начала пояснять Оксана, – вот секстиль Урана и Марса. Это значит, что ты способна генерировать и внедрять новые идеи, к тому же Солнце в Овне дает тебе энергию двигателя. А вот эта оппозиция Солнца и Сатурна делает тебя непримиримой противницей любых догматов. Разрушительный аспект, дающий упрямство, безрассудное бунтарство.

– А вот эта вот красненькая полоска что значит? – показала Алёна пальцем на пунктирную линию.

– Это квадратура Урана и Венеры. Не помню, надо заглянуть в интерпретацию…

Оксана нажала клавишу, и на мониторе появилось окошечко с текстом: «Любовь с первого взгляда, до одури, связанная с волнениями. Лабильность, быстрая смена настроений, сегодня влюблены, завтра равнодушны. Не умеют жертвовать личной свободой ради длительности брака. Аспект разводов. Потребность необычных сексуальных переживаний. При невозможности удовлетворения потребностей – нервные расстройства».

Алёна села на свое место и обиженно сказала:

– Ну полная ерунда. Хотя… кое-что сходится. Например, про генерирование и воплощение идей.

– Ну извини, я еще не профессиональный астролог.

– Ну а что там насчет своего жилья? – напомнила Алёна.

– Сейчас посмотрю, – вздохнула Оксана, – для этого надо построить транзитный гороскоп на ближайшее время.

– Интересно, и какими значками отмечается покупка квартиры? – съязвила Алёна.

– Я же тебе объясняла, что такие подробности астрология не показывает. Скорее всего, это событие будет отмечено аспектами, обещающими удачу в бизнесе и увеличение капитала. Возможно, будет аспект, обозначающий увеличение самостоятельности и свободы. Ну ладно, подожди, не мешай, мне надо сосредоточиться.

Через некоторое время на губах Оксаны появилась улыбка. Еще несколько минут она щелкала клавишами с крайне озабоченным выражением лица, а потом захлопнула ноутбук и откинулась на спинку кресла, закрыв глаза.

– Ну, чего ты там увидела? – нетерпеливо спросила Алёна. – Судя по кислой мине, квартира в ближайшем будущем нам не светит, да?

– Что? – очнулась Оксана. – А, квартира… Ну почему… Успех в бизнесе явно есть… – Говорила она это рассеянно и казалась встревоженной не на шутку. Посмотрела на часы и вдруг заторопилась: – Ну вот, рабочий день закончен. По домам.

– Не, – отказалась Алёна, – я, пожалуй, еще немного посижу. Мне надо Павлика дождаться. Он за мной должен заехать.

– Ну ладно, – натянуто улыбнулась Оксана. – Тогда пока. Удачных выходных.

Оглавление